Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Seireitei Toshokan

11:28 

Осторожно, оно яойное!

Название: о побочных действиях азартных игр, или «вопиющий разврат в третьем отряде»
Автор: ДайСё
Бета: самобеттинг
Жанр: юморостеб, ПВП
Персонажи: Гин, Кира, Рангику (в основном за кадром)
Рейтинг: R
Размер: драббл
Размещение: только с предоставлением ссылки на куда утырили
Предупреждение: гомосексуальные отношения главгероев, ООС, Кира-очень-любимый-ученик-Ичимару-тайчо. Извращенное чувство юмора авторов. Кира Изуру тоже имеет чувство юмора. Наша первая попытка написать НЦу, не увенчавшаяся полным успехом.
Дискламер: Блич принадлежит Кубо Тайто, оставшееся неизвестным желание – Кире Изуру, алкоголь в десятом отряда – come from Урахара, аптека на Сибирском тракте любезно предоставила сырье. Трава - и та на земле выросла.


Новая неделя для Киры началась с того, что вокруг него стал как-то подозрительно виться Ичимару-тайчо. Нет, он не подлизывался, и это было замечательно: Кира очень хорошо знал, чем кончаются капитанские попытки подлизаться. Просьбой срочно сделать годовой отчёт, отпустить капитана на недельку собирать хурму, заменить капитана на миссии, потому что у него семинар по оригами (и такое было!), или на собрании («А где Ичимару?» - «Я за него» - «Ну, кицунэр-ро!»)… Короче, от такого лучше сразу отказываться. Хотя последняя авантюра была практически приятной.
А вот что планируется, если капитан вокруг ходит с многозначительной лыбой и на тебя посматривает не то с предвкушением, не то… нет, капитан не может смущаться, это почудилось! – Кира не знал. Точнее, знал, что ничего хорошего, но статистику по возможностям ещё не собрал и формулы ещё не вывел.
Сначала Гин просто кружил поблизости, мечтательно улыбаясь. Потом начал подходить и с интересом заглядывать через плечо, когда Кира делал отчёты. Нет, это-то было нормально, но вот выражение лица…
Поэтому Кира начал подозревать капитана в каких-то нехороших планах. А когда понял, что ему в этих планах явно отведено не последнее место – запаниковал. Он несколько дней вздрагивал от любого подозрительного движения, и уже весь отряд заметил, что лейтенант какой-то дёрганый в последнее время.
А потом на тренировке, когда Кира старательно отрабатывал бакудо, пытаясь не думать о коварных планах капитана, кто-то подошёл сзади и медленно положил руки ему на плечи. Тогда у Киры в первый раз получилось выпустить два разных кидо с двух разных рук, причем с локтей – ладонями-то достать не успевал.
- Ыть! – сказал Гин и медленно-пафосно осел на землю.
Что подумал Кира, осталось неизвестным, но сказал он вполне цензурное «Ой!». И, присев рядом с капитаном, осторожно пощупал пульс.
Гин пожалел, что он не целитель и управлять своим организмом не может. А то можно было бы отключиться, и ему бы тогда искусственное дыхание делали… Пришлось обойтись обмороком и повышенной бледностью организма. А вот будет знать, как родному капитану молнией под дых бить!
Кира с облегчением выдохнул и провёл рукой над грудью капитана. Пальцы целителя чуть замерцали зелёным светом.
- А что это там командование делает? – услышал он краем уха тихий вопрос какого-то новичка. Отвечал ему кто-то из офицеров, явно уже проникнувшийся духом отряда Ичимару:
- А это Кира-фукутайчо Ичимару-тайчо прибил. А сейчас, видимо, вскрытие проводит, он же из четвёртого.
- Так может, надо подойти и посмотреть? И э-э-э… что-то сделать? – новичок явно был в замешательстве: в Академии всё-таки не учили, что делать, если у тебя на глазах начальство друг друга режет.
- Ну подойди, - пожал плечами офицер. – Только поосторожнее, а то вдруг тайчо ещё не до конца вскрыли.
«И ведь поверил, - грустно подумал Кира, заращивая ожог от Соокацуй. – Страшные о нас легенды, видно ходят».
Он закончил лечение, провёл на всякий случай краткую диагностику и потряс Гина за плечо:
- Тайчо, вставать пора.
«Я труп» - подумал Гин.
- Тайчо, трупы не думают.
«Изуру читает мысли!» - восхитился Гин.
- Тайчо, вы не были ранены настолько серьёзно, чтобы потерять сознание. Поэтому вы притворяетесь, а следовательно, очень хотите, чтобы я считал вас умирающим. Не буду.
«Меносов целитель» - грустно вздохнул Гин и осторожно приподнялся.
- Изуру, молнией в пузо – это негуманно!
- А подходить сзади к тренирующемуся кидошнику – неосмотрительно, - парировал Кира. – Пойдёмте в здание командования, тайчо. Я же вижу, что вы чего-то от меня хотите.
- А почему Ичимару-тайчо на своих ногах идёт? – шёпотом переспросил новичок. – Раз его вскрыли.
- Эти кицуне ещё и не то могут, - меланхолично ответил офицер. – Вот Киру-фукутайчо мне жаль, раз тайчо его уводит за собой, значит, что-то нехорошее делать будет.
- А что? – с испуганными глазами переспросил новичок. Офицер пожал плечами.
- Или да посмотри. Если вернёшься – расскажешь.
- Я лучше сам додумаю, - быстро ответил новичок.

