Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Дневник, который задумывался как матершинный, но что-то пошло не так

↓ ↑ ⇑
18:41 

С какими мыслями я шла туда. читать дальше

Что происходило на сеансе. читать дальше

Что я думала после него. читать дальше

Что думаю сейчас. читать дальше

@темы: психотерапия

15:07 

В общем, я-таки сшила себе юбковаленок. Уже две упоротые юбки, весящие тяжелее пальто каждая. И я немного опасаюсь того, что не остановлюсь на этом и сошью ещё третью упоротую юбку. Оставшихся мне в наследство старых шерстяных юбок на это ещё хватит.

Их упоротость заключается в том, что шерстяная ткань идёт не одним слоем, а двумя, потому что мне один слой и лёгкий подклад — как мёртвому припарка. Для меня такая "тёплая шерстяная юбка" вообще пустой звук. На самом деле я нормально чувствую себя зимой, когда одеваю колготки и штаны, потом джинсы, например, на колени — шерстяные наколенники, потому что иначе коленям каюк, а поясницу и все стратегически важные органы, находящиеся в том месте, я заматываю бабушкиной шалью и только ей. Свитер — и вот тогда можно одеть сверху пуховик и спокойно выйти на улицу.

В общем-то шить было очень приятно. Под конец, когда я поняла, что первый раз в жизни вшиваю молнию и у меня вроде как получается, даже проснулся прямо-таки энтузиазм.

Мать уезжает послезавтра и мне нужно будет придумать дальнейший план своих действий. Но подумаю об этом потом.

14:22 

А что, если получится быстренько отмахаться с этими записями про психотерапию, ни на что не отвлекаясь (кроме как на еду), пока будет светло и можно смотреть в окно, пока печатаю, и потом целый вечер свободен? А не как я обычно, затягиваю, пишу о чём-то другом, читаю что-нибудь...

***

Не получилось, пока я ела, уже почти стемнело.

С какими мыслями я шла туда. читать дальше

Что происходило на сеансе. читать дальше

@темы: психотерапия

19:35 

А вообще, мне нравится ощущение, что я правда могу написать сюда всё, что угодно, что не надо ничему соответствовать. Как ни странно, у меня такого давно не было, другой дневник у меня очень старинный и я не писала туда издавна какие-то вещи, которых было стыдно.

Вон, я даже аватарку поменяла, потому что совсем уж убитая девушка с надписью I"M NOT OK это было уже слишком для меня драматично. Когда я только начинала здесь писать, мне было как-то гораздо депрессивней. Всё воспринималось хуже, картинка подходила. Теперь как будто уже не так.

19:30 

Мать вернулась от подруги и ведёт себя как будто ничего не было. Ни слова об этом, всё миленько. Это как? Это что вообще было?

Я до её прихода проспала часа полтора, и сейчас уже тоже никакая, а ещё даже не поздно. Чё-т, видать, это было реально стрессом для меня.

Ой капец. Интересно, конечно, наблюдать за своими неадекватными реакциями на неё и на то, что она говорит. На свои скачки от "я права и как-нибудь прорвусь" до "я дерьмо и отстой и моральный урод гореть мне в аду" — и обратно. Капец от того, что ей это, видимо, не стоило особых усилий или нервов, а у меня будто земля оборвалась под ногами. Ну я думала что для неё это тоже событие, оказалось нет, по ходу.

Я не знаю, наверное, мои реакции приближены к реакциям маленького ребёнка, что ли. Какая же это несправедливость, что там, где у ребёнка реально жизненная трагедия, когда ты просто несколько дней восстанавливаешься, и ещё долго вспоминаешь с содроганием, а полностью не забудешь никогда, у взрослого это была какая-то фигня, мимоходом, и через минуту забыл.

Но это я не про себя и сейчас.

Кажется, я начинаю описывать в этом дневнике каждый свой шаг и я не уверена, что это хорошо. Возможно, раз тянет, то и надо.

14:41 

С какими мыслями я шла туда. читать дальше

Что происходило на сеансе. читать дальше

Что я думала после него. читать дальше

Что думаю сейчас читать дальше

@темы: психотерапия

08:51 

я, кажется, очень сдурила, сказала матери лишнее. Только не пойму, правда ли это так ужасно, то, что я сказала. Вроде бы, не более того, что я по ней не скучаю, и нет, не соскучусь и через пять лет, что я в принципе иногда не против с ней пообщаться, и это вряд ли можно назвать словом "скучать". Что я не готова терпеть негатив ради общения с ней. Что я не понимаю подругу, которая сказала "ой пусть мать делает и говорит что угодно, лишь бы дольше пожила". Что я в отличие от подруги "ради того, чтобы мать дольше пожила" не согласна тратить свои нервы.

Её это почему-то очень взбесило. Она рассказала мне, что я моральный урод. Что весь мир мне плох, а в голове какие-то идеалы, но злой мир почему-то им не соответствует. Что я окружаю себя врагами, а главные из них — это отец и мать, и всё потому, что они не соответствуют моим представлениям о том, каким должен быть идеальный отец и идеальная мать. Она бы ещё много мне рассказала, но ей пришлось уходить.

