Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Под сенью Шервудского леса

09:24 

По ту сторону луны.

По ту сторону луны
Размер - миди
Саммари - Несмотря на то, что Малькольм Локсли не погиб, Гаю и Изабелле приходится покинуть Ноттингем...
Другая развилка событий 8 серии 1 -го сезона ("Татуировка")
Герои - Гай Гисборн, Робин Локсли, Изабелла Гисборн.
Жанр - Джен, Драма, AU
Рейтинг - PG-13
Дискламер - Присутствуют отсылки к 4 серии 3-го сезона и аудиокниге "Осада".
Мастер Седрик пришел из "Бога..." Merelena.

Бета - Sciurus_vulgaris

Глава 1. По ту сторону луны

читать дальше

30.09 Новый враг

19.10 Знак ястреба
***
запись создана: 04.09.2018 в 19:11

@темы: Фанфики, Робин Гуд, Гай Гисборн

Комментарии
2019-05-15 в 14:21 

**
— По правде говоря, я долгое время считал, что вас об этом известили, — начал Тук, когда Робин удобно устроился на широкой лавке возле стены. Сам фриар, выложив из сумы на стол небольшую бутыль из толстой кожи и пучки трав, начал отбирать нужные. Покончив с этим, он присел рядом с юношей.


— Я был в Ноттингеме лет пять назад, но уже не застал тебя. К тому же, здесь не было никаких разговоров о том, что Малькольм пропал без вести. Все утверждали, что он погиб на войне. И я не стал вдаваться в детали. Я думал, что ты получил отправленное мной письмо из аббатства Сен-Венсан, где похоронили твоего отца. И, уехав с королем во Францию, ты сможешь побывать в Ле-Мане. А там встретишься с братом Антуаном и поговоришь с ним, коли уж мы с тобой разминулись.
— Ле-Ман? — разбойник, не отрывая глаз, смотрел на монаха.
— Да, — Тук кивнул. — Он ведь пропал во время того сражения? В те дни в городе царило сущее безумство. Чтобы остановить продвижение войск принца Ричарда и Филиппа Французского, сторонники старого короля подожгли пригороды. Не самая лучшая идея, когда стоит жара и сушь. Да еще и ветер переменился. Пожар перекинулся на город, жителей охватила паника. Уильям Маршал со своими рыцарями удерживали южные ворота, не давая воинам Филиппа проникнуть в город. Но потом… Нужно было спасать короля, и сэр Уильям с горсткой рыцарей вывезли Генриха из Ле-Мана, надеясь переправить его в Нормандию.

— Оставшиеся воины продолжали удерживать город, насколько возможно, но увы… Вскоре он был захвачен отрядами Ричарда и Филиппа. Многие из слуг старого короля и защитников города были отловлены по одному и убиты. А пять или шесть рыцарей, из тех, что обороняли город, укрылись в ближнем аббатстве Сен-Венсан. Одним из них был Гай Гисборн.

— Гисборн? Он тоже был там? — Локсли поймал себя на мысли, что прежде никогда не задумывался, где и как его друг детства провел все эти годы после побега из поместья.
— Когда я увидел его на той поляне, то узнал сразу. Хотя он меня – вряд ли. Да и не до того им было, чтобы разглядывать монахов. Позже мне рассказывали, что он на себе вытащил из огня двух раненых товарищей…
— Между тем в обитель продолжали приносить и других пострадавших во время захвата города. Среди них оказался и твой отец. Хотя, должен признаться, я не сразу увидел его среди раненых. Страждущих было много, и мы с братом Антуаном, попечителем лазарета, поделили обязанности. К тому же, Малькольм не сразу пришел в себя. Поначалу нам казалось странным, что лорда Локсли никто не разыскивает. Но позже мы решили, что его люди наверняка были перебиты или потеряли своего хозяина во время боя. Да и время было такое… — Тук махнул рукой. — Когда преданность старому королю могла обойтись очень дорого.
— Старому королю? Но я всегда считал, что отец поддерживает Ричарда! — сидящий на скамье Робин едва не подскочил.
— А теперь, когда оказалось, что это не так, ты станешь хуже о нем думать? — с тенью иронии осведомился Тук. — Малькольм считал, что его сын вправе иметь собственные политические взгляды, даже если он сам не согласен с ними. Твой отец не хотел ссориться с тобой из-за этого. К тому же, ты был так восхищен принцем Ричардом…

Тем временем вода в котелке закипела. Встав со скамьи, Тук поочередно высыпал туда заранее отобранные травы. Молодой человек взглядом следил за его неторопливыми движениями. Немного погодя фриар продолжил.

— В те дни, пока твой отец находился у нас, он рассказывал о тебе, и о вашем с Гисборном детстве. А незадолго до смерти он в присутствии брата Антуана выразил просьбу. Малькольм хотел, чтобы ты разыскал Гая Гисборна и попросил от его имени прощения. За то, что он не нашел в себе сил признаться в убийстве его матери, переложив вину на Гая. Во всяком случае, он допустил, чтобы мальчик чувствовал виноватым себя.
— Мой отец убил леди Гислейн? — очередное шокирующее известие ударило Робина по голове, словно обухом. — Этого не может быть! — крикнул он.
— Не намеренно, — ответил Тук. — Конечно же, он не хотел этого. Напротив, они собирались пожениться в ближайшее время.
— Что? — голос Локсли прозвучал глухо, и он неверяще смотрел на монаха. — Но мой отец любил только мою мать…

Происходящее казалось молодому человеку каким-то дурным сном. И нужно только проснуться, чтобы увериться в этом. То, что он слышал сейчас о своем отце, совершенно не вязалось с тем образом, к которому он привык с детства. Он всегда думал, что знает отца, и очень хорошо. А теперь – все оказалось не так и не тем.

Между тем Тук вновь склонился над снадобьем. Поднимающийся над ним беловатый пар, там и сям подкрашенный в рыжеватые оттенки отсветами огня, принимал причудливые очертания. Поворошив в жаровне угли и убрав котелок подальше от сильного жара, монах снова сел рядом с юношей.

— Твой отец всегда старался оградить тебя от реальности, Робин. И он полагал, что ты будешь против его нового брака. К тому же, ситуация была очень сложная, а леди Гислейн нуждалась в защите. Малькольм собирался тебе все рассказать, но не успел.

— Ты же помнишь, что случилось в тот день? Откуда-то… — фриар вздохнул, — стало известно, что изгнанный хозяин поместья вернулся, и к их дому помчалась толпа селян с факелами. А твой отец и сэр Роджер, они оба потеряли головы от отчаяния и ревности. Гислейн пыталась помешать их драке, и в какой-то момент схватила Малькольма за руку. Тот оттолкнул ее, она упала и сильно ударилась головой. Бедная женщина умерла мгновенно.
— Все могло сложиться иначе, но ее поставили перед выбором. А достойного выхода не было. С одной стороны – муж, которого она продолжала любить, и кого изгоняли из мира живых. И в любом случае, долг и порядочность не позволяли ей бросить мужа в беде, в коей он не был повинен. С другой – двое детей, которых она не могла обречь на нищету и лишения, ведь иначе их изгнали бы вместе с Роджером. И последней каплей явился твой отец, который за долгое время отсутствия Гисборна-старшего перестал быть для нее просто добрым соседом.
— Твой отец очень сожалел, что сам не поговорил с Роджером и юным Гисборном, а свалил эту тяжкую ношу на любимую женщину. Возможно, им бы удалось найти какой-то другой выход. А после пожара он не нашел в себе сил признать свою вину в смерти Гислейн, и пустил все на самотек.

Какое-то время фриар и опальный граф молчали. Подавленный Робин не сразу решился спросить:
— А что было потом?
— Муж леди, сэр Роджер, велел твоему отцу убираться вон, пока пламя не охватило весь дом. Он сказал, что хочет умереть там, рядом со своей женой. И попросил лишь позаботиться о его детях. Малькольм и впрямь успел выскочить едва ли не в последний момент, ведь крестьяне весьма поспособствовали пожару. Позже ему так и не удалось выяснить, кто же первым бросил к стене дома горящий факел. Ну, а остальное, полагаю, тебе известно, — францисканец повернулся к Робину.

После недолгого молчания Тук заговорил снова.
— Лорд Локсли говорил, что эта история тяготила его много лет. А после того, как во время битвы за город он увидел повзрослевшего Гая, воспоминание стало совершенно невыносимым. Я бы мог решить, что мой друг обознался, или ему привиделось после ранения. Но ведь этот Гисборн и впрямь находился в городе. Более того, был совсем рядом – в этом же монастыре. Но молодой рыцарь и его спутники уехали еще до того, как твой отец рассказал нам свою историю. И я не стал сообщать ему о Гисборне.

**
— Я намеревался отправиться в Ноттингем вскоре после смерти твоего отца, но "человек предполагает…", — фриар усмехнулся. — Я сломал ногу, а на костылях далеко не уйдешь. А брат Антуан не мог покинуть монастырь так надолго, ведь в нем нуждались больные. Мы объяснили ситуацию аббату Раймундусу, и он написал два письма, где извещалось о смерти лорда Локсли. Одно мы отправили с посыльным, одним из купцов, направлявшихся в Англию. Второе, вместе с кольцом, осталось на хранении у аббата. Я сам смог добраться до Ноттингема лишь к октябрю. А приехав, уже не застал тебя. Сэр Эдвард сказал, что ты отправился в поход, вместе с королем Ричардом.

