Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Дневник Терентия

↓ ↑ ⇑
12:23 

Отец.

Сегодня папа первый раз после болезни вышел на работу. С 20-го августа у него был открыт больничный - с того самого дня, когда его положили в больницу с инсультом. За инсульт Наташе-регенту надо спасибо сказать, это её прощальный подарок. И только вчера больничный лист закрыли. Потому что восстановление после инсульта - процесс долгий и сложный. Тем более - когда больному уже 81 год. А инсульт случился ещё раньше - в июле, просто он был вялотекущий, и мы с мамой не сразу спохватились. Я-то предлагал отвезти отца в Москву на консультацию в Первый мед, но мама мне всё говорила, что отец не хочет уезжать с дачи, что ему на даче очень нравится, что ему уже лучше. И в результате - в больницу его положили только в конце августа. И у нас с Надей тогда сорвалась наша поездка на отдых в ОАЭ - ну, и ладно. Сегодня утром перед лекцией я отвёз отца на работу - как это бывало всегда раньше. Впервые за пять месяцев папа переступил порог своего института. В котором работает непрерывно с 1960 года. Что будет дальше? Бог весть. Совсем недавно, этой весной, отец прошёл переизбрание на должность завлаба ещё на пять лет. А теперь - неизвестно, сможет ли он вообще работать.

23:41 

Замечательный день!

Ура, сегодня замечательный день! Пришли результаты анализов из Геномеда. Никаких аномалий, слава Богу, нет, и у нас будет девочка, дочка! Это просто замечательно - внутри Нади растёт здоровенькая девочка! В четверг надо будет поехать на скриннинг, но это уже неважно - нам уже всё и так известно. Я привёз Надю к родителям, а результаты пришли прямо перед отъездом, я их успел распечатать и показал родителям. И мы все поздравили друг друга. ) И очень душевно посидели вчетвером. Какой же это знаменательный день - Восьмое декабря! Надо же - а первые двое у меня должны были быть мальчики - тогда, с Анютой. А теперь - девочка! Скоро начнётся совсем новая жизнь - радостная и светлая. Буду, наконец, с коляской гулять, как все нормальные мужчины. Какое же это, наверное, счастье - гулять со своим ребёнком! Купать его, песенки петь, укачивать. Жаль, что не получилось разделить это счастье с Наташей - но что теперь поделать. Значит, Господь Бог мне Надю послал, а не Наташу.
Не знаю, что делать дальше. То ли свадьбу играть, то ли просто отцом записаться.
Да и то сказать - а не странно ли, что двое взрослых и уже очень немолодых людей производят на свет Божий общего ребёнка и не расписываются? Причём - первого ребёнка у обоих? Причём - оба свободные, никаких браков в прошлом ни у кого из них не было. Никаких бывших супругов, никаких старших детей, которые, допустим, возражали бы.
А чего бы этим двоим не пожениться?

19:55 

Всё хорошо.

Всё, слава Богу, хорошо.
Ездим с Надей в женскую консультацию, сдаём всякие анализы.
Ездили ещё с ней в Геномед на прошлой неделе, сдали анализ на расширенное исследование 18 хромосомных аномалий, ждём теперь результат.
В четверг поедем на скриннинг в роддом - по направлению из консультации.
Ещё я ей всякие гостинцы регулярно покупаю и привожу - фрукты там и всё прочее. Вот и сегодня, полчаса тому назад, очередную сумку ей принёс в общежитие.
А завтра повезу Надю к нам в гости - к родителям. Я их уже знакомил - на дачу Надю летом к родителям привозил.
Но в той нашей квартире она до сих пор ещё не была - из-за папиной болезни.
Надеюсь, что хрущёвская пятиэтажка родителей её не так сильно напугает, как Наталью весной. Квартира же трёхкомнатная и вполне себе хорошая. С видом на пруд и сад.
Думаем с Надей в январе всё-таки поехать куда-нибудь отдохнуть в тёплые страны - благо Надя хорошо себя чувствует.
С Эмиратами в августе не получилось - из-за папиного инсульта, а теперь там уже прохладно.
Надя вот хочет в Гоа - в Индию. Я ей рассказал, как мне там понравилось пять лет тому назад. Далековато лететь, правда, для беременной это не очень хорошо, зато там сейчас тепло. И Аравийское море очень тёплое - 27 или 28 градусов. А Надя не любит холод.
Насчёт свадьбы я больше не поднимаю вопрос, и она тоже молчит.
Что дальше у нас будет - непонятно.
Она тогда взорвалась вдруг неожиданно в октябре, наговорила мне всего. Мол, я тебе нужна только как родильная машина! Свадьбы не будет, и жить я у тебя не буду! Я буду жить у себя в Орехово-Зуеве, а ты, если захочешь, сможешь приезжать к нам в гости и навещать ребёнка!
Я как-то раз потом вернулся к этому разговору: мол, Надя, ты действительно хочешь жить с ребёнком потом в Орехово-Зуеве?
А она ответила - давай не будем спешить со свадьбой!
Вот что это значит?
Я так сильно ей не нравлюсь?
Хочет оставить себе свободу действий?
Может быть, она всё ещё любит этого своего аспиранта-биолога, с которым у неё были отношения за год до меня?
Да и я, откровенно говоря, до сих пор забыть до конца не могу.
Не биолога её, конечно, - я вообще его ни разу не видел.
Совсем другого человека.
Вот наш с ней сегодняшний диалог в одной социальной сети, где мы всё время переписываемся:

Надя:
Мама хвалит тебя, что ты меня везде возишь и сопровождаешь, а не одну отправляешь!)
Или это я тебя хвалю!)
Я:
Очень рад, что твоя мама меня хвалит. )
Надя:
Ну, конечно, а с чего бы ей тебя ругать?)
Я:
Конечно, ругать меня не за что. ) Я, вообще, на редкость хороший человек. )
Надя:
Да, Терёша, ты хороший! И я тебя очень ценю!)
И не только ценю - вообще очень хорошо отношусь - так скажем пока.

Я подумал было - что на это ей ответить? И решил ответить симметрично:
Ты тоже очень хорошая, Надя!
И я тебя тоже очень ценю и очень хорошо к тебе отношусь. )

Надя:
Вот и хорошо!)

А сегодня у меня был дебют - представляете!
Первый раз в жизни я стоял на клиросе!
Я ведь уже третий месяц занимаюсь на певческих курсах - поступил на них ещё в сентябре.
Сегодня мы пели первую нашу учебную литургию!
И где - как раз в том храме на Полянке, куда я хожу!
Впервые я поднялся по этой заветной лестнице, ведущей наверх.
Где голубая неземная фея обычно поёт вместе со своими певчими - счастливцами, которые поют с нею рядом, бок о бок.
Подняться туда наверх стало у меня за последние два года своего рода маниакальной идеей, затмившей разум. От одной только мысли постоять и попеть с ней рядом кружилась голова. ))
И вот - осуществляются мечты!
Правда, с опозданием и не все.
Собрались мы там на хорах уже в начале восьмого утра вместе с нашим преподавателем на певческих курсах Павлом Дмитриевичем - молодым аспирантом и регентом.
Хороший такой парень, очень приятный. Мы уже больше двух месяцев готовились к этой литургии - репетировали.
Удивил меня немного отец Геннадий - один из двух священников на Полянке, который меня прекрасно знает, потому что я ему душу раньше на исповедях так доверчиво изливал.
Он сегодня утром служил. Поднялся он перед началом литургии к нам на хоры. И что же, вы думаете, он нам сказал?
Мол, в добрый час, ребята, не волнуйтесь, желаю успеха! ?
А вот и нет. Поднялся и вдруг нам говорит: А Театр эстрады находится вооон там! - и показал куда-то в окно.
Воон там Театр эстрады! Это для тех, кто пришёл тут солировать и не слушать других! Вам вон туда надо идти!

Странно это, правда? Чего это он так поприветствовал учеников певческих курсов?
Удивительная неделикатность для священника.

11:46 

Умерла Наташа.