С одной стороны мне хочется реветь. Да и слушать это было так, больновато. А с другой стороны какой-то холод чувствуется и холодная злая радость, как будто я ступила на тропу войны или нарушила все моральные принципы и теперь я вне их.

Неужели правда сказала что-то ужасное? Я вроде не сказала, что хочу чтоб они умерли там поскорей (а я и не хочу), или что пусть они болеют-умирают, мне всё равно. Ощущение, что она продолжила в своей голове мои слова примерно до этого.

Это глупо, наверное, говорить что-то откровенно. Мать даже сказала где-то ближе к концу своих выпадов, что надо мне быть умнее и не говорить такие вещи людям в лицо, даже если я думаю их про себя. Характерно для неё, пусть будет красивая картинка, что ты там на самом деле думаешь и чувствуешь, не так важно, главное красивая картинка. Мы же "семья". Я же мать. Все родители одинаковые. Все нормальные дети любят родителей. Пусть картинка соблюдается.

Я чувствую себя довольно-таки паршиво, как будто совершила предательство или что-то такое. Вместе с тем, на месте чувства любви и привязанности у меня правда пустота. Я не думаю, что было бы правильно обманываться и делать вид, что это не так. Было ли правильно сказать об этом ей, уж не знаю.

Ещё, кажется, такие переживания больше к лицу пятнадцатилетнему ребёнку в подростковом кризисе. Видать, у меня подростковый кризис затянулся.

10:07 

Сейчас 12:43 и меня слегка потряхивает. В голове мысли кишат и я не знаю, стоит ли написать сюда, или стоит просто отойти и успокоиться. Что лучше. Или без разницы. Что даст мне лучший результат.

Я не знаю, это врождённая особенность мозга, или деформация после нескольких лет ведения дневника на дайри. Хотя причём тут вообще дайри, не было бы сайта, был бы дневник в тетради. Так или иначе, мои переживания, мысли в голове, теснясь, предстают в виде сложенных предложений, формулировок, слов, фраз. Я сейчас отошла на минутку, сделала какие-то мелкие бытовые дела, и всё время, пока руки были заняты, у меня в голове формулировались предложения. Как можно написать. Что за чем следует. Какой именно словесной конструкцией из одной мысли перейти в другую.

За пару недель пока мать живёт тут со мной, я успела отвыкнуть от кофе. Сейчас хочется очень. Не для бодрости, а для изменения эмоционального фона. Или не фона. Чего эмоционального? Я косноязычна. Кажется, когда пьёшь кофе, оно в среде твоих эмоций становится чем-то похожим на стержень, и все эмоции обвиваются вокруг него. Если без него не было ни верха ни низа, одно беспорядочное нечто, кофе словно становится системой координат. Это как если ты идёшь, останавливаешься и опираешься о стену. Ничего не изменилось, но стало немного спокойнее.

Нету молока. Придётся делать чёрный, противный на вкус. Но, пожалуй, сделаю.

Так, сейчас 13:01. Я даю себе час на писанину и потом пойду на улицу. Вот именно сегодня мне не хочется просидеть дома целый день и ничего не делать. Равновесный настрой "тупо ждать пока уедет мать" нарушен, теперь спокойно не усидеть. Она, кстати, уедет через 10 дней. Я сегодня, когда проснулась, лёжа в постели считала по пальцам.

***

Кофе готов. Я тут повеселюсь пока, описывая кружечку. Она из стекла и окрашена снаружи, так, что заглядывая внутрь, ты видишь бирюзовый цвет. Сверху бирюзового окрашена кофейно-коричневым, получается, что изнутри бирюзовая, снаружи коричневая. Качественно и аккуратно, не так, как можно себе это представить. Только что первый раз поняла, что та же самая идея могла бы быть исполнена в этой кружке гораздо дерьмовей.

Не знаю как начать. Просто в разговоре, мимоходом, я зачем-то сочла нужным сказать матери, что отец боится русских. Родители же живут у меня заграницей, и просто зашёл разговор о том, что он, наверное, не захотел бы переезжать в Россию, и тут я не сдержала себя и ляпнула, что он боится русских. Как чувствовала, что мать этого просто так не оставит, начнёт защищать, опровергать, и мне предоставится возможность ляпнуть и всё остальное, например, что он трус по жизни, а смелый только в своей семье, баб и детей строить.

Мать сказала "а что, много кто смелый среди бандитов?", на что я ответила, что да, не много, но не каждый свою трусость отыгрывает на детях.

Дальше она включила режим оборонительных издёвок, её тон стал презрительным и она начала что-то говорить про то, что у меня не всё в порядке (с головой), что я никак не успокоюсь, всё цепляюсь к отцу. Однако сила была на моей стороне, ибо этот разговор я вовсе не рвалась продолжать, а лишь отвечала ей на её горячую защиту отца. И я сказала, что не цепляюсь ни к кому и вообще просто давай закончим разговор. И она ушла, потому что стояла уже в сапогах и шубе на пороге. А я осталась и меня трясёт. Но ей я, кажется, виду такого не подала.

Я думаю, что совершенно права. Есть у меня моральное право презрительно отзываться о своём трусливом отце, поскольку, во-первых, это правда, он всю жизнь боялся мужиков. Даже с дедом, отцом матери, мог общаться только "поддатый", оправдывая это тем, что, мол, нет общих тем. Но блин. Всю неделю ходить чуть бухим из-за того, что нет общих тем? Не верю. Верю в то, что это способ снять напряжение и страх.

Я не против страха и я хорошо понимаю людей, которые боятся других людей, потому что я тоже очень боюсь людей. Но вот именно мой трусливый отец дома был гроза семьи, просто Иван Грозный. Он даже внешностью похож. И он бил меня и мою сестру, начиная практически с пелёнок и заканчивая уже возрастом лет 10-ти, когда начать лупить ремнём по заднице эту девочку — это уже немножко похоже на завязку сюжета в порнофильме определённого типа. Я тогда не знала.

И я действительно думаю, что это битьё очень испортило всю мою жизнь, это обращение сильно повлияло на мой характер, но и не только. Это ещё и оставило тяжёлый для меня и какой-то несмываемый след унижения внутри, боюсь, что на всю оставшуюся жизнь. Не знаю как, но до сих пор точно.

И да, я-таки имею моральное право презирать этого человека. И нет, мать не права, когда говорит, что у меня с головой не в порядке, а отец нормальный, а я к нему цепляюсь. Я не цепляюсь к нему. Я не хочу его видеть вообще никогда, да так же, как и мать, это она гоняется за мной как чёрт за душой праведника. Иногда ощущение у меня именно такое.

Иногда я чувствую себя из-за этого очень подавленно. Как будто я преступник. Как будто я сижу на корточках в углу, и кто-то лупит меня резиновой дубинкой по чём попало и орёт:"люби родителей, сука! будь благодарна им, тварь!"

Эта мать, которая так любит тыкать мордой в грязь, у неё талант и она это знает, у неё включается змейская интонация, издёвка, поддёвка, ехидство, но она тоже может быть такой милой и огорчённой, и обиженной и возмущённой, когда я каким-то образом показываю, что просто не хочу от неё ничего, просто не хочу её видеть. Эта суетливая мать, для которой важней всего вещи и галочки в списках в её голове. Она может словами унизить и подробно рассказать тебе, какое ты дерьмо, а потом просто стать милой и купить дорогой подарок, боже, засунь себе его в задницу.

Суетливая мать, которая в нашем детстве убивалась, водя нас по врачам, потому что мы с сестрой болели ПОСТОЯННО, но ей не пришло в голову, что стоит поменьше закатывать детям истерик и не давать мужу их лупить, и, может быть, болеть они станут меньше. А мы с сестрой болели всем. Что интересно, все пункты болезней у нас совпадали, но проявлялись по-разному. Например, у обоих были проблемы с желудком, но у сестры острый гастрит, а у меня какой-то хронический. У обоих были аллергии, но на разное. У обоих были циститы, но у неё острый, а у меня хронический. И так, блядь, далее, и так, блядь, далее.

И мать вдохновенно носилась по врачам с нашими пухлыми медицинскими карточками... Впрочем, я была немного более болезненной.
У нас с сестрой у обоих теперь прыщи, но только мне тридцать, а ей двадцать девять, и обе не можем вылечиться от них лет по 15 к ряду, но только выглядит это у нас немного по-разному, потому что типы кожи очень разные. Мы вообще с ней очень разные.

Я чувствую себя немного чудовищем, потому что не могу относиться к ней нормально. Вот она сидит и читает книжку в своём ноутбуке, и тут начинает смеяться чему-то написанному, продолжает читать. Я смотрю в эти улыбающиеся глаза, пока она не видит, и чувствую, как в глубине души просыпается очень непривычное, а вернее давно забытое, очень сильное чувство любви. Я не видела её искренней улыбки очень давно, может быть, последний раз, когда была ещё маленькой. Она уже очень давно не улыбается и не смеётся искренне со мной. Обычно мне противно смотреть на неё во время разговоров, потому что фальшь.

Я давлю в себе это чувство любви, напоминаю себе о том, что так же она смеялась и когда я была маленькая, а потом спокойно позволяла этому уроду меня бить, ей это немножко не нравилось, конечно, но его аргумента "меня пиздили и человеком вырос" было достаточно. А для скандалов с ним можно было найти поводы и поважнее.

Очень много обиды, очень много обиды. Но я не хочу обижаться, я просто хочу чувствовать себя в праве послать этих людей. Не чувствовать к ним ничего. Не чувствовать вины и не чувствовать этого "люби родителей сука, будь благодарна им тварь". Я хочу помнить о том, что милые улыбочки и дорогие подарочки, от которых я отказываюсь, но она очень настаивает — это всё фальшь, нельзя на это вестись, иначе я снова погрязну в обидах.

И да, тем не менее, не чувствовать к родителям ничего — это чудовищно. Это как выжигать что-то у себя внутри.

И я, наверное, драматизирую. Я давно уже думаю, что мне нужно пойти работать волонтёром куда-нибудь в наркоманский приют или что бывает в этом роде, просто для того, чтобы посмотреть, насколько бывает хуже и преисполниться благодарности к тому, что есть и было у меня. Надо, надо.