— Зиму я провел в Керклиссе, а весной аббат Хериберт предложил мне сопровождать его в Рим. Затем судьба занесла меня в Константинополь, потом – в Святую Землю, и лишь к нынешней осени я смог вернуться в Англию. По дороге через Францию я остановился в том аббатстве, где узнал, что брат Антуан умер, а молодой граф Хантингтон так и не появлялся там. Тогда мне подумалось, что возможно, с нашим посыльным что-то случилось. Или послание до тебя не дошло. Это и немудрено в наше неспокойное время. Поэтому я забрал у аббата Раймундуса письмо и перстень, и отправился в Ноттингем. По дороге я решил, что, в крайнем случае, сам разыщу Гая Гисборна и передам ему слова твоего отца…

Фриар помолчал, подбирая слова.
— Я был у Найтонов, изыскивая способ с тобой увидеться, когда прибежал Мач. Кто бы знал, что наша встреча произойдет при таких обстоятельствах, — Тук покачал головой. — А затем… я решил немного выждать, пока ты немного не придешь в себя, и не начнешь рассуждать здраво. Оставил письмо и перстень у отца Уильяма… разумеется, мне пришлось ему кое-что рассказать и объяснить. На тот случай, если я тоже не смогу выполнить обещание, данное твоему отцу.


2019-05-15 в 14:21 

Локсли внезапно охватила страшная усталость. Прислонившись к бревенчатой стене, он долго смотрел невидящими глазами куда-то прямо перед собой, в пустоту, не замечая ничего вокруг. Привычный мир вновь разрушился, и теперь было невозможно решить, кто прав, а кто виноват и в той давней истории, и в нынешней ситуации. Как теперь собрать воедино все эти разорванные нити, и что с этим делать дальше. Тем временем день близился к вечеру, и казалось, что небольшой домик наполнился тенями. Робин даже не заметил, когда вернулся отец Уильям. Словно в тумане, он взял принесенное Туком письмо с перстнем и поднялся.

— Робин, подожди, - Тук протянул разбойнику чашку. — Выпей, только осторожнее.
От крепкой настойки фриара Локсли закашлялся, но она позволила ему немного прийти в себя.
— Может, останешься на ночь здесь? — отец Уильям с тревогой смотрел на молодого человека.
— Нет, — Локсли отрицательно качнул головой. — Ребята наверняка уже с ума сходят, куда я подевался. Не наделали бы глупостей – с них станется сунуться в замок, — Робин вспомнил их недавнюю эскападу по спасению Джак.

Поправив висевший за спиной налуч и колчан со стрелами, Локсли вышел из домика священника. Фриар молча смотрел ему вслед, пока разбойник не скрылся в густом подлеске.
"Что ж, друг мой Малькольм, хоть и с опозданием, но я исполнил свой долг. Теперь все будет зависеть от твоего сына. И я надеюсь, что он справится".

Прим.
Налуч – кожаный или тканевый чехол с ремнями для ношения и хранения лука.

2019-05-15 в 23:27 

Irina77, Автор, я вас люблю! Так быстро новая глава - это истинный подарок для читателя.
Очень многообещающе встреча Робина и Мэриан - начинают проявляться противоречия между ними, это не эмоциональный конфликт, закончившийся вспышкой Робина - он мог быть разрешен искренним раскаянием и прошением - это уже серьезно. Принципиальное расхождение, пока едва наметившееся, но оно неизбежно должно получить развитие.
Робин узнал правду об отце. Что-то будет... Моя зловредная натура желает, чтобы он так и не решился на откровенный разговор с Гаем, занялся самооправданиями, а истина открылась помимо него.
Это будет в какой-то степени повтором той самой детской модели поведения, когда Робин не признался в своей вине. Однако с чисто литературной точки зрения, если он пересилит себя, то завершит сюжетную линию, начавшуюся с выстрела из лука. Подождем, почитаем.

2019-05-16 в 19:54 

Irina77 Сегодня наконец-то добралась до новых глав. Читаю как всегда с интересом.
История с Малькольмом практически канон. Не хватило только сводного брата Арчера, чтобы объединить семейство Локсли-Гисборнов)))

По тексту заметила, что в одном месте отца Тука назвали францисканцем. Оно не критично, но если придираться к матчасти, то будущему Святому Франциску в тот момент было лет 10-11 )))

2019-05-16 в 20:50 

По тексту заметила, что в одном месте отца Тука назвали францисканцем. Оно не критично, но если придираться к матчасти

Да, мне надо было сделать сноску или примечание по поводу отца Тука. )))
Если следовать историческим реалиям, то да - орден был основан лишь в 1209 г. папой Иннокентием III.

Но если брать собственно "канон" - баллады о Робин Гуде, то фриар Тук - действительно францисканец. Монах нищенствующего ордена, не принадлежащий к конкретному монастырю (как, скажем, бенедиктинец брат Кадфаэль). Поэтому я не стала отходить от "легенды" ))).

Да и само слово "фриар", коим называют Тука - указывает на принадлежность к одному из нищенствующих орденов (францисканцев, кармелитов, доминиканцев или августинцев). По временному промежутку - самый ближний - францисканцы.

В нашем "киноне" Тук - тоже францисканец. Странствующий монах, живущий среди мирян, посвящающий жизнь служению обществу, в отличие от "монастырских монахов". Он свободно перемещается по стране, тогда как "монастырские" - привязаны к своему монастырю, и не имеют права покидать обитель без позволения на то аббата.

К тому же, на Туке - в первых сериях 3-го сезона - ряса серого цвета, как и было принято у францисканцев. Их так и называли в Англии - "серые братья"
У бенедиктинцев ряса черного или коричневого цвета.

2019-05-16 в 21:15 

Не хватило только сводного брата Арчера, чтобы объединить семейство Локсли-Гисборнов)))

Арчер там не вписывается. Иначе к папе Малькольму было бы слишком много вопросов (вроде того, "сколько всего было младенцев и куда вы их рассовали?" (с)).
Да еще в свете того, почему он не взял дитятку к себе после смерти Гислейн, а оставил на воспитании у чужих людей; и даже постфактум не признал бастарда, хотя в принципе, ничего не мешало.

2019-05-17 в 18:04 

Спасибо за очередное интересное продолжение! С удовольствием читала, как у Мэриан начинают вытряхиваться из головы робингудовские лозунги и появляются самостоятельные мысли. Неканоничные ум и здравомыслие Гая тоже радуют. Мне очень нравится вникать в Ваши логичные объяснения его нелогичных сериальных действий, у Вас получается интересно и убедительно.
Пожалуй, только у лорда Найтона немного перебор с благородством, отдавать свои деньги за королевских арендаторов - это как-то уже чересчур. (Кстати, шерифы жалование получали, и немалое: 2 шиллинга с каждой гайды земли в их графстве, плюс по договоренности с королем какую-то часть судебных сборов. Это большие деньги, так что за эту должность яростно цеплялись даже графы).
Еще в скобках: коронеры в это время в первую очередь - надзиратели за поступлениями в казну всех штрафов и судебных конфискаций, они следили, чтобы шерифы не хапали лишнего, а также вели учет всех уголовных преступлений и выносили вердикт по подозрительным смертям: насилие это, самоубийство или естественная смерть. Они не проводили дознания и не искали виновных, как, впрочем, и шерифы с помощниками, их дело было только определить причину смерти, поскольку имущество самоубийц и убийц конфисковывалось в казну. Так что должность эта относилась, скорее, к финансово-административным. И да, коронеры выбирались из числа состоятельных жителей графства пожизненно и официально не оплачивались, жили, как большинство чиновников, вполне узаконенными поборами.
Искали же виновного в убийстве, а точнее тыкали пальцем в самого вероятного по всеобщему авторитетному мнению убийцу присяжные той сотни, где был найден труп, по свидетельству жителей близлежащих деревень. Они не обязаны были предоставлять никаких доказательств, если конечно преступника не ловили над трупом, достаточно было сослаться на дурную репутацию или "всем очевидные" мотивы обвиняемого. Ловили обвиняемого тоже эти самые жители. Если не ловили или не обвиняли - всем скопом платили немалый штраф, так что заинтересованы в отыскании хоть какого-нибудь убийцы были все поголовно. Дальше несчастный передавался в суд короля (а не шерифа, который только содержал его под стражей до приезда в графство королевского судьи), и обвиняемый уже сам должен был доказать свою невиновность - либо выставить минимум трех (а может шесть, точно не помню) добропорядочных и уважаемых свидетелей, которые ее подтверждали под присягой, либо выдержать ордалию или выиграть судебный поединок (для уголовных дел в это время еще применяется). Вот так все просто, никаких вам дедукций. Не поймали за руку - есть немало шансов выкрутиться, будь ты хоть серийный маньяк, а можешь просто не нравиться соседям - и угодить на виселицу.
Еще интересно, что разбойников обязан был ловить не столько шериф, сколько уполномоченные следить за той местностью, где банда обреталась или где грабила. Строгий территориальный принцип. Ограбили купца на окраине деревни - деревня ловит воров или платит купцу убытки. Один из деревенского "десятка" (все вилланы были разбиты на группы, связанные круговой порукой) засветился на разбое и сбежал - платят все, входящие в "десяток". Так где же и сколько денег должен был добывать добрый Робин, чтобы хотя бы компенсировать всем эти штрафы? А вилланов, весь "десяток", могли жестоко наказать: угнать любую скотину, приписать лишний оброк, хотя сам виновный давно исчез из их поля зрения и следить за его благонравием они никак не могут.

