Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Странные истории Шерлока Холмса

16:48 

Фанфик+арт: Сотая миля

Автор: Сашка Огеньская
Бета: Мадоши, Кама Бякова
Артер: Kyyhky
Название работы: Сотая миля
Жанр: фэнтези
Тема работы: Ведь все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит (А. де Сент-Экзюпери).
Тип работы: фанфик
Рейтинг: g / pg
Размер: 12,5 тыс. слов
Категория работы: долгая дорога к бромансу с возможным выходом на пре-слэш
Тип: ангст, кейс-фик
Персонажи/пейринги: Шерлок, Джон, Майкрофт, Антея и вся прочая компания
Дисклеймер: отказываемся от всего, что нам не принадлежит, и заявляем, что чисты перед партией и фандомом.
Саммари: Второй рассказ серии — продолжение рассказа «Дороги, дома, машины». Возможен и третий текст, но, скорее всего, уже за пределами феста.
Ссылка на скачивание полного текста работы
Подробности о нечисти, упоминаемой в тексте, здесь.



Читать?

@темы: фанфик иллюстрация Рейтинг: pg Рейтинг: g Жанр: фэнтези

Комментарии
2013-12-08 в 16:48 

***

— Эти дети мне не нравятся, — сообщил Джон уже в мотеле, поужинав и устало глядя в очередную копию какого-то очередного общества мужчин-покорителей прерий (надо же!).
— Чем?
Шерлок сосредоточенно уткнулся в бумаги и даже не повернул головы.
— Не должно быть у детей таких глаз. Заметил? Я видел такое в Афганистане: ты отворачиваешься, а такой малыш достает из-за пазухи самопал и стреляет тебе в спину.
— Да, — рассеянно согласился Шерлок. — Эти дети знают и понимают больше, чем кажется. И они знакомы друг с другом. Это нормально и всё объясняет. И тут есть подходящие перекрестки.
— Подходящие для чего?
— Для вызова демона, конечно. Демона Перекрестка, Джон! Ты что, еще не прочёл дневник?
Джон подавил желание возопить «когда бы это?!», вместо этого покаянно вздохнув.
— Идем, Джон! Скорее! Сейчас самое время!
— Куда?
— Пообщаемся с местным загробным миром, — подскакивая, сообщил Шерлок. Заметался по комнате, скидывая в сумку пакеты с солью и фляжки, в которые, как уже знал Джон, охотники разливают святую воду. — Сначала я думал, что в городе практикует ведьма, но нет ни одного намека на такую активность: миссис Хадсон бы почувствовала сразу. Да и Донован бы заметила. Ведьмы продуцируют постоянный ровный фон, который улавливают любые ЭМП-приемники. Если ведьма слабая, то, в принципе, она долго может оставаться в тени, но всё равно должны быть косвенные признаки. Как правило, с появлением в местности ведьмы изменяется общая урожайность хозяйств, иногда возникают аномалии — засухи или наводнения, нашествия насекомых. Лестрейд поднял архивы — ничего подобного. Тогда я предположил, что речь идет о подменышах — иногда такое случается, хоть и редко, и никогда — настолько массово. Но некоторые вещи не настолько невероятны, как это стремятся показать.
Вышли во двор: снегопад иссяк, ночное небо очистилось, звезды в нем сияли ярко и ровно, будто отмытые, а луна стояла в раме мутного тумана — мороз усиливался.
— И как ты понял, что они не подменыши? — до подменышей, нечисти, принимающий облик детей, Джон уже в своем чтении дошёл (это была примерно трёхсотая страница, поэтому не смейтесь над его скоростью чтения).
— Они ведут себя странно, но не настолько, чтобы не считать их людьми. Они прекрасно понимают всё происходящее, хотя и не подают вида. Например, я почти уверен, что они догадались, кто мы на самом деле. По крайней мере, один из них, младший.
— И?
— А теперь я понял, как всё просто было с самого начала! Джон, это же элементарно! Майкрофт прислал отчеты по смертям в лечебных заведениях и приютах. В психиатрических клиниках всё в норме, а вот в доме престарелых в последнее время случилось пять смертей, каждая из которых выглядит вполне невинно, и вряд ли кто когда обратил бы внимание…
— Убийства? Думаешь, замешана директриса?
— Не думаю. Она здесь — жертва обстоятельств, которая изо всех сил старается скрыть происходящее от властей. Вероятно, боится потерять дотации и пожертвования.
— Тогда что?
— Самоубийства. Их никто не убивал. Они все заключили сделки. Её условия мне примерно понятны, но… Нужно поговорить с тем, кто эти сделки заключал. Возможно, удастся уговорить её расторгнуть… Или хотя бы узнать следующую жертву. Майкрофт дал имена умерших, но мы не знаем, кто следующий. Я уверен, это члены какого-то из семидесяти обществ города Нетвила, но у нас нет списков...
— Погоди… сейчас… сейчас мы едем к этому твоему Демону Перекрестков?!
Шерлок вздохнул — в этом вздохе была вся печаль мира по поводу глупости населяющих этот мир индивидов.
— Да, Джон. Сегодня ночью ты впервые пообщаешься с демоном. Несколько правил: не верь ничему, ничего не бойся и ни на что не соглашайся. Мы поймаем его в ловушку, это совершенно безопасно.
— Так же, как охотиться на вендиго в одиночку? Лестрейд сказал, ты…
— Да-да, псих. Я знаю. Поэтому за прошлый год я уничтожил двух штриг, одного вендиго, трёх демонов, а полтергейсты и призраков я обычно не считаю.
Джон вздохнул:
— Да, примерно так я и понял. Я насчитал у тебя на теле пяток свежих шрамов. Значит, это всего лишь за прошедший год.
Шерлок промолчал. Наверно, не нашёлся с ответом.