14:10 

После недавнего диалога моё мифологическое сознание разыгралось. Я даже перекладывать кошку с места на место стала как-то почтительней. А что, если и правда передо мной создание, которое в принципе способно вершить судьбы людские одним движением лапы?

И тогда не такой уж глупостью теперь кажется моё недавнее решение не оставлять и не отдавать своих кошек никому, когда знакомая предложила мне ехать в Китай устраиваться на работу, а я отказалась, и назвала, конечно, другие причины, но внутренней главной причиной было даже не то, что некуда пристроить кошек. То, что я не хочу никуда их пристраивать. Трижды глупо с точки зрения любого разумного человека.

Но во мне глубоко и чётко сидит очень сильное нежелание кому-то отдавать свой уют. Желание поехать в Китай тоже было. Но силы были неравны.

Эта мурочка не такая уж обычная кошка. Из её отличительных черт я бы назвала отсутствие пытливого ума и душевности. Очень сильную живучесть, приспособленность к жизни.

Вот как бывают люди теоретически способные на очень умные рассуждения, но в жизни рассеянные, нехваткие, неловкие, и главное — часто действующие не самым выгодным для себя образом. А бывают вроде бы неумные, но действующие как будто на инстинктах — и выигрывающие от этого — люди. Так же и кошка, если сравнивать Мурку со второй, то вторая явно умнее. Ей как бы большее интересно. Она явно по-разному относится к разным людям. У неё просто даже паттерны поведения гораздо разнообразнее. Но лучше в жизни устраивается всегда именно Мурка. Мне кажется, именно у такой кошки и должна бы быть сильная энергетика.

Теперь я тем более не смогу ничего поделать с этим. Я уязвимый человек, есть хронические и неизлечимые болячки, и кто знает, вдруг наличие кошки влияет как-то на их развитие? Вдруг если я отдам её и с ней что-то случится, то это тоже повлияет?

Конечно, я до паники боюсь того факта, что придётся лететь на самолёте и сдавать этих двух в багаж. Да и усложнят они мне жизни, если я правда решусь переезжать... Но страшней всего, конечно, багаж. Как хочешь убеждай себя, что всё будет ок, не убеждается.

10:59 

У меня сегодня все мысли — о том, что я больше никогда не хочу видеть свою мать. Ни видеть, ни слышать. Никогда. И о том, что это невозможно, потому что она будет пытаться достать меня всюду, и будет ныть, что я плохая, потому что не хочу с ней общаться, а я буду на это вестись, у меня пока ни разу не получалось иначе.

Что я могу поделать, если всё, что она говорит, заставляет меня хотеть умереть? Если чуть ли не от её вида мне уже начинает хотеться умереть (хотя бы немножко). Я даже когда вспоминаю её, мне и то уже хоть капельку, но хочется умереть. А больше, пожалуй, особых эмоций она у меня не вызывает. Разве что ощущение, что надо быть начеку. И прочее. А положительные эмоции — я не знаю, сколько надо рыть, чтобы их отрыть. Если они и были, то уже стухли и испортились от плохого соседства.

Это всё очень глупо, конечно, с моей стороны, в тридцать лет уже нормальные люди заботятся о матерях, а я не знаю как отделаться от "заботы" своей матери обо мне. Я вообще не могу представить себе ситуации, как я могла бы о ней позаботиться. Она сама о ком хочешь позаботится, и ещё в гроб загонит своей заботой. Такие дела, что я объективно не могу ничем ей быть полезной. Она пока что энергичнее меня раз в пять, денег у них с отцом столько, сколько мне не заработать никогда в своей жизни (я очень рада за них, по-крайней мере не приходится переживать о том, как они там живут). Но я ничего им дать не могу. Просто хоть над гробом разорвись, не могу.

А в её заботе мне видится фальшь, фальшь, фальшь. Я для неё никто, я для неё пустое место, как и мои "чувства". О какой тогда заботе речь? Я блядь в шоке. Она сегодня с утра мне сказала: сложи свои вещи, они высохли. А мы с ней уже одевались, собирались выходить на улицу. И я говорю, нет, как вернёмся, так и сложу. Не захотела типа дёргаться. И она лезет хватать мои вещи и складывать их сама. Я ей говорю: не трожь моё шмотьё. Она мне говорит: ну мятое же будет. Я говорю: какое тебе дело до чужих вещей. Она мне: "это не чужие вещи! ты мне не чужая! ты моя дочь! У тебя других целей нету в жизни, как только сделать мне что-то назло!"

Вот это блядь важно. Если я рассказываю ей что-то, что мне хочется рассказать, она откровенно скучает. Я скучаю, если она рассказывает что-то мне. Нам нечего делать вместе.

Я в этом распоряжении чужими шмотками вижу настолько явное «ты никто и звать тебя никак»...

Ах, ах, ах, я бы и повспоминала ещё всяких разных штук, но что-то глупо выходит и много. Я просто чувствую явный посыл от всех её суждений, от всех её слов: "иди и убей себя об стену".

