Почему книги такой формы?
От старинных кодексов до современных электронных книг... Почему именно этот прямоугольный формат остается неизменным?
Автор: Даника Эллис (Danika Ellis)
Любой, кто когда-либо пытался привести в порядок книжную полку, подтвердит, что книги не одинакового размера. На самом деле, даже книги одной и той же категории (карманные издания, стандартный или увеличенный формат), могут значительно отличаться. Из-за этого так сложно подобрать идеальную полку.
Несмотря на разные размеры, почти все книги имеют одинаковые пропорции. От крохотных книжечек, которые можно повесить на ключи вместо брелока, до фолиантов, которые вы вряд ли сможете поднять, это почти всегда прямоугольники, отношение ширины к высоте которых остается примерно одинаковым (5:8). И это не новое изобретение массовой печати: согласно «Книге» Кита Хьюстона, самые старые книги в мире имели примерно те же пропорции, хотя они часто и были немного выше наших современных книг.
Почему так? Пусть треугольные книги действительно глупо выглядят, но почему не принято делать квадратные книги? Или длинные прямоугольники? Почему именно такой прямоугольник принят за стандарт? Оказывается, существует множество причин, по которым эта форма считается идеальной. И для полноты картины нам придется рассмотреть три раздела: анатомия читателя, история книгопечатания и – краткий отход от мира книг — магические числа книгопечатания.

Анатомия читателя
Первым фактором, определяющим размеры книги, является аудитория пользователей этого объекта, состоящая, насколько я могу судить, на 100% из людей. Мы читаем, делая резкие перемещения взгляда вперед и назад по тексту (так называемые «саккады»). При этом наши глаза могут обрабатывать только определенную длину строки: слишком длинная — и мы теряем начало следующей строки; слишком короткая — и мы тратим много времени и отвлекаемся из-за слишком быстрого перехода между строками. В «Элементах типографского стиля» Роберта Брингхерста устанавливается предел в 45–75 символов на строку, причем оптимальное количество — 66. По той же причине широкоформатные издания, такие как газеты и журналы, размещают текст столбцами, хотя у них есть свои собственные стандарты идеальной длины строки.
Другая важная часть человеческой анатомии, которая участвует в процессе чтения — наши руки. Пропорции книги очень напоминают пропорции наших ладоней, и в этом есть смысл, ведь они должны соответствовать друг другу. Первые книги в переплетах обычно ставились на специальные подставки для чтения, современные же приходится держать в руках, следовательно, оптимизировать под их форму. Этим также можно объяснить и тот факт, что книги стали меньше по сравнению со своими далекими предками.
История книгопечатания
Чтобы действительно разобраться, как книги приобрели свою форму, нам придется углубиться в историю книгопечатания. До книг были свитки, и хотя многие из них читались непрерывно сверху вниз (большинство греческих свитков), некоторые читались слева направо колонками (большинство египетских свитков). Сложив эти колонки вместе и склеив их по одному краю, получили первые кодексы — предшественники современной книги.
Размеры первых кодексов, естественно, определялись размерами исходных свитков. В «Типологии первых кодексов» Эрик Тернер проанализировал 892 книги, написанные между I и VI веками, и обнаружил, что их параметры в основном продиктованы высотой исходного свитка и «неприязнью создателей кодексов к накладывающимся друг на друга стыкам между склеенными листами свитков».
Эти кодексы уже были похожи на книги, имели ту же форму, и все-таки еще не были привычными нам книгами. «История книжной иллюстрации» Дэвида Блэнда отмечает, что исходные кодексы I века были в столбцах, обычно 4 на страницу. Но к IV веку на каждой странице было уже по 2 столбца, а иногда и всего один.
Размер страницы тоже был выбран из практических соображений. Согласно Киту Хьюстону, ширина книг редко бывает больше высоты, потому что в этом случае нагрузка на корешок была бы слишком большой. В качестве возможной причины этого она также упоминает о размере блоков, в которых изготавливалась бумага перед сложением в страницы. Естественно, они не могли превышать размах рук мастера.
Хотя я лично придерживаюсь теории, что книги были созданы в соответствии с анатомией человека, на самом деле некоторые другие аспекты тоже сыграли свою роль. Переход от папируса к пергаменту означал использование козьих, коровьих и овечьих шкур, которые при обрезке приобретают прямоугольную форму. Они легко фальцуются на четыре листа, которые аккуратно располагаются плоть к плоти, а шерсть к шерсти (спасибо Хьюстону за эти отвратительные подробности). Размеры книг в то время обычно определялись количеством сложений листа. Хотя из-за того, что листы пергамента получались разного размера, точно сказать о реальных размерах свитка нельзя. В 1398 году в Болонье, Италия, был резной камень, показывающий стандартные размеры страниц. Институт истории книги сообщает о «болонском камне» c таким каменным лицом, что я просто не могу этого вынести.
Большинство книг, напечатанных до 1500 года, имели формат «ин-кварто» или «ин-фолио», т.е. очень большие размеры. Они были предметом роскоши и не должны были быть переносными. Хьюстон описывает, как Мануций начал печатать «справочники» или «переносные книги» в 1501 году, введя в употребление формат «ин-октаво», который мы до сих пор используем (а еще он выбрасывал подавляющее большинство комментариев издателей и редакторов и изобрел курсив). К тому времени книги уже выглядели очень похожими на те, что мы имеем сейчас. Более близкими к современным стали не только общие пропорции, но и размеры.
Только вот дело не только в анатомии и истории. Есть еще один раздел, который мы должны рассмотреть, чтобы объяснить неизменно прямоугольный формат книг: математика.
Магические числа книг
Честно признаюсь: я не технарь. На самом деле, во время подготовки этой статьи для меня стало большим открытием, что существует математическая причина именно такой формы книг. Если вы хотите глубже познакомиться с этой темой, загляните на страницу Википедии «Каноны построения страницы» (да, даже страница Википедии может предложить мне что-то новенькое).
А вот краткий ответ: есть определенные пропорции, которые либо математически целесообразны для страницы, либо эстетически считаются идеальными. В «Divina Proporción Tipográfica» («Типографская божественная пропорция») Рауль Розариву измерил циркулем книги эпохи Ренессанса и пришел к выводу, что все они следуют «золотому канону построения страницы». Это «золотое число» или «магическое число» было 2:3. Оно же служило для разделения страниц на девятые доли, что облегчало выделение полей, ведь обычно поля снизу больше, чем сверху. Благодаря этому мы можем держать книгу снизу, не перекрывая текст («Пауль Реннер: искусство книгопечатания» Кристофера Бёрка).
Однако это не вся «золотая» математика. Хотя золотое число Розариву — 1,5, так называемое золотое сечение составляет около 1,618, и оно также используется в оформлении книг от Библии Гутенберга до книг в мягкой обложке британского издательства Penguin (Хьюстон). Однако золотое сечение используется не только в книжном оформлении: оно встречается в природе, его принципов придерживаются в искусстве, архитектуре и даже музыке.
Лично я не большой поклонник всех этих «золотых» пропорций, зато принимаю константу Пифагора. Она равна квадратному корню из 2, и применительно к книгопечатанию означает, что страница может складываться пополам бесконечно, не теряя своих пропорций (Институт истории книги). Учитывая, что книги делают, сгибая большие листы бумаги и связывая их края, мне это кажется хорошим аргументом. Именно эта пропорция определяет различные форматы A, стандартные форматы печатного листа в большинстве стран мира, кроме США и Канады (Хьюстон). Я могла бы сказать вам, что у меня есть сведения и о стандартных размерах печатного листа в Канаде, но это уже совсем другая история.
На этом я завершаю свой рассказ о том, почему книги именно такого размера и формы. Размеры электронных книг Kindle варьируются в зависимости от модели, но, к примеру, пропорции Kindle 2 составляли почти точно «золотое число» Розариву, а пропорции современного Kindle Paperwhite чуть превышают константу Пифагора. Книги (и электронные в том числе) немного отличаются по размеру, но, учитывая анатомию читателей, реалии книгопечатания и математические принципы целесообразности и эстетики, никуда нам от этих прямоугольников не деться и впредь.

@темы: книги, рецензии - только лучшее, хроника чокнутого отаку