В кабинете Кира глубоко вдохнул, припёр Гина к воображаемой стенке – к настоящей не положено по субординации – и спросил:
- Тайчо, я всё знаю. Выкладывайте.
- Слушаюсь, Изуру, - немного удивлённо ответил Гин и выложил из рукава бумажного журавлика. Жёлтенького, маленького и немножко нестандартной конструкции.
- Да я не об этом, тайчо, - растерянно поправил Кира: жёлтенький журавлик как-то выбил его из колеи.
- Там больше ничего нет! – запротестовал Гин. И быстро запихал журавлика на место.
- Я вам зачем-то нужен, тайчо, - мрачно сказал Кира. – Вы постоянно следуете за мной.
- Изуру, ну ты же мой фукутайчо! – очень пафосно воскликнул Гин. – Я по долгу службы нахожусь рядом с тобой и забочусь о тебе! А у тебя, по-моему, паранойя.
- За последнее время степень вашей заботы возросла до совершенно неприличных пределов, - парировал Кира.
- А это мне постоянно замечания делают, - выкрутился Гин. – Мол, я тебя мучаю, служебным положением злоупотребляю, не забочусь как следует… вот я и решил!
- Помучить? – обречённо спросил Кира.
- Позаботиться!
- Тайчо, если я не буду знать, что вы от меня хотите, я не смогу это исполнить.
- Сможешь, Изуру! Я надеюсь на твои телепатические способности! – и Гин начал сверлить Киру прищуром, явно старательно о чём-то думая.
- Ваши отчёты на вашем столе, - ответил Кира. – Срочные – сверху.
- Не то.
- Вашу хурму вы съели вчера. А приказа собрать новую не поступало.
- Да ладно, Изуру, хурму я сам сожрал, - развеселился Гин. – И собрал.
- Тайчо! – Кира собрал всю свою решимость. – Если вы не скажете, чего вы от меня хотите, я вас собственноручно…
- Замучаешь?! – восхитился Гин.
- Можно и так сказать, - поспешно согласился Кира.
- Тогда точно не скажу, - решил Гин. – Мне уже интересно.
- Не думаю, что вам понравится весь вечер делать отчёты.
- Это несправедливо! – возмутился Гин.
- А я не Канаме-тайчо.
«Весь в меня», - восхищённо подумал Гин.
- Ну ладно, Изуру. Я расскажу.
Кира незаметно вздохнул с облегчением и приготовился к неизбежному.
- Видишь ли, мы тут с Ран-чан поспорили… Опускать пьяные подробности?
- Как пожелаете, тайчо.
- В общем, я должен тебя поцеловать. У неё на глазах. А ты не должен вырываться и орать «Помогите, насилуют!»
«Ик!» - подумал Кира, садясь на что-то. Оказалось, на диван.
- В общем, ты понимаешь, почему мне было та-ак неудобно просить тебя об этом, - закончил Гин.
- Тайчо, смущение вам не идёт. Да и удаётся оно у вас не очень, - ошалело ответил Кира.
- Ну что, Изуру? Поможешь своему тайчо в такой сложной ситуации?
- Я…
- Давай, ты тогда до вечера подумаешь. Видишь, какой я добрый и гуманный, аж самому не по себе. Или даже до утра.
- Лучше до вечера, - Кира поспешно замотал головой.
- А что так? – с интересом переспросил Гин.
- А не скажу! – Кира покраснел.
- Но мне же интересно!
- Вот тогда – точно не скажу!
- Яре-яре, не думал, что у моего Изуру такое буйное воображение… Ладно, тогда оставляю тебя до вечера. Думать!