2019-07-03 в 09:18 

Глава 15

Когда Робин вышел из домика священника, солнце уже близилось к закату. Но все же идти по неприметной тропинке можно было еще легко, не рискуя в сумерках свалиться в овраг или же переломать ноги о выступающие из земли корни и камни. В преддверии близких холодов лес погружался в сонное оцепенение, вызывая у запоздавших путников желание поскорее добраться до теплых домашних очагов. Или же до пристанища, где можно получить горячую еду и отогреться у огня за кружкой доброго эля. И, как бы призывая к этому, издалека донесся едва слышный звон церковного колокола, подавая сигнал к скорому закрытию городских ворот.

Молодой Хантингтон шел, почти не глядя по сторонам — ноги сами несли его по знакомой дорожке. Слой влажной опавшей листвы и толстые подошвы мягких сапог позволяли ему ступать практически бесшумно. Но, против обыкновения, окружающая тишина на этот раз не приносила Робину спокойствия, а действовала угнетающе. Рассказ Тука до сих пор не укладывался у него в голове, и казался ему невозможным, но никаких сомнений в том, что все это — правда, у разбойника не было.

Неожиданно он понял, что сейчас ему больше всего хочется оказаться среди людей. А еще шума и суеты вокруг, даже невыносимого порой ворчания Мача, лишь бы не оставаться одному. Отвлечься хоть на время, выбросив из головы все события этого нелегкого дня, позабыв обо всем услышанном. Прежде ему это легко удавалось. Вокруг него всегда кипела жизнь, друзья и приятели сменяли один другого, чтобы просто переброситься словечком, и для переживаний просто не оставалось места. А вскоре они совсем стирались из памяти.
Но на этот раз все шло не так, и Локсли не знал, как обратить жизнь вспять, чтобы все стало, как раньше. Хуже того, пришло понимание, что "как раньше" уже не будет. Он слишком часто отмахивался от очевидных фактов, или просто не замечал их, пока накопившись, они не обрушились на него, словно снежный ком.

"А ведь Гай мог стать моим братом" — промелькнула в голове Робина шальная мысль. Локсли вспомнил, сколько раз старший друг прикрывал его шалости. Отец тоже редко прибегал к наказаниям, ограничиваясь выговором. И он не слишком задумывался о последствиях своих проделок, полагая, что о них скоро позабудут. А его — поймут или простят. Так оно и было… Но, оказывается, всему есть предел. Та его выходка с выстрелом едва не стоила жизни двум людям – его другу и их сельскому священнику. Последний выжил лишь благодаря леди Гислейн, а Гая спас неожиданно вернувшийся сэр Роджер.
И именно с того дня все понеслось вкривь и вкось, словно соломинка, увлекаемая мутным потоком. И дальше становилось только хуже.

Старшие Гисборны погибли в пожаре, а вскоре и их сын сбежал из поместья. И он, Робин, сам толкнул друга на этот побег. Ведь Гай наверняка убедился, особенно после той их последней драки, что ничего хорошего в Локсли его не ждет.

Лишь сегодня, перестав себя обманывать, Робин начал понимать, что во многих бедах, творящихся сейчас в Ноттингеме, есть доля и его вины. Возможно, в день его возвращения из Святой Земли было еще не поздно объясниться с нынешним помощником шерифа. Стоило хотя бы попытаться, прежде чем объявлять ему войну. И, может быть, в борьбе против Вейзи ему бы удалось перетянуть Гисборна на свою сторону. А теперь все зашло слишком далеко, и он сам немало этому посодействовал, испортив все, что только возможно. И, кто знает, можно ли еще что-то исправить.

"И… нужно ли?" — Локсли вновь охватили сомнения. — "Ведь прошло уже много лет. И Гисборн сейчас — сторонник принца Джона и к тому же, участвовал в покушении на короля".

Сегодня, в разговоре с бывшим шерифом, он вновь коснулся этой темы. Несмотря на все доводы старого рыцаря, разбойник не желал отступаться от мысли, что в ту ночь он ранил именно Гая.
"Я не понимаю, чего ты хочешь добиться, упорствуя в своем убеждении, Робин", — сэр Эдвард тяжело вздохнул. — "Извини меня за прямоту, только полагаю, что король здесь ни при чем, а ты просто сводишь личные счеты. Правда, не могу знать, за что. Но ведь ваша вражда началась не полгода назад, я прав?" — лорд Найтон внимательно смотрел на молодого человека.

Вздрогнув, опальный граф отвернулся в сторону. Бывший шериф, как и в прошлый раз, попал в точку. К счастью, Мэриан в комнате не было. Она оставила его с отцом наедине, иначе ему не удалось бы отвертеться от ее расспросов. Локсли был убежден, что девушка и понятия не имеет о его детской дружбе с нынешним приспешником Вейзи. Крестьяне молчали, а он сам делал вид, что знать не знал раньше ни о каком Гисборне. Да и сам Гай не стремился раскрывать их общее детство. И Робину совершенно не хотелось думать, что же будет, если Мэр обо всем узнает. А уж в способности бывшей невесты докапываться до истины сомневаться не приходилось.

"Тебе удобно считать, что это был сэр Гай", — тем временем продолжал сэр Эдвард. — "Но сам посуди", — пожилой рыцарь тяжело вздохнул, словно устав объяснять очевидные факты. — "Ранивший тебя человек, как ты уверяешь, сразу побежал к королевской палатке. И это ночью, в незнакомом для него месте! Тогда как убийство должен был совершить человек, хорошо изучивший ваш военный лагерь и окрестности. Чтобы успеть совершить свое дело и быстро скрыться. Ведь иначе заговорщики сильно рисковали. А им это было совершенно ни к чему. Как, по твоему, Гисборн мог найти шатер Ричарда среди прочих, да еще в темноте, если прежде он ни разу не бывал в королевском лагере?"

На этот вопрос ответа у Робина не было, и он поспешил уйти. По правде говоря, увидев лорда Найтона, словно еще больше постаревшего и осунувшегося после их последней встречи, Локсли несколько растерялся. Он и впрямь не думал, что все настолько серьезно и считал, что слова Мэр о болезни сэра Эдварда – всего лишь отговорка и предлог. И теперь, когда оказалось, что это не так… Локсли вздохнул. "И о покушении тоже не стоило вновь заводить разговор".

**
Раздираемый противоречивыми чувствами, Робин прислонился к ближайшему дереву, настолько широкому, что за ним легко было укрыться. В памяти вновь всплыла та ночь под стенами Акры. "Нет, там наверняка был Гисборн. И это покушение непростительно", — опальный граф помотал головой.
"Только… как же просьба отца? И как быть с тем, что шесть лет назад он, как и Гисборн, сражался против принца Ричарда на стороне старого короля? И что, будь отец жив, то сейчас он также поддерживал бы принца Джона? И ему, Робину, пришлось бы выбирать…"

"Лучше подумать обо всем этом завтра", — атаман разбойников взъерошил растрепанные волосы. — "Утром наверняка найдется решение, а сейчас нужно поскорее вернуться в лагерь. И внимательно смотреть на тропинку — уже совсем стемнело. Если он угодит в собственную же ловушку, ребята просто помрут со смеху".

Словно в подтверждение, позади него послышался какой-то шум, и Робин насторожился. Чуть погодя треснул сучок, и что-то глухо шлепнулось на землю. Тут же раздалось приглушенное "ой!", чей-то всхлип, и кто-то другой негромко помянул чью-то мать. Затем послышалось глухое ворчание, какая-то возня, и очередной голос недовольно проворчал:
— Мач, да слезь ты уже с меня, наконец! Иначе мы тут до утра будем барахтаться.
— А что я? — обиженно пропыхтел тот, кого назвали Мачем. — Это ведь ты не смотрел под ноги.
— Вот и шел бы впереди, — буркнул его упавший спутник. — Кто хвастался, что найдет дорогу до лагеря с закрытыми глазами?
Робин, узнав по голосам своих друзей, с облегчением выдохнул и улыбнулся. Но тут же вновь стал серьезным.
— Что вы тут делаете? — Локсли вышел из своего укрытия.
От неожиданности разбойники вздрогнули и на миг опешили. Уилл, помогающий Мачу подняться, едва не выпустил его руку, но вовремя удержался. Едва оказавшись на ногах, оруженосец бросился к хозяину, чтобы убедиться, что тот жив и здоров.
— Мастер Робин! А уж мы как волновались… — затараторил он. — Тебя нет и нет. В городе были, в Локсли тоже… потом Мэр сказала, что ты к Туку ушел…
Тем временем Робин с беспокойством посмотрел по сторонам. Не увидев среди ребят сарацинки, он перебил шервудского повара.
— А где Джак?
— Мы решили, что ей лучше остаться в лагере, — подал голос Скарлетт. — на случай, если ты вернешься раньше нас.

Вновь оказавшись в лесном убежище, и сидя у огня в компании друзей, вожак шервудских партизан почувствовал, что ему и впрямь стало немного легче. На все вопросы ребят — где он пропадал так долго, и откуда на его руке этот перстень, лишь ответил, что узнал от Тука правду о смерти своего отца. Обстоятельное письмо настоятеля аббатства Сен-Венсан также подтверждало слова фриара.
Осталось решить — что делать дальше ему самому?

2019-07-03 в 09:20 

Ноттингемшир, последние недели октября.

Поездка в компании шерифа "к дорогому другу" выдалась отвратительной. И сейчас Гисборн возвращался в Ноттингем в дурном расположении духа.
Начать с того, что "дорогой Хьюго" – епископ Ковентри, и в то же время шериф двух сопредельных графств — Уорикшира и Лестершира, до зубовного скрежета напоминал Гаю его собственное начальство. Причем не только внешне. Практичный, хитрый и изворотливый, Хьюго де Нонант обладал способностью к лицедейству и красноречием ничуть не меньшим, нежели шериф Ноттингемский. К тому же, Его Преосвященство был родом из тех же краев, что и Вейзи. И в свое время приобрел расположение младшего брата короля. А теперь, после изгнания ненавистного всем канцлера Лоншана, являлся едва ли не первым советником принца Джона.