17:54 

С какими мыслями я шла туда. читать дальше

Что происходило на сеансе. читать дальше

@темы: психотерапия

16:23 

Мать-таки и сегодня назвала меня лоботряской. Ну и лёгкая нотация вслед, на тему того, что непонятно, как же вообще можно быть такой. Я ничего не говорю, может быть, так меня назвал бы любой порядочный человек, который бы посмотрел на то, как я живу.

Это снова ощущается как пощёчина и как бы видов реакции несколько — можно просто молчать, глотая боль (а для меня такие вещи почему-то всегда боль), можно сказать в ответ тоже что-нибудь обидное (вообще-то мать и сама не работает, да и образ жизни её из судорожной деятельности часто скатывается в просмотр передач, бесконечное жевание и чтение какой-нибудь "марининой" и проч. чисто жевачки для мозгов). Можно начать что-то объяснять, как-то оправдываться. Я выбрала промолчать и подумать.

Да, это больно. Но почему? Очень стыдный образ лоботряса и бездельника, в любой русской сказке вы найдёте как над ним смеются. Плюс ощущение, что раз тебя осудили и назвали лоботрясом, значит, ты не имеешь право есть хлеб. Не имеешь права жить, по сути. Иди, убей себя об стену. Приживалка, тунеядец, всё такое прочее. Наверное, поэтому и больно. Конечно, ощущение, что она имеет право так говорить. Что раз она так говорит, значит, так и есть. Значит, это я и есть, значит, надо пойти и убиться об стену, потому что начать делать что-либо после таких слов желания ещё меньше, чем было до них, при чём гораздо.

Но если взглянуть со стороны. Как будто бы сказали такое не обо мне, а о другом человеке. Я думаю, так говорить о другом человеке тупо. Даже если это твой тридцатилетний ребёнок, которого ты кормишь, работая на двух работах, а он тебе вообще ничем не помогает. (Кстати, мне кажется, если он при этом будет бухать по-чёрному, а не просто "ничего не делать", то негатива к нему будет поменьше. Но это к слову.) Если всё так плохо, а он здоровый тридцатилетний лоб, то блин, ну не корми его. Реши уж как-нибудь это сама — кормишь ты его или не кормишь, и если да, то в каком размере. Реши и успокойся. А что он делает и чего не делает, пусть это будут его проблемы.

Беда в том, что часто людям не решить свои проблемы и успокоиться надо, а им надо не терять контроль над кем-то и иметь возможность его упрекать и попрекать. Вот и кормят его, а потом попрекают. Он, конечно, тоже волен в любой момент повлиять на ситуацию. Ну и вот, никто ни в чём не виноват. Все хороши.

Я упрекаю себя в том, что слишком труслива и безвольна была все эти последние 10 лет. Не могла повлиять на ситуацию, отказаться от помощи родителей, от проживания на их территории. Теперь говорить не о чем, если весной получится это изменить, то ок. Если нет, то увы. Но не хочу и чувствовать, что она права, говоря мне так, не хочу и чувствовать желание пойти и убиться об стену.

15:33 

Сегодня такое состояние полуживой сонной мухи... И очень приятно смотреть в окно. Снег лёг уже достаточным слоем для того, чтобы это ощущалось как зима.

У меня кризис, я не хочу писать про психотерапию.

Попробовать всё же что-нибудь написать. Может быть, совсем вкратце. Обычно у меня не получается, получается огромная простыня. И из-за этого не хочется даже начинать.

По-моему, вообще переписывать все свои мысли у психотерапевта — это какая-то глупость.

Напишу про кофточку, в которой я сижу. Я купила себе её вчера в секонд-хэнде. Обожаю секонд-хэнды, мне нравится сама идея того, что вещи кому-то раньше принадлежали. Первое время когда одеваешь, ещё кажется как будто это не твоя вещь, и чувствуешь себя в ней как будто не совсем собой. Потом, впрочем, она осваивается и становится твоей. Эффект проходит.

Ещё мне в секонде уютно. Приходишь туда, смотришь огромную кипу вещей, которые развешаны все рядочками, всё упорядоченно по цвету и виду вещи. Отдельно футболки с короткими рукавами, отдельно с длинными, отдельно свитера, отдельно куртки. А внутри вида уже по цвету, из одного цвета перетекает в другой. И я чувствую себя в этом магазине как-то аутентично. (надеюсь, это слово значит то, что я имела ввиду). Обычно в магазинах мне неловко. Вроде как "ну и чё пришла?", или чувство, что я слишком недостаточно гламурна для них. И мне в них находиться как-то неприлично. Как если бы бомж зашёл в ювелирный салон... А в секонде ходят тётки и молодые тоже, и смотрят те же вещи, некоторые немножко стесняются и стараются друг на друга не смотреть. И мне между ними нормально находиться. И как-то набрать штук 10 вещей и пройти в кабинку их перемерять — проще простого. В обычных магазах я опять же чувствую себя как будто не для меня эти кабинки стоят, а для приличных людей, а я, сволочь, захожу и занимаю, порядочных людей задерживаю...