Целый день Кира бродил по отряду в глубокой задумчивости. В принципе, с крушением собственной репутации он бы смирился. Да, в сущности, даже крушения и не было – все бы решили, что Ичимару-тайчо его заставил, и скорее жалели бы. Да и через собственные нормы поведения, в принципе, ради долга лейтенанта переступить можно… Кире не нравилась другая мысль, назойливо стучащая где-то в глубине сознания: а как это – целоваться с тайчо? С Ичимару-тайчо… Кира поспешно оборвал мысль на середине.
Он скитался по отряду в гордом одиночестве до самого вечера. Один раз настолько ушёл в себя, что наткнулся лбом на дерево. Потряс головой. Поднял руку, чтобы потереть висок – прямо в ладонь упала хурма. Кира поднял глаза – на ветках качалось ещё много плодов и один Ичимару Гин. Он непонятным образом, не открывая глаз, подмигнул Кире. Тот понадеялся, что почудилось, и в прострации побрёл дальше. Уже тогда лейтенант понял, каким будет его решение… и что капитан тоже это понял.
- А почему Кира-фукутайчо дерево бодает? – тихо спросил новичок.
- Самоубиться хочет, наверное, - ответил задумчиво офицер. – С ним небось Ичимару-тайчо что-то нехорошее будет ночью делать, раз днём звал, а Кира-фукутайчо от него вроде как в порядке вышел.
- А почему ночью?
- Так днём у него и так дел за глаза хватает. А ночь – время свободы.

Утром Кира шёл к капитану со спокойным отчаянием камикадзе.
А капитан сидел у себя в кабинете, болтал ногами и складывал кувшинку из какого-то клочка бумаги. «Как будто ничего и не было…» Гин улыбался и махал ногой в такт чему-то неслышимому.
- Ну что, Изуру?
- Я согласен, тайчо, - мрачно сказал Кира. – Но… я научился от вас плохому, тайчо… не за так.
- А за что? – заинтересовался Гин.
- Не знаю ещё, - вздохнул Кира. – Наверное, за желание. Я не буду желать чего-то, что может повредить вашу репутацию, нарушить боеспособность отряда, помешать вам выполнять обязанности капитана…
- Менос с тобой, Изуру, желай чего хочешь! – великодушно согласился заинтригованный Гин. – Безо всяких ограничений!
- Ну как хотите, тайчо, - пожал плечами Кира. – А-а… где мы должны это делать?
- Может, потренируемся прямо тут?
- Тайчо!!
- Да понял, понял. Ладно, я тоже люблю импровизацию. Ты пока иди, работай. Я тебя выдерну из-под твоих бумажек, когда придёт время.
Всё утро Кира дёргался из-за этого «когда придёт время» - слишком уж загадочно прозвучало. Между отчётами №324 и №324/а ему пришла в голову страшная мысль.
А что, если никакого пари не было? А просто капитану захотелось его соблазнить. Легко. Для Ичимару Гина обмануть – это весело. Это же просто… Кира вздрогнул. Наверняка так оно и есть. «Ну ничего, Ичимару-тайчо. Я найду способ получить удовольствие… а потом и отомстить вам».