И сейчас у Гая не оставалось никаких сомнений, кто же в действительности является душой нового заговора. И, скорее всего, стоял и за первым. Конечно, епископ был слишком важной птицей, и не присутствовал на недавнем собрании Черных Рыцарей в Ноттингеме. В отличие от баронов, могущих себе позволить прибыть инкогнито. Тогда как его открытый приезд в Лестер не вызывал ни вопросов, ни подозрений.

Другой неприятностью явилось то, что проезжая мимо одной из городских таверн, Гаю показалось, что он заметил возле нее людей в одежде с гербом сквайра Торнтона. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Рыцарь помнил, что его новый свойственник имел манор в этих краях, и наверняка мог приехать сюда по делам.
Самому Гисборну не раз приходилось ездить по дороге через Лестер, выполняя различные поручения шерифа. И прежде он почти не вспоминал ту давнюю поездку, когда они с сестрой сбежали во Францию. Но после того как они с Вейзи пробыли в этом городе почти два дня, любая мелочь словно напоминала об этом.

Помощник шерифа устало потер начавший зарастать подбородок. Они выехали из Лестера на рассвете, чтобы успеть добраться до дома в тот же день. Несколько утешало лишь то, что он ехал верхом, а не трясся в обитой шкурами повозке вместе с шерифом, и посему был избавлен от брюзжания Вейзи по поводу долгой дороги, осенних холодов и прочих сопутствующих неприятностей. Да еще погода к вечеру начала портиться — рыцарь с досадой посмотрел на затянутое тучами небо.
К счастью, небеса решили повременить и не обрушивать на головы путников нескончаемые потоки воды. Дороги оставались сухими, и небольшая кавалькада добралась до Ноттингема еще до наступления ночи.

Оправив уставшего вороного на отдых и покончив с проверкой постов, Гисборн взял свежую лошадь и направился в Локсли. По здравом размышлении, конечно, следовало остаться в замке — если ночью все же хлынет дождь, то утром из поместья придется выбираться по слякоти. Но желание хоть ненадолго отдохнуть от общества шерифа перевесило. "Черт с ней, с дорогой…"
По своему обыкновению, управляющий еще не ложился. Практически в пол-уха выслушав его доклад и наскоро перекусив, Гай отправился в свою комнату, надеясь, что посыльный шерифа не поднимет его спозаранку.

**

Мелкий и нудный дождик словно и впрямь выжидал время, чтобы дать себе волю. Но неожиданно для себя Гай понял, что его монотонный шум не вызывает раздражения. Скорее, наоборот — он успокаивал и помогал упорядочить мысли.
По странной иронии судьбы управляющий Локсли носил ту же фамилию, что и муж Изабеллы. Возможно, именно поэтому Гай предпочитал обращаться к старому Томасу по имени. Рыцарь помнил его еще с тех давних, до-пожарных времен и порой ему казалось, что стюард был так же неотделим от поместья, как донжон — от ноттингемского замка. Сам Томас никогда не касался в разговоре с новым хозяином событий его детства, за что Гай был ему втайне благодарен.

Гай вздохнул. Он попал на войну в семнадцать лет, и до своего возвращения в Англию почти все время провел в походах. И поэтому за прошедшие годы редко вспоминал об Изабелле. Конечно, вернувшись в Ноттингем после многолетнего "изгнания" и поступив на службу к шерифу, он потихоньку навел справки о сестре. Но вот увидеться с ней не спешил. Да и зачем? Он знал, что Изабелла все еще замужем, в безопасности, и у нее есть все для обеспеченной жизни. Дорогие наряды, украшения — сестре всегда нравились красивые вещи.

Тогда как он сам по-прежнему оставался наемником и безземельным рыцарем, немногим богаче того мальчишки, что покинул замок их тетки Аделы в поисках лучшей доли. И его нынешняя должность помощника шерифа слишком ненадежна, чтобы можно было рассматривать ее серьезно. Гордиться особо нечем, и что ждет его впереди — неизвестно. Он настолько увяз во всех этих интригах Вейзи, что выпутаться из них будет чертовски трудно. И хорошо, если удастся выбраться живым. Так стоит ли нарушать покой сестры, сваливаясь ей на голову после долгих лет отсутствия?

Конечно, сейчас у него есть Локсли. Но он лишится этого владения сразу же после возвращения короля, который наверняка вернет его своему любимцу. И, разумеется, на радость черни Гуд устроит целый спектакль по изгнанию "узурпатора" из родного поместья. Прекрасно зная о том, что у него, Гая, тоже есть право называть Локсли своим домом, ведь манор Гисборнов теперь являлся его частью.

В душе рыцаря вновь всколыхнулась застарелая ненависть. Каждый раз, когда ему казалось, что те давние воспоминания надежно упрятаны глубоко внутри, что-то происходило, и они вновь рвались наружу. Если бы не Гуд и его папаша… Возможно, мать все еще была бы жива. И ему не пришлось бы торопиться с замужеством сестры, лишь бы избавить ее от брака со стариком.
Тем более что слухи о репутации и характере мужа Изабеллы уже тогда ходили нелестные. "Как будто обо мне сейчас болтают много хорошего, — Гисборн криво усмехнулся. — Но, по меньшей мере, сквайр умеет неплохо вести свои дела".

Об успехах сквайра Торнтона Гай узнал, просматривая архивы налоговых регистров и наткнувшись на знакомую фамилию. Лет пять назад Джереми Торнтон добавил к двум своим манорам еще один, на этот раз — в Дербишире. В то время король Ричард как раз собирал деньги на поход в Святую Землю, и пустил с молотка все, что можно продать. Земли, замки, должности.
"Интересно, а что сказал бы Гуд, узнав, что именно его драгоценный король назначил Вейзи на пост шерифа? — рыцарь усмехнулся. — Барон выложил за этот лакомый кусок кругленькую сумму в сто тридцать фунтов. Хотя Локсли наверняка начал бы вопить, что все это – грязная ложь и клевета, а документ с королевской подписью и печатью – подделка. И что такой человек, как Ричард, ни за что и никогда…" — Гай с раздражением поморщился. "Гуд видит и слышит лишь то, что ему удобно. И совершенно не умеет думать. Конечно, если речь не идет о том, как подстроить засаду на дороге или ограбить шерифа…"

**
Немного погодя мысли капитана стражи вновь вернулись к Изабелле и ее замужеству. Прошло три года, прежде чем он вновь оказался в тех краях. С рыцарским поясом и шпорами. К тому времени тетка Адела уже умерла, замок и поместье унаследовал ее старший сын Рауль. Из разговора с кузеном Гай узнал, что несостоявшийся жених сестры помер вскоре после того праздника Пасхи. "Не иначе, старый хрыч лопнул от злости, — съехидничал новый лорд де Брие, — из-за того, что сделка сорвалась. А его наследнички до сих пор грызутся между собой. Поговаривают, что эта семейка достала жалобами и склоками даже епископа".

Это еще больше убедило Гисборна в том, что он поступил правильно, когда выдал сестру замуж. И теперь лишь надеялся, что Изабелла смогла понять и его, и ту их непростую ситуацию. Ведь даже не будь престарелого барона де Клеси, тетка продала бы ее другому выгодному жениху. И не факт, что он оказался бы лучше того старика. "А значит, не стоит больше думать об этом. И напоминать Изабелле о себе он не станет. К тому же, совершенно незачем давать в руки шерифу еще одно оружие против себя. Узнай Вейзи, что у его помощника есть сестра, он не упустит возможности извлечь из этого выгоду. Поэтому, пусть все остается, как есть…"


Прим.

* Шериф Ноттингемский также являлся шерифом и Дербишира. Т.е., официально он являлся шерифом двух графств.
** 1 тауэрский (денежный) фунт — 20 шиллингов или 240 пенсов. Или ок.350 г. серебра.

2019-07-03 в 18:47 

После напряженного трудового дня обнаружить в сообществе продолжение Шервудской истории было очень приятно :up:

2019-07-03 в 19:45 

Merelena, А нам-то как приятно Вас здесь увидеть :crzhug: Хочется верить, что напряженные трудовые будни не мешают "натворениям" и мы как-нибудь, заглянув сюда, увидим продолжение и "Короля", и "Бога" :pink:

2019-07-03 в 21:15 

sciurus_vulgaris Увы, увы, натворения зачахли на корню. Все пытаюсь себя заставить взяться за продолжение, но никак не выходит (((

2019-07-06 в 13:22 

Ура! Наконец-то продолжение, которое я ожидала с нетерпением и надеждой, как всегда!