Нечеловечески красивой казалась теперь Шерлоку Иу.
У самого Шерлока были грубые, сильные руки и ноги, слишком длинные и неловкие. Когда он заглядывал в зеркало (изредка, потому что это всё ужасно глупо), он видел неприятное, в общем, неловкое и нелепое существо. Высокий, но худой, и Майкрофт говорит, что он походит на жирафа.
В Иу всё было правильно: она двигалась с грациозной небрежностью вольного, дикого зверя, и маленькое лицо с огромными глазами вызывало в Шерлоке тихое, беспомощное восхищение.
Иногда он рассказывал Иу, как это — быть человеком. Она ведь никогда им не была. Ей не приходилось объяснять, почему случился тот взрыв в лаборатории на прошлой неделе. Она не просила дать еще один шанс, не отчислять из школы. Эта школа бессмысленна, глупа, населена грубыми, злыми идиотами, но это пятая школа за последние три года, и — последняя перед переводом в коррекционную — так сказали в службе соцзащиты. Мать хочет, чтобы он получил «нормальное образование».
Майкрофт везде приспособится. У него те же проблемы, только лучше приспособляемость. Ему противно, но он делает лицо кирпичом. Он здесь проездом.
Иу прячется всю жизнь. Когда-то она жила у реки, но это было настолько давно, что той реки даже нет на карте.
— Никогда нельзя быть грустным, — говорила Иу. — Когда ты грустный, ты слабый, тебя раздавят.
Поэтому она сама радуется всему — воде в бутылке, возможности карабкаться по шторам и греться у радиатора, а в особенности почему-то — фарфоровому слонику, дешевому сувениру, подаренному когда-то кем-то кому-то, и осевшему на полке у Шерлока. Её восхищает сама мысль, что где-то водятся вот такие вот звери.
В ту ночь, на пятое декабря, Иу показывала Шерлоку «норы» — места, куда мелкая нечисть может прятаться от опасностей. Это дыры в пространстве и времени, догадался Шерлок, поскольку Иу проспала в такой «норе» очень долго. Проснулась — а реки нет. Очень, очень долго, понял Шерлок.
«Норы» бывают везде, например, в ящике письменного стола или за дверцей шкафа. Так вот куда прячутся полтергейсты! Вот как полёвки и охотники счастливо избегают встреч друг с другом!
Шерлок сунул руку в письменный стол — кончики пальцев покалывало. Почти неощутимо, но…
Иу пискнула. Как-то очень по-человечески и по-детски.
Сперва даже не понял: скрипнула дверь, а Иу начала блекнуть, блекнуть, глядя на Шерлока полными муки глазами.
Шерлок замер, боясь пошевелиться и силясь понять, что же такое происходит. По бледному маленькому лицу шла мокрая, прозрачная рябь, и Шерлок чувствовал, как ужасно Иу больно.
Она же умирает, вдруг понял. Но и тогда не сумел пошевелиться или хотя бы обернуться. За спиной же что-то происходило. Кто-то вошёл в комнату, плотно закрыв за собой дверь.
Потом зажёгся свет.
Иу больше не было — осталась маленькая прозрачная лужица на столе.
— Вот и всё, — сказал Майкрофт. — Больше эта тварь к тебе не придёт.
— Она была мне другом, — так и не оборачиваясь и не способный оторвать взгляда от лужицы, пробормотал Шерлок.
— Охотник не может дружить с нечистью. Она тебя ела, Шерлок. Помаленьку пила твою энергию, подпитывалась от тебя, как от батарейки.
— Она пила воду. Но даже если бы питалась от меня, мне не жалко. Она была другом.
В животе поселился холодный, липкий ком.
— Нужно осмотрительней выбирать себе друзей, Шерлок. Я знаю, это не очень приятно...
Шерлок так и не обернулся, пока дверь за спиной не скрипнула вновь.
Не думайте, он не плакал. Просто понял — друзей нужно выбирать осмотрительней. Раз уж братьев не выбирают.


2013-12-08 в 16:49 

***
Шерлоку хорошо молчалось и думалось в компании Джона.
Пусть через пару дней тот уедет к себе обратно (удивительно, как людей привлекает их обычная мелкая, скучная жизнь), но сейчас — очень хорошо думалось.
Дельце оказалось простенькое (жаль), но беготни предстояло еще прилично. И неизвестно еще было, как Джон отнесется к демону, и как демон отнесется к Джону. Моргнул — заснеженная дорога перед глазами на миг помутнела. Устал. Вероятно, из-за рёбер. Ноют и ноют. Естественная, вполне нормальная реакция.
— Ты весь день за рулем, — сказал вдруг Джон. — Так нельзя. Давай, я поведу.
На миг Шерлоку стало очень больно где-то в районе души.
— Машина довольно капризная. И ты всё равно не знаешь дороги.
Наверно, это была тридцатая миля. Или что-то около того.