Через три листа бумаги в кабинет ворвался Гин и действительно практически выдернул (за шиворот) Киру из-за стола. И поволок его куда-то, на бегу говоря, что нашёл какое-то место, где Мацумото обязательно пройдёт, и причём скоро, они уже выходят.
«Ещё и «они»… - тоскливо билась мысль в голове у Киры. – Ох, на весь Готей… Хотя весь Готей уже и так считает, что меня тайчо принуждает ко всякому… Ладно, они просто получат подтверждение слухам… А мне вполне можно будет делать невозмутимое лицо и всё отрицать, и так поймут, как захотят…»
- Вот тут, - Гин, не сумев (или не захотев) с разгону вовремя затормозить, легонько шмякнул Киру о стенку. – Гомен-гомен! Я нечаянно!
«Да мне как-то всё равно» - отстранённо подумал Кира, отлепляясь от стенки.
- Ну что, Изуру, скоро они подойдут. Занимаем боевые позиции! – и Гин прижал Киру обратно к стене, придерживая на всякий случай его руки и фиксируя за горло. Кира резко покраснел – не столько из-за положения, в котором оказался, сколько из-за того, что в его готовящемся к грядущему сознании слова «боевые позиции» ассоциировались исключительно с Камасутрой.
Через пару секунд оказалось, что Гин очень хорошо целуется. И, самое страшное, - что Кире это нравится! «Тайчо меня совсем развратил», - грустно подумал лейтенант.
А Гин, хотя и оценил все преимущества занимаемой позиции – красивость со стороны и лейтенант в полной власти – понял и её единственный, но очень весомый недостаток: не было видно реакции мимопроходящих. Поэтому он слегка отстранился и прошептал:
- Изуру, докладывай.
- Докладываю, тайчо: вы хорошо целуетесь.
- Обстановку докладывай! – чуть не взвыл Гин. – Мне же интересно!
- Всё спокойно, признаков прорыва пустых не наблюдается, мирных жителей в округе не замечено.
- А кого замечено?
- Никого не замечено, тайчо, - вздохнул Кира. – Пуст переулок, а мы с вами целуемся, как два идиота… простите, тайчо.
«Оскорбление начальства словом… хотя он, если честно, заслужил!» - Кира уже уверился в мысли, что никакого пари и не было.
- Да разве идиоты так целуются? – возмутился Гин. И попытался доказать противоположную точку зрения, когда Кира приметил чью-то реяцу за поворотом. И зашептал:
- Тайчо, объект приближается с двумя сопровождающими. Они на расстоянии удара кидо. Прикажете убрать?
- Изуру, ты перечитал гайдзинских боевиков, - мурлыкнул Гин.
«Эм… да. Перестарался».
- А теперь, Изуру, создаём декорации!

Рангику как раз выворачивала из-за угла, болтая о чём-то с Ренджи и Шухеем, когда её взгляду предстала странная картина.
Капитан третьего отряда прижимал к стене какого-то здания своего лейтенанта, предварительно явно вывернув запястья и чуть ли не связав, и самозабвенно целовал. Кира не трепыхался – видимо, не надеялся на успех.
- Ик! – выразился ошалелый Ренджи.
- Кира… трижды менос! – согласился Шухей.
«Кира не менос, это Ичимару – кицунеро. Трижды», - мрачно подумала Рангику и скомандовала:
- Проходим мимо, делаем вид, что не заметили!
Изумлённые шинигами послушались.
«Ну, Гин! Ну ты у меня ещё получишь! Сломаешь же мальчика… он тебе так предан, а ты! Всё издеваешься, кицунеро!»
После той пьянки и образцово-показательного похмелья Рангику совершенно забыла о злосчастном пари…

Вечером Гин задумчиво дочитывал какую-то гайдзинскую книжку (а конкретно – детективный боевик. Надо же знать, почему его Изуру вдруг съехал на такой тип мышления?). Он уже подумывал лечь спать, когда сёдзи чуть скрипнули, и на пороге кабинета возник Кира.
- Можно, тайчо?
- Конечно, заходи, - заулыбался Гин.
Кира прошёл в комнату, присел на диван рядом с Гином.
- Тайчо. За сегодняшний день шестеро человек меня многословно жалели по поводу того, что вы меня мучаете, принуждаете к неподобающему, отдаёте мне неприличные приказы и прочими способами издеваетесь. Тайчо. Я не хочу, чтобы всё это оставалось только слухами.
- Это твоё желание, Изуру? – в растерянности спросил Гин. «Са~… растёт мальчик… скоро меня переиграет… даже так…»
- Нет, тайчо, - Кира улыбнулся самыми уголками губ. – Это моя просьба. Я желание на потом оставлю, если вы не возражаете.
- Изуру, но я не могу тебя мучить, - оправившийся от изумления Гин развёл руками. – У меня нету оборудования. Плёточки там, ошейника, наручников, даже скальпеля завалящего спереть в четвертом – и то не догадался!… А почему ты такой малиновый?
- Я же вам, тайчо, говорил, что у меня богатое воображение, - проворчал Кира. – И вообще.
- Так о чём я? А, нету у меня оборудования. Может, я тебя просто отлюблю по обоюдному согласию?
- Тайчо! Это… с тайчо… оно уже само по себе извращение – с тайчо!!
- Так ты же сам сказал – мучить, - хмыкнул Гин. – Вот я и буду… подо все перечисленные тобой слухи, кстати, попадает.
Он задумчиво кружил по комнате вокруг неподвижного Киры, со стороны напоминая не голодную акулу.
- Не получится мучить, тайчо, - почти прошептал Кира, опустив голову.
- Ты будешь отбиваться всеми конечностями? – с интересом спросил Гин.
- Нет, тайчо, - Кира поднял глаза. – Я… не буду против.
Он покраснел ещё сильнее и упрямо продолжил:
- Хотя это всё равно будет безумным извращением – как вы выразились, отлюбить тайчо!
- Потрахаться или переспать я могу с кем угодно, - пожал плечами Гин. – А тебя – не менее чем отлюбить. Цени, Изуру!
Кира неожиданно вытянул руку и поймал неосторожно подошедшего Гина за рукав.
- Согласен, тайчо. Я тоже не хочу… меньшего.

