Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Упражнения в прекрасном.

А звёзды падали, падали, падали...

↓ ↑ ⇑
23:55 

На алиэкспресс часто случается так, что в дополнение к околочайной покупке тебе присылают пробники разных чаёв. Пробники зачастую без единого английского слова на упаковке.
Пуэр от улуна и от обычного зелёного чая визуально отличается очень легко, веселье начинается в процессе дегустации.

Например, у тебя своих три чёрных пуэра и один белый. И решаешь ты их распробовать в компании пуэра-пробника.
Уже внешний вид этого пуэра тебя настораживает.
Но т.к. белый пуэр выглядит ещё более странно, какие, вроде, могут быть претензии?)
... Три чёрных пуэра очень разные по своим вкусовым свойствам и - в каком-то смысле - тяжеловесные.
Белый пуэр пуэром назвать сложно, потому что это явление другого порядка: он про бабочек, порхающих над цветами и уносящих высоко-высоко (но это не новость)).
Настаёт черёд пуэра-пробника. От него ожидаешь обычно-пуэровской тяги к земле... а получаешь внезапно овсянку!
Словно в обычный зелёный чай добавили немного каши.
Я сейчас намеренно огрубляю: на самом деле, этот вкус многосоставен и любопытен.
Но разве же зелёный пуэр - это пуэр?.. Или: почему он больше пуэр, чем белый?

С улунами ещё веселее.
У тебя есть два своих: вменяемый и женьшеневый. И два кота в мешке.
Вменяемый улун светлый, не сильно ферментированный.
Женьшеневый улун тоже светлый, но переносимый только при определённом способе заварки (ароматизированные чаи я терплю, только если представляю, будто пью не чай).
Один из котов в мешке оказывается невероятно похожим на твой вменяемый, но с внезапным послевкусием лилии.
А вот второй... касторовым маслом)))
Он женьшеневый (но почему-то при этом тёмный!), в отличие от твоего, обладает многогранным вкусом (который можно раскладывать на отдельные лепестки, и все они будут разные), его бы изучать и изучать - но кажется, будто пьёшь жутко противное лекарство, и мама говорит: "Просто выпей на одном дыхании. Ну, нос, в крайнем случае, заткни..."
Даже обидно немного :)
Зато понимаешь, что это не с твоим улуном что-то не так (хотя не всё с ним так, будем честны)), но что ты попросту не переносишь женьшень.
Это как пить зелёный чай с сахаром - только ещё специфичнее.
Но надо бы приноровиться)

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, воспоминательное, мухомор - гриб несъедобный, впрочем... (!)

22:09 

- Ты всякий раз меня удивляешь, - говорит Даша.
Я всякий раз не понимаю, чем, но мы спорим о Гурджиеве и о Нагорной проповеди, о Евангелии от Матфея и о Франциске Ассизском, и мне впервые за долгое время становится правильно.
Не потому что мы о чём-то говорим, но потому что то, о чём и как мы говорим, имеет для нас смысл. И смысл этот выше границ личного.

Мы редко в чём-то бываем согласны.
Или так: мы можем позволить себе спорить друг с другом, не опасаясь того, что перейдём в область личного.
Или так: я могу говорить Даше всё что угодно, не боясь сказать что-то не то; не потому что "не того" не существует - именно потому что оно есть, но мы стремимся его в себе преодолевать; и стремление тут важнее неудач.

Все любят разное. Мы любим разговаривать.
Иногда я забываю о том, насколько разговоры (в узком смысле этого слова) существенны для меня.
Насколько без них я не вижу ни ценности, ни смысла в происходящем (хотя происходящее может быть разным; в частности, весьма и весьма важным для меня, и тем не менее).
Но стоит только начать говорить - и всё возвращается на свои места.
Какие могут быть слезы и депрессии там, где ведётся интересный разговор?..)

... Москва, как всегда, знает лучше меня о том, что мне нужно.
Не знаю, откуда в ней и в москвичах столько доброты.
Но в тех двух днях, что я провела в ней недавно, не оказалось ни одной пустой секунды.
Удивительные люди, удивительный город и мерно падающий в безвременье снег.

@темы: человеки!.., воспоминательное, в зеркале моих восприятий, мир на сетчатке глаза

01:19 

По сути, почти все мои нынешние взаимодействия с людьми про:
- Привет. Такая версия меня тебе подходит? Если почему-то нет, можешь уйти; мне будет больно, но я не обижусь.
Мне самой не очень подходит: я не понимаю, как с ней сосуществовать.

Эта версия всё может, но почти ничего не хочет.
Чтобы что-то сбылось, ей нужно просто захотеть.
Но чтобы просто захотеть, ей необходимо вырваться из круга повседневности.
Она же предпочитает ходить проторенными дорожками - потому что хотеть не хочет.