Пятидесятая

Этот демон, демон Перекрестка, был странным: мелкое, вертлявое, полупрозрачное существо с огромными, без радужки и белка, темными глазами. Длинные ловкие конечности заставляли подозревать в существе дальнего родственника шимпанзе, если бы только не этот взгляд — умный, насмешливый, острый и безжалостный взгляд того, кто живет слишком долго и знает слишком много.
— Знаменитый охотник Шерлок Холмс, — прошелестело существо насмешливо. — Захотелось бессмертия? Денег? Власти? Или… любви?
Пошловато подмигнуло, явно косясь на Джона. Мимика у существа тоже была обезьянья.
Шерлок поморщился — Джону в темноте показалось, что лицо охотника искажено болезненной печалью.
— Я пришёл за информацией. И ты дашь мне её бесплатно. С любовью… как-нибудь сам разберусь.
— Что взамен? Что может мне предложить охотник Шерлок Холмс?
Опять потихоньку сыпал снежок — робкий, мелкий. У Джона мерзли пальцы и нос, и подумалось, что зря он не прихватил из дома зимнюю куртку, когда поспешно уезжал. Когда — целую вечность назад! — уехал, чтобы оказаться здесь. И глядеть на серебристо-прозрачное, темноглазое существо из какого-то фильма Спилберга.
Демон не казался особенно страшным. Или, быть может, не особенно старался напугать. Возможно, своим жертвам он является в огне и смраде? Или… Джон еще раз глянул на напарника: того вид демона явно не радовал.
— Возможно, свободу? — улыбнулся Шерлок существу, а то сморщилось, еще не замечая.
Джон ждал. Он помнил: не бояться, не верить, ни на что не соглашаться. На всякий случай держал руку на фляге с водой. Нет, не боялся.
А потом демон попробовал подойти ближе. Раздраженно передернул белесым плечиком. Попробовал вновь. Понял и взвыл.
Да, «дьявольская клетка» работала, как и обещал Шерлок, когда пятнадцатью минутами раньше вычерчивал знаки на снегу и закапывал в мёрзлую землю перья и кости какой-то птицы.
— Смотри, — велел охотник. — Вот так они все себя ведут, когда обнаруживают, что заперты.
Существо рычало. Низко, гортанно, опустившись на четвереньки. Потом попыталось что-то сделать — щёлкнуло пальцами, лопатки голого тельца заходили ходуном. Джон приметил, что снежок облетает существо стороной, по касательной, и приземляется ровнехонько за границей ловушки.
— Ну, сколько еще времени тебе нужно на то, чтобы убедиться, что из клетки тебе не выбраться? — поинтересовался Шерлок, дыша на ладони. — Может, я успею выкурить сигарету?
Существо подняло голову.
— Ты! — прошипело. — Ты!
— Я, — спокойно согласился охотник, хлопая себя по карману. — О. Кажется, забыл пачку в бардачке.
— Отпусти меня!
— Мне нужна информация.
— Я освобожусь, найду тебя, выпотрошу и подвешу на твоих же кишках. У твоего братца над крыльцом.
Джон сжал пальцы на фляжке сильнее — она выстыла до обжигающего холода.
— Я думаю, мне стоит всё же покурить. Ну, раз ты всё же намерена выбраться отсюда своими силами. Потом, вероятно, ты меня убьешь и подвесишь, а сейчас мне страшно хочется курить.
Существо дышало тяжело, будто после длительного забега по пустыне. Вывалило язык и так постояло в этой своей встопорщенной позе. Прижалось к земле, заскулило.
Шерлок сунулся в машину, возвратился с пачкой:
— Хочешь? — протянул Джону.
— Нет. Не курю, — покачал головой Джон, не отрывая взгляда от демона.
— Афганистан — и не куришь?
— Курил. Бросил в госпитале.
Минуту или две ничего особенного не происходило. Шерлок курил, снег сыпал, пальцы у Джона медленно леденели, а существо скулило.
Потом другим, сломленным и измученным, голосом сказало:
— Ладно. Что тебе нужно? Только быстрее. Я тут долго не протяну. Это ведь не обычная демонская ловушка?
— Нет, — Шерлок еще раз с удовольствием затянулся и выбросил окурок в сугроб рядом с ловушкой. — Это моё личное изобретение. По моим подсчетам, среднего демона хватает минут на девяносто.
— Тогда давай скорее! Только сперва поклянись, что отпустишь меня.
— Иначе не расскажешь? — Шерлок пожал плечами. — Ладно. Поймаю кого-нибудь еще.
— Никто не придет.
— Да ладно! Я же знаю, какая у вас конкуренция за каждый подходящий перекресток!
— Ладно. Только выпусти уже.
— Выпущу. Некоторое время назад здесь была совершена крупная сделка. Демон получает как минимум пять душ в обмен на… я думаю, в обмен на возможность начать жизнь сначала, или что-то в этом роде. В течение недели здесь умирали старики, появлялись дети. Ты заключала эту сделку?
— Нет. Но я знаю, чем ты. Это сделка Алиши.
— На сколько душ сделка?
— На шесть.
— На каких условиях?
Демон помедлил.
— Ну?
— Вот Алиша попала. Ты ведь её достанешь теперь?
— Условия сделки.
— Двадцать лет жизни в молодом теле. Они убивают себя, чтобы возвратиться в свои же тела, но пятилетние. Память она им оставляет. Через двадцать лет каждый из них должен будет снова совершить самоубийство.
— Идиоты.
— Да. Пожалуй. Теперь отпускай.
— Еще не всё. Имя последней жертвы.
— Я не знаю.
— У меня еще целая пачка. И совершенно свободная ночь. Впрочем, демоны редко выдерживают больше полутора часов в моей клетке. Мы с тобой беседуем уже двадцать минут.
— Я не знаю, — демон облизнул бледным языком узкие губы. — Клянусь. Знаю, что они вместе вызывали демона. Всей компанией. Вы, люди, любите сбиваться в стаи, как шакалы.
— Они были членами какого-то клуба?
— Да. Наверно. Не знаю. Пусти.
— Где я могу найти Алишу?
— Нигде. Она сама приходит, если считает нужным. Но она придет к последней жертве, обязательно. Выпусти меня!
Шерлок помедлил, что-то обдумывая.
— Сколько у меня еще времени? Когда последний клиент должен покончить с собой?
— Не знаю. В ближайшее время. Сутки или двое, Алиша не любит растягивать удовольствие. Отпускай.
— Хорошо. Теперь клянись, что не причинишь вреда ни мне, ни Джону, ни прямо, ни косвенно, и не выдашь информацию о нас никому, кто захочет причинить такой вред.
— Да. Клянусь! Клянусь Тьмой и Адом!
— Ладно.
Охотник одним быстрым движение стер две линии ловушки и отошёл в сторону. Медленно, опасливо демон вышел. Глубоко вздохнул — затрепетали тонкие ноздри. Поднялся с четверенек, выпрямился. Обернулся к Джону, принюхался и хмыкнул:
— Джон. Джон Уотсон. Военный врач. Убивали людей, вижу. Спасали тоже. Вам так нравится Шерлок?
— Проваливай,— пробормотал Уотсон.
— Зря. Зря вы с ним связались. Он проклят. Неоднократно. И он псих. Даже по нашим меркам.
— Проваливай, — повторил доктор, но что-то нехорошее расползлось под желудком. Шерлок угрожающе поднял пистолет.
Демон оскалился и пропал.
— Джон…
— Да. Помню. Не верить. Я и не верю. Но знаешь, ты сильно много куришь.

***

В мотель возвращались в молчании, но теперь это молчание давило. Джон, похоже, тоже это чувствовал, потому что спросил:
— И что, все демоны так выглядят? — но без особого любопытства спросил.
— Нет. Только те, которые являются мне. Они считают это остроумной шуткой.
— Почему?
Отвечать не хотелось.
— Это моя знакомая. Вольный дух. Она давно мертва.
Джон смутился. Наверно, понял что-то. Или подумал, что понял.
— Я не проклят, Джон. Я ходил к специалисту, проверялся.
— О. Хорошо.
— Просто я действительно не очень хорошо умею ладить с людьми. Иногда даже демоны бывают правы.

Семидесятая?

На следующий день Антея сказала, что ей нравится имя «Ангелина» — это был дурной знак. Но, выйдя из трейлера, Майкрофт попробовал имя на язык. Ничего. Стерпится.
Погода не радовала: в Небраске уже зима, снег, а здесь, в Оклахоме, слякоть, мерзкая влага разлита в воздухе, и догнивает листва в лужах. И каждый день льёт как из ведра, и зонт не спасает.
Купил хлопья, молоко и еще виски. Передал сводки по несчастным случаям охотникам из Техаса. Поговорил по телефону с Молли: если бы не знал, что влюблена, решил бы, что ведьма — всегда чувствует, когда Шерлок подставляется. Звонит, спрашивает. Ей Шерлок номера телефонов тоже не дает.
Промокший насквозь, обреченно приготовился грипповать следующую неделю.
Вечером попробовал поговорить с Лестрейдом, но тот не отвечал.
— Завтра у меня будет его новый номер, — пообещала, глядя на его маету, Антея (которая, возможно, скоро станет Ангелиной).


2013-12-08 в 16:49 

***
В пятом часу утра тишина в мотеле царила гробовая.
На столе в номере лежала записка, Шерлок показал: «Где вы шляетесь в одиночку, засранцы?» И подпись: «Л-д».
— Что дальше? — спросил Джон. Дальше он хотел свалиться и спать. Но глаза у Шерлока покраснели от усталости, и передвигался он с осторожной бережностью не слишком здорового человека. Ему сон был важнее.
— Ищем шестую жертву. Они состояли в каком-то обществе, причем достаточно давно, поскольку на сделки обычно идут только с хорошо проверенными, давними друзьями. В крайнем случае, навестим малышню, но, откровенно говоря, не знаю, как их колоть…
— Ну да, дети. Наверное, пальцы им не поломаешь. Шучу. А тебе хватит пить кофе. Тебе нужно поспать. Хотя бы пару часов.
— Не сплю во время работы.
— А еще не ешь. Да, помню. Только я тебя штопал десять дней назад. Четырнадцать швов, Шерлок. И пинта крови.
— Доктора… — скривился тот. Попробовал потянуться, зашипел.
— Доктора. Ложись. Я пороюсь в бумагах. Всё равно раньше девяти часов нас с тобой к детям не пустят.
— Не больше двух часов.
Шерлок вздохнул мученически. Возвел очи горе. Снял куртку. Нерешительно поглядел на бумаги и свой ноутбук. Одарил осуждающим взглядом доктора. Лёг. Через минуту спал. Крепко и спокойно, будто младенец.
Джон тоже вздохнул. Тоже поглядел на бумаги. Удивился: гений-гением, а под одеяло залезть не догадался. Пришлось накрыть своим — за ненадобностью. Интересно, храпят ли во сне гениальные охотники?

***
И стало утро — раннее, мерзкое. Шерлок проснулся — было жарко, душно, и ломило кости.
Он сразу понял — проспал куда больше двух часов. За столом сидел Джон и шепотом ругался. Потом обернулся:
— Отдохнул чуть-чуть?
— Сколько времени?
— Около девяти. Собирался тебя будить — договорился с директрисой приюта о встрече в десять.
— Я просил разбудить меня через два часа.
— Ничего не случилось.
— Но могло.
— Могло. Только мы всё равно не успели бы. Прими душ, покажи ребра — и едем. Нет такого общества, и не было в последние десять лет. По крайней мере, я не нашёл.
Шерлок подумал: надо же, командует. И, надо же, нет никакого желания спорить.
Опять была серая дорога. Опять ворота поскрипели, но не поддались — пришлось идти пешком. Теперь уже футбольное поле замело снегом окончательно, погребло лысую нищету. Воспитанники гуляли — разновозрастная стайка, всего детей двадцать или около того.
Кто-то рылся в снегу, кто-то его, кажется, ел, а еще кто-то рыдал, утешаемый давешней веснушчатой Джилл.
Шерлок кивнул, приветственно махнул рукой — Джилл помахала в ответ и улыбнулась.
— Агенты? Снова хотите поговорить с детьми?
— Да. Но наедине.
— Простите, запрещено правилами. Я не могу…
— Три минуты. Конфиденциальная информация.
Она сомневалась, а когда люди сомневаются, их можно убедить. Или не убедить.
Но тут Джон улыбнулся:
— Мисс. Я доктор. Я пригляжу за напарником.
И та улыбнулась в ответ. Женщины что-то находят в докторе Уотсоне. А эта малышня сразу всё поняла. Самый мелкий, чернявый, оскалился.
— Ты — Джеймс Харди. Семьдесят пять лет, бывший риэлтор. Последние пять лет провёл в доме престарелых, — сообщил ему Шерлок, опускаясь на корточки. — Инсценировал сердечный приступ? Чего ты наглотался?
— А какая теперь разница? — хмыкнул ребенок, и на мелком лице ухмылка выглядела еще безобразней, чем давешние гримасы демона на лице Иу.
— Для тебя — никакой. Но последнего из ваших идиотов мы еще можем спасти.
— Спасти от чего? От двадцати лет жизни в здоровом молодом теле? От шанса переиграть всё по новой? — это подтянулся пацаненок слева, щуплый блондинчик ангельской внешности.
— От адских мук. Вы же души продали, придурки.
— А ты, значит, делаешь добро бесплатно?
— Я могу убить демона и аннулировать сделку.
Повисла тишина. Джон не вмешивался.
— Предлагаешь опять вернуться в гнилое семидесятилетнее тело и помереть, окончательно выжив из ума? — наконец спросил чернявый. Остальные помалкивали.
— Через двадцать лет вы подумаете, что лучше было вернуться.
Чернявый хмыкнул:
— Это будет через двадцать лет. Ты знаешь, каково это — медленно гнить в ожидании конца? А сейчас у меня новое, сильное, абсолютно здоровое тело, которое я могу снова сделать, каким угодно. Когда я был молод, я был дураком. Теперь я достаточно умён, чтобы распорядиться собой правильно. Представляешь: заново пережить и перечувствовать всё? Первые поцелуи, первый секс, первый косяк марихуаны?
— Кто шестой? Назови имя.
— Он не захочет, чтобы его спасали.
— Назови имя.
— Я ребенок, ты ничего мне не сделаешь.
Тут кашлянул, прочищая горло, Джон. Опустился на корточки рядом.
— Мы, разумеется, тебя не тронем. И для тебя, как я понимаю, уже поздно. Но ваш приятель может еще передумать. И если он захочет, мы ему поможем. Не захочет — его право. Так?
— Типа, злой охотник и добрый охотник?
— Я доктор. Я верю в право пациента самому определять свою судьбу. Но это не значит, что я не сделаю всё от меня зависящее, чтобы попытаться его спасти.
Чернявый думал. Усиленно. Мелкое детское личико избороздили морщины.
— Ладно. Джон Корфилд. У него дом на окраине. Мейсон-стрит, восемь. Единственный из нас, кого любящие родственники не запихнули в этот приют для убогих. И то, только потому, что у него нет родственников, и он живет один. Попросил больше всего времени на улаживание дел. Он всегда был слабаком.
— Спасибо, мистер Харди.
— Теперь меня зовут Ринго, доктор.
— А. Да. Спасибо.
Следовало бы признать, что методы Джона Уотсона… тоже иногда работают.


Девяносто первая (на большой скорости)

Джон никогда не думал, что форд шестьдесят седьмого года выпуска способен развивать такие скорости. Он так и сказал вслух, а миссис Хадсон самодовольно пробормотала, что он еще не застал лучшие годы этого фордика. Году этак в восьмидесятом фордик зажигал на улицах Айова-сити, а на его заднем сиденье…. Тут Шерлок попросил воздержаться от подробностей, дабы не засорять его бесценный мозг.
За окнами мелькали пейзажи.
— И что мы будем делать? Ты и вправду можешь убить демона и разорвать сделку?
— Убить могу, разорвать — вряд ли. Такие контракты передаются по наследству к следующему демону, но не расторгаются. Я блефовал.
— То есть расторгнуть сделку невозможно в принципе?
— Возможно. Было бы. Если бы эти ребята согласились на расторжение и сами прикончили демона. Но они придурки, ты же видел. Можно попытаться спасти последнего. Кажется, он такой же идиот.
— Понятно. Но мы ведь попытаемся?
— Да, доктор. Мы попытаемся.
Коттедж Джея Корфилда оказался похож на слоеный пирог: крыша черепично-коричневая, стены частью синие, частью белые, а высокое крыльцо — зеленое. Дом ремонтировался в разное время, частями, безо всякой системы и заботы о том, как это всё будет смотреться вместе. Вышло, на взгляд Джона, отвратительно.
Давно не мытые окна глядели подслеповато.
Шерлок взлетел на зеленое крыльцо черной галкой, торопливо застучал в дверь.
Ничего не произошло.
Он стукнул вновь, крикнул:
— Мистер Корфилд, откройте! Это важно!
Джон примеривался обогнуть дом с другой стороны — в местных планировках всегда присутствует чёрный ход.
Но нет, зашаркали шаги, дернулась занавеска в окне.
— Кто?
— ФБР, сэр. Откройте, пожалуйста.
За дверью помолчали. Джон продолжал примериваться к черному ходу.
Звякнула цепочка. Щелкнул замок. Высунулось серое стариковское лицо без признаков дружелюбия. Аскетически худое, с покрасневшими веками, длинное.
— Что вам нужно?
— Разрешите войти?
В блеклых глазах старика промелькнуло раздражение, белые брови сдвинулись.
— Входите. Но у меня мало времени.
Шерлок кивнул, потянул Джона за локоть. Дождавшись, когда дверь захлопнется, просто сказал:
— Не делайте этого.
Корфилд не удивился.
— Поздно. Меня предупреждали, что кто-нибудь из вас обязательно явится.
— Никогда не поздно, мистер Корфилд… — начал было Джон, потом замер, закусив губу. — Что вы приняли? У вас расширены зрачки. Скажите, что вы приняли и когда, и я постараюсь помочь!
Корфилд выдохнул со свистом:
— Вряд ли, молодой человек. Морские яды практически не имеют противоядий.
— Чёрт! Но зачем?!
Шерлок поморщился:
— Такой же идиот, как и остальные. Бывший дайвер. Так?
— Вам лучше уйти. Видите, вы опоздали, — уже с изрядным трудом сообщил Корфилд, указывая на дверь. Оперся плечом о стену.
— Простите, нет. Нам еще нужно кое с кем встретиться.
— Как хотите. В баре есть виски. Угощайтесь. Мне он уже без надобности, — тяжело опираясь на стену, старик доплелся до гостиной, рухнул в кресло. Откинулся на спинку. Джон видел, как ему становится трудно сфокусировать взгляд.
— Да. Пожалуй, — довольно прохладно согласился Шерлок, входя следом.
У Джона возникло ощущение совершеннейшей нереальности происходящего: человек умирал, нужно было что-то делать, спасать его, звонить в «911»! Но этот человек сам принял яд. А другой человек был теперь абсолютно равнодушен. Подошёл к окну, поглядел. Опустил шторы. Сорвал с дивана покрывало и прикрыл им настенное зеркало.
— Зачем? — беспомощно вопросил Джон, не зная, к кому, собственно, обращается.
Ответил Корфилд.
— Море, — прохрипел из последних сил. — У меня оно будет еще лет десять или даже пятнадцать. Я уже двадцать лет там не был — полная развалина. А оно мне снится. Эта холодная, тёмная… глу…
По тощему телу пробежала короткая судорога. Подбородок дернулся — вверх-вниз. поползла ниточка слюны.
Всё.
— Шерлок. Он умер.
— Хорошо.
— Чёрт. Умер же человек!
Шерлок обернулся, предостерегающе поднимая руку.
— Тихо. Чувствуешь?
— Что…
Почувствовал. Воздух в комнате стремительно выстывал. В этом холоде дыхание заклубилось паром.
— Она уже здесь.

2013-12-08 в 16:49 

Если это сотая, то…

Демоница выступила из воздуха легкой, танцующей походкой. Верно, который век уже так выходит. Привыкла...
Тонкая женщина с широкими, тяжелыми бёдрами подошла к креслу, склонилась над мертвецом. На мгновение прижалась губами к его губам. Отстранилась. Повернулась.
— Немного опоздали, мистер Холмс, — улыбнулась. — Сделка состоялась. Хотя, быть может, вы здесь не ради мистера Корфилда? Быть может, у вас ко мне деловое предложение?
Тут Шерлок понял, что уходить нужно было раньше. Теперь же немели пальцы.
— Нет? А вот у меня к вам есть.
Что-то протестующее зашептал Джон — не расслышал, что. Да. Нужно было уходить.
— Мне ничего от тебя не нужно.
— О, — протянула она. Подошла ближе. — Это только так кажется… А я ведь столько всего могу!
Джон продолжал шептать, и тут Шерлок понял, что. Джон молился. Ничего не происходило и не могло произойти. В молитве не хватало веры. Сам Шерлок не мог двинуть и пальцем — полнейшее бессилие. А в кармане лежал обработанный клинок. И ведь на какую-то долю секунды опоздал его достать.
— Я тоже могу многое.
— О, знаменитый Шерлок Холмс. Великий и неустрашимый охотник Шерлок, у которого, говорят, нет сердца, — придвинулась еще ближе, заглянула в лицо. — Но мы-то с тобой знаем...
Ели бы Шерлок мог, он бы отодвинулся. Но он не мог.
Она, к счастью, отступила — на полшага, и была ниже на целую голову.
Рассмеялась.
— Знаменитый Шерлок Холмс! Наконец встретились! А ведь ты жалок. Катаешься по всей стране уже семь лет. Без дома, без семьи. Без цели. Вообще-то тебе незачем жить. Так ведь?
Лицо у демона стало будто бы пластилиновым. Оно менялось неуловимо, но быстро. Шерлок знал заранее, что получится в результате. Но всё равно вздрогнул, глядя в тёмные, без радужки и белка, глаза.
А безгубый рот шевелился:
— Ты машина. Железяка. Убиваешь, убиваешь, убиваешь. Затачиваешь кинжалы, затачиваешь свой гениальный маленький мозг под новые методы истребления. А у самого нет ничего, ради чего стоило бы жить.
— Не слушай её, — пробормотал Джон. — Демоны всегда врут.
— И если завтра ты подохнешь в каком-нибудь демонятнике, тебя никто не вспомнит. Кроме, разве что, братца, такого же фрика. Ты никого не любишь, и никто не любит тебя. Ты только и способен снять шлюху в дешевом борделе. Правда… ах, да. И этим не пользуешься. Брезгуешь. А знаешь, ведь у меня есть, что тебе предложить.
Джон шумно выдохнул.
— Ты знала, что я приду. Такой крупный контракт, аж на шесть душ. Ты знала, что он привлечет моё внимание.
— Да. И я знаю, чего ты по-настоящему боишься.
Поднялась на цыпочки. Зашептала в ухо, касаясь мочки влажными губами.
— Не смерти. Это глупо. Ты боишься одиночества до такой степени, что просто не можешь никого подпустить к себе. Но знаешь, у меня замечательная новость для тебя. Джон Уотсон. Хороший, честный, прямой, как нож, который у тебя в кармане. Захочешь, он станет твоим. Другом, напарником, любовником — кем хочешь. И на всю жизнь. Ну, ладно, будем откровенны — на двадцать лет. Это максимальный срок контракта. Но ведь ты и не рассчитывал прожить дольше?
— Н-нет, — удалось пошевелить пальцами: демон слегка ослабил контроль.
— Представляешь: человек, который никогда тебя не предаст. Который всегда будет рядом. Который будет тебя любить. Который будет тебе верить. Который не будет считать тебя психом.
— Нет.
— Ты проклят, Шерлок. Пусть ведьмы этого и не видят. Любой, кто полюбит тебя, погибнет. Если не успеет сбежать раньше. Это особое проклятие, которое ты сам на себя наложил. Когда-то давно. Я даже знаю, когда. Особое умение портить другим судьбы. Я сниму его. Я подарю тебе двадцать лет любви. Или дружбы. Или всего сразу. Как захочешь. Твой ответ?
Было… неприятно. До тошноты. Очень хотелось сказать «да». Люди — идиоты. Но двадцать лет… Рука, чужая, непослушная, медленно ползла в карман.
— Шерлок. Я не знаю, что она тебе там обещает. Но она врёт. Всё равно врёт.
— Нет.
— А если еще подумать? Больше никакого одиночества? И он никуда не денется. Твой настоящий верный друг. Не эта черепушка в багажнике.
Шерлок молчал. Демон перекрестка ничего не может сделать человеку, которому не нужна сделка. Самыми кончиками пальцев он уже чувствовал кинжал.
— Хорошо. Может, тебя привлекут дополнительные бонусы? Назови свою цену.
— Зачем тебе моя душа?
Демон рассмеялся.
— Не душа. Мозги. В Аду они тоже пригодятся. Умному человеку везде найдется место. Так твои условия?
— Иди к чёрту!
— О. Ну смотри. Ты знаешь, где меня найти. Кстати, раз уж так получилось. Доктор Уотсон? Может, я смогу помочь хотя бы вам с этой вашей вечной тоской по Афганистану и опасности?
Джон выругался. Очень вульгарно и зло. А демон опять засмеялся, еще чуть-чуть ослабив контроль.
— Зря вы так, доктор. Вы ведь, в сущности, очень похожи на Шерлока. То же вселенское одиночество…
И тогда будто чужой рукой, почти не надеясь, Шерлок выхватил из кармана кинжал. Выхватить сил хватило. Но рука двигалась медленно, словно в киселе. Клинок плыл в воздухе плавно и неспешно. Слишком неспешно.
Демоница успела раньше. Обернулась. Рука отнялась. Упала вдоль тела плетью.
— Мы оба знаем правила. Ты не имеешь права принуждать к сделке. Она будет аннулирована, -пробормотал.
Неприятно ухмыльнулась, опять становясь тонкой темноволосой женщиной.
— Умник. Ну, в случае чего, ты знаешь, как меня найти. Предложение останется в силе в любом случае.
И исчезла.
Осталась обычная комната. Дыхание больше не срывалось с губ паром, а в кресле лежал обычный мертвый старик. Где-то далеко сейчас выплеснется целая уйма эктоплазмы, и появится ребенок пяти лет.
Джон монотонно, однообразно бормотал:
— Вот же сука. Вот же…
Потом обернулся и спросил:
— Эй, ты как?
— Нормально.
— Не похоже. Я не знаю, что она тебе там говорила, но...
— Всё нормально. Просто очень неприятно, когда знаешь, что твоей мечте не суждено сбыться.
— О. Понятно.

***

2013-12-08 в 16:50 

К вечеру телефонный номер лежал у Майкрофта на столе. А маленькая жёлтая точка с этим номером медленно катилась по монохромной карте прочь из Нетвила в сторону Сидар-Рапидса.
Значит, жив и здоров. И с доктором порядок — рядом еще одна точка, с другим номером.
— Вообще-то, — сказала Антея (всё еще не Ангелина), — если человек не хочет, чтобы о нем заботились, то толку с той заботы?
Майкрофт задумался. Он знал, что может не торопиться — Антея дождётся ответа в любом случае.
Уже к вечеру попробовал:
— Когда я нашёл тебя восемь лет назад с передозировкой в подворотне Де-Мойна, ты тоже не хотела, чтобы о тебе заботились. Ты говорила, я зря тебя спас.
— Ты купил хлопья?
— Да.
— Неправда, — потянулась, почесала плечо. — Я — хотела. Чтобы заботились, хотела. Просто люди это редко умеют. А я тогда мало что понимала.

***

Позвонили Лестрейду. Собственно, позвонил сам Джон и сказал, что дело закрыто.
Лестрейд начал выспрашивать, но Джон слишком устал, чтобы что-то объяснять. Сказал только:
— Если человек не хочет, чтобы его спасли, его никто не спасет. Будет еще один ребенок, последний, так вышло. Возможно, через двадцать лет кто-то из них попросит защиты, но…
— То, что будет через двадцать лет, нас не касается, — перебил Лестрейд. — Не наш отдел, так сказать. А вам, доктор, следовало бы отоспаться.
— Да, так и сделаю. Вот только возвратимся в мотель.
Завершил соединение.
Краем глаза наблюдал за Шерлоком. Тот выглядел подавленным и всё еще больным (хотя чего тут удивительного? после таких-то приключений?).
Сказал ему:
— Буду отсыпаться не меньше суток. Даже не пробуй будить.
— Хорошо.
— А потом?
— Что?
— Куда мы поедем потом? Где у нас работа дальше?
Показалось — замкнутое лицо потеплело.
— Не хочешь сменить напарника? Сейчас свободен Майк Стэмфорд. И еще есть люди, которые не откажутся от доктора в комплекте.
— Опять пробуешь от меня отвязаться?
— Нет. Ладно. Едем. Сутки сна. Потом будет потом. Наверняка наклюнется какое-нибудь дельце. Они всегда наклёвываются.

Эпилог. Это действительно сотая

Слишком много миль мы проходим в одиночестве, подумал Шерлок, ведя машину в сторону Сидар-Рапидса. Это нормально. Абсолютно нормально.
Хорошо, что миссис Хадсон воздерживается от комментариев.
Хорошо, что Джон Уотсон спит на заднем сиденье.
Завтра Юта, или Делавэр, или Канзас.
Завтра работа.




2013-12-08 в 18:54 

Замечательное продолжение, сцена с демоном - эмоционально очень сильная, а финал вообще бескрайне прекрасен. И спасибо артеру за отличную визуализацию маленькой Иу (вот кого искренне жаль в этой истории).

2013-12-08 в 19:17 

Да, маленький демон вышел у артера замечательно)
Спасибо за продолжение, хочется узнать, что будет дальше, зарождение партнерства и дружбы мы увидели, для ожидания бОльшего достаточно намеков)
:white:

2013-12-08 в 20:41 

Ох, хорошо, но мало!

Так тронули грустные мысли Шерлока о том, на сколько хватит Джона и когда он Шерлока бросит. И Это особое проклятие, которое ты сам на себя наложил - это так понятно, даже чисто по-житейски. Очень хочется узнать, как Шерлок преодолеет "проклятие". Хотя, в общем-то, в конце фика намёк проглядывает...

А вот Майкрофт какой-то неубедительный получился. Никак не могу представить его живущим в таких условиях )))

Спасибо вам, автор, за такую интересную идею и увлекательный текст (точнее, тексты). Буду ждать третью часть.

Артеру спасибо за иллюстрацию, Иу получилась отчасти жуткая, отчасти милая )))

2013-12-09 в 00:06 

Они все мпега потрямающие. Антея и Майкрофт так воообщеееее

Буду счастлива если вы напишите еще частей. Многа многа

2013-12-09 в 21:31 

это очень здорово. отличный язык. читается на одном дыхании. спасибо.:hlop:

2013-12-10 в 17:13 

Хорошая и печальная история, правдивая такая, хоть и насквозь сверхъестественная, о цене жизни и цене дружбы.
Спасибо автору за отличный текст и артеру за очень трогательную иллюстрацию :red: :red: :red:

2013-12-10 в 19:04 

Очень интересное продолжение, прекрасный арт!:red:
Серийные убийства, оказавшиеся ловушкой для гения - это очень ловко. Прекрасно сложен кейс, браво! :hlop::hlop::hlop:

2013-12-14 в 01:56 

Кто бы вы ни были, автор, вы гениальны.
*шепотом: Сашка Огеньская?*

URL
2013-12-14 в 13:43 

Очень сильная работа!
Оба рассказа прочитала просто на одном дыхании. Авторы, пишите еще! :)

ЗЫ. А девочка-дух Шерлока все-таки ела.