- Изуру, а ты хоть знаешь, как это в теории? – поинтересовался Гин.
- Знаю, - неуверенно сказал Кира. – Я читал… и смотрел… и вообще.
- Так вот почему тебя не было на вечернем построении! – догадался Гин.
- Тайчо! Когда его проводите вы, я имею полное право вам не мешать!
- Изуру, да я же не против! А вот на тренировке тебе бы стоило получше прятаться, а то ты на этом дереве аж светился. Какой-то квартал красных фонарей из отряда устроил.
- Почему – красных? – вырвалось у Киры.
- А цветом напоминал, пока читал! – заулыбался Гин.
- Тайчо!!
- А с практикой у тебя как, Изуру? А то у меня не особенно, я на тебя надеялся…
- Ик…
- Шучу.
- Тайчо… правдивы слухи. Мучаете вы меня! Кошмарно!
- Ладно. Щас проверим, как у тебя с теорией.
- Только учтите, тайчо, я не так хорошо изгибаюсь, как это может показаться. И стоять на голове у меня не очень получается.
- Изуру, неужели ты представлял себя только в пассивной роли?
- Тайчо!!! Иначе – это будет вопиющим нарушением субординации!
- Ладно-ладно, понял-понял. Кстати, а почему ты не пьяный?
- Тайчо?
- Мне казалось, что трезвому тебе что-то подобное покажется у-ужас каким неприличным, - Гин ехидно улыбнулся и погладил Киру по щекею
- Тайчо. Вам будет сильно неприятно, если я скажу, что вы мне не только по пьяни нравитесь?
- А?.. Нет, Изуру. Не очень.
- Тайчо, а зачем вы меня за рукав дёргаете?
- Это мягкий намёк. Чтобы перестал цепляться за своё косоде, как я – за хурму.
- А я и не цепляюсь. Оно само не отдирается. Может, вы дёргаете некачественно?
Хрусть!
Гин с одобрением уставился на рукав косоде, обвисший у него в руках.
- Так лучше, Изуру?
- Эм… не совсем, тайчо… А вы что, сами не собираетесь раздеваться?
- Нет, конечно, - Гин полюбовался на выражение лица Киры. – Я жду, когда ты разденешь меня. Но вообще-то могу и так…
Он решительно взялся за ворот Кириного косоде.
- Не надо, тайчо. Давайте я вас…
Кира коснулся капитанского хаори, потянул вниз. Ткань с лёгким шелестом соскользнула на пол.
- Да, Изуру. У тебя хорошо получается.
Кира ненароком коснулся плеча Гина, отдёрнул руку, покраснев.
- Правильно, когда раздеваешь, надо гладить. Меня надо гладить, я тогда буду мурчать.
- Тогда я вас буду гладить как большого пушистого кота. И ничего не получится.
- Получится-получится, Изуру. Я тебе потом покажу, как надо гладить, а пока… мррр, вот видишь, уже получается!
Гин выдрал лейтенанта из остатков одежды, осмотрел композицию и задумчиво пихнул его на диван. Кира ойкнул и сел: руки на коленях, равнение на капитана, взгляд преданно-невинный. «По-моему, мой Изуру издевается!» - подумал Гин.
- Как интересно. А такой позы я не знаю. Как это называется, «я весь ваш, тайчо»?
- Нет, тайчо. Это поза «какие будут приказания, тайчо?» А «я весь ваш, тайчо» - это не так.
Кира небрежно потянулся, лёг на диван вполоборота…
- Изуру, где ты научился таким развратным позам?
- Ой. А она развратная, тайчо?
- Да, Изуру. Очень. – Гин облизнулся для пущей убедительности.
- Тогда я лучше…
- И нет, Изуру, раз улёгся, значит, улёгся! – Гин быстренько придавил лейтенанта во избежание сбежания и тоже залез на диван, зафиксировал ногой ситуацию и начал ее развивать в свою пользу. Точнее, в свое удовольствие.
- Тайчо, а зачем вы меня гладите… э-э-э, как бы это выразиться…
- В разных местах?
- Да, тайчо! И разными частями тела!
- А чтобы тебе было хорошо!
- Тогда я тоже буду. Можно?
- Нужно!
- Тогда я пошёл за утюгом.
- Лежать! Сразу не принёс – сам виноват.
«А против самой идеи утюга тайчо, значит, не протестует, - подумал Кира. – Надо запомнить».