Почти любое желание (стремление) сталкивает её с болью и тьмой.
Но главное - с давно просроченной необходимостью кардинально менять всё.
... Когда меняешь много, но не кардинально, внутри образуется пустота.
В ней даже ветры не воют - в ней просто ни-че-го нет.
Ведь чтобы что-то было, нужно его туда поместить?
А если помещать нечего?
А если, чтобы "нечего" превратилось в "что-то", нужно пойти на кардинальные перемены, коих боишься больше всего, ведь непонятно, что там, за горизонтом?..
Или вдруг с ничто внутри не так уж и глупо жить?

Есть и другой момент: для исполнения почти любого желания (стремления) нужно искать новые пути.
Неважно, сколько раз ты в прошлом делал что-то: больше это так не работает; если тебе кажется, что путь, который ты "придумал", когда-то был тобой воплощён, тебе не кажется, и значит, идти им бессмысленно.
... Остаётся делать шаг вперёд и тормозить, делать шаг вперёд и тормозить, делать шаг вперёд и тормозить.
Это не полезно, потому что ведёт к усугублению страха.
Но чтобы взять и полететь, нужны... бесстрашие? сила воли? непоколебимость?
Их не продают в аптеках даже на вес, а значит... нужно отыскать их в себе самом?
Ибо пока ты будешь по шажочку спускаться с горы, гроза устанет ждать и накинется на тебя прямо на склоне.
Не самая радужная встреча.

@темы: в зеркале моих восприятий, под знаком вопроса, тяпкой в душу

02:12 

- Вы когда-нибудь совершали постыдные поступки?
- Что в вашем понимании "постыдные поступки"?
- Поступки, за которые стыдно (с, полиграф).
... В последнее время мне почти каждый день бывает стыдно. За то, что я (не) говорю, чувствую, думаю, делаю.
Виола вот спрашивает:
- Как ты можешь быть такой равнодушной и гиперчувствительной одновременно?
Не знаю. Мне кажется, я не то и, тем более, не другое.
Я не могу чувствовать всё одновременно, поэтому стараюсь в меру сознательно решать, что я чувствую в данный момент. Но т.к. "в меру сознательно" получается редко, выбравшись из очередной ловушки, устроенной моим бессознательным и чувствами, я на полном серьёзе забываю о том, что мне есть, что чувствовать, помимо.
Однако признаться себе в том, что я ничего не чувствую, я не могу, поэтому по умолчанию считаю, будто чувствую то, что чувствовать "должна".
Где-то в этот момент и рождается автоматизм.

Автоматизм опасен тем, что, как и любое не-сущее, незаметен.
Он проникает в твоё существо и становится чем-то само собой разумеющимся, тем, о чём ты и не спросишь: "А почему так?" А почему Земля круглая?
А почему творог, в составе которого написано, что он на закваске бактериального происхождения, такой же по вкусу, как творог, в составе которого указано, что он на закваске животного происхождения?
А почему этот человек мне друг?

Сколько таких "а почему?" мы перестаём задавать себе, потому что якобы знаем на них ответ?..
Словно бы этот ответ может быть чем-то статичным, мёртвым.
Словно бы не самая большая ложь - жить в безумном мире и при этом утверждать, что он не безумный.
... Впоследствии мы и рады бы спохватиться, да вот только чем?
Как увидеть ставшее невидимым?
Как добровольно выйти из зоны комфорта - физического, чувственного, ментального?
Как признаться себе и другим в том, что, кажется, совсем ничего не умеешь? Что ещё чуть-чуть - и ложку заново придётся учиться держать?..
Как - в мире, в котором, куда ни оглянись, все что-то знают, могут, умеют? Притом лучше всех остальных?

... За это и стыдно.
В себе пустоты не разглядел - а всё куда-то стремился, на что-то надеялся, во что-то верил...
- Совершали ли вы постыдные поступки?
Я бы и рада сказать, что вся моя жизнь - один большой постыдный поступок. Но она не он.
Чтобы поступать, нужно быть человеком. Но в автоматизме человеческого-то и нет.

@темы: воспоминательное, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

22:44 

14:41 

00:27 

- Льин, теперь твоя очередь! - весело пропищал комар, приземляясь на плечо девушки. Сегодня друзья с утра и до вечера зашивали старый чердак. Скоро должны были ударить морозы, поэтому нынче заделывали самые узенькие щели - чем придётся. Даже Васька согласился по такому случаю вышивать саван только в перерывах.
- Для кого саван?
- Для меня саван! - гордо хмурился кот вопросам, краем глаза улыбаясь работе. Всё-таки бисерины всех возможных цветов, и жемчужины, и сверкающие перламутром нити, бережно заплетённые в причудливые узоры, радовали.
- Какая такая очередь? - не поняла девушка, сосредоточенно выдувая клубочки из пылинок. Но тут Васька налетел на один из них и принялся кататься на своей рыжей спине из стороны в сторону.
- Всё-таки младшая группа, - вздохнула Льин, поймала кота за шкирку и оттащила на чистую половину.
- Ну как же, - пробормотал ёжик, стряхивая пыль со своих новомодных сапожек. - Очередь рассказать что-нибудь. Ну, если хочешь, конечно, - тихо добавил он и взлетел.
- Ёж, а давай наперегонки? - пропищал комарик.
- Так, всё, хватит, - улыбнулась Льин. - Этак вас всех в ясельную переведут. Пойдёмте лучше чай пить. Но Васька, в моей комнате никаких саванов!
- Ладно-ладно, - пожал плечами кот, уложил работу в самый тёмный угол и прошептал: "Здесь".
Льин вздохнула:
- Что "здесь"?
- Да неважно. Пойдёмте, пойдёмте.
И друзья спустились в комнату.