Я всё ищу себе какую-нибудь футболку с принтом. Футболка должна быть с длинными рукавами, у нас в российских магазинах такого вообще почти нет, а в секонд приходишь — целая куча, на любой вкус, любые цвета, любые формы. Только часто на них там ничего не напечатано, а мне хочется, чтобы было. Без рукавов или с укороченными мне носить вообще не подходит, потому что у меня мёрзнет запястье, надо чтобы оно всегда было закрыто.

И принт, как оказалось, подойдёт не любой. Никаких лиц. Мне одного моего лица хватит. Никаких животных — не знаю я, почему. Никаких цветов или завитушек. Что-нибудь достаточно депрессивное это должно быть. Мне нравятся буквы. Лучше бы чёрные. Если узор, то не завитушки, а что-нибудь суровое. Можно кляксы, брызги. Можно силуэт города или какие-нибудь окна. Ну и всё это не должно быть жизнерадостным.

Ну а данная кофточка такого светловато-серо-коричневого цвета сама. А принт на ней чёрный. Посередине на груди крупные буквы, кругленькие такие, не заглавные, разные шрифты, с засечками, неровно так, как будто плохо отпечатались. И звезда золотая пришита в серединке. Я из звезды ещё её серединку вырезала, и остался у меня только контур звезды. Что-то прям в зеркало смотрю, вижу этот принтик и немножко радуюсь. Мама говорит, слишком уж оверсайз, что, мол, на неё было бы хорошо. Хотела даже померить, но я не дала.

Получается, чем бы ни тешиться, только бы про психотерапию не писать. О футболочке накатать простыню — запросто.

19:37 

Так часто я обнаруживаю себя на том, что просто сижу и пытаюсь заставить себя делать _хоть_что-нибудь_. И это даже не зависит от чьего-то присутствия. Была одна, было то же самое, была в паре, было то же самое. Как будто хотеть чего-то кроме как скрыться под одеялком, можно только через силу, заставив себя.

Сегодня мама очень рано встала и ушла, пошла с подругой в церковь. Я была одна, делай что хочешь, и всё, чего мне хотелось — это обратно спать. Мне кажется, есть несколько часов в сутки, когда я не могу спать, а всё остальное время я просто могу проспать. Закон подлости в том, что несколько бессонных часов приходятся как раз на то время, когда спать должен ложиться порядочный человек. Начинается в 22:00 и заканчивается в 02:00.

Переписываюсь опять с сестрой. Она внушает мне, что вокруг так много классных дел, которые можно было бы делать. Я соглашаюсь. Я тоже так считаю. Тут всё понятно. Непонятки начинаются, если задаться вопросом, почему я уже лет 14-15 как не делаю никакие классные дела? Лет 15, как что-то пытаюсь, что-то начинаю и никогда не заканчиваю. И ни к чему не приводит.

Я всё задумывалась о своей "нормальности" или "ненормальности". Сейчас моё эмоциональное состояние расшатано, это да. Эмоции бывают сильными, я ими не управляю, иногда мне кажется, что они как погода, хотелось бы знать, чего ждать завтра, но, к сожалению, синоптиков нет.

Но мне кажется, что эти проблемы с эмоциями, а также с энергией и с тем, что ни на что нет сил — это скорее следствие того, что я сижу в дыре. Что все 15 последних лет, когда мои сверстники делали что-то полезное, вкладывали силы в то, что потом приносило результат, я занималась какой-то очень странной фигнёй.

Я даже не могу объяснить, почему же так получилось. Что я такого делала не так. Почему у меня ощущение, что мне все 15 последних лет жизни не дали вообще ничего. Я же пыталась дружить. Пыталась работать, пыталась учиться, пыталась любить. Всё было не то.

С работой ясно — бралась каждый раз за дело, которым не собиралась заниматься вечно. Будь то детский сад, работа в магазине, в печатной конторе, во впаривательной конторе на звонках... Я совершенно точно с самого же начала не собиралась заниматься ничем из этого всю жизнь. Хм. Нет, это, конечно, опыт какой-никакой.

Когда начинала работать в магазе, я не могла ни к какому человеку обратиться без заикания, для меня это был просто шок, сказать что-то первой зашедшему незнакомому человеку. То же со звонками. Первый раз звонила — вся потела, руки тряслись, сердце останавливалось, казалось бы, чего такого, не прибьют же тебя по телефону, вот и не бойся! Но нет, страх и ужас, паника и смерть.
Не знаю только, опыт, конечно, был, но со временем он стирается, так что...

С отношениями тоже вроде всё понятно. Я чётко вижу сейчас, что я в принципе не способна на гармоничные отношения, только на жёстко-созависимые. Мало того, не способна на отношения с гармоничным человеком. С человеком, у которого всё в порядке. Нет, нет. Только такие как я, с болью, с неудачами.

А сейчас я просто сделала так, что нахожусь отдельно от людей и никого не вижу.

Надо бы как-то логически закончить, но сестра отвлекает, пишет в контакт, так что не получится.

18:59 

Я плохая дочь, готова дни в календарике зачёркивать, так не могу дождаться когда она уедет. Даже без всяких "обид" и "несправедливостей", мы чуждые друг другу люди. Я чувствую себя пустым местом, когда речь идёт о каких-то вещах, самое главное — это всегда вещи. Она может с горящими глазами и с интересом рассказывать о кремах или же подробно и обстоятельно объяснять мне, куда и каким образом нужно ставить какой-нибудь стиральный порошок, для неё это всё принципиально важно. Я вижу, то, что важно для меня — для неё просто не существует, просто она не может иначе. Мне делается страшно, как ребёнок жил с рождения у неё, такой открытый, влюбчивый, романтический ребёнок, какой была я? Я как будто только теперь это вижу. Как будто до этого я всё ждала от неё понимания, принятия, искренности, как будто просила у апельсинового дерева подарить мне яблочный урожай. Теперь вижу, что обижаться тут не на что, апельсин не может давать яблоки. Вместе с тем, всё моё детство кажется мне теперь какой-то фальсификацией.
Мне говорили "мы тебя любим" и я понимала под словом "любим" что-то своё, а не то, что это значит у этих людей. Где только набралась, я х.з, маленькая же ещё была.

Да, наверное, драматизирую, велика ли беда.

Боюсь только за своё здоровье. Я так замечательно верю в то, что болезни тела исходят из психики, что, пожалуй, не заметила, как зашла в этой вере слишком уж далеко, но теперь всё вижу в таком свете. Ближе к нынешнему моменту: мне кажется, что у меня одна очень нехорошая болезнь. Какие-то странные ощущения, и это не даёт мне покоя. У меня вообще-то было такое прошлой зимой. Почувствовала сдавливание в горле, тут же решила, что это рак щитовидки, сдала анализы и сделала узи, и реально была на иголках всё время до приёма врача, я постоянно чувствовала сдавливание в горле, оно преследовало меня. Оказалось, всё в порядке, а чувство в горле может давать желудок. Окей, это чувство беспокоить перестало.
Сейчас вот появилось тоже что-то странное, и мне кажется, я не ощущала такого пока мать не приехала, а сейчас это меня беспокоит просто ужасно, но к врачу пойти нет сейчас сил. Когда уедет, пойду. Только бы это оказался очередной приступ ипохондрии и не более того. Потому что если более, то оч.плохо. А пока что мне кажется, что моё угнетённое рядом с ней состояние способно вызвать любые болезни.

Такая досада от этого берёт, что хочется вырывать волосы, разрезать кожу, изодрать себя в клочья. Мечтательно думаю о том, вот была бы огромная рана у меня на теле, уж я бы сейчас её полчаса сдирала и успокаивалась. Но беда в том, что самые перспективные раны у меня — на лице. Однако когда голова занята мыслями об очень нехороших болезнях, становится не до того, чтобы воздерживаться, все аргументы в этой системе координат оказываются несущественными. Вот так и случаются срывы. Сначала ты в хорошем состоянии обещаешь себе ничего не трогать, а потом приходит состояние, в котором это становится уже не важно. Но я всё же оторвала себя от зеркала и тупо усадила за учебник по психологии, прошло минут десять пока я в нём нашла вообще место, до которого хотя бы примерно дочитала, потому что "смотрю в книгу — вижу фигу". Сижу на диване с книжкой и я типа в домике. Мать вокруг — находится одновременно во всех местах, она разбирает все шкафы, что выкинуть, что сфотать и спросить у сестры, что переложить... Разговаривает сама с собой и я первое время вообще не могу читать, но потом втягиваюсь. Ей звонит подруга-узбечка, я перестаю вникать в книгу, потому что начинаю прислушиваться к голосу подруги по телефону... Не скажу, что я что-то вообще поняла, но успокоиться прочитывание текста мне помогло. Ещё и кошка пригрелась в ногах, обмотанных пледом, увы, когда я начинаю её тискать, она обычно уходит, поэтому приходится любоваться на гармоничность рыжих ушей, почти не прикасаясь. Бывают тискательные коты, моя мурочка не из таких, она приходит и всегда ложится на тебя, если ты спишь на спине, ляжет на живот, спишь на боку — на другой бок, она всегда находит идеальное место, ложится так, словно тут и была, и мурлычет успокоительно, словно знает какой-то важный секрет: всё будет хорошо.

18:14 

Теперь ко мне пришло чувство, что я пишу в этом дневнике какую-то хрень. Если начинаю писать о том, что что-то плохо, то, наверное, это я пишу для того, чтоб оправдать первоначальный посыл, как будто нарочно. Если начну подробно описывать свои обстоятельства — навязываю кому-то какую-то информацию о себе или пытаюсь кому-то что-то доказать... А просто писать что пишется и не задумываться, типа расслабиться и получать удовольствие — это как всегда не моя история.

Я всё не могу определиться с тем, что о себе думать. Насколько я нормальна или "ненормальна". Зачем мне отвечать на этот вопрос, тоже не совсем понятно. Может, чтобы как-то на основании того себя судить. У меня же вечный вопрос в голове: это я имела какие-то объективные причины для того, чтобы к тридцати годам быть тем, кто я есть, или же просто ленивая и избалованная. Ну и дура, которая просто тупо ничего не хочет. Всю жизнь пытаюсь себя оправдать, а вместо себя обвинить кого-нибудь другого. Обычно это родители, в общем-то можно отдать мне должное, я никого ни в чём в своей жизни не обвиняю, кроме своих родителей. Даже эпично "плохо обращавшихся со мной" парней.

Смотрю теперь на мать, и у меня нет зла на неё. Мы пошли сегодня с ней гулять и она, в очередной раз, вспылив, высказала мне, что я сижу у них на шее, в тридцать лет у нас на шее, ты понимаешь это хоть вообще? — и я воспринимаю такое тяжело, всегда. Очень тяжело, как сильную внезапную пощёчину, я ей, конечно, ответила тоже что-то такое, чтобы не показать виду, потом мы разошлись, она пошла в другой магазин, я домой, а боль от пощёчины осталась внутри.

Одно дело, что немного не понятно, почему же меня это так ранит. А меня эти слова всегда ранили, с самого детства. Но ладно в детстве. А сейчас — окей. Тебе сказали, что ты сидишь на шее. Почему от этого больно? Если это правда, то относись к этому спокойно. Тебе не хочется принимать этот факт? Хочется считать себя сильной и независимой? Ах, вот в чём дело.
Если это не совсем правда, то почему это может ранить?

08:34 

Мне так бьёт в глаза, что сестра не считает меня дерьмом из-за того, что я не работаю. По крайней мере, не показывает виду, совсем. Я к этому чувствительна. И причём она даже не пытается как-то меня поддержать нарочно или избежать неприятных высказываний, по-крайней мере, я думаю, что такое не в её характере. Просто как будто у неё не возникает такой потребности, упрекнуть, намекнуть, подсмеяться, что-то такое. Это совершенно нехарактерно для нашей семьи.

19:53 

Каждый день на ночь пью две таблетки обезболивающего, как хорошо, когда хотя бы просто ничего не болит. Не могу понять, зубы болят больше от нервов или от чего-то другого. Блин, не хотела, а придётся снова пить.

19:29 

Я уже давно заметила, что на сеансах психотерапии она всё время "переводит стрелки" с того, что я говорю в общем про свои эмоции или стереотипы по отношению к людям, на то, что я чувствую по отношению к ней. Меня это не очень удивляло, потому что я читала когда-то где-то про "перенос", но я не понимала, зачем она делает это так часто. Теперь пришла в голову такая гипотеза: возможно, она общие особенности моего отношения к людям пытается более подробно разбирать через то, что происходит здесь и сейчас, потому что это мы видим лучше всего и можем разобрать прямо сейчас.

Что-то вроде: в детстве ты боялась отцовского презрения —> ты боишься презрения всех людей вокруг, всегда и везде —> ты боишься моего презрения прямо сейчас —> ну типа давай посмотрим, что и как.

А что, логично. Я, честно говоря, не знаю, почему она мне ничего не объясняет. А сама я объяснений каких-то спросить стесняюсь и вообще не уверена, что хочу. Может быть, мне комфортнее быть в полутумане и чего-то не знать, или я боюсь, что она не ответит, или вообще чёрт ногу сломит, почему.

@темы: психотерапия

16:57 

Здравствуйте, непереносимые эмоции.

Отвлекла сестра. Пишет мне тут, что жизнь её катится к чертям и уже ничто не радует и она сомневается даже в профессии, которую выбрала.
А я раздражаюсь на себя, что не могу в тему ей отвечать. Наверное, это из-за того, что слишком стараюсь отвечать в тему.
Пошутили насчёт суицидного моста в Гонконге и суицидного леса в Японии.
Теперь бы развести её на разговоры о ней, но ляпнула же я про стаю собак, которые меня когда-то чуть не загрызли, и теперь разговор перешёл в другое русло.

Честно говоря, я даже не уверена, что благие намерения движут мною в большей степени, когда речь идёт о разговорах с сестрой. Нет, я отношусь к ней хорошо и хочу, чтобы у неё всё было хорошо. И ещё мне приятно общаться с ней и я искренне рада, когда мы общаемся. И ещё рада тому, что между нами нет ничего плохого. Зависти там, желания поучить друг друга, желания подколоть, взгляда свысока и так далее. Тут уж, наверное, больше её заслуга. Или, может быть, того, что мы слишком разные.

Но ещё есть такая тема, как "доказательства того, что это не я плохая и неудачница и не права, а родители виноваты". Примерно так звучит. И получается, если у сестры всё хорошо, то родители молодцы и воспитывали замечательно, а просто я урод. А если выходит, что не только у меня всё плохо, но и у неё проблемы, то вау, я не урод.

Но это я отвлеклась.

Ах да, забыла. Хотела написать сюда о том, что мне тридцать лет. Потому что мне трудновато это озвучить, а я вообще-то задумывала в этот дневник писать всё как есть правду. Эта деталь немного добавляет правде точности.

А дальше попробую как обычно вспомнить, что было на психотерапии.
Честно говоря, сил почти нету. Но это как обычно, ещё переписка с сестрой.

С какими мыслями я шла туда. читать дальше

Что происходило на сеансе. читать дальше

Что я думала после него. читать дальше

Что думаю сейчас читать дальше

@темы: психотерапия

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100