Случилось большое и страшное горе – 24 ноября умерла Наташа. Наташа-хомячок, как я её тут когда-то называл. Самый близкий мой друг. Таким она преданным другом была! Другого такого больше не будет. Сорок три года всего ей было. Внезапно упала, потеряла сознание - аневризма и отёк мозга. Скорая помощь, больница, экстренная операция, 13 дней в реанимации - и всё, конец. Такой замечательный, искренний, душевный человек - на редкость. За меня всё переживала, всё старалась помочь. На работу ко мне приезжала часто - чай мы с ней пили. Всё подарки мне дарила. Ну, и я ей, конечно, тоже дарил в ответ. Так она ко мне тянулась, как никто другой. Даже на концерты нашего хора ездила послушать.
В последний раз она была на нашем концерте в начале октября. И ещё спросила, не будет ли там моей бывшей невесты. Я ответил, что нет, не будет. А Наташа сказала, что ни за что не пришла бы, если бы та была – что она не хочет даже рядом сидеть с человеком, который так сильно оскорбил её друга – то есть меня.
Сердце разрывается на части, рыдал навзрыд. Всё перед глазами она стоит - будто смотрит на меня и улыбается. Наташа мне всё подарки дарила, столько её подарков скопилось - и дома, и на работе. Начиная с шуруповёрта, подаренного ею ещё тогда – в восьмом году, когда у нас были отношения.
Ну, и я, конечно, тоже подарки ей дарил, чтобы в долгу не остаться.
И лекарства ей какие-то из-за границы привозил - что она просила.
Как-то раз я подарил ей что-то очень хорошее, не помню уже что, и она так обрадовалась:
- Терешаня! Ты так сильно меня любишь?
- Ну, конечно, дорогая! Мы же с тобой друзья!
А как-то она спросила меня - Терёш, а есть ли у тебя друзья?
И я вдруг задумался и стал перебирать в уме: Лёша, Женя, Серёжа.
Которые звонят мне только один раз в год на день рождения.
И я ей ответил: Наташа! Ты - мой единственный друг!
И это была чистая правда.
Я очень хотел доставить ей радость - помочь стать кандидатом наук.
Это была её мечта, и это было мне как раз по силам.
И я придумал для неё научную тему на стыке с её экономикой, и мы даже начали с ней работать, и опубликовали нашу единственную статью в журнале "Метеорология и гидрология".
И я свозил её три года тому назад на молодёжную конференцию в Горьковскую область. По возрасту она уже не подходила, но я очень просил организаторов конференции, чтобы её тоже туда пустили - вместе с молодыми учёными.
И она там замечательно сделала свой единственный в жизни научный доклад.
Но потом Наташа вдруг остыла к научной работе и забросила эту свою идею - защититься.
И всё говорила мне, что ей неудобно - что я, дескать, всё сделал один, а её просто вписал в соавторы.
Вообще-то это было близко к правде, но я, конечно, горячо возражал и убеждал её, что это - общая наша с ней работа, и что она очень сильно мне помогла.
А недавно я, чтобы порадовать её, прислал ей сообщения от международной научной сети Research Gate о ссылках на эту нашу с ней статью.
Какие-то неизвестные негры из Нигерии или откуда-то ещё ссылаются на нас с Наташей - и я переслал ей эти ссылки, чтобы ей было приятно.
А ещё она не так давно вдруг позвонила и предложила поехать и вместе погулять по Арбату.
Но я постеснялся - ты же, мол, замужем, Наташа! Мне неудобно. А что твой Дима подумает? Давай ты лучше, дорогая, в Обсерваторию ко мне приезжай, мы снова с тобою чай попьём!
А ещё она как-то раз мне написала, что очень ревнует меня к моей бывшей невесте.
И ещё - что я ей снюсь в эротических сновидениях. Шутила, наверное.
И что я - замечательный, прекрасный любовник. Ну, а я, конечно, отшучивался.
А недавно она вдруг сказала мне: Терёша, ты говорил, что до сих пор хранишь файл с нашей старой перепиской? А давай её вместе издадим, и будет интересный любовный роман в письмах!
Вот такую любящую женщину и такую чистую, светлую душу послал мне Бог в этой жизни.
В прошлом году она нашла мою бывшую невесту ВКонтакте и начала с ней переписываться. И даже приехала один раз на службу в тот храм, куда я до сих пор иногда хожу, и где моя бывшая невеста служит регентом, но у нас ей почему-то не понравилось. Она обиделась на о. Алексия - тот пообещал с ней поговорить после окончания службы по поводу её венчания с Димой, а сам надолго ушёл в больницу. А потом Наташа заглянула в нашу трапезную, увидела бутылку кагора на столе и почему-то решила, что мы тут пьянствуем. "Терешаня! Вы там пьёте, ты собутыльников себе нашёл! Не ходи туда больше!" - принялась она мне говорить. И сколько я ни пытался потом её разубедить, ничего из этого не вышло. А жаль - я-то думал, что наш храм ей понравится так же, как мне.
В прошлую среду я был на её похоронах. И на прощании в морге, и на кладбище. Было очень тяжело.
Во время прощания я должен был выступить с устным докладом на конференции в Академии наук, но, к счастью, доклад удалось перенести на четверг - поменяться.
Наташа сидела за компьютером вечером 10-го ноября и вдруг упала. Внезапно. Упала и стала хрипеть, руки скрючились, началась рвота. Муж был рядом и тут же вызвал скорую помощь.
Когда её везли на каталке в больнице, она ещё была в сознании и сказала мужу (как он сам мне рассказал), что лоб немного болит, но не очень сильно - и показала рукой на лоб.
Это была аневризма - взрыв сосудов изнутри в голове. Даже два взрыва подряд, один за другим.
На следующий день ей сделали операцию на головном мозге. Операция продлилась десять часов, и делал её какой-то светило в нейрохирургии - как говорят, легендарный профессор. Это светило после операции сказало родным, что шансов нет никаких, кровотечение остановить не удалось, и что Наташа скоро умрёт.
Но после этого Наташа прожила в коме в реанимации ещё целых тринадцать дней.
Когда родные брали её за руку и просили сжать, она сжимала руку.
Когда просили пошевелить ногой, она шевелила. Иногда даже ненадолго открывала глаза - на несколько секунд. Но потом веки снова сжимались.
Она, видимо, боролась изо всех сил - всё пыталась проснуться.
А накануне смерти, в субботу, Римма Геннадьевна (её мама) приехала к дочке в последний раз, и увидела, что из закрытых глаз Наташи текут слёзы.
Наверное, Наташа поняла, что проснуться больше не сможет, и заплакала во сне.
А на следующий день её не стало. Вот и всё.
Всего за пару часов до беды, вечером 10-го ноября (в 20.05), Наташа прислала мне эсэмэску: "Терёша, я вернулась! Я уже в Москве! Наташа".
Они с мужем ездили в Ленинград на похороны его отца - Наташиного свёкра.
И я ответил ей: "С приездом, Наташа! Пиши мне лучше на электронную почту, здесь в телефоне память переполнена".
И это оказались последние слова, которые я сказал ей в этой жизни.

20:33 

Наваждение.