2013-12-14 в 19:06 

заводной сверчок, автор и вся команда тоже благодарны артеру!
канарейка_жёлтая, автор рад стараться!
Филифьонка в ожидании, и Вам спасибо!
Superbia la Fey non muore, благодарим!
Angeria, это хорошо, что на одном дыхании:)
What can i do, да, пожалуй, Вы правы -слегка печально вышло.
Poco a poco, о, оценили кейс!
Гость, автор благодарит, но намекает *косясь на администрацию Феста", что тема тотализатора не здесь, а деанон - 25 декабря:)
Хозяйка таксы, ну, нужно же ей было что-то кушать...
Спасибо всем откомментировавшим!

2013-12-14 в 19:49 

Можно, я поиграю в ваших героев? ;)

На самом деле, все просто.
Барышня-дух, она же - не хищник (сожрал жертву, пошел дальше), она - паразит.

А паразит - он что?
Он заинтересован в благосостоянии (ну, насколько это возможно с присосавшимся паразитом) жертвы, чтобы она жила долго и счастливо и давала ему (ей) кушать.
Но паразит не заинтересован делиться, поэтому на Шерлока был наложен запрет (проклятье,заклятье, заклинание...) не находить понимания с ближними, чтобы все тепло доставалось паразиту.
Паразита убили - заклинание осталось.

Как говорит один мой знакомый врач-паразитолог: "Ну вы же не ожидаете, что от того, что вы вывели моль, зарастут дырки на свитере?". ;)
Вот на и Шерлоке "дырки"в коммуникации с другими людьми и остались.
Кому-то нужно заштопать.

Еще раз огромное спасибо за текст, который вызывает желание играть.
Это редко бывает.

2013-12-14 в 22:07 

Чудесное продолжение истории. Интересное расследование. И очень хочется продолжения. Спасибо автор и артер за создание этого нового измерения.

2013-12-16 в 12:22 

Замечательный текст!
Читается на одном дыхании :inlove:
Герои прекрасны - всех обнять))))))
И очень-очень хочется продолжения :beg:

2013-12-17 в 01:21 

Ядовито-розовые ручные ромашки, эти две работы - классический пример двойственности наших желаний. С одной стороны, мне хотелось поскорее узнать, что дальше, а с другой - чтобы повествование подольше не заканчивалось...

Кричать во сне и делить на десять
людские беды со всей земли…
Стоило тщательней это взвесить,
да жаль, весов не изобрели.

Под ноги, в грязь – дорогую шубу,
а жизнь – в дороги переверстать.
Когда ты слышишь иные трубы,
неважно, миля или верста.

Поднять монетку не трать усилий,
не смей промолвить: «Идём со мной!»
Смешно молиться на сотую милю,
когда их тысячи за спиной.

На перекрёстке единый выдох –
и кукловод перехватит нить,
но крест пути – это тоже выбор,
который сплоха не изменить.

Судьба готовит солидный кукиш…
Ну что, сыграем с ней в карамболь?
«Я буду рядом. Ты много куришь»
И сотая миля свернулась в ноль.


Спасибо, автор! И жду третьей части!

2013-12-19 в 21:20 

Чудесное продолжение! Спасибо большое! :inlove::inlove::inlove:

2013-12-21 в 18:37 

Ну вот, прочитала. И теперь люблю вас еще больше :heart::heart::heart::heart::heart:
Потому что: какой здесь Шерлок! Горько надломленный, но не потерявший надежду окончательно, даже если он сам так не думает. Иначе зачем тащил с собой Джона. И каждый раз, предлагая ему уехать, он отчаянно надеется, что тот останется.
какой здесь Майкрофт и его мысли о брате!
Майкрофт частенько видит один и тот же кошмар: темное нечто хватает Шерлока, бьет о стену, волочит куда-то. Кровь, мертвые глаза, синие губы. Майкрофт мог бы взломать внутреннюю сеть Пентагона, но он не может защитить Шерлока. Когда бессилие захлестывает, Майкрофт пьет виски — Антея не одобряет и этого.
а отношения Майкрофта и Антеи?
— У меня тоже не было друзей до тебя. Но ты мне подходишь.
Очень же радует!
Иу безмерно жалко. Даже если Майкрофт был прав.

Джон никогда не думал, что форд шестьдесят седьмого года выпуска способен развивать такие скорости. Он так и сказал вслух, а миссис Хадсон самодовольно пробормотала, что он еще не застал лучшие годы этого фордика.
Почему форд? Они на машине Джона? Импала же шевроле?... Или я просто чего-то не догнала.

Очень надеюсь на третью часть. И может быть потом еще четвертую. И пятую... Ну, вы понимаете) Это же прекрасно!

2013-12-22 в 21:50 

замечательное продолжение цикла! Новые герои прекрасны! Майкрофт с Антеей, Лестрейд с его командой - просто чудо! Интересный кейс - хоть сейчас вставляй в оригинальный сериал (хоть в СПН, хоть в Шерлок ;) ). Иллюстрация тоже замечательная1
Спасибо команде!

2013-12-27 в 11:27 

Спасибо! Очень интересный кейс и реалии)))) и было очень любопытно, как расположатся любимые персонажи в новой вселенной) не очень только пояла, чем занимаются Майкрофт с Антеей, и зачем ему костюм. Очень порадовал положительный отзыв Шерлока о Лестрейде ;)

2013-12-28 в 15:53 

Хозяйка таксы, ИГРАЙТЕ:)
T*Jul, спасибо!
Catold, о! Я перепостила, ага?
**yana**, :)
~Натали, ура! Про непонятку - вы правы, ментальная ошибка:)
dark_seven, спасибо! И за обзор тоже!
Красное Солнышко, рада!

2014-03-21 в 20:27 

есть у меня слабость - милые до безумия джены, от которых растекаешься пюрешкой по дивану. Сценой с Майкрофтом и Антеей вы меня довели до состояния невменяемости:D

2014-03-22 в 08:09 

Тяжелая вода, спасибо:)

 [?]:
  
:
  
  

 

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100