Фандом: Энн Райс "Вампирские хроники"
Автор: Танья Шейд
Размер: мини
Направление: джен с элементами гета
Жанр: пародия
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Мариус, Маарет, Сантино и др.
Пейринг: намёк на Сантино/Пандора
Примечание. Написано для Фандомной Битвы 2019.
Примечание 2. Для Фандомной Битвы фик был отредактирован капитаном команды, так как у меня получился недобор слов. Здесь размещается первоначальный вариант.

После долгой и нелёгкой рабочей ночи президент Маарет уже собиралась было отправиться наконец на отдых, когда ей доложили о посетителе с некой просьбой. Впрочем, могли бы и не докладывать: недостатком Мысленного дара президент никогда не страдала, а потому знала и без докладов, зачем пришёл проситель. Не знала только, как вести себя с этим вампиром, которого она всегда считала разумным и рассудительным.
Охранница Мекаре на всякий случай потянулась к пистолету. Особым умом она не отличалась, но обязанности свои знала назубок.
- Что же, впустите гражданина Мариуса, - произнесла наконец президент.
Гражданин Мариус ждать себя не заставил. Переступив порог и отвесив церемонный поклон, он сразу же приступил к делу.
- Вам уже доложили, госпожа президент, что у меня к вам прошение, - были его слова. – Мне прекрасно известны наши законы, запрещающие уничтожать себе подобных. Однако сейчас я прошу вас пойти мне навстречу и дать позволение покончить с негодяем Сантино.
- Сантино, - медленно повторила президент. – Это тот, который награждён медалью «За отвагу» за то, что спас вам жизнь в арктических льдах?
- Именно так, госпожа президент. Как видите, по причине своей подлости он готов пойти на что угодно, лишь бы избежать моего возмездия. Но я насквозь вижу его гнусные замыслы, а потому от своей цели не откажусь. Если, конечно, вы согласитесь выдать мне официальное разрешение на уничтожение гражданина Сантино, бывшего главы Римского собрания Детей Сатаны. Уже одно это обстоятельство его биографии я считаю достаточным доводом.
- Детей Сатаны давно не существует, - отвечала президент. – Эта секта прекратила своё существование в восемнадцатом столетии новой эры. Вы полагаете, что я должна объявить в розыск каждого бывшего сектанта? Как будто у президента нет другой работы?
- Вам не придётся утруждать себя, госпожа президент. Речь идёт не о розыске многих, а всего лишь об уничтожении одного, которое я готов и желаю осуществить сам.
- Раз уж вы пришли за лицензией на убийство, господин Мариус, - произнесла президент, - возможно, вы объясните ваши мотивы?
- Разумеется, госпожа президент. Как вы знаете, в пятнадцатом веке новой эры негодяй Сантино похитил моего ученика, моего любимого Амадео, сделав из него своего последователя, и пытался убить меня. Я потерял самое близкое мне существо, моя жизнь была разрушена. Неужели Сантино не заслуживает за это смерти? Я помню Амадео невинным юношей, а Сантино сделал из него чудовище.
- Вы говорите о гражданине Армане, - президент всё ещё не теряла надежды разрешить ситуацию путём мирных переговоров. – Вы только что назвали гражданина Армана чудовищем. И во многом вы правы: гражданин Арман, как и гражданин Сантино, состоял в секте Детей Сатаны, был главой Парижского собрания, совершил множество злодеяний. В рядах Детей Сатаны он оказался в 1499 году и покинул их в 1780, таким образом, его стаж пребывания в секте составляет двести восемьдесят один год. Это на семьдесят один год больше, чем стаж Сантино, который стал членом секты в 1349 году и вышел из неё в 1559. Вы предлагаете мне выдать разрешение на убийство вампира, который провёл в секте всего лишь двести десять лет, но при этом вовсе не собираетесь принимать каких-либо мер против тех, кто служил ложному культу гораздо дольше?
- Мой Амадео, которого вы знаете как Армана, невиновен, - выдохнул Мариус. – Его принудили к служению дьяволу с помощью пыток и морального унижения, и вам об этом прекрасно известно!
- А почему вы полагаете, что Сантино стал сектантом по доброй воле? – был ответ. – Его нашёл в зачумленном доме и обратил вампир, чьё имя до сих пор осталось неизвестным. Обстоятельств его смертной кончины вполне достаточно, чтобы сойти с ума. Даже если предположить, что его создатель не был сектантом, что Сантино скитался какое-то время без приюта, пока не примкнул к Детям Сатаны, которые дали ему иллюзию смысла в новом существовании, - пыток и моральных унижений он пережил не меньше.
- Честно говоря, не понимаю, госпожа президент, что вы в нём нашли. Зачем-то взяли его под своё покровительство, открыли для него двери своей частной резиденции в джунглях Южной Америки, не говоря уже о том, что побудили его расстаться с культом…
- Вас удивляет, что я помогла вампиру исцелиться от отравы, губящей его рассудок, и стать самим собой? Впрочем, это вполне предсказуемо. Мне следовало бы вспомнить, что вы даже не попытались помочь Арману, когда у вас появилась такая возможность, предпочитая лишь наблюдать за тем, кто, по вашим словам, был когда-то для вас дороже всего на свете.
- Вы сомневаетесь в моей любви к Амадео?
- Я её просто не вижу. Одни слова и никаких поступков, не считая обращения. Но ведь для обращения вы его и готовили изначально. Вы просто исполнили свой первоначальный замысел, вот и всё.
Разговор начал утомлять Маарет. Зачем она вообще его продолжает? Почему не поступит так, как поступил бы на её месте любой президент, явись к нему кто-либо за лицензией на убийство? Наверное, всему виной усталость.
- Мекаре, - обратилась Маарет к своей сестре и охраннице. – Ты своё дело знаешь. Свяжись с кем следует. Сообщи, что вменяемость гражданина Мариуса вызывает большие сомнения.
Мекаре тут же принялась набивать сообщение…

Фарид и Сет ждать себя не заставили. Очень скоро гражданин, явившийся в кабинет президента за разрешением убить другого гражданина, был надёжно одет в смирительную рубашку и увезён в вампирскую клинику Грегори, где ему предстояло пройти тщательное обследование в психиатрическом отделении.

В одном из итальянских мегаполисов в дверь богатого дома постучалась женщина, которую многие признавали редкостной красавицей, навсегда застывшей в красоте зрелости. Когда хозяин открыл, женщина тут же кинулась ему навстречу, прижалась к груди.
- Если бы я только знала, - шептала она, и из глаз её бежали кровавые слёзы. – Я бы решила всё гораздо раньше. Все вампиры сейчас потрясены – но я больше всех. Неужели такое было необходимо, чтобы я разобралась в своих чувствах?
- Лучше поздно, чем никогда, любимая, - с трудом вымолвил Сантино, которому в реальность произошедшего верилось не меньше, чем Пандоре. – Порой нужно пережить крушение своего мира, чтобы сделать верный шаг. Я это понял четыреста с лишним лет назад.
- Четыреста лет назад мы впервые встретились, - выговорила Пандора. – Ведь всё могло сложиться иначе, разгляди я тогда тебя, а не твои лохмотья.
- Что же, теперь лохмотья тебе не помешают, - улыбнулся Сантино, и в самом деле одетый по последней моде. – И если ты будешь так добра, я с радостью осушил бы твои слёзы поцелуями.
- Да, - шепнула она.

@темы: фанфик, Вампирские хроники