Прошлое пока не отпускает до конца, хотя и гоню его прочь, стараюсь позабыть.
Слишком тяжело всё это было. Кажется порой, что отпустило, но потом снова накатывает - волнами. В последний раз в октябре вдруг сильно накатило. Сейчас уже снова полегче – но надолго ли?
И не ругайте меня тут все - сам знаю, что грех даже думать о ней теперь, когда есть Надя и ребёнок. Это - просто тяжёлое наваждение, сродни болезни.
Я теперь редко приезжаю туда на службы – в ту церковь на Полянке. Сегодня был там впервые с праздника Покрова, уже больше месяца с того дня прошло.
Она не здоровается со мною в храме – никогда. Глядит как сквозь стекло. Когда восьмого сентября наши с ней дни Ангела в трапезной отмечались, Светлана (повариха в трапезной) захотела посадить нас рядом - как двоих именинников. Но Наташа горячо запротестовала против того, чтобы я сидел рядом с ней. А спустя всего пару минут вдруг вскочила и убежала.
До сегодняшнего дня, за целых полгода, с конца апреля, я всего только три слова ей сказал. Когда сели отмечать наши дни Ангелов, спросил её: Кагор налить? Нет, спасибо! – ответила и тут же убежала прочь. Спустя всего три минуты после того, как все сели за стол. И день Ангела отметили только мой.
Ну да, я не совсем случайно принёс туда всякие угощения именно восьмого числа и объявил в церкви заранее, что отмечу в это воскресенье задним числом свой День Ангела (Михаила Малеина), который был ещё в июле. Конечно, я прекрасно знал, что восьмое сентября – день Андриана и Наталии. Хотелось проверить – как это мы будем с ней праздновать вместе? Ну, вот и проверил.
Потом, в одно из воскресений, после литургии я спустился в трапезную, и Светлана снова посадила меня рядом с ней. Садитесь, говорит, Михаил тут! Уж не знаю, почему Светлана сажает нас вместе - может быть, она, добрая душа, пытается что-то исправить. Я протянул Наташе яблоко - держи! И что же вы думаете? Думаете, сказала "Спасибо, Миша!"? Взяла яблоко молча, а секунд через двадцать вдруг вскочила и пересела на другой конец стола - от меня подальше. Хамство дикое, безобразное. Вот и всё, всего три слова с весны и до сегодняшнего дня: кагор налить и держи.
Вот что меня удивляет - почему на меня плюют? На лбу у меня, что ли, это написано - что, дескать, подойди и плюнь в него? Я, наверное, не умею заставить себя уважать. Всем стараюсь угодить, приятное что-то сделать. Но хорошего отношения не ценят.
Я в июне, уже после разрыва, когда она отказалась от свадьбы, всё-таки снова ей позвонил в день рождения её мамы - трубку не взяла. Отбил ей эсэмэсэку: маму свою поздравь! Ни слова в ответ, тишина.
А потом, двадцать второго июня, в свой день рождения, я очень ждал, что она позвонит и поздравит. Ну, или хотя бы эсэмэску поздравительную отобьёт. Ждал до самого позднего вечера. Меня поздравила тогда куча народу: все родственники, друзья, просто приятели, дирижёр и хористы из хора, сослуживцы на работе. Даже многие бывшие женщины, с которыми когда-то были близкие отношения, и те позвонили и поздравили - такие молодцы! Даже с которыми отношения были давно. Все, кроме невесты. С которой всего месяц тому назад должна была состояться свадьба. Ни слова от неё не пришло, ничего - мёртвая тишина.
А вот сегодняшний диалог в церкви перед началом литургии:
- Наташа! Что же ты не здороваешься уже полгода?
- Привет.
- Как поживаешь?
- Хорошо.
- Голова не болит?
- Нет.
- Ну, слава Богу. Поговорим после службы?
Повернулась спиной и пошла на свои хоры молча - ни единого слова в ответ.
Надо, как учил Чехов, по капле выдавливать из себя раба.
Хотя – а сам-то он из себя точно ли выдавил? Когда, уже умирающий, просил свою жену приехать?

11:01 

Важные тесты.

Слава Богу, Надя себя чувствует просто замечательно!
Ходили мы с ней в женскую консультацию на днях.
Сперва она заявила мне категорично, как отрезала - мол, я пойду сама, мужчинам там делать нечего!
Но я стал настаивать и убеждать, что идти надо обязательно вместе.
Все пары, которые ждут ребёнка, ходят туда вместе! - принялся я её горячо уверять.
Каждый нормальный мужчина туда ходит вместе со своей женщиной! (это я так аккуратно ей сказал - со своей женщиной, а не с женой). Если только он не какой-нибудь опустившийся пьянчужка!
Я-то хорошо помню, как мы ходили вместе с Анютой в женскую консультацию и во всякие прочие медицинские центры.
Меня немного беспокоит Надин жёсткий характер и её категоричность.
Но тут она подумала и уступила - ладно, мол, раз ты так хочешь, то пойдём вместе!
Ну, и хорошо.
Вот и правильно - надо мне уступать и, вообще, ко мне прислушиваться.
Я же старше её! На целых четырнадцать лет. И опытнее.
Конечно, разница у нас довольно большая. Но это только сейчас - когда ей тридцать восемь, а мне пятьдесят два. А вот когда ей стукнет восемьдесят шесть, а мне будет сто, то разница между нами совсем почти сгладится и не будет заметна! Будем оба два старых гриба.
Потом Надя сказала мне, что записалась в консультацию на приём к заведующей. Дескать, она изучала в интернете отзывы и решила, что заведующая лучше всех. Тут я подумал, что мне тоже надо поучаствовать - пошёл на кафедру (в нашей обсерватории интернета не было целую неделю), засел за компьютер и принялся сам изучать всех врачей в этой консультации и все сведения о них - кто что закончил, какой у кого стаж, и стал читать все отзывы на каждую.
А потом позвонил Наде и говорю - а зачем нам идти к этой твоей Кавказишвили?
Вон - у Марковой и Стельниковой отзывы о них лучше! У Стельниковой вообще ни одного плохого отзыва нет! А у этой твоей Кавказишвили - шесть отрицательных отзывов!
И тут Надя меня приятно удивила: она вдруг послушно перезаписалась к Стельниковой, как я ей посоветовал. Я даже не ожидал.
Ну, и пришли мы с ней в консультацию.
Врач, и правда, оказалась очень хорошая. Заботливая, внимательная, приятная.
Всё допытывалась у Нади - не болит ли живот?
Спрашивала об этом её раз пять, наверное.
Словно пыталась подловить на неправде.
Говорит о чём-то другом, и вдруг снова спрашивает: а живот-то не болит?
А потом задаёт ей всякие другие вопросы, и снова: болит живот?
Но Надя всякий раз отвечала, что живот не болит и что она вообще ничего пока не чувствует. )
Надо нам будет скоро идти на скрининг - проверяться на синдром Дауна. Упаси Бог! Это самое страшное.
А Надя задумала ещё идти сдавать анализы на неинвазивный пренатальный тест - для пущей надёжности.
Дескать, скрининг может ошибиться, а этот тест самый надёжный.
Стоит это немалых денег, но деньги тут жалеть нечего - дело серьёзное.
Ладно, говорю, заплачу. Конечно, дорогая, давай сходим!
Этот тест покажет даже не только синдром Дауна, но ещё и четыре другие хромосомные аномалии.
А вчера меня Надя немного озадачила.
Она нашла какой-то расширенный тест уже не на пять, а на целых восемнадцать аномалий.
Уже не за двадцать три, а за тридцать четыре тысячи.
Я немного забеспокоился: дескать, а зачем нам целых восемнадцать аномалий? А завтра ты, положим, найдёшь ещё другой тест на сто восемьдесят?
Ну ладно, синдром Дауна! Я понимаю, рожать нельзя. Даст Бог, его не будет.
А если одна какая-нибудь незначительная аномалия из восемнадцати объявится - ты что же, говорю, рожать тогда не будешь? На аборт захочешь идти?
А она говорит - незначительных там нет, они все важные!
И вот я в раздумьях.
Боюсь, что у нашей деточки что-нибудь найдут.

22:30 

Надин день рождения.

Третьего дня у Нади был день рождения, и она меня пригласила в гости в свою комнату в общежитии. И мама её там была, я впервые её увидел. Слава Богу, мама оказалась вполне приятной и любезной женщиной. А я-то боялся в душе этой встречи - на фотографиях в "Одноклассниках" она выглядит очень уж суровой и даже недоброй. Оказалось, что просто те фотографии были неудачными. Посидели мы все хорошо и душевно. Я принёс в подарок большой букет роз - как когда-то раньше Наташе. И брошь Наде подарил - бабочку, очень красивую, из чистого золота. И ещё - очень хороший и большой набор конфет с оленем на крышке коробки. Это родители мои просили передать Наде подарок - от них. Жаль, что папа до сих пор болеет - не получается пока пригласить Надю к нам домой. Я её только на дачу к родителям летом привозил - знакомиться. Что дальше будет - пока не знаю. Хочется верить в хорошее. Вот бы нам всё-таки полететь с ней в Эмираты! Хотя бы на неделю - вместе отдохнуть! Но теперь это сложно - неизвестно, можно ли Наде летать. Посмотрим, что врач скажет. Давно уже пора идти ко врачу, но Надю всё никак не прикрепят к поликлинике, и наш с ней поход к гинекологу всё откладывается.

22:22 

Про Надю.

Наверное, это Надя - моя судьба, а вовсе не Наташа, как мне долго казалось.
Надо полагаться на волю Божию, но поди пойми Его волю!
Ведь ещё весной я был совершенно уверен, что помолвка с Наташей и наша скорая свадьба - это подарок Бога, знак свыше! А поди ж ты - всё вдруг неожиданно рухнуло.
Надо бы немного рассказать тут о Наде.

Надя в ранней молодости закончила филфак МГУ, но потом вдруг неожиданно поняла, что её призвание - быть биологом. И вся её последующая жизнь была посвящена стремлению стать биологом. Она закончила заочный биофак Ярославского института, потом - магистратуру биофака в Ленинграде. Потом поступила в аспирантуру биофака МГУ, где учится и поныне.
Надя, как ни странно, в свои тридцать семь лет живёт в общежитии МГУ.
Среди студентов и студенток, на двадцать лет моложе её.
Поэтому её жизненный путь резко отличается ото всех прочих молодых женщин, давно и прочно осевших в бесчисленных коммерческих фирмах.
В то время как все её ровесницы весело оформляют разные таможенные декларации, акты и счета-фактуры, а потом отмечают пришедший товар на корпоративах, Надя живёт на крошечную аспирантскую стипендию - тысяч пять рублей в месяц, что ли - и проводит очередные свои опыты и эксперименты на мышах в виварии МГУ. Для своей будущей диссертации.
И немножко подрабатывает переводами книг с английского и испанского языков в одном издательстве. Но платят там мало.
Прописаны они вместе с мамой в однокомнатной квартирке какого-то дома в Орехове-Зуеве.
В дальнем Подмосковье.
Но там я до сих пор ни разу не был.
Хотя мы ездили с Надей летом на фестиваль в Орехово-Зуевский район, совсем рядом с её городом, но Надя почему-то не предложила заехать к её маме.
Про маму свою она говорит скупо и неохотно.
Собственно, я до сих пор почти ничего про эту маму не знаю.
Мне кажется странным, что ещё вполне моложавая женщина (ей 62 года), начиная с сорока семи лет, нигде не работает.
Живёт там одна в этом Орехове-Зуеве и нигде не работает.
Больная? Нет, Надя говорит, что мама её здорова.
А что же она там делает целыми днями одна? Непонятно совершенно.
И вот ещё один необычный факт Надиной биографии: будучи школьницей, она съездила в Великобританию как победительница какой-то школьной олимпиады, и с тех пор, уже двадцать лет, ни разу не была нигде за границей!
Трудно найти в Москве женщину её лет, ни разу не побывавшую хотя бы в Турции или в Египте.
Не говоря уж о Доминикане, куда Наташа летала отдыхать вместе со своей сестрой Алёнкой и их серпуховской тётей. Непонятно на какие шиши.

19:54 

Первые фотографии.

Ура! Сегодня мы с Надей, наконец, уидели нащего маленького птенчика! На экране аппарата УЗИ. Такой он ещё маленький, всего девять миллиметров длиной! А вокруг него - плодное яйцо, в котором он плавает. )) Какой-то ещё желточный мешочек, что ли - я плохо разглядел. И сердечко уже бьётся! В первый раз я увидел, как пульсирует крошечное сердечко! Слава Богу, забилось.
Я снял нашего ребёночка на фотоаппарат и на видеокамеру. И это - самый первый в жизни снимок маленького человечка! Точнее, ещё даже до жизни. ))
Снова накатили воспоминания о Наташе - сильно вдруг накатили, но теперь уж точно надо гнать их прочь.

21:36 

Я совершенно запутался и потерялся.
И теперь вообще не знаю, что мне делать дальше в жизни.
Всё неожиданно стало рушиться.
В прошлый вторник вдруг случился скандал - в телефонном разговоре.
Внезапно и неожиданно.
Всё из-за сущего пустяка - когда нам с ней идти на УЗИ?
Она сама предлагала мне пойти в прошлый понедельник. Я, конечно, согласился.
А потом она передумала и предложила пойти не в понедельник, а в среду. Я снова согласился.
Но во вторник вечером она вдруг написала мне, что делать снимок УЗИ вообще не собирается до восьмой недели, а может быть, и до одиннадцатой, потому что из-за УЗИ может быть выкидыш, и она потеряет ребёнка. Я сказал ей, что до восьмой недели ждать нечего, и что надо идти сейчас, что снимок УЗИ - это очень важно и безопасно, что все его делают. И что такие важные вопросы мы должны решать с ней вместе, а не она одна.
А она ответила, что мне плевать на ребёнка, что я готов потерять ребёнка из-за своей глупой прихоти и пустого любопытства - увидеть, что там на снимке.
И дальше - пошло-поехало.
Я ей сказал, что, раз мы создаём семью, то должны обсуждать и решать всё вместе.
Но она, оказывается, не хочет свадьбы, не хочет за меня замуж, вообще предлагает нам больше не встречаться. А ребёнка она, когда он родится, отвезёт к себе в своё Орехово-Зуево, а я, если захочу, смогу к ним приезжать и навещать.
И, вообще, она, оказывается, все эти месяцы выполняла все мои прихоти и желания.
И больше не хочет плясать под мою дудку.
Неделю тому назад она сказала, что они с её мамой приглашают меня прийти в субботу в гости - в Надину комнату в общежитии, где она живёт. Знакомиться. Я ждал, что Надя потом перед субботой позвонит и скажет время, когда прийти. Собирался уже подарки её маме нести - как весной Наташиной маме. Даже думал колечко серебряное взять на всякий случай - вдруг будет сразу помолвка? Но после скандала во вторник - тишина и никаких звонков.
Так что моё знакомство с её мамой так и не состоялось.
Позвонил я вчера Наде сам, уже вечером. Но разговор не задался.
Что-то надломилось и треснуло.
И что теперь делать - непонятно.

15:53 

Радостная весть.

Ура! Такая радостная новость! Седьмого октября, ровно неделю тому назад, Надя показала мне тест с двумя полосками - это значит, что у нас с ней будет ребёночек!
И я совершенно точно знаю, когда это произошло: вечером 23-го сентября, в день Надиной овуляции. Надя специально ловила её каким-то тестом.
Позавчера она ходила сдавать анализ ХГЧ, и он уже 1487! Начинается новая жизнь. Я, наконец-то, стану счастливым мужем и отцом - как все нормальные мужчины. Буду пеленать ребёночка и гулять с коляской. Надю мне, видно, сам Бог послал в награду за все мои переживания. Я ещё колебался немного, ждал, что, может быть, прежняя невеста одумается, раскается и попросит прощения.
Всё лето ждал в глубине души.
Но теперь уже ясно, что моя судьба - это Надя.
Пройдена точка невозврата, и обратного пути нет.
Судьба моя решена - надо жениться на Наде.
Я просто доверил Богу свою судьбу, и Бог решил всё за меня.
Уже со второго раза получилось - надо же!
Это такое чудо - зарождается новая жизнь!
Послезавтра мы пойдём с ней на УЗИ - будем смотреть наше плодное яйцо.
А вдруг их окажется сразу два на снимке? Вот было бы хорошо!

14:39 

Встреча курса.

В пятницу 24-го мая состоялась встреча нашего курса - 30-летие окончания Университета и нашего выпсука. В этот день должна была быть моя свадьба, и я, к сожалению, заранее сказал и написал ВКонтакте однокурсникам, что прийти на встречу не смогу. А почему не сможешь? - спросили они. А у меня в этот день будет свадьба! - ответил я. Конечно, не надо было говорить, но - кто же знал.
Собрались и встретились душевно - в восьмой столовой, как и всегда раньше. Было нас человек приблизительно пятьдесят, то есть примерно четверть курса. Узнаёшь не всех, а лишь некоторых. А и тех, кого узнаёшь в лицо, часто не помнишь - как зовут. А спрашивать неудобно. Была Катя, моя первая юношеская любовь. В столовой развесили наши прежние студенческие фотографии, и мы ходили и смотрели, и я сказал ей: Катюша! Ты была самой красивой девушкой на нашем курсе!
Потом всем предложили нацепить на одежду значки с бумажками - кого и как зовут. Чтобы все всех сразу узнали и вспомнили. Фотографировались на память - вставали все на ступеньках столовой, чтобы память осталась. Фотографировал какой-то однокурсник, которого я не помню совершенно - ни кто он, ни с какой кафедры. Просто какой-то старый мужик. Я ему протянул и свой фотоаппарат, чтобы на нём тоже был снимок, и он засунул его в карман. А когда он снял нас на свою камеру, то вдруг повернулся и пошёл в сторону, и я заволновался и стал его звать: Эй, товарищ! Уважаемый! А на мой тоже снимите! Но он шёл и не слышал. А я стал спрашивать однокурсников - как того седого зовут? И все грянули дружным смехом - какого седого? Дескать, все уже седые! Потом я его всё-таки дозвался, он спохватился, что забыл про мой фотоаппарат, и на него тоже нас всех снял.
Многие подходили ко мне и поздравляли - дескать, мы слышали, у тебя свадьба! А когда - уже прошла или нет? И всем приходилось что-то говорить о своей несостоявшейся свадьбе, как-то отшучиваться, и это было тяжело. Да и, вообще, было морально тяжело - я очень боялся этого дня. Со страхом ждал его приближения.
Очень растрогал меня Глеб - мой товарищ по Университету. Я его успел пригласить на свадьбу, а потом дал отбой. Прежде он никогда не ходил на встречи однокурсников, а в этот раз пришёл, как он сам сказал, специально - чтобы меня поддержать. Меня так тронуло его внимание ко мне. Сидели мы с ним вместе.
- А помнишь, Глеб, как мы впервые познакомились второго сентября на торжественной линейке первого курса? Помнишь, как Логунов выступал?
Глеб кивает и улыбается - он помнит.
В конце стали петь под гитару, и я запел вместе со всеми песню "Глобус" - наш гимн. Запел в полный голос. И все стали мне аплодировать и горячо хвалить - как я пою. А наша литовка Виля пригласила меня быть певчим в её костёле - оказывается, она там теперь регент. Надо же - в костёле! А я так мечтал попеть в хоре моей Наташи, но она так и не пригласила меня ни разу.
Не пришёл Володя Журавлёв, хотя собирался прийти и заранее сдал деньги на банкет - даже не полторы тысячи, как все, а сразу десять тысяч. Чтобы наша Яна внесла в столовую задаток, а потом чтобы ему эти восемь с половиной тысяч вернули, когда он придёт. Ребята удивлялись - почему его нет? Вот Володя наш приколист! - шутили. Деньги сдал, а сам не пришёл!
А через день, в воскресенье, стало известно, что Володю в день встречи "Скорая помощь" отвезла в больницу в реанимацию, а утром в воскресенье он умер. Оказалось, что Володя тяжело болел раком, но боролся до конца и даже собирался прийти на встречу однокурсников. И ещё я узнал, что у Наташи, с которой мы учились в одной группе на нашей кафедре, и которая уехала с мужем на ПМЖ в Германию, в прошлом году в Индонезии утонул её старший сын Илюша. А я помню этого Илюшу совсем маленьким мальчиком в начале девяностых годов, когда они ещё все были в России. Вот такая беда - сын погиб. И ещё я узнал, что у Нади, нашей однокурсницы, умирает сын от рака, и она дежурит и у его постели в хосписе и поэтому не могла прийти на встречу. А вчера сообщили, что Надин сын умер.
Вот такие беды кругом. И я подумал, что какая это, в сущности, ерунда - моя не состоявшаяся свадьба! Ведь мы все пока живы и здоровы - и я, и Наташа, моя невеста. Теперь уже, видимо, бывшая невеста. А сколько кругом бед. Грех Бога гневить и жаловаться на жизнь.

15:26 

Изумрудная свадьба.

Вчера у моих родителей была изумрудная свадьба - 55 лет! Они расписались 9-го мая 1964 года, и это была последняя возможность расписаться в этот день: уже на следующий год День Победы стал праздничным, и все ЗАГСы девятого мая перестали работать. Подарил я им большой букет роз, их любимый ликёр "Шеридан" и большую коробку вишнёвых конфет, потому что конфеты они оба тоже очень любят. Правда, у папы диабет, хоть и в начальной стадии, не очень сильный, и ему сладкое нельзя, но он всё равно ест конфеты. И я тоже люблю и конфеты, и ликёр. Посидели мы, как и всегда, втроём за праздничным семейным столом, выпили за здоровье друг друга. И за День Победы, конечно, тоже. Ещё недавно родители собирались позвать родственников и отметить изумрудную свадьбу где-нибудь в кафе. И Наташу тоже, конечно, собирались позвать, но вдруг всё поломалось. И настроения никакого теперь нет отмечать с шумом и весельем в кафе, поэтому отметили просто втроём.


20:01 

Праздник Победы.

Приближается великий праздник - День Победы! Сегодня у нас на факультете прошёл торжественный митинг, посвящённый Победе. Собрались на 18 этаже все - и деканы (все трое, один нынешний и двое бывших), и преподаватели, и студенты. Поздравляем мы всегда троих: трое сотрудников нашего факультета являются участниками Великой Отечественной войны. Профессору и бывшему декану Георгию Ивановичу 95 лет, он самый молодой. Доценту Валентине Фёдоровне, вместе с которой мы когда-то ходили в поэтическую студию, 98 лет. Оба они сегодня были. А ещё одному профессору, Юрию Гаврииловичу, - 96 лет, но он сегодня не пришёл.
Было очень тепло и торжественно. Георгий Иванович так хорошо и проникновенно говорил о войне! Нестандартно и не шаблонно. Ясная голова, как у всех у нас! Он ещё лекции студентам читает! А потом все пели военные песни, и Терентий тоже подпел. Даже запел в полный голос, и потом все наперебой, включая Георгия Ивановича, восторгались и хвалили Терентия - какой у него замечательный бас. Каждый год хочется верить, что он - не последний, что Господь продлит ещё дни этих троих человек. Георгий Иванович - участник Сталинградской битвы, а Валентина Фёдоровна - битвы за Москву в 1941 году.

Вчера всё кончилось. Я звал её приехать сегодня и серьёзно поговорить, обсудить нашу свадьбу, но вечером от неё пришла эсэмэска: "Терёша, честно, свадьбы у нас с тобой не будет. Говорю опять. И ещё раз. Мы совершенно не подходим друг другу. Я не могу быть с тобою счастлива".
Открыл я, наконец, свою страницу ВКонтакте, скрепя сердце, а там - так и знал, сплошная ругань от неё. Злобно так ругается, обвиняет, даже цитировать ничего не хочу. Всё одно и то же - что дверь в машину не открываю. Да открываю я ей! Просто удивился этой её причуде! И это удивление стало моим приговором.
Ну, вот и всё, это конец. Я ничего больше ей не ответил. Удалил у себя пометку "помолвлен". Она это сделала уже несколько дней тому назад, даже не предупредив. Терентий снова - свободный мужчина.

18:32 

Ольга.

Надо бы хоть что-то рассказать о себе за все эти годы, пока меня тут не было. Как раз когда я ушёл отсюда, весной пятнадцатого года, появилась Ольга. Нас познакомили в брачном агентстве, в которое я постучался и заплатил. Сказали, что женщине сорок лет, что детей нет и что хочет ребёнка. И ещё - врач! Надо же, вот редкость - настоящий врач! В городе, где, кроме фирмачек, никого не осталось! Каждая первая сидит в каком-то офисе купи-продай - пи-ар, эйч-ар, менеджеры-хуенеджеры и прочая коммерческая пена.
И вдруг - врач! Да это же своя сестра, нас так мало осталось - и врачей, и учёных! Встретились мы с ней в первый раз ещё осенью - конечно, на Октябрьской, как и всегда. Сводил я её в Новую Третьяковку - как и всех прочих при первой встрече, и посидели потом в кафе у метро. Очень приятная, милая женщина оказалась. Роста маленького, как я и люблю. Лицо доброе, хорошее. За разговорами о картинах начал я её осторожно спрашивать - мол, Вы тоже хотите ребёнка? А замужем ещё не были? Как вдруг оказалось, что ребёнок у неё уже есть и большой, школу заканчивает, что она разведена и что, вообще, ей сорок шесть лет! То есть как это сорок шесть?! - опешил я. Мне же в нашем агентстве сказали, что Вам сорок! Ольга впала в стресс - она ничего не знала об этих маленьких хитростях работников брачных агентств. И, вообще, выяснилось, что она не совсем врач. То есть она, действительно, медик по образованию, онколог по специализации и даже кандидат медицинских наук, но работает, естественно в фирме, как и все - в какой-то международной фармакологической компании. И то сказать - а где же ещё в наше время можно работать, если не в фирме? Не в поликлинике же и не в больнице сидеть, в самом деле! Поговорили тогда, пообщались, распрощались тепло у метро, и всё. И стал я потом в душе жалеть, что не пригласил эту Ольгу снова - уж больно человек она хороший.
И вот, под Новый год она мне вдруг позвонила - сама. Решила поздравить. Вы где-нибудь слышали, чтобы женщина сама звонила? Нет, конечно! Такого не бывает почти никогда. Оказалось, что она звонила в это самое брачное агентство, переживала и советовалась - можно ли ей позвонить мне самой? И я очень обрадовался её звонку, и мы начали с Ольгой встречаться. Зоологический музей, кафе, кинотеатры и пр. И где-то в марте мы сошлись - как-то раз она впервые осталась у меня ночевать. И это была у меня первая женщина, кроме Анюты, за целых четыре года, потому что Анюте, пока мы встречались, я ни разу не изменил.
Оля работает в Москва-Сити - в тех самых сияющих небоскрёбах до небес, на которые все заглядываются, проезжая по Третьему кольцу, а живёт в Мытищах с очень старыми уже родителями и сыночком-школьником. Собственно, теперь он уже, наверное свою ВШЭ закончил или заканчивает, а тогда ещё был школьником. Всё было с Олей просто прекрасно, такого доброго, хорошего, тонкого, интеллигентного человека, да ещё такой красивой женщины я давно не встречал! Может быть, даже никогда прежде. Видимо, сам Бог в лице работников агентства послал мне в подарок эту встречу. Оля прямо расцвела на глазах - говорила, что сотрудницы на её работе спрашивают, отчего она так сияет, и она отвечает им, что встретила своего любимого мужчину! Вот ещё что очень ценно и трогательно в женщине - она привозила мне в баночках какие-то свои котлетки или рулетики собственной выпечки - порадовать. А это очень мало кто делает! И ещё - предложила мне как-то приехать с рабочей одеждой - ну, там тренировочными брюками и всем прочим, чтобы помыть у меня окна! Надо же - окна предложила мне помыть! А я, хоть и слежу за чистотой, и полы мою, и всё такое, но на окна меня не хватает. И ещё говорила - мол, Терёша, ты носишь старую и немодную одежду, поедем как-нибудь в магазин тебя одевать! Представьте себе - хотела меня одеть, купить мне что-то поприличнее! Конечно же, я благодарил её и отказывался. На день рождения в июне она подарила мне большой дорогой тпортфель из натуральной кожи. Ну, я тоже подарил ей на день рождения что-то хорошее - золотую цепочку, кажется. А может быть, золотой кулончик - не помню уже точно.
Ну, так вот, всё шло прекрасно. Казалось бы - живи да радуйся. Ни тебе оглушительных скандалов, как с Анютой, с бранью и руганью - ничего! Тишь да гладь, да любовь. Во второй свой приезд Ольга привела с собой свой чемоданчик и спросила - можно ли его у тебя оставить? Да конечно, можно! И во второй комнате у меня поселился этот её чемоданчик со сменной одеждой и с какими-то ещё женскими штучками. Что там было - не знаю, поскольку ни разу его не открывал. И чемоданчик этот грел душу и радовал, суля какую-то новую счастливую жизнь. Квартира моя сразу ей очень понравилась - от меня ей очень удобно было ехать в этот её Москва-Сити. Она вечерами оставляла свою машину в моём дворе, и по утрам, позавтракав, мы выходили с ней вместе и садились в разные машины, и ехали вместе до поворота на Кутузовский, и всё махали друг другу из окон.
Я знаю точно, что никогда в жизни не встречал такой хорошей женщины, и вряд ли ещё встречу. И маме моей она очень понравилась, когда они встретились на концерте в Большом зале Консерватории. Наш хор там тогда выступал, и я достал билеты и для мамы, и для её сестёр, моих тётушек, и для Оли, конечно. А ещё во время того самого концерта моему приятелю Саше, тоже второму басу, стало плохо, и он упал прямо на станках во время пения. Мы его подхватили было под мышки и подняли, но через пару минут он снова сполз вниз. Концерт ненадолго прервался, Сашу отнесли в гримёрную, и Ольга вскочила в зале и хотела тотчас бежать к больному за кулисы - помогать, потому что она врач! И это было очень трогательно - эта её отзывчивость и готовность немедленно помочь кому угодно.
На второй или третий раз, когда она осталась у меня ночевать, она вдруг заговорила о будущем - мол, Терёш, давай что-нибудь будем решать! И я ей ответил - конечно, дорогая, давай! Ты, говорю, такая хорошая, замечательная, такой прекрасный человек! Я так рад, что мы с тобою встретились! Давай подумаем о ребёнке! Что ты думаешь насчёт второго ребёночка?
Ольга вдруг остолбенела от неожиданности и округлила свои красивые глаза:
- Ребёнок??
- Ну, конечно же! - продолжил я с жаром. Ребёнок, непременно ребёнок! У тебя же есть уже сыночек, а у меня до сих пор нет! Давай с тобою ребёночка сделаем! Как только забеременеешь - пойдём и распишемся!
Но Оля тут сказала, что это очень сложно, что ей уже сорок шесть (она на год меня моложе), и что у неё миома не леченая, и что надо было ещё десять лет тому назад делать операцию - удалять какие-то узелки, чтобы снова стать матерью, но она тогда этого не сделала, а теперь уже поздно. И я, конечно, принялся её горячо уговаривать вместе пойти в Центры планирования семьи, поскольку вместе с Аней таскался по этим центрам и прочим институтам уже пару лет перед этим и хорошо их знал - и на Севастопольском, и на Шаболовке, и на Опарина.
Но в следующий в свой приезд Ольга сказала, что была уже сама у своего гинеколога, и что этот гинеколог подтвердил, что никакого ребёнка уже быть не может из-за этой её застарелой миомы. Я принялся было её уговаривать пойти к этому её гинекологу ещё раз вместе, или к какому-нибудь другому, всё равно, и подумать над разными вариантами. Даже предложил оплатить, может быть, суррогатную мать - чтобы какая-нибудь здоровая женщина выносила нашего с ней ребёночка! Но Ольга ответила, что никакой суррогатной матери быть не может, потому что это вообще опасно, что яйцеклетка старая, и родится, скорее всего, ребёнок с синдромом дауна, и что она не хочет никакого второго ребёнка! И что, вообще, ходить под шестьдесят лет в школу на родительские собрания не к внуку, а к сыну будет смешно выглядеть со стороны.
И ничего я не смог с ней поделать - как ни уговаривал.
Ну, вот и всё. Повстречались мы с ней весну и половину лета. А пятнадцатого июля Оля приехала ко мне в последний раз - сказала, что заберёт свой чемоданчик. И тапочки, и зубную щётку. Мы встретились у моего дома, вместе поднялись ко мне. я предложил выпить кофе, и мы с ней посидели и выпили кофе. Я чего-то напевал и пытался шутить, хотя на душе кошки скребли и было совсем не до веселья. И можно было ещё что-то сказать - дескать, останься! Не нужен мне никакой ребёнок, ты лучше всех и давай жить вместе! И она, конечно, ждала от меня этих слов. Но перед глазами вдруг снова встало это видение - маленький человечек, с надеждой глядящий мне в глаза - мол, папочка, ты же меня не предашь? Я же всё-таки появлюсь когда-нибудь на свет?
И я, конечно, ничего не сказал.
А потом мы вместе с Олей закрыли дверь, спустились по лестнице и вызвали лифт. И поехали вниз, и всё о чём-то с ней говорили. И вышли из подъезда, и подошли к нашим машинам, которые стояли рядом. Сели в них и поехали вместе - как всегда по утрам. И, словно в замедленной съёмке, ехали очень долго рядом и всё махали друг другу рукой. Вплоть до самого поворота на Кутузовский проспект. Светило яркое летнее солнце, и Ольга надела тёмные очки, а я опустил шторку, и всё глядел на неё и махал ей, и улыбался. И она мне улыбалась в ответ и махала. Так это в памяти и осталось - как мы с ней едем по Минской улице в самый последний раз.


Мы перезваниваемся и поздравляем друг друга с праздниками - со днями рождения друг друга, с 23 февраля и 8 Марта. Как-то я, вернувшись с какой-то конференции из Западной Европы, предложил встретиться и подарить ей очень хороший санкционный французский сыр - знаю, что она его очень любит. То ли "Камамбер", то ли что-то ещё в этом роде. Но она ответила - не надо, Терёша, встречаться! Не надо ворошить прошлое, слишком больно!

А ещё я позвонил ей недавно и спросил насчёт врача-онколога по поводу рака простаты - кого она может посоветовать? Что есть один очень хороший человек, которому восемьдесят девять лет, и что надо бы ему помочь. Это я о Наташином отце хлопотал. И Ольга сразу назвала мне лучших врачей, оставила их координаты и всё объяснила, что нужно срочно делать. Хотя она со своим умом прекрасно поняла, конечно, что речь идёт о моём будущем тесте - а то о ком же ещё? Я же не сказал, что это для моего отца, или для дяди, или для сотрудника по работе. Ясно, что тесть. Просто она очень хороший человек, и всегда готова всем помочь.

16:15 

Была ещё последняя надежда завтра встретиться поговорить. Ещё в апреле нам в профкоме предлагали билеты в театр, и я, как всегда, предложил Наташе разные варианты. Она очень хотела пойти на балет "Золушка", но билеты дали только на вчера, а вчера у неё была вечерняя служба, и отпроситься в храме она не могла. Но я тогда взял два билета на оперу "Кармен" в понедельник, и Наташа сказала, что в понедельник пойдёт. Ну, так вот, позвонил ей сегодня утром, но она не берёт трубку. Отбил эсэмэску: мол, во сколько завтра встречаемся у театра? Давай в 18.20? Нам ещё, дескать, надо будет поговорить, помимо музыки! Как и следовало ожидать, никакого ответа не воспоследовало - ледяное молчание. Сейчас я отбил ей ещё одну эсэмэску: дескать, мы идём завтра в театр или не идём? Ты же просила купить билеты на "Кармен", и я купил. Жду твоего звонка! Надо ли говорить, что никакого звонка нет и не будет.
Вот такая чуткая и мягкая девушка моя невеста. И, вдобавок, большой знаток этикета. Всё это очень грустно и печально.

16:47 

Конец семестра.

Слава Богу, принял сегодня экзамен! Три пятёрки и пять четвёрок. Перевёрнута страница, можно теперь сложить все материалы, все билеты и лекции в огромную папку толщиной почти в полметра, завязать её тесёмками и закинуть высоко наверх - на верхнюю полку шкафа! До осени.
Кто-то порой жалуется на студентов, а у нас студенты просто замечательные!
Не нарадуюсь на них. Приходят на мои лекции все или почти все, сидят, слушают, что-то старательно пишут в своих тетрадях - такие молодцы!
Подумаешь грешным делом - эх, ребята! Да на хрена вам сдалась эта аэрология!
А они благодарят и хвалят - говорят, что лекции мои очень интересные, что я один из лучших лекторов. Сегодня на прощание, уже после экзамена, две студентки мне это сказали.
А пару месяцев тому назад был какой-то студенческий капустник с блинами - шла тогда масленица, и я зашёл к ним на несколько минут. Блинок там съел и раскланялся, пошёл уже было к лифту, как вдруг одна наша выпускница побежала вслед за мной, догнала и стала говорить, какой я замечательный лектор, самый лучший! Как они все помнят мои лекции! И, знаете ли, это так приятно было услышать!
А года три тому назад покойная наша Ольга, наша бывшая заведующая, ездила со студентами в какую-то экспедицию - в Заполярье, кажется, - и там тоже был один выпускник нашей кафедры, и он сказал ей, что Терентий Александрович - лучший лектор на кафедре!
Вот он, ещё один след. Всё-таки не зря я жил.

17:12 

Отношение к мужчинам.

Я ничего не понимаю в этой новой жизни и, наипаче всего, - отношения к мужчинам! Мужчина - вообще не человек, просто мусор под ногами. Почему-то некоторые женщины считают себя существами первого сорта. а нас, мужчин, - второго. Только лишь в силу своих анатомических особенностей - и ничего больше. Бог весть с какой стати они вообразили себе, что мужчины им всё должны, а сами они - ничего.
Оскорбить мужчину в наше время для многих молодых женщин стало едва ли не признаком хорошего тона. Этому активно способствуют СМИ: мужчина во множестве фильмов и телепередач - непременный объект насмешек и издёвок. У нашего телевидения - двойные гендерные стандарты. На тысячу пощёчин мужчинам во множестве кинофильмов и всяческих телешоу едва ли отыщется хотя бы одна пощёчина, полученная женщиной.
Нам постоянно внушают, что унизить мужчину, поднять на него руку - это нормально и даже хорошо! В бесконечных рекламных роликах жена в раздражении бьёт мужа грязной тряпкой по лицу - из-за того, что в доме засорились трубы. Попробовал бы хоть кто-нибудь выпустить зеркально симметричный ролик, где такой же тряпкой муж бы бил по лицу жену! Такая реклама вышла бы в эфир максимум один раз, за чем воспоследовал бы грандиозный скандал, и руководители телеканала тут же лишились бы работы! Отношение к Мужчине - Отцу, Кормильцу, Защитнику - является показателем степени цивилизованности любого общества. Неуважение к мужчинам - свидетельство нравственной деградации и бескультурья.

Самое же удивительное, что большинство мужчин считают такое положение вещей вполне нормальным - их так воспитали. Вот ездил я в этот наш храм в понедельник 29 апреля поучаствовать в богоугодном деле - поздравлении больных детишек. Потому что храм этот - при детской больнице, которой руководит знаменитый педиатр Рошаль. И надо было пройтись по палатам с пасхальными песнопениями и каждому ребёнку подарить пасхальное яичко, кусочек кулича и какую-то детскую игрушку. Милена прислала мне эсэмэску в рассылке - предложила приехать. И я, конечно, туда поехал, потому что я теперь - активный прихожанин. Ходили по больнице, по всем этажам вместе с обоими нашими священниками, поздравляли больных детей. Певчие пели. Наташи, правда, не было, а жаль.
И вот, перед тем как пойти, мы в трапезной ещё с одним прихожанином вместе раскладывали крашеные яйца по большим корзинам. Прихожанин этот - пожилой такой еврей с большой и окладистой седой бородой и приятным добрым лицом. Зашла речь о больных детях - как их жалко. И вот он мне вдруг и говорит: мол, ладно там мальчишки, но вот девочек жалко! То есть как это, говорю? Почему это Вам жалко только девочек, Виктор Ефимович? Ну, мальчики должны страдать! - это он мне отвечает. Что значит должны страдать? Почему это, с какой это стати? Тут полно лежит больных страдающих детей - у некоторых, может быть, ручек или ножек нет, или переломы сложные. Почему это Вам мальчиков не жалко? Ну, мальчики должны привыкать к страданиям! - он мне отвечает. Я даже рот открыл от изумления. А вроде казался он мне со стороны умным человеком, а поди ж ты - такую ахинею несёт.
Ещё этот прихожанин принялся сокрушаться, что школы у нас общие - дескать, это ошибка! Если мальчики учатся вместе с девочками, то они не вырастут мужчинами!
А я ему ответил, что слава Богу, что школы общие! Будь в наше время школы раздельными, это неизбежно свелось бы к дискриминации мальчиков - в той или иной форме. В школе для девочек раньше бы включали осенью отопление, а весной бы позже выключали. Школьные завтраки в школах для девочек были бы лучше и вкуснее. Стеклопакеты на окнах установили бы в школах для девочек. Красивую сантехнику в школьные туалеты, естественно, завезли бы девочкам. И зеркала повесили бы тоже девочкам - мальчики обойдутся! Им, вообще, страдать надо.

16:52 

Опустошение.

Полное опустошение. Непонятно, что делать дальше и как жить. ВКонтакте она удалила со своей страницы отметку "помолвлена" и поменяла её на "не замужем". А я пока оставил у себя отметку "помолвлен". Всё это, конечно, просто предлоги и поводы - и тортик тот, и дверца в машине. Когда они ещё с Алёнкой, с её сестрой приезжали ко мне в гости, Наташа вдруг написала мне: Давай у нас будет рояль! Мне, говорит, приснилось, что я в новом доме играю на рояле и иду в другую комнату за нотами!
А я ответил ей: Дружочек Наташенька! Но рояль же не поместится! Ведь пианино есть! Надо только его настроить. Главное - что есть место для детской кроватки и коляски, вот что самое главное! Ну, и ещё прибавил, что это же будет наш дом, что мы с тобой его обустроим!
А она ответила - мол, а что же ещё остаётся делать. Выбора-то всё равно нет! С горечью так сказала.
То есть ей, увы, не понравилась моя квартира. Хорошая такая двухкомнатная квартира в добротной кирпичной девятиэтажной башне 1965 года постройки. С очень большой застеклённой лоджией. И с двумя смежно-изолированными комнатами, в каждой из которых две двери, так что можно бегать по кругу через коридор. Даже по двум кругам можно бегать, потому что в лоджию ведут тоже две двери - из комнаты и из кухни. И мы должны будем потом непременно бегать с моим маленьким сыночком или с маленькой дочкой - играть в догонялки со смеющимся ребёнком.
Как-то она сказала ещё, что всю жизнь мечтала жить в центре.
- А может быть, мы в третьей вашей квартире будем жить? Она же в центре?
- Да, говорю, в центре - прямо у стен Новодевичьего монастыря. Я там жил пару лет, когда тётя Рая умерла.
- А потолки там высокие? - она спросила.
- Ну, говорю, повыше, чем у меня на Филях.
- А выше, чем у нас на Соколе или нет? - говорит.
- Не знаю, говорю, не помню. Честно - не помню!
Вообще, я этого совсем не понимаю. Какая разница, где жить - в центре или не в центре? И при чём тут вообще рояль? За каким хреном в квартире нужен ещё и рояль, если есть пианино? И какая разница, какая высота потолков? Главное, чтобы ребёночек появился! Есть прекрасная квартира, в которой есть всё, что только нужно для счастливой жизни! Живи да радуйся! Вот ещё блажь какая - рояль!

17:46 

Катастрофа.

Позавчера был на Пасхальном богослужении - конечно, там. Подарил её подружке Софии шёлковый платочек из Баку. Я привёз оттуда два платочка - Наташе и Софии, и сразу предложил Наташе выбрать, какой из двух ей больше нравится. София, как только узнала о нашей свадьбе, подарила мне красивую иконку пару недель тому назад - в честь грядущего радостного события, и надо было ответить ей хорошим подарком. Я ещё удивлялся, почему Наташа так медлит сообщить ближайшим подругам о нашей помолвке и свадьбе. Ну, ты уже сказала Соне? - спрашивал её часто. Пока нет! - отвечала Наташа.
А Наташе принёс в храм большую коробку конфет. Наташа вышла из трапезной после спевки сразу за Соней, и я протянул ей коробку: Наташенька, это тебе! Она отшатнулась и не хотела брать, но я всучил ей со словами - это твои любимые, "Моцарт"! И она, поколебавшись, всё-таки взяла.
А потом был Крестный ход, и Литургия, и всё как положено. Я, конечно, простоял там до конца, и причастие принял, и ждал Наташу - когда служба закончится, чтобы отвезти её домой на такси. Потому что было уже полтретьего, а метро открыто только до двух. Когда всё закончилось, певчие спустились вниз, и все поздравляли друг друга и христосовались, и я похристосовался с Наташей и спросил - ну что, пойдём, я такси закажу? Но она ответила - нет, спасибо, меня довезут. Ну, довезут так довезут, и я поехал на такси один.
Я впервые был там на Пасхе - всегда хожу в эту ночь на пасхальную службу в нашу церковь Бориса и Глеба. Там у них храм маленький, и всё камерное. С одной стороны, душевно и все свои, но в церкви Бориса и Глеба, конечно, торжественнее. И народу куда больше - со всего нашего Зюзина.
Ну, так вот, доехал я домой к родителям на такси.
А назавтра, в воскресенье, позвонил Наташе ещё раз её поздравить со Светлым Христовым Воскресеньем и сказал, что оплатил вчера ресторан и купил нам с ней два билета на фестиваль в Данию - во второе свадебное путешествие, потому что первое должно быть на Святую Землю. А она спросила - почему ты купил, ничего не сказав, не посоветовавшись? А я ответил, что мы же с тобой давно уже всё решили и договорились на фестивале побывать! А там билеты в свободной продаже заканчиваются, и медлить уже нельзя было: день-два, и кончатся совсем. А ты трубку не брала все последние дни! Я звонил, а ты не отвечала на звонки и не перезванивала!
А она мне тут и говорит: Терёша, я не хочу за тебя замуж, я тебя не люблю. И не пойду за тебя!
Как удар по голове.
А я говорю ей - как же так? Ведь уже и ресторан заказан, и гости приглашены! Моя тётя Женя в Германии билеты, наверное, уже купила! И на фестиваль билеты куплены! Мы же с тобою помолвлены!
А она говорит - я тебя не люблю и не любила, я уже говорила тебе. Мы, говорит, на находим общего языка, мы разные люди! Ты меня, говорит, не слышишь!
- Да что же у нас разного? - спрашиваю.
- Ты дверь в машину не хочешь мне открывать! - говорит.
- Да я же открываю тебе дверь! - говорю.
- Да, но ты открываешь, скрипя зубами! Ты не хочешь открывать, а это - неуважение к женщине! Этикет требует открывать перед женщиной дверь!
Вот такая ко мне вдруг возникла претензия - вдобавок к тогдашнему тортику после лыж.
- А к мужчине разве не надо относиться с уважением? - говорю я ей. Отношения строятся на взаимном уважении, уважать надо друг друга!
- Сейчас не об этом речь - она ответила. Речь не о мужчинах, а о женщинах и о уважении к женщине!
Вот и всё. Как ни старался я все эти месяцы, но вот - доискались, нашли во мне изъян - эта чёртова дверь в машине!

А было всё так. Это случилось ещё 19 марта, больше месяца тому назад.
Я же возил Наташу на своей машине туда-сюда, много раз.
И в Серпухов к её тёте возил, и в парк на лыжах кататься, и в другие места.
И всё было хорошо вплоть до 19 марта, когда Наташа впервые пришла к нам в МГУ на концерт.
Тогда мы вышли с ней из Главного здания и подошли к моей машине, как всегда.
Я завёл было двигатель, чтобы поехать и повезти её дальше, как вдруг заметил, что Наташа стоит рядом, но в машину не садится.
- А ты что же, дружочек? Стесняешься, что ли? Садись! - позвал я её.
- Нет, ты должен открыть мне дверь! - вдруг ответила она.
Странная какая-то причуда - дверь открыть! "А ты что же - сама не можешь, что ли? Дверь разве заедает?" - удивился я.
А Наташа вдруг мне заявляет: "Это правило этикета - открывать двери женщине!".
Удивился я, но открыл. А дальше - вот что: Наташа села в машину на пассажирское сиденье, но дверь с её стороны осталась настежь открытой.
А ты что дверь не закрываешь - разве душно? - спросил я её.
Но оказалось, что я должен не только открыть перед ней дверь, но потом ещё и закрыть.
То есть - она сидит рядом, но дверь с её стороны открыта, и я должен отстегнуть ремень безопасности, встать, выйти из машины, обогнуть её кругом, чтобы закрыть за ней дверь, и лишь затем - вернуться обратно.
Я удивился, потому что раньше никаких таких причуд за ней не водилось.
И сказал ей, что, мол, дружочек Наташенька, давай учись сама дверь открывать и закрывать! С юмором сказал, шутя.
И вот - теперь я кругом виноват, потому что нарушаю этикет и недостаточно уважаю женщину.
А мужчину разве не надо уважать? - спросил я её.
В ответ её глаза округлились от изумления: как это - уважать мужчину?! О чём это я вообще??
И с тех пор она всё время мне твердит, что мы разные, что мы не можем найти общего языка, потому что я не хочу открывать перед ней дверь машины.
Да открываю же я, открываю! - оправдываюсь.
Нет, ты это делаешь, скрипя зубами! - отвечает моя невеста - Ты не хочешь открывать!
Вот он - непростительный мой промах и порок, вдобавок к тортику.

Короче говоря, позавчера произошла катастрофа. Свадьбы, видимо, не будет, и в душе пустота. Я всё надеялся, что этот несчастный тортик - какое-то недоразумение, которое сгладится и пройдёт. Но тортик рос как на дрожжах, словно раковая опухоль, и вырос за два месяца, и застил собой весь белый свет. Да тут ещё эта дверца в машине, которой она меня всё время теперь попрекает. Что теперь говорить всем родственникам и друзьям, которых уже пригласил на торжество? Ума не приложу.

Шестого мая мы должны пойти с ней слушать оперу "Кармен" в Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко, я уже билеты заранее купил. Придёт ли она? И что ей тогда говорить? И, вообще, до шестого ещё целая неделя. Звонить, поздравлять с Первым мая как ни в чём не бывало? Или лучше взять паузу и уползти в тень - пусть успокоится? Или, вообще, всё бесполезно и ничего поправить уже нельзя? Сам не знаю - как быть и что делать. Или - чего не делать.

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100