- Тайчо… А что вы там делаете?
- Выцеловываю у тебя на животе символ отряда. Ой, лепесточек криво получился!
- Зараза вы, тайчо!.. Простите… Но в своих словах не раскаиваюсь.
- Так я же не спорю, Изуру. Ещё какая зараза! Так вот, сейчас я тебе покажу, как надо гладить. Вот так. И вот так. И вот тут. И вот там…
- А посередине?! – Кира аж прогнулся от вопиющего невнимания.
- А не всё сразу. Я же зараза, нэ?
- Так точно, тайчо. Редкостная!!
- Тогда вообще не буду гладить.
- Нет уж, тайчо. Если вы не будете меня гладить, я буду вас целовать. Это единственное, что мне остаётся.
- Тогда точно не буду!
Кира задумчиво поднял руки и с очень серьёзным лицом взял Гина за уши. И притянул к себе.
- А то неудобно, - пояснил он. «Ну и кто тут, спрашивается, зараза? – подумал Гин. – Как я могу сосредоточиться на процессе, когда он постоянно меня смешит?!»
Целовался Кира хорошо. Старательно и с огоньком. Правда, уши не отпускал… но это уже мелочи.
- А что дальше, я не помню, - улыбнулся Кира, отстав наконец от губ и ушей Гина. – Вы, тайчо, подождите, я сейчас шпаргалку достану.
И потянулся к столу с бумагами. Гин перехватил лейтенанта на полпути, притиснул к дивану.
- Никуда не денешься, Изуру! И вообще, это была твоя идея!
- Э-э-э…
- Не верю, чтобы такой отличник, как ты, не зазубрил всё наизусть!
- Ну ладно, тайчо… Тогда я вас ещё поцелую. На всякий случай.
Гин перекрестил запястья Киры над головой, прихлопнул подушкой и бакудо.
- Чур, на уши не покушаться!
- Слушаюсь, тайчо. Тогда вы откройте глаза. Я хочу смотреть вам в глаза, когда вы меня целуете.
- А если я буду тебя целовать не в губы? – заинтересовался Гин. – Ты же так не изогнёшься!
- Это куда?
Гин подозрительно посмотрел на подушку на руках Киры. Та успокаивающе колыхнулась. «Не боись, - читалось в её движении, - прикрою». Гин открыл глаза и показал, куда. А потом еще показал… и еще, потому что сам процесс ему понравился. Кира только ахал сдавленно… наверное, его Гиновы глаза впечатлили.
- М-м-м, тайчо… а со стороны выглядит, как будто вы колбасу едите…
- Ик, Изуру!! Откушу же нафиг!
- Вам вкусно, тайчо?
- Тьфу! Так, пора переходить к чему-то более существенному, а то я тебе точно что-нибудь отгрызу. Причём по твоей же вине.
- Тогда развяжите, тайчо. А то мне неудобно.
- А в прошлый раз, когда тебе было неудобно, ты мне чуть уши не оторвал! Не-не-не, лежи смирно. Потом, может быть, и развяжу. За хорошее поведение. Хотя… ладно. Сделаю вид, что я не извращенец. Пока.
Гин снял бакудо, мимоходом погладил подушку. Подушка замурчала.
- Изуру, передай мне во-он ту баночку.
- Слушась, тайчо. Эту?
- Нет, Изуру, это клей. Я не думаю, что ты хочешь оказаться связанным со мной навечно именно в такой позиции.
- Ик. Вот эту?
- Нет, Изуру, это хурмовое варенье. Оно сладкое, у тебя от него что-то слипнется.
- Если вы его так примените – да, тайчо. Может быть, вот эту?
- Эту, угадал.
- Тайчо. Там на крышке написано «Финалгон». Вы уверены, что это – оно? Я вот сильно сомневаюсь.
- Аканна~, и правда, ошибся!
- Ох, тайчо… вот это? Кстати, это не баночка, это вообще тюбик!
- Да! Теперь – точно она… то есть он! А теперь расслабься, Изуру, я тебя… – и Гин улыбнулся еще шире.
Кира сам не знал, почему у него еще оставались силы на размышления, хоть и относящиеся к делу. Всё оказалось совсем не так, как Кира себе представлял. Похоже, он неосознанно и сам подвергался влиянию слухов, гуляющих по отряду, предполагая, что Ичимару-тайчо несколько более… жестокий человек… шинигами… кицуне… да какая, к меносам, разница? Главное, что капитану это, похоже, нравилось… Угадывать настроение начальства Кира Изуру научился давно и бесповоротно. Да и ему самому тоже раньше никогда не было так хорошо. Ну, разве что когда в Академии получалось наконец сложное кидо… нет, все же не то. Совсем не похоже.