2019-07-06 в 14:34 

Я давно собиралась и все не могла решиться, сказать пару слов об этом сообществе. Дело в том, что я робингудовец с большим стажем,так сказать, поскольку все детство пробегала по лесам ленобласти с самодельный луком и утащеным украдкой, у бабушки, ножиком за поясом). Впоследствии, повзрослел, я перечитала все весьма немногочисленные книги и легенды, посвящённые Робину Гуду. Затем, я занялась совсем другим периодом истории, но первую любовь к благородному разбойнику все равно сохранила. К сожалению, ни один фильм о Робине мне не понравился, впечатлил только сериал Робин из Шервуда, но тогда в Союзе показали только первый сезон, а когда я смогла посмотреть весь сериал целиком, он для меня потерял уже изрядную долю очарования. Когда вышел на экраны Хоббит, я, глядя на исполнителя Торина, весь фильм гадала, где я его могла видеть раньше и к концу фильма вспомнила, что однажды видела фрагмент странного сериала о Робин Гуде. Именно это меня сподвигло посмотреть чуть больше года назад сериал ВВС Робин Гуд. Наши отношения с этим опусом весьма не просто сложились. Я начинала и бросала, снова начинала и снова бросала. Наконец симпатия к Ричарду(а на тот момент я узнала, что же это за актёр такой) пересилила и я посмотрела сериал целиком. Потом ещё раз и ещё раза три. И ещё раза три. В общем, оказалось, что этот совершенно немыслимый по содержанию сериал меня захватил и понравился намного больше, чем все, что я видела на любимую шервудскую тему раньше. Не содержанием, а настроением, тем, что он удивительно верно передаёт именно дух самой истории о Робине. Именно за это я, например, люблю наших Трех мушкетёров и не воспринимаю другие постановки. Именно за настроение, за дух. Мне понравились все персонажи, я в них поверила, они стали мне родными, но в то, что сделали с ними сценаристы верить не хотелось никак и тогда я нашла это удивительное сообщество, чисто случайно. За короткое время я перечитала все страницы, фики и переписку и была поражена. Мне раньше и в голову не приходило, что бывают фанфики по-настоящиму талантливые и не уступающие хорошему литературному произведению. У меня немедленно появились любимые авторы, Гвенда, Merelena, Нельви, Зеленоглазая мышь и другие. НО, КАКОЕ СЧАСТЬЕ, я испытала, когда поняла, что сообщество продолжает жить, я не опоздала, как я подумала сначала.Какое замечательное, захватывающее и берущее за душу написала произведение Белочка! Нотингемского потрошителя я перечитала уже несколько раз и не собираюсь на этом останавливаться))). С большой надеждой жду продолжение Короля, Мерелены. Муза, дама непредсказуемая, вдруг прилетит ещё на своих лёгких крыльях, мы все будем ждать, Король-совершенно безупречный приключенческий роман и безусловно очень хотелось бы дочитать до конца эту замечательную вещь!Надеемся очень на это чудо! Теперь же я с огромной радостью и удовольствием, читаю талантливое и увлекательное произведение Ирины, с необычной завязкой и несколько иным взглядом на всех персонажей. Огромная просьба, уважаемая Ирина, пишите! Мы не торопим, уважаем время и музу автора, ждём терпеливо-терпеливо, честно-честно!))) и ещё я надеюсь на Ваши новые клипы))) :) До того момента, когда я чисто случайно познакомилась с этим прекрасным Шервудским сообществом,я даже представить не могла, что довольно безумный и нелогичный по сценарию сериал, может вдохновить на творчество многих по-настоящему талантливых людей! Прошу прощение, за такое немыслимое количество букв, но я правда долго не решалась, но все же зарегистрировалась специально, чтобы выразить свое восхищение талантами Авторов и радость, что нашла единомышленников! Мои друзья изрядно озадачились, увидев даже фрагменты нашего любимого сериала и я восторгалась в гордом одиночестве, пока не отыскала наше прекрасное сообщество! Спасибо!!!!!!

2019-07-06 в 23:20 

Котенок финдус, Спасибо за такие замечательные слова про моего "Потрошителя"! Я очень старалась :pink: Когда я пришла сюда в 2017 г. мне тоже больше всего было страшно, что я уже не застану здесь тех авторов, которые вызвали у меня щенячий восторг. Я невероятно благодарна Мерелене Merelena, встретившей и поддержавшей меня, Змею, ну и всем остальным читателям/писателям... Фикрайтер трепетен как майская роза и без поддержки чахнет мгновенно :buh:, поэтому мы (я здесь за себя и за Иру пишу, думаю, она скоро-скоро сюда заглянет) очень благодарны всем, кто оставляет отзывы. Мне кажется, Вы действительно схватили главное в нашем каноне: веселый, немножко раздолбайский, авантюрный дух, при том что местами встречаются предельно серьезные вещи, ну и конечно - прекрасные актеры и вконец обкурившиеся сценаристы, прописавшие сюжет так, что каждый, с одной стороны, думает: даже я смогу лучше - и бросается писать, а с другой - непременно находит что-то такое, что его цепляет. Оставайтесь с нами, тогда и мы что-нибудь еще натворим :write:

2019-07-07 в 15:11 

Котенок финдус, Вам спасибо за такой большой и приятный отзыв )))

Я и сама пришла сюда не так давно - т.к. период, когда сериал шел на наших экранах, прошел мимо меня. А познакомилась я с ним тоже через фанфик, причем выложенный даже не здесь, и даже не на фикбуке (я тогда и слова такого не знала). А еще были один или два клипа, где меня "зацепил" сэр наш Гай. С этого и "понеслось" ))) Да, если сериал / фильм сподвигает на творчество, значит, он стоил того, чтобы увидеть мир ))

2019-07-08 в 22:57 

Irina, я тоже мельком увидела клип, восхитилась сэром Гаем и немедленно начала пытаться жевать сериальный кактус:kaktus:, но, как выяснилось, я стойкий кактусоед и эта история захватила меня.Мне нравятся и увлекают многие фики, но не смотря на увлекательный сюжет и отличный слог, далеко не все, что называется, попадают в точку, лично для меня. Ведь каждый из нас совершенно по-своему видит и канонных персонажей и возможные пути их развития в фаноне и лично для себя их так же каждый представляет по-своему. Поэтому, особенно радует, когда встречаешь автора, видение персонажей которого совпадает с твоим собственным! Лично для меня такими авторами стали вы и Белочка.Конечно же, произведения у вас совершенно разные, разные истории, развития событий, но есть нечто неуловимо общее, что находит резонанс с моим восприятием всей шервудском саги и её героев. Вот именно поэтому,я с особым воодушевлением жду продолжения вашего фика! Ещё у меня есть маленькая тайная надежда, что Белочка тоже нас чем-нибудь порадует!)))

2019-09-30 в 12:16 

Глава 16.

Новый враг.

— Гис-бо-о-рн!
Казалось, вопль шерифа разнесся по всему замку. Тихо чертыхаясь и поминая недобрым словом Вейзи, который поднял его спозаранку, Гай выбрался из кровати и быстро оделся. Обычно осенью и зимой шериф вставал поздно, лишь ко второй смене караула, и сейчас Гай гадал, что могло стрястись, коли начальство соскочило с теплой постели ни свет ни заря. Хотя, если посудить, причина могла быть только одна. И Гаю она не нравилась.
— Милорд?
Помимо Вейзи, в его покоях обнаружился незнакомый Гаю тщедушный монашек, принятый им поначалу за нового писца. Тот молча переминался с ноги на ногу, переводя испуганный взгляд с шерифа на его мрачного и не выспавшегося помощника.
Сам Вейзи, в мягких войлочных туфлях вместо сандалий, и меховой безрукавке, накинутой на пижаму, кружил по комнате; шериф был в ярости. Завидев Гая, он резко развернулся.
— Сколько тебя можно ждать, Гисборн?!
От визгливого пассажа Вейзи монашек вздрогнул и без особого успеха попытался слиться со стеной. Гай поморщился, еле удержавшись от желания заткнуть уши. Шериф, багровый от злости, продолжал бесноваться, глотая и выплевывая слова.
— Обоз из Ротерхема… с налогами… этот святоша заявил… они нашли убитых по дороге в аббатство… Займись этим, не-мед-лен-но!
Вздохнув, Гай кивком велел "писцу" следовать за собой и вышел из комнаты.

Решив убить двух зайцев разом, Гай отправился прямиком на кухню. "А то когда еще удастся поесть…" Вылетевший следом за ним из шерифской опочивальни мальчишка назвался Годриком, послушником из аббатства Святой Марии. Торопливо проглотив миску горячей гороховой похлебки, он достаточно внятно описал происшествие. Отец аббат, сообщил он, узнал, что соседняя обитель разжилась трудами Эльфрика Грамматика, и пожелал заполучить копии в монастырскую библиотеку. А посему Годрик и еще два послушника, а также отец Тук несколько дней пробыли в Кирклиссе, со всем тщанием переписывая ценные книги. И вчера они возвращались обратно, в свою обитель. Дело было к вечеру, когда их запряженная в повозку пегая кобыла захрапела и остановилась. Отец Тук пошел посмотреть, в чем дело, и… вот.
Они нашли двоих убитых, двое других были еще живы, но тяжело ранены. Все четверо — из ноттингемского гарнизона. Решили везти в аббатство: благо, до него оставалось не больше мили. В замок же послать уже поутру, из опасения, что посыльный не поспеет до закрытия городских ворот; да и туман поднимался, хоть ножом режь. В таком и самому пропасть недолго. Так что сегодня, сразу после утрени он и выехал: отец аббат распорядился дать ему лошадь, чтобы быстрее добраться.
— Место запомнил? Показать сможешь?
Поежившись под пристальным взглядом синих глаз, Годрик нервно сглотнул ком в горле и кивнул.
— Да, милорд.
**
В город они вернулись уже к полудню. Проезжая через рыночную площадь, Гай увидел сколоченный из досок помост с занавесом, на котором исполнялся миракль — пьеса из жизни Иисуса Христа. Перед сценой собралась небольшая толпа зрителей, среди которых он заметил Мэриан. Гай спешился и, передав коня стражнику, приблизился к девушке.
— Вы опять без сопровождения, миледи?
В тихом голосе рыцаря слышался плохо скрытый упрек.
— Но что может случиться, сэр Гай? — так же вполголоса ответила Мэриан. — К тому же, я всегда езжу одна.
— Это неразумно, Мэриан, — Гай продолжал упорствовать. — А ваш отец совершенно напрасно отказался от охраны поместья.
По губам Мэриан скользнула улыбка.
— Мы решили, что стража гораздо нужнее в городе, нежели в Найтоне. И вы сами рассказывали, что дни ярмарки привлекают толпы жуликов и ворья.
Гисборн мысленно выругался. "Надо же было так попасться на слове".
Взглянув на хмурое лицо Гая, Мэриан заговорила мягче.
— Вряд ли в охране поместья есть необходимость, сэр Гай. И потом… вид стражников возле нашего дома тревожит людей. Начинаются пересуды, глупые слухи об аресте.
Гай немного помолчал, собираясь с духом. Пугать девушку разговорами о нападении и убийствах не хотелось, но молчать он тоже не мог. "Возможно, Мэриан, наконец, задумается и перестанет носиться по дорогам в одиночку. К тому же, рано или поздно об этом все равно станет известно".