- В маленькой рыбацкой деревушке, - осторожно начала рассказывать Льин под шипение чайника, - жили две девушки. Одна вела хозяйство, другая бегала в соседнюю деревню продавать рыбу, что наловил отец.
- Зачем ты продаёшь её? - спрашивала старшая Мирма. - Отец приносит достаточно, чтобы нам не чувствовать нужды. Я могла бы засаливать то, что мы не съедаем. Ты могла бы отдавать часть странникам. Мы бы жили...
- Жили-не тужили, в тишине и покое. Что за жизнь бы у нас тогда была? Мечта!.. Мирма, этак мы, пожалуй, и умрём в тишине и покое. Если для тебя это почему-то нормально, для меня - нет.
- Куда тебя несёт, Льин? - горячилась Мирма. - Не думаешь ли ты, что мы с отцом - воронята, которым стоит только открыть клюв, как еда сама туда прыгнет?
- Извини, Мирма, я так не думаю, - отвечала младшая. - Вы намного ближе к тому, что я ищу, нежели я сама. Но попробуй и ты меня понять. Я знаю, что идущие вашим путём находят. Что сгоряча отвергающие ваш путь и не подозревают о том, сколько на самом деле требуется усилий, чтобы идти им. Я понимаю, что мои силы растворяются в пустоте, которой я себя окружила как мороком, и вам, должно быть, больно за этим наблюдать, ведь у вас всё на счету. Но. Я не согласна жить так, как живёте вы. Для меня важнее всего делать то, что вы делаете. И я бы очень хотела научиться хоть малой части того, что умеете вы. Однако я могу только по-другому. Только непрестанно куда-то кочуя... Пусть пока лишь в соседнюю деревню.
- А в соседней деревне ты, конечно, встретила мудрого волшебника, который научил тебя чудесным вещам? - улыбнулся ёж.
- В соседней деревне? - переспросила Льин. - Да нет. Ни волшебника, ни пророков я там не встретила. В соседней деревне жил человек, которого я полюбила. Он скупал у меня всю рыбу, а я - ну, вроде как, за это любила его.
- Что значит "любила его"? - не понял комар.
- Что значит-что значит... То и значит. Я заплетала косы его детям, пела ему под аккомпанемент пианино, провожала на работу в лес.
- Но ведь...
- Мы совершенно не умеем верить, дорогие мои друзья. Вот ёж крылья себе отрастил - мы изумляемся, потому что и это такое невообразимо сильное действо для нас. Но хватит ли веры ежа на то, чтобы передвинуть горы? Нет.
- Ты требуешь слишком... - замялся Васька.
- Малого? Именно, Васька, я требую малого. И вижу малым. И тогда в деревушке мне казалось, что всё кругом это малое. А раз так, важно ли, каким образом я пытаюсь найти большее?
Всё имеет значение. Особенно это пресловутое "каким образом". Но оценивать его в привычных понятиях бесполезно. Как понять, что есть добро, а что - зло, даже постфактум?
- Но как ты уехала оттуда? Как оказалась здесь? - спросил ёж тихо.
- Да обыкновенно, - вздохнула Льин. - Не могла больше находиться там.
- Тот человек тебя разлюбил? - осторожно уточнил комар.
- А ты полагаешь, любил когда-нибудь?.. Но нет, не разлюбил. Я сама не могла так больше. Собрала вещи, попрощалась с семьёй и ушла на первом корабле, пришвартовавшемся в нашей гавани. Просто загадала так.
- И он не привёл тебя в этот город? - прищурился Васька.
- Не привёл. Но какое это имеет значение? Я ведь рассказываю вам не о том, как здесь оказалась.
- Сейчас и правда никакого, - зевнул кот. - Вот только, Льин, все заметили, что ты недоговариваешь.
- Что недоговариваю? - нахмурилась девушка.
- Почему этот парень из соседней деревни не пришёл тебя провожать? - возмутился комар.
- Ах, это?.. Он думал, мы просто друзья. И надеялся, что рано или поздно я вернусь.
- А ты никогда не возвращаешься?..
- Возвращаюсь. Только никогда не я, - отрезала девушка.
- А он? - вкрадчиво взглянул на подругу ёж.
- А он... А он забыл меня давно, ёжик. Ведь помнить мы умеем почти так же плохо, как верить.
Ветер распахнул окно. Льин долго смеялась, глядя в его серые глаза. Комарик просто грустно глядел вдаль. Васька сосредоточенно сворачивался в клубок. Ёж взмыл под самый потолок и отттуда прокричал Льин громко-громко:
- Полетели! Я знаю, что ты умеешь.

@темы: картинки у меня в голове

22:00 

Знаете, всё ведь очень-очень просто.
- Закройте глаза. Ага. Открывайте! Это вам! Вчера делала.
Вика держит за ниточку огромное солнце. Оно светит ярко-ярко, и я не могу отвести от него глаз.

Вике 9, и она умеет растапливать моё сердце.
Она не врёт, делает то, что хочет, и поэтому трудно сдерживать слёзы, когда тебе вдруг дарят новогодний подарок, составленный из её старой игрушки, рисунков, бумажного самолётика и конфеты.
Трудно, потому что у нас в лучшем случае принято складывать слова. Зачастую спонтанно, наудачу, а потому не вполне искренне. (Ведь чтобы действительно_сложить слова конкретному человеку, нужен не час и не два).
Чаще же подарок - это просто подарок. С наклейками из тысячи условностей, затаптывающих и так почти неживой импульс.

Нам в большей или в меньшей степени важно, что о нас подумают.
Мы не будем дарить то, что, на наш взгляд, человеку не понравится.
... Это слишком сложно)))
Да, мы полусознательно вырастаем из стремления подарить человеку всё_что_угодно.
Потому что, грубо говоря, я как адресат вполне могу обойтись без миньона на колёсиках (хотя, честно говоря, миньон на колёсиках ничем мне не мешает, скорее, наоборот), из чего делаю вывод о том, что и другой тоже может.
Но, выползая в сферу, как нам представляется, сознательности, мы теряем и то_самое_важное, что в состоянии растопить чужой лёд. Искренность, непосредственность, незамутненное стремление подарить радость. Живое чувство, которое, как и живая мысль, живое действие, ритуальность ещё могут напомнить кому-то о том, что потеряно не всё, что нам выбирать, где жить: в море ли из автоматизма или где-то ещё.


@темы: человеки!.., сказка в дверь стучится, воспоминательное, в объективе, в зеркале моих восприятий

01:43 

Чем дальше читаешь "Рассказы Вельзевула", тем меньше хочется это делать.
С одной стороны, потому что очень больно. Потому что с этим перекрученным сознанием потом как-то и жить дальше нужно. А как?..
С другой стороны, потому что, чем ближе тебе что-то (или кто-то), тем меньше в тебе сил терпеть то, что не близко от слова совсем. Если очень грубо формулировать, ты можешь быть в восторге от содержания и совершенно не выносить форму или - как в моём случае - посыл.
Парадокс в том, что просто взять и бросить читать ты не можешь.
Не потому что никогда так не делаешь - делаешь; как раз-таки "Рассказы Вельзевула" пару лет назад взял и бросил.
И не потому что у Гурджиева волшебным образом получается сделать то, что он обозначает своей целью во вступлении. [Поначалу, честно говоря, думаешь, задуманное у него не выйдет никогда - пока не обнаруживаешь себя вляпавшимся по самую макушку) Это нелогично, так не бывает, но почему-то оно так].
Но потому что... он трогательный такой.
Вот ни разу не трогательный, кажется, всё делающий для того, чтобы у читателя возникло желание начать кидаться свежими помидорами. А, однако же, как его не любить?.. Дело-то совершенно не в том впечатлении, которое он намеренно производит. Но в том, что стоит за стремлением производить такое впечатление.
... Читать, правда, от этого легче не становится. Напротив, с каждой новой главой всё труднее и труднее.
Но, в общем, никто и не обещал, что будет спокойно и беззаботно.
И это отличная новость)

@темы: книжный червь, в зеркале моих восприятий

03:19 

Этой зимой лёд по Неве шёл очень долго.
Река не вставала, была в непрестанном движении.
Проходя по набережной в ночи, можно было услышать тихое шипение.
Это льдины сталкивались друг с другом, наезжали одна на одну, выпрыгивали.

Когда река вдруг встала, оказалось, что всё и замерло, как вставало.
Получился фотографический снимок жизни.
Только что тут движение было в самом разгаре - кто-то нажал на кнопку, а может, сказал: "Морская фигура на месте замри!" - и вот налицо целые говорящие формы, хороводы из льдин, которыми можно любоваться бесконечно, которые можно читать.
Наверное, пару дней Нева простояла так. А потом начался снегопад.
И сейчас, проходя по набережной, видишь, скорее, безграничное белое поле.
Можно поддаться искушению, отправиться по нему гулять - только тогда, может, и вспомнишь, что за этой оболочкой скрывается зачарованное царство.

Пусть тут будет немного январского Питера и окрестностей.








@темы: мир на сетчатке глаза, воспоминательное, в объективе

03:01 

Когда речь заходит о внутренней работе, не имеется в виду война.
Бесполезно палить из пулемёта в то, что хочется в себе изменить.
(Равно как бессмысленно не обращать на него внимание, надеясь, что оно как-нибудь само рассосётся).
Потому что, пытаясь что-то уничтожить, ты отрицаешь сам факт его существования.
Как бы говоришь: "Тебя нет. Давай вот вместе посмотрим".
В здравом уме ты бы не стал палить по живому (тем более что это живое ты сам).
Но ты уверен в том, что это иллюзия, мираж, и потому организуешь против него целую кампанию.
Вот только он с тобой не воюет (о чём воевать с тем, кто утверждает, будто тебя нет?..).
И когда ты, упоенный очередной псевдопобедой, радуешься тому, что вот же, удалось, конечно, не замечаешь, что всю эту кампанию твой "неприятель" провёл бок о бок с тобой, будучи главным советником.

Внутренняя работа предполагает выход из привычной системы координат.
Чтобы увидеть истинную сущность какого-то внутреннего явления, нужно подняться на вершину горы, как бы отделить себя от него.
Пока вы на одном уровне, вы тесно спаяны друг с другом.
Вы видите друг через друга, слышите, осязаете, думаете.
Только там, где что-то становится немыслимым, можно сбросить с себя это что-то.

Но чтобы оказаться там, где это что-то немыслимо, нужно совершить немыслимое.
Нужно сделать то, что ни за что бы не сделал раньше.
Не потому что не мог - потому что так не смотрел на вещи.
Для какого-то изменения хватит одного немыслимого действия, но для какого-то требуется перевернуть с ног на голову собственную систему координат.
Возможно, даже забыть о том, что хочешь что-то поменять, не ведая о том, а сработает ли)
... Никаких готовых схем (если у тебя есть схема, оно уже не немыслимо), просто импровизация.

Оно потому и больно, что предполагает выход за пределы собственных "устоявшихся" границ с последующим возвращением в оные, а значит, растяжением оных.
Но боль не большая плата за возможность "жить" вместо "спать".

@темы: в зеркале моих восприятий

03:59 

Из диалогов с собой.

3,5 недели, 1206 выученных французских слов и фраз.
- Ты видишь, что творится?
- Зачем?
- Ты видишь, что творится?
- Я вижу, что ты пьёшь французские слова как лекарство. Ими ты вполне успешно заглушаешь боль, которую причиняет твоё сознание твоей душе. Однако... это так не работает.
- Поясни.
- Оттого, что ты закроешь глаза, стены не перестанут рушиться.
- Да, я знаю. И что?
- А значит, дом ты не спасёшь.
- Зачем мне его спасать?
- Но почему ты тогда просто не дашь ему рухнуть? Зачем расставляешь заглушки?
- Я не хочу ничего не чувствовать. Представь: есть у тебя, например, файл, в котором хранятся самые важные для тебя записи последних 5 лет. К тебе кто-то приходит и говорит: "Или я его удалю сам, или ты его удалишь". Ты понимаешь, зачем оно, поэтому спорить не будешь и, конечно, предпочтешь удалить файл сам. А дальше окажешься перед выбором. Либо сделать всё быстро и безболезненно, т.е. мышкой перенести файл в корзину, либо нет, т.е. открыть документ, внимательно его перечитать, восстановить в памяти то, о чём успел позабыть, прочувствовать то, что хочет быть прочувствованным... И только после этого удалить.
- И в чём суть?
- В том, что быстро и безболезненно бывает только во сне.
- Но... заглушки разве не тот же сон?
- Заглушки - сон, который я хоть в каком-то смысле выбираю сама. У меня нет иллюзий на тему того, что они не сон. В этом разница.
- Но неужели боль так сильна, что без заглушек не обойтись?
- А какой мерой ты собираешься её мерить?.. Боль - это просто боль. Проблемы начинаются там, где ты забываешь о том, как с ней работать (и о том, что в принципе можешь как-то с ней работать). Тогда, если ты ещё не додумался прыгнуть в самую пучину, заглушки поспособствуют тому, чтобы ты в ней не оказался.
- А если уже додумался?
- Тогда заглушки, наконец, станут заглушками. Они уже ни от чего не оградят. Но в ту минуту, когда ты заткнешь ими уши, ты не будешь слышать свою боль. Тебе придётся их вытащить, но потом ты снова сможешь их вставить.
- Это как перемена между уроками?
- Наподобие.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

00:12 

22:47 

Я всегда очень скучаю по Зимнему. Я не знаю пространства, которое было бы настолько многогранным. Поэтому, если в Главный Штаб я хожу, чтобы посмотреть на работы импрессионистов, в Зимний я прихожу, просто чтобы там быть. Пребывание самоценно.
... Первый четверг месяца попал на первое февраля, поэтому мы с моим вирусом почти не стояли на морозе и зашли сильно раньше запланированного) "Ну ладно, - подумала я, - до закрытия в таком состоянии не продержаться, уйду, самое позднее, в 5". Ну прям)))
Идёшь не куда-то конкретно - наудачу, и сразу начинаются чудеса.
В Эрмитаже всё ещё проходит выставка про революцию 1917.
Понаслышке я знала про неё, но не испытывала энтузиазма, потому что не люблю ни само событие, ни СССР.
Но как же она там на месте!..
Стоит тебе просто зайти в один из залов - и ты влюблён в тех, кто это организовал.
Потому что лучше и живее, кажется, невозможно.