Хотя что-то все же было не правильно… Кира с грехом пополам покопался в мыслях и выудил-таки беспокоящий фактор:
- Тайчо… а почему мне не больно?
- А надо? Аканна~, Изуру – мазохист.
- Но я читал, что в самом начале всегда больно… а уже потом – хорошо… а мне уже сейчас хорошо… напрочь… я что-то неправильно делаю?
- Ну ты, положим, сейчас мало что делаешь… ах!… да, продолжай-продолжай, Изуру. Вот теперь ты точно всё правильно делаешь.
- Так всё-таки, почему мне так хорошо, тайчо?
- А, я об этом позаботился! Я в аптеке купил специальную смазку – с обезболивающим эффектом. Самую сильнодействующую! Знаешь, там так много было разного-интересного, я аж запутался, пришлось просить консультации у мастера своего дела.
- Тайчо, вы что, так прямо и спросили?! Бедная девочка…
- О, я же имел в виду аптечное дело! И уверен, меня все поняли правильно. Я хотел ещё анальгин купить – за название. Но оказалось, его нельзя мазать, не подействует. Надо колоть в попу, а я же не садист! И почему тогда его так назвали? Ах, гайдзины, ну, затейники! Уже и специальные обезболивающие изобрели. Ничего, меня этим самым способом ты и так получишь, просто попозже…
- Тайчо. А почему вы его заранее купили? Это был ваш хитрый план?
- Ну что ты, Изуру, за кого ты меня принимаешь? Ты продолжай, продолжай. Ну как же в нашем обществе, где на десяток доблестных воинов – одна женщина, и та с шикаем, - без аптечки на такой случай? А вдруг встретишь несчастную жертву обстоятельств. Или сам захочешь послужить обстоятельством.
- Ясно, тайчо. Так вот почему ощущения такие… странные.
- М-м-м?
- Хорошо-то хорошо, да не оттого, что вы меня э-э… любите, а от того, что вы руками делаете… и губами… но не тем, чем надо! А того, что надо, я вообще не чувствую!
- Эм… это как – не чувствуешь? Вот я все чувствую! И то, что я чувствую – целиком одобряю.
- Никак, тайчо. Ощущения, как будто вы просто водите мои бёдра туда-сюда. С достаточно узкой амплитудой. И сами тоже движетесь.
- Ну упс… Ничего, Изуру, мы что-нибудь придумаем. Может, тогда ты меня?
- Тайчо!! Не по субординации!
- Ты мне ещё Устав тут процитируй. Прямо в процессе. Ладно, тогда попробую применить реяцу.
- Ик!! Тайчо… а оно… не взорвётся?!
- Не знаю, я не пробовал. Но ты же потом пришьёшь?
- Я-то пришью… а вот как мы его оттуда достанем?
- М-м-м… щипчиками?
- Так у меня нету…
- Сходим в четвёртый. Так и так, Унохана-тайчо, извините, я частично застрял в Изуру, вытащите, пожалуйста, а то мне без этой части меня грустно и одиноко…
- Тайчо!!!
- Ладно, я осторожненько. По чуть-чуть. Хм, интересно, а можно ли этой частью тела выпустить кидо? Если реяцу вложить можно, то…
- У вас не получится жест активации, тайчо.
- Получится! Правда, сугубо неприличный… ладно, не буду проверять. Пока. Ну как теперь ощущения?
- Да, тайчо… так лучше… намного… А вы – зараза! Сразу бы так, и без этих аптечных …безобразий!
- Аааах!.. Изуру, не дёргайся так активно, а то мы…
Бумс.
- Ой…
- …свалимся с дивана. Кажется, предупреждение запоздало.
- Тайчо, нам… не отвлекайте меня! Нам нужно назад, мы тут простудимся!
- Менос тебе, Изуру. Сам не отвлекай. А то у меня контроль реяцу скачет от твоих предложений. Вот не удержу – и будет тебе клизма… напрочь.
- Слушаюсь, тайчо…