— Боюсь, что ситуация может скоро измениться, миледи. Вечером я думал заехать в Найтон и поговорить с вашим отцом.
Мэриан с тревогой повернулась к Гаю.
— Что случилось? — в ее голосе прозвучала растерянность.
Конечно, оставляя лошадь на замковом дворе, она обратила внимание на непривычное оживление, но не придала этому большого значения. Да и хорошо знакомых стражников поблизости не оказалось, чтобы расспросить.
Гай и Мэриан говорили почти шепотом, но на них начали оглядываться. Заметив это, Гай счел за лучшее увести девушку в замок и объяснить ситуацию уже там. Потеряв интерес к пьесе, Мэриан кивнула и последовала за ним.

2019-09-30 в 12:18 

До лесного убежища Алан с Уиллом добирались почти бегом. То, о чем говорили сегодня днем на рынке... Переглянувшись и не сговариваясь, приятели выбрались из города и вскоре вышли на знакомую тайную тропку. А чтобы срезать путь, решили перейти через овражек. Вымокли, пробираясь через кустарники и пожухшую траву: в низине она вымахала почти по пояс; но ничего, в лагере у костра обсохнут.

— Вы что-нибудь принесли? — бессменный шервудский кашевар колдовал над очередным кулинарным шедевром. "Ну да, война — войной, а оставлять команду без ужина негоже…"
— Угу, еле дотащили… — буркнул Алан, дергая завязки плаща.
Переглянувшись, разбойники с некоторой тревогой взглянули на вернувшихся с пустыми руками друзей.
— Что случилось? — Робин первым задал вопрос.
Стащив с себя влажный от лесной сырости плащ, Уилл повесил его на распорку, чтобы просушить, а сам уселся поближе к огню. Алану пришлось еще немного повозиться со своим, но вскоре и он присоединился к приятелю.
— В городе болтают, что вчера на дороге обоз с налогами ограбили. Стражников — не то четырех, не то пятерых, всех перебили.
— Что? В моем лесу?
Уилл молча кивнул.
— Марта, что с замковой кухни, рассказывала, что Гисборн со своими людьми с самого рассвета ту местность прочесывали, — пустился в объяснения Алан. — Говорит, один монастырский служка прибежал, едва городские ворота открылись, чтобы сообщить. Шериф говорит, так ора-а-ал…
— И во всем обвиняют нас, — закончил Уилл.
— Я с этим разберусь, — Робин нахмурился. — Завтра мы с Мачем сходим в Локсли, и попытаемся все выяснить. Торнтон наверняка что-нибудь слышал.
*

— Вы посмотрите, кто явился…
Небольшая кучка селян, стоящая возле церквушки в Локсли, встретила их тяжелыми взглядами вместо обычных приветствий. Робин обеспокоенно обвел взглядом жителей деревни. "Похоже, дурные вести дошли уже и сюда".
Увидев среди собравшихся Эмили, дочку управляющего, Робин улыбнулся и обратился к ней.
— Ты не могла бы сказать отцу, что я хочу с ним встретиться? Это очень важно.
Девушка промолчала и отвела взгляд.
— Пожалуйста, — повторил Робин, обращаясь уже ко всем сразу. — Мы пришли, чтобы просто поговорить с Томасом. И помочь тем, кто нуждается. Вам же нужна помощь?
— Уходите отсюда. Сегодня вам здесь не рады, — плотник Освальд выступил вперед.
— Вы нас прогоняете? Вот так просто? — возмутился Мач. — И даже не выслушаете? И это после всего, что мы для вас сделали? После всего, чем пожертвовали?
Ребекка, вдова горшечника, повернула к нему заплаканное лицо.
— А как насчет того, чем пожертвовала я? Чем жертвуем мы все, пока вы играете с шерифом и Гисборном в свою войнушку?

— Мы сражаемся ради вас! — вспылил Робин.
— Значит, это ради нас вы напали на стражу, убили моего брата и сделали сиротами двух его детей? А теперь являетесь сюда, как ни в чем не бывало, со своими подачками?
— Мы никого не убивали, Ребекка! И не нападали на них!
Столь несправедливое обвинение вызвало в душе Робина обиду и злость. "Как они могли поверить во все это?"

— А если не вы, то кто же? Кто еще, кроме вас, устраивает засады на дорогах, грабит мирных путников и обозы в шервудском лесу? Кто ранил леди Мэриан? Кто устроил эту войнушку с шерифом и Гисборном, от которой страдаем мы все? И от кого даже в детстве было больше неприятностей, чем от пожара и потопа вместе взятых? Только твой отец всегда потакал тебе и не приучил отвечать за свои поступки. Тебя не наказали, даже когда ты едва не убил двух человек!

От неожиданности Робин растерялся.
— О чем ты говоришь, Ребекка?
— Он еще спрашивает, — взвилась вдова горшечника. Рыжеволосый, крепко сбитый парнишка пытался ее удержать. — Уже и позабыть успел, как много лет назад едва не убил священника и свалил вину на Гисборна. И его едва не повесили!
— Неправда все это! — возмущенный Мач выступил вперед, защищая хозяина. — Робин бы никогда так не поступил!

— Да? — в голосе Ребекки звучала горечь. — Только мы с мужем были на празднике в тот день, когда поднимали ту чертову вертушку. И видели, как один хвастунишка выхватил горящую стрелу у товарища и выстрелил. А потом даже не заступился за него! Мой Кевин искал лорда Малкольма, чтобы сказать, что стрелял не мастер Гай, — ведь тебе, Робин, все равно ничего не грозило! Твой отец не дал бы тебя в обиду. Только мой муж не мог его найти. И тогда мы пошли к бейлифу. И знаете, что он нам ответил? Чтобы мы придержали языки. Иначе мой муж тоже отправится на виселицу — за клевету! Лорд Локсли, сказал он нам, никому не позволит обвинить своего сына, а значит, пусть заплатит кто-то другой. А потом эта свинья стращал нас еще месяц, пока на радость всем не свернул себе шею. Надеюсь, дьявол забрал его подлую душонку прямо в ад!

— Во имя Господа, дочь моя, — перепуганный отец Уильям, привлеченный шумом и криками, выбежал из церкви и тщетно пытался увещевать вдову. — Не нужно так…

— Этого не может быть, Ребекка, — Мач продолжал кипеть. — Ты наверняка обозналась. И на тех парней из гарнизона мы тоже не нападали! Это был кто-то другой, я говорю правду! Вы должны нам поверить… И хозяин обязательно найдет настоящих убийц, вот увидите!

— Ну да, найдет он, как же… Проваливайте отсюда!

В голове Робина зашумело, к горлу подступила тошнота. Происходящее походило на дурной сон. И до отвращения напоминало другую ситуацию, только наоборот. От этого язык словно прилип к гортани, а ноги — приросли к земле. Робин ясно осознавал одно: их оправданий не станут слушать, а в невиновность никто не поверит. Так же, как и почти двадцать лет назад никто не хотел верить сыну леди Гислейн. И если бы не сэр Роджер, вернувшийся неожиданно…

— А ну, тихо! — звучный голос деревенской знахарки раздался неожиданно, отрезвив собравшихся. Наступила тишина.
— Так, вы чего встали, двое олухов? — Матильда ткнула пальцем в обескураженных происходящим разбойников.
— Живо выметайтесь из деревни, пока сюда не сбежалась стража. Мэтью, — она повернулась к рыжеволосому пареньку. — Ты тоже не стой столбом. Уведи мать в дом и поставь греть воду.
— А ты, — это уже к худосочной белобрысой девице, — беги в мою хижину. Скажешь Розе, пусть даст тебе ту кожаную бутыль, что с красным лоскутом. Она поймет.
— Но вы же не можете… Как же это… — Мач в отчаянии пытался что-то объяснить.
Робин потянул оруженосца за рукав.
— Уходим, быстро.
Он слишком хорошо знал, на что способна разъяренная толпа. Еще немного, и в них могли полететь камни. Вскоре Робин и Мач вышли за околицу деревни и скрылись в лесу. По дороге в лагерь шервудский кашевар продолжал тихо причитать.
— Это неправильно, хозяин… и несправедливо. Как они могут во все это верить… мы должны им доказать…
— Мач, помолчи…
Сил злиться еще и на вечное бухтение оруженосца у Робина уже не было. Мач обиженно засопел. Оставшийся путь они проделали молча.