Ничего из того, что ожидаешь, ты там не находишь.
Напротив. Ты видишь Зимний через призму тех лет, словно бы оказываешься в нескольких временных срезах одновременно. А параллельно - те из историй, что тебе ближе. Те, на которых останавливается сердце и глаз.
... Жена и дочери Николая II, получившие специальное образование и работавшие в годы войны санитарками.
С. Есенин, тот же санитар, время от времени читавший стихи царской семье. Мимопроходящий экскурсовод не без презрения говорит о том, что он таким образом бежал от воинской службы. А ты не понимаешь, ни причём тут это вообще, ни кто бы на его месте не бежал.
А. Блок, поддержавший революцию.
Последние записи из дневников Николая II и его жены.
Лейб-медик, лейб-повар, камердинер, горничная, добровольно разделившие судьбы императорской семьи.
Все эти "вообще мы должны были расстрелять только императора, но расстреляли всех; скажем, что всех сослали, но в ссылке они умерли".
Солдатские койки в Зимнем.
Почти_решение похоронить жертв революции под окнами Зимнего, которое всё-таки удалось изменить: 100 с лишним человек были погребены на Марсовом поле вот почему там такая атмосфера.
А в этом помещении было арестовано Временное правительство.
И везде - лозунги и флаги, лозунги и флаги...

Революционным вихрем меня выметает в ту часть первого этажа, где я ещё ни разу не была.
Там Кавказ, Алтай, Сибирь.
Поначалу кажется, что среди осколков древней посуды и наконечников копий не найду я в своём состоянии ничего интересного. Но Эрмитаж всегда знает, куда ведёт))
Ничего не подозревая, сворачиваешь в какую-то мертвенно освещённую галерею.
Уже вид чуть не рассыпающихся в прах кусочков ткани настораживает.
А потом встречаешь труп женщины - и всё становится на свои места.
Эрмитаж прекрасен)

Помимо трупа, в этих катакомбах мне встретились прекрасные шлемы чуть ли не в виде петухов, не менее трогательные копья - тоже с какими-то животными, кажущаяся игрушечной одежда рыцаря с ужасающими штыками на коленях. А также мумия вождя, маски (погребальные) людей и животных, чудо-повозка целиком из берёзы (огромная! словно скелет никогда бы не поверила, что оно может ездить, но, видимо, может), скажем так, гробы (для них есть какое-то более подходящее слово, но я не буду его искать), череп коня и, конечно, труп коня с подписью: "В витрине представлен старый конь рыжей масти, высотой в холке более 150 см" - и комментарием про то, что это лучший конь того племени.
У Эрмитажа славное чувство юмора))

Как бы уютно мне ни было в этих залах, испытываешь несказанное облегчение, оказавшись вновь на 2-м этаже среди роскошеств. И там вдруг Робер с "Пейзажем с водопадом" (не одним). У него прекрасны и водопады, и картины с водопадами в целом; в них много сказочности и добра. Присаживаешься, чтобы перевести дух, и тут...
Приходит часовщик и заводит часы!
И они поют разное.
И это так волшебно)

Следуя за часовщиком как за крысоловом из Гамельна, проходишь мимо чудного Амура Фальконе, мимо картины Пуссена про встречу святого семейства со св. Елизаветой и Иоанном Крестителем.
Там идёт экскурсия про краски и композицию живописца, а потом слышишь, что у классицизма были свои недостатки, что, мол, фигуры на этой картине словно статуи.
Да какие же они статуи?.. Разные с разных ракурсов и невероятно живые.

Пробираешься к Рембрандту через любимых фламандцев, а там всюду красота!
Не знаю, искренне не знаю, где можно её там обнаружить, но у работ этой школы я ощущаю себя на своём месте))
В других залах я всё-таки гость, а тут, наконец, говорят то самое важное)
И ты: "Да! Да! Да!"
... Улыбаешься волхвам, пробирающимся через сугробы снега, узнаёшь матрицу в изображении стрельцов корпорации, радуешься бесконечным карикатурным праздникам и вдруг... натыкаешься на копию центральной части "Сада земных наслаждений" Босха. Что ещё нужно для счастья, я, право, не знаю, пока не заглядываю в соседний зал.
А там "Юноша с лютней" Караваджо, вернувшийся с реставрации. И вот разные бывают картины, но эта поёт.
И мелодия её такая неземная, тихо уносящая в высшие миры... Волшебство!)
А рядом зал, в котором можно танцевать. Куда уходишь, чтобы уложить в голове и вернуться) И снова слушать и слушать)

До Рембрандта я дохожу с мыслью навестить любимые картины и пойти уже домой.
Но когда такой план работал))
Пока я смотрю на снятие с креста, меня окружает экскурсионная группа.
И мне так нравится, что говорит экскурсовод, то, на что он обращает внимание, что я так и брожу с ними от картины к картине вплоть до закрытия музея)

В сумерках ремрандтовский свет ещё яснее и контрастнее.
Где-то он сокровенный, где-то баюкающий, мягкий, где-то неземной.
Я вижу на картинах этого художника не беспорядочные, но очень интенсивные эмоции и многогранные чувства.
Зачем-то стою со слезами на глазах у полотен, которые столько раз прежде подолгу наблюдала.
Встраиваю в своё видение сообщаемые экскурсоводом факты, которых не всегда хватало. И они встраиваются же!
И, как обычно, с трудом себя отклеиваю от блудного сына.
Буквально на днях я читала эту притчу - а тут вот опять)
... Как всегда, из Зимнего меня выгоняют)
Как всегда, я уже начала скучать)

@темы: сказка в дверь стучится, кусочки счастья, коробка с красками, в зеркале моих восприятий

21:14 

Чем больше болеешь, тем больше работай.
Этакое железное правило, в соответствии с которым 2 дня подряд ездишь в Петергоф, заходишь в офф, забредаешь в Зимний.
Неважно, что периодически подскакивает температура, и кажется, что до дома не дойти совсем никак.
Важно не позволять себе любить себя постоянно.

Нехорошо, что ситуация про "лёг спать в 12, уснул в 6, в промежутке ревел", грозит стать нормой.
Хорошо, что пока только грозит.
А в остальном... мне всегда очень стыдно оттого, что мои "мне плохо" ни в какое сравнение не идут с "плохо" да чуть ли не всех людей. Но чуть ли не все как-то умудряются об этом молчать, а я не выдерживаю.
Такие дела.

@темы: тяпкой в душу

23:53 

Ну, или как-то так.





@темы: а - так

23:46 

Трудно признаваться себе в том, в чём признаваться не хочется.
Годами делаешь что-то, прикрываясь неосновным мотивом, но выдавая его за оный, а потом больше не можешь так.
Не потому что не хочешь (пожалуй, напротив, хочешь: пусть это не самые светлые твои иллюзии, но они определённо лучше реальности), но потому что это бес-совестно.
Потому что врёшь себе, врёшь другим, а потом мечешься израненный, не понимая ни откуда оно всё, ни почему хвост не сходится с началом.

... Непонятно, куда ведёт этот путь.
Из самого пути ничего хорошего ли, доброго ли не видится.
Кажется, что всё будет становиться только хуже, и хуже, и хуже - и где-нибудь там и застынет.
Но что все эти наши "хуже"? Не эгоизм ли в высшем его проявлении?..
Да и пусть хуже, невозможнее, непереносимее. Только бы перестать врать.

@темы: тяпкой в душу

23:48 

Мне стыдно сюда писать.
Стыдно, потому что меня больше не держит то, что держало раньше, и поэтому почти каждое слово, которое я пытаюсь набрать, шипит в ухо: "Лицемерно", "Ложь", "Тщеславие", "Одиночество", "Слабость".
Поначалу я думала, что это пройдёт.
Ну хорошо. По ряду внутренних причин, я не могу писать так, как писала раньше, но это же не означает, что совсем никак не могу.

Наверное, не означает.
Но я не хочу иметь никакой связи с тем, что пишу.
То, что кажется мне сносным, не имеет ко мне никакого отношения (т.е., когда я пишу, имеет же, но постфактум оказывается, что нет); прочее представляется мне отвратительным. Чем-то, что не просто оформлять в слова - думать и чувствовать стоит с осторожностью.

Мне ведь есть о чём рассказать.
И раньше, стоило мне прийти домой, я садилась за компьютер и рассказывала тут об этом.
А сейчас я вижу в этом хвастовство, эгоизм, лицемерие.
Словно я пытаюсь растянуть во времени то, что длится мгновение, и тем самым уродую его существо.
Словно я намеренно закрываю глаза на правду, которая про то, что мне не за что себя хвалить.

Это очень хорошо видно по ситуации с французским)
Я ведь учу все эти слова, просто чтобы не чувствовать боли.
Чтобы не думать о том, о чём думать мучительно.
От меня требуют вполне конкретного действия; и чем дольше я его не совершаю, тем тяжелее мне становится.
Такое же... довольно бестолковое занятие на какое-то время притупляет восприятие.

Это как идти по улице с плеером в ушах, только ещё более оглушающе.
Вот ты только что барахтался в море, а сейчас летишь, и ничего тебя не волнует.
... От этого тоже стыдно.
Ну, зато до В1 уже доучила. Эдакий сюр.

@темы: тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

01:46 

У меня всё никак не получается вполне осознать, как это - сделать совесть активным началом.
С пассивной совестью мы так или иначе периодически сталкиваемся.
Бывает, что нас поражает какая-то ситуация настолько, что мы принимаемся что-то делать; или же чьё-то событие мысли становится для нас отправной точкой для собственного движения; или мы остаёмся равнодушны к кому-то или к чему-то - а потом ругаем себя за это, не потому что ругать - какое-то полезное осмысленное действие, но потому что мы иначе не можем: засыпаем - а оно внутри, просыпаемся - всё там же.
Иными словами, как и в случае с пассивными эмоциями, нам необходим внешний толчок (да, безусловно, мы сознательно можем стать более чувствительными к этим толчкам, но без них, кажется, как?..).
Но мне глубоко не близка такая идея.
Я не понимаю, почему что-то может меня таким образом обуславливать; почему я нахожусь в зависимости от наличия / отсутствия чего-то; почему я не могу сама это что-то создать; почему в принципе нужен какой-то посредник.

... Не нужно никакого посредника.
Пытаясь отыскать какую-то эфемерную ситуацию, или зажечь совесть там, где, как кажется, её зажечь нужно, или погружая себя в чувства, которые не могут оставить равнодушным, мы, как мне представляется, лишь отдаляемся от того, что ищем. Ждём импульса извне (пусть, вроде как, мы сами появление оного инициируем), вместо того чтобы нащупать его внутри.
Но мы сначала виноваты и только потом в чём.
Мы сначала берём на себя ответственность и только потом видим, за что.
Сначала принимаем и только потом учимся любить.

Может, и с совестью так?
Прежде мы осознаём, почему без неё больше никак не возможно, и волим вступить на этот путь.
И только потом проявляем её и в конкретных ситуациях, и просто в жизни?..
Можно долго уговаривать себя почувствовать радость (и даже в итоге уговорить), но не искреннее ли всем своим существом понимать, почему она уместна?
Так и тут?

@темы: в зеркале моих восприятий

23:48 

Мне нужно рассказать эту историю, чтобы разобраться в ней.

Когда я приехала в Москву, папа всё говорил мне, что нам нужно куда-то вместе съездить, потому что ему что-то кому-то нужно купить, а без моего совета он не может.
Я знаю, что истории, которые начинаются так, ничем хорошим в нашей семье не заканчиваются.
Но всякий раз мне так хочется верить в счастливый финал...

Решив поверить в историю про некоего мифического человека, которому мы что-то покупаем, я поехала с родителями в магазин. Когда мы доехали, и родители признались, что это подарок мне (но без моего одобрения они его не купят), я всё ещё старалась мыслить в позитивном ключе. Но когда я увидела картину ценой 30к, у меня через сердце словно игла насквозь прошла. И, в целом, я с этим до сих пор не справилась.

Дело не в том, что я год живу без ноутбука, а за эту сумму могла бы купить два.
И не в том, что и помимо ноутбука, есть ряд вещей не первой необходимости, которые я ни за что сама себе не куплю, именно потому что они не первой.
В конце концов, моя концепция про "хотите сделать подарок - не дарите ничего, либо подарите что-то, что действительно_нужно", остаётся лично моей.
Но... если бы эта картина была безвкусной картиной (какими были почти все картины в этом салоне), сказать "нет" мне было бы намного проще. Она же была прямым попаданием; она мне правда понравилась (и дело не в том, что мне не может не понравиться картина про горы). Вкупе же с тем, что я знаю, что папа долго выбирал, и они с мамой не раз туда катались, и, ну, правда хотели сделать сюрприз (тут можно долго продолжать) - отказываться просто невыносимо. Отказ воспринимается здесь как "зря вы старались", "ничего я у вас не возьму".

А дело, к сожалению, не в этом. И даже не в том, что я пыталась сформулировать маме: "Хорошим картинам место в картинных галереях". И не в том, что я не стою этого полотна.
Дело в том, что я не покупаю картины (и что бы то ни было ещё) для декора. Дело в том, что в моём мировоззрении нет места понятию "декор", равно как понятиям "удовольствие", "наслаждение", "развлечение", "комфорт".
И это принципиально.

Это можно не понимать и не принимать, но отрицание в любой его форме я воспринимаю как агрессию.
Как посягательство на мои личные границы.
Для меня столкновение с этим отрицанием жутко болезненно, когда человек и не пытается сделать мне лучше.
Когда он просто со мной разговаривает, как разговаривал бы о видах шарлоток, о своих любимых книгах.
Я вижу, что он просто не видит моих границ, потому что не имеет представления о том, что они существуют (не у меня, а в принципе; для него это мёртвое понятие). Как говорится, мои проблемы.

Но когда кто-то искренне пытается сделать мне лучше - не абстрактно, а именно что таким образом попадая - болезненность возрастает в n раз.
Чтобы так попасть, нужно достаточно хорошо меня знать; но чтобы причинить мне такую боль, нужно не знать меня вовсе. Нет противоречия между 'хорошо знать' и 'не знать вовсе'. Просто они описывают разные уровни бытия...
Легче ли мне от этого знания?.. Меньше ли становится моё чувство вины за то, что я вот так, в свою очередь, эту самую боль причинила?

О том, к чему это всё (плюс ещё ряд подобного же рода "внешних" факторов) привело, я писала.
Надо как-то вынуть эту иглу и жить дальше.
Интересно, как.

@темы: воспоминательное, тяпкой в душу, в зеркале моих восприятий

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100