А уже потом, когда всё закончилось, а баночка, хм, обезболивающего отправилась в личную аптечку лейтенанта («А то знаю я вас, тайчо, снова забудете, а мне отдуваться!»), Кира неожиданно ойкнул и резко покраснел.
- Чего, Изуру? Осознал, что соблазнил тайчо? – ехидно поинтересовался Гин. – Немножко поздновато спохватился. Чуть-чуть.
- Да нет, тайчо… я же кеккай не поставил!!! И кстати, это не я вас соблазнил! Вы сами… соблазнились.
- Ну и что? Никто же не зашёл.
- Но мы же реяцу применяли! С нестандартной формой импульса…
- Ну и что? Скажешь завтра, что экспериментировал с кидо. Главное, покраснеть не забудь.
- Ну… с другой стороны, они и так всё додумают… Тогда, тайчо, можно я вас обниму и засну?
- Нужно, Изуру. Но мне кажется, что для этого стоит всё же вернуться на диван.

@темы: R Гин Кира ПВП Сейрейтей Слэш Стеб Фанфики Юмор

Комментарии
2011-12-01 в 12:02 

Изумительно! Спасибо!

2011-12-01 в 15:00 

Всегда пожалуйста)))

2011-12-01 в 22:57 

Класс))
:hlop::hlop::hlop:

2011-12-02 в 08:08 

Ayarin, ^_______________________^!

2011-12-02 в 14:05 

Прелестно))
Спасибо огромное))

2011-12-02 в 14:40 

TolyaVasserman, спасибо, мы очень насчёт него сомневались))

2011-12-02 в 19:16 

Зря сомневались.
Потрясающая штука)

2011-12-03 в 01:19 

Авторы, вы гении.
Я читаю и хихикаю, хотя все уже спят. Удержаться не могу.
:candle2:

2011-12-03 в 07:41 

Спасибо)))

2013-08-21 в 16:37 

Ох, сколько же у меня эмоций... Это невероятно, неописуемо и неподражаемо! Имя автора уже знакомо, подкупило меня еще на пороге. А потом текст... Что самое приятное, работу мне порекомендовал человек, совсем недавно ненавидивший яой. Спасибо большое, что Вы есть, автор.

2013-08-29 в 10:43 

Mello_aka_A, вам спасибо))) Это хорошо, что понравилось))

2015-03-16 в 14:27 

О боже, оно замурчательно! :inlove: *если можно мурчанием назвать то истеричное похрюкивание из положения буквы зю :shy:*
Даже не столь важно стало с кем происходит и что, как то, как это описано ))))) Давно не читала такой вкуснятины!! :kiss:
Большое спасибо ))) Пойду искать ещё~

2015-03-16 в 15:31 

Nathalie-Nathalie, спасибо)) У нас еще много всего есть))

2015-03-17 в 03:52 

ДайСё, и это, несомненно, радует @___@

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100