2019-09-30 в 12:20 

— Что за глупые выдумки, Сара? — сидящий у растопленного камина сэр Эдвард нахмурился.
Столь дикое, по его мнению, известие, совершенно ему не понравилось.

— И вовсе это не выдумки, милорд, — обиженная недоверием служанка надулась. — Я же была сегодня в Локсли и все видела. Ребекка мастеру Робину едва глаза не выцарапала…
Найтон вздохнул.
— Будет лучше, если ты все же займешься ужином.
Поджав губы, явно недовольная тем, что ее слова не встретили должного внимания, Сара ушла на кухню.
Отложив в сторону шитье (все-таки, уже темновато и не стоит колоть пальцы иглой), Мэриан взглянула на отца. Слава Богу, он пошел на поправку и уже не выглядел столь изможденным, как прежде.
— Ты в это веришь, папа? — ее голос прозвучал тихо. — В то, что в детстве Робин свалил на Гая свою вину? Ведь ты же слышал, что Гая тогда едва не повесили?

Видя, что отец медлит с ответом, Мэриан задала другой тревожащий ее вопрос:
— А то убийство на дороге?
Глядя на расстроенное лицо дочери, Найтон покачал головой.
— Я уже не знаю, чему верить, дочка. Но мне хорошо известно, что такое война. Она… — пожилой рыцарь помолчал, пытаясь подобрать слова. — Мне приходилось видеть, как она ломает людей, порой до неузнаваемости. А Робин…
Сэр Эдвард сделал неопределенный жест рукой.
— Видишь ли, меня и прежде несколько беспокоила его, скажем так, увлеченность той или иной идеей. Но я полагал, что подобная горячность связана с юностью, и со временем пройдет. А сейчас, после его возвращения из святой земли, я опасаюсь, не стало ли еще хуже.
И, немного помолчав, он добавил:
— Я… не знаю, Мэриан.

**

Утро принесло с собой сырость и густой туман. Продрогший постовой у ворот Ноттингемского замка растирал озябшие руки возле жаровни, мечтая поскорее оказаться в постели под теплым одеялом, а перед этим — пропустить кружку подогретого эля.
Белесая пелена меняла очертания домов и улиц, тропинок, искажала привычные ориентиры в лесу, заставляя редких путников усомниться в правильности своей дороги. Казалось, что весь мир погрузился в мутную хмарь, став похожим на зачарованное ледяное королевство. "Как в той сказке, что в детстве рассказывала няня", — вспомнилось Робину.
С наступлением холодов стал очевидным факт — их летнее убежище не слишком годилось для того, чтобы пережидать в нем зиму. И даже костер, который приходилось теперь поддерживать постоянно, едва спасал разбойников от влажного и промозглого воздуха.
— В той штарой пещере было пошуше, — просипел Мач. — И теплее.
Их шервудский повар, с покрасневшими глазами и распухшим носом — свидетелями простуды, помешивал в котелке снадобье от свалившейся на их лагерь напасти.

Обычно изготовлением лекарств занималась Джак, но сейчас она сама нуждалась в помощи.
Робин с тревогой посмотрел на девушку. Тихая, с посеревшим от холода лицом, она молча сидела у костра, подтянув колени к подбородку и закутавшись в шерстяное одеяло.
Словно вновь он услышал жесткий голос сэра Эдварда: "Женщинам не место в лесу…"
Робин тихо вздохнул. Слова лорда Найтона получили неоспоримое подтверждение.
"Что же будет, когда ляжет снег?" Да еще извечная беда этого времени года — волки… Минувшей ночью их протяжный и тоскливый вой раздался совсем близко от лагеря. И словно в довершение всего, новое несчастье: объявившаяся в окрестностях Ноттингема банда неизвестных разбойников. "Нужно будет напомнить ребятам, чтобы никуда не ходили поодиночке и без оружия".

Мысли Робина вновь вернулись к просьбе отца. Прошло уже столько времени, а он до сих пор ее не выполнил. Просто не находил в себе сил и решимости, как и тогда, в детстве. И не только из-за того, что не привык чувствовать себя виноватым или просить прощения. Но также и потому, что сделать первый шаг — трудно. Еще труднее — признать свою вину. Тем более, перед бывшим другом, который может отвернуться и будет прав.

Прибавить к этому их нынешние разногласия и не дающее ему покоя покушение на короля. Чем больше Робин раздумывал об этом, тем больше запутывался. Воспоминания о событиях той ночи и предшествовавшей пирушке в королевском лагере ускользали из памяти. Когда ему казалось, что он ухватил нужную нить, она неожиданно обрывалась или приводила вовсе не туда. Друзья, враги… Кто из них кто на самом деле — теперь было не понять.

Неожиданно под нос Робину ткнулась выщербленная глиняная кружка с горячим травяным отваром и вином, отвлекая от раздумий.
— Джак шкажала пить вшем… — пояснил Мач, шмыгая носом. — Штобы тоже не жаболеть.
Кивнув, Робин взял предложенное питье.
"Да, нужно перебираться в пещеру. И поговорить, наконец, с Гисборном."

**
Робин знал, что ребята не хватятся его до завтрашнего дня, и потому был спокоен. Он сам сказал им, что намерен встретиться в Ноттингеме с одним человеком, и там же останется на ночь. Да, это связано с теми разбойниками. И нет, он пойдет один. Да, они все, и Мач тоже! останутся в лагере и не будут его искать. Конечно, это безопасно, и ему ничего не грозит…
Спустившись по стене и устроившись на широком подоконнике, Робин выдохнул и подтянул к себе свисающий вниз конец веревки. Пусть уже стемнело, но всегда лучше перебдеть. Сквозь щель неплотно прикрытого деревянного ставня просачивалась полоска света. Робин прислушался. Судя по донесшимся до него голосам, в комнате находились двое. Вжавшись в стену оконной ниши, он приник к щели, получив возможность не только разглядеть часть освещенных свечами покоев, но неплохо разобрать разговор.

— …Хотя, наверное, ты прав, — сидя на краешке стола, Вейзи крутил в руках шахматную фигурку Белого Короля. Гай стоял чуть поодаль, не сводя с шерифа угрюмого взгляда.
— Да, не стоит сейчас собирать налоги. Можно поискать и другие источники дохода. Скажем, наследница доходного манора… вполне подойдет. За возможность прибрать к рукам такой жирный кусок хорошо платят. И я подумал, что наша прокаженная подружка…
При этих словах лицо Гая неуловимо изменилось, в его чертах стремительно проступило что-то хищное. Гисборн ощерился и подобрался, как волк перед прыжком.
— Мэриан — моя невеста! — рявкнул Гай.
— Ой, прости, — осклабился шериф, не обращая внимания на звериное мерцание глаз своего помощника. — Ничего личного, ммм?
Белый Король вновь занял свое место на шахматном поле. Шериф поднял голову.
— Нам нужны деньги, болван! — вдруг заорал Вейзи, вскочив на ноги. — Серебро, чтобы обеспечить нам поддержку на юге и подписи баронов! После того, как эта крыса Лоншан сбежал во Францию, я остался без покровителя… Столько усилий за последние годы, и все насмарку! А этот мальчишка принц Джон непредсказуем, его злопамятность и подозрительность всем хорошо известна. Кто знает, что завтра взбредет ему в голову?
— Нам нужны гарантии! — продолжал вопить шериф, едва не подпрыгивая на месте, словно пытаясь достать до плеча своего помощника. — Гарантии нашего будущего и безопасности… А ты ноешь, как плакальщица на похоронах и из-за чего? Из-за девчонки и кучки деревенских олухов…

Сидящий в своем укрытии Робин, словно оглушенный, тряхнул головой. То, что он слышал, совершенно не укладывалось в голове. "Вейзи — ставленник канцлера, а не принца Джона? Но Лоншан был юстициарием и доверенным лицом короля Ричарда… Как, черт возьми, все это понимать?"
Робин был так потрясен, что даже пропустил часть разговора. А когда вновь прислушался, голоса уже звучали спокойно и сухо.
— …Ты уверен в этом?
— Еще нет, милорд. Но эту возможность нельзя сбрасывать со счетов…

На верхней галерее послышался шум. Какой-то излишне бдительный стражник, обнаружив бесхозную веревку, свисающую вниз, поднял тревогу. Неприлично ругнувшись, Робин быстро соскользнул вниз, едва не ободрав ладони. Метнулся к воротам и успел выкатиться за них прежде, чем опустилась замковая решетка, а над местом, где он только что стоял, пролетел арбалетный болт. "Не так уж плохо они и стреляют…"

* Эльфрик Грамматик (955-1010), ист. Монах-бенедиктинец, ученик св. Этельвольда. Аббат Эйншемской обители, располагалась в шести милях к северо-западу от Оксфорда. Выдающийся литератор, писал как по-латыни, так и на староанглийском.
* Миракль - (фр. miracle, от лат. miraculum — чудо) — средневековые мистерии, сюжетом которых было чудо, житие святого или события крестовых походов. В Англию миракли перешли вместе с нормандским завоеванием и пользовались большой популярностью.

2019-09-30 в 19:26 

Irina77 О, продолжение! С удовольствием все прочитала. Смотрю, снова назревает детективная история :)

2019-09-30 в 20:08 

Что-то новенькое! :white: Робин все никак не может собраться с духом... Пора бы уж! Я как-то все же о нем лучше думаю :laugh: Повеселила Ребекка с дочуркой; занятно, что в каноне все окрестные селяне молчат как партизаны про ту старую историю, не иначе как много им скотинки из сгоревшего Гисборн-холла перепало.

2019-09-30 в 20:10 

Excusez-moi, в жанном случае Анонимой была я

2019-09-30 в 20:23 

sciurus_vulgaris, Робин все никак не может собраться с духом...

Так он как-бы собрался уже )) Вот, даже в Ноттингем выбрался, в замок едва не залез... Но - не получилось, да еще и едва не подстрелили "косорукие" стражники...
Но скоро — думаю, уже в следующей главе, мальчиков ждет серьезный разговор...

2019-09-30 в 22:30 

Спасибо за новую главу.

2019-10-07 в 19:39 

Добрый вечер,Irina! Огромное спасибо,что не бросаете свою замечательную работу и продолжаете писать! Я,признаться,уже начала грустить и отчаиваться и вдруг такой приятный подарок!Интрига закручивается весьма любопытно,причем и сугубо политическая. Лоншан, крайне неприятная персона,недаром вызвавшая такое дружное отторжение у баронов Англии,но он был верен королю Ричарду.Получается Вейзи,который ненавидит короля,ставленник Лоншана,а не принца?Очень интересно!Категорически заинтриговали,поэтому с еще большим нетерпением жду продолжения!!!:yes:

2019-10-07 в 20:05 

Котенок финдус, спасибо,что не бросаете свою замечательную работу и продолжаете писать! Я,признаться,уже начала грустить и отчаиваться

Продолжение уже пишется )) А задержка была связана с независящими от меня обстоятельствами - увы.
Большое спасибо за внимание к моему опусу ))

2019-10-19 в 09:20 

Глава 17

Знак ястреба

Он бежал, не разбирая дороги, спотыкаясь о вылезшие из земли корни деревьев. Обшитый каймой плащ цеплялся за колючие ветки кустарников; он отбрасывал их ладонями и, громко призывая на помощь, несся дальше, пока не рухнул без сил у какого-то покрытого мхом валуна.
В голове шумело, словно в кузнечном горне, перед глазами плыли черные и белые пятна, а израненные руки и бок горели огнем…
Он не знал, сколько пролежал так, уткнувшись лицом в рыхлый слой влажной палой листвы. Звуков погони не было слышно. Затем, словно из тумана, до него донесся собачий лай, послышались испуганные женские голоса, и он провалился в небытие.


Посыльный из манора сэра Генри Вудвейла прибыл в замок незадолго до полудня, и вскоре Гай в сопровождении шести человек стражи выехал из города. По дороге Гай очередной раз прокручивал в голове то немногое, что удалось выяснить. Брошенный фургон, в котором везли налоги, обнаружился в сухом овраге, неподалеку от переправы через Лин. Одну из замковых лошадей привел в замок помощник лесничего. По его словам, бедное животное было напугано, коли ломилось прямиком через заросли и камыши. Ее еле удалось приманить и поймать. Вторую нашел один из арендаторов аббатства…

…Нападение на ферму зажиточного йомена случилось возле Иствуда, — семье лишь чудом удалось уцелеть. Встревоженные слухами, они были настороже и держали оружие наготове. Их дом, по счастью, также избежал большого разрушения: уходя, бандиты подожгли соломенную кровлю и хозяйственные постройки, где хранилось зерно и сено, — однако осенняя сырость не дала разрастись пожару, и огонь успели потушить. Правда, разбойники увели часть скота, но это было меньшим злом по сравнению с участью лишиться жилья перед надвигающейся зимой.

…А теперь налет на людей из свиты лорда де Браси, судя по гербовым знакам на одежде пажа и слуг.
Гай нахмурился. Обычно Гуд и его шайка вершили свои "подвиги" на дороге, идущей из Мэнсфилда в Ноттингем. Точнее, возле глубокого и длинного Кабаньего лога, как местные жители называли между собой то чертово место.
А эта банда обосновалась по другую сторону реки Лин, ближе к границе графства.
"Или Гуд сменил место лагеря? В тех местах тоже были пещеры. В летнюю пору пастухи пользовались ими, чтобы укрыть скот во время непогоды…"

**
— Хозяин дал крестьянам позволение на сбор хвороста, ваша милость, — управляющий поместьем ехал впереди, указывая путь.
— И я отвел их на прогалину, что возле подлеска. Его как раз нужно было расчистить от сухостоя. Там раненого парнишку и нашли. По одежде было видать — из благородных. Его тотчас в поместье отнесли. А мы решили дальше пройти, дорогу проверить. И на обочине за холмом увидели еще бедолаг. Милорд тем временем в аббатство послал, за лекарем, да в Ноттингем — за стражей.

— … Это… неслыханно! — тонкая крысиная мордочка сэра Генри кривилась от возмущения. А его одеяние, подбитое сероватым мехом, придавало лорду Вудвейлу еще больше сходства с хищным зверьком. Лежащая возле камина гончая, встревоженная резким голосом хозяина, подняла голову и навострила уши.
— Эти мерзавцы посмели разбойничать рядом с моими владениями!
Сэр Генри с негодованием ударил сухоньким кулачком по подлокотнику кресла. Гостивший у него в эти дни лорд Лафборо — дородный господин лет сорока пяти, согласно закивал.

— А ведь вчера мы почти весь день провели на охоте, — невпопад брякнул он.
И, сконфузившись под брошенными на него взглядами,— сердитым — сэра Генри, и тяжелым — Гисборна, поспешил сгладить неловкость.
— Я имел в виду, что мы пробыли в лесу с полудня до вечера, и даже проезжали мимо того места, но ничего подозрительного не заметили.
— Кто еще был на охоте? Кроме ваших людей.
— Больше никого, — Лафборо несколько приободрился и вновь выпрямился в кресле.
— Хорошо, — Гай встал. — А теперь мне бы хотелось поговорить с мальчиком.
— Разумеется, — сэр Генри сделал знак, подзывая служанку. — Молли вас проводит наверх.

На полпути к лестнице Гисборна догнал оклик.
— Сэр Гай?
Он обернулся. Лафборо ерзал в кресле, словно не решаясь о чем-то спросить.
— Не могли бы вы… я взял с собой не так много слуг…
Гай коротко кивнул:
— Можете присоединиться к отряду, когда мы будем возвращаться в Ноттингем, — и вышел из каминного зала, не заметив, как знатный проситель с облегчением выдохнул.

**
Здесь было тепло — в углу комнаты стояла небольшая жаровня. А роговые пластинки, вставленные в оконный переплет, пропускали немного дневного света и неплохо защищали от ветра. Монах, склонившийся над кроватью, где лежал раненый, поднял голову на звук открывающейся двери. Гай узнал его.
— Фриар Тук?
— Добрый день, сэр Гай, — Тук доброжелательно улыбнулся. — Хотя, учитывая обстоятельства, назвать его "добрым" можно разве что с большой натяжкой.
Губы Гая исказила кривоватая усмешка. "Да уж…"
В прошлый раз они с Туком виделись в аббатстве, куда Гай приезжал после нападения разбойников на обоз с налогами. А сейчас встретились здесь. Учитывая же обстоятельства их первой встречи… Гай поморщился. "Похоже, это становится традицией".
Его внимание переключилось на лежащего в кровати русоволосого мальчишку лет тринадцати. Тот, в свою очередь, с настороженным любопытством разглядывал мрачного рыцаря, облаченного в черную кожаную броню.
— Сэр Генри сказал, что я могу поговорить с ним, — обратился Гай к Туку.
— Только недолго, — ответил фриар. — Не стоит его утомлять.
И, после недолгого раздумья спросил:
— Могу я задать вопрос, сэр Гай?
— Какой?
— Когда вы в последний раз видели Робина?
— Давно, — сухо бросил Гай. — Кажется, еще во время большой осенней ярмарки.

Тук покачал головой. "Значит, Робин так и не поговорил с ним".
— А при чем здесь это? — в низком голосе Гисборна послышались напряженные нотки.
— Просто, чтобы попытаться понять… — Тук развел руки в стороны.
— … Имеем ли мы дело с новой бандой разбойников или со спятившим вконец крестоносцем? — с иронией закончил Гай недоговоренную Туком фразу.
— Я лишь не хочу, чтобы осудили невиновного, сэр Гай, — мягко и примирительно ответил Тук, глядя на Гисборна.
И осекся, наткнувшись на полыхнувшую в его глазах ярость. Однако дальнейшей вспышки не последовало — лицо рыцаря вновь приобрело холодное и отстраненное выражение.
— Вы так хорошо знаете Гуда, чтобы судить о нем?

Гай постарался произнести эти слова ровным тоном, однако Туку отчего-то стало страшно.
И он счел за лучшее промолчать. Монаха охватили сомнения.
"Если бы дело касалось лишь той давней истории с пожаром и предсмертной просьбы Малкольма. Возможно, он и сам рассказал бы о ней Гисборну. В конце концов, это не было тайной исповеди, и лорд Локсли сам желал, чтобы Гай узнал правду. Но что, если между Робином и Гаем произошло что-то еще? А он не знает чего-то очень важного, и сейчас своими словами лишь ухудшит ситуацию? Хотя, кажется, хуже уже некуда. И остается лишь уповать на Господа и просить его о вразумлении и избавлении от бед…"
Вздохнув, Тук направился к выходу. Уже в дверях он обернулся.
— Если что-то понадобится, я буду внизу.

**
— …Что было потом?
— Один из них направился ко мне. Забрал пояс с кинжалом, потом протянул руку, чтобы снять с меня плащ. Сейчас я и сам не помню, как смог извернуться и укусить его, а затем пнуть ногой в живот. Он упал, а мне удалось подняться и убежать.
— Ты его запомнил? Сможешь узнать, если увидишь?
— Я… я не знаю, милорд. В тот момент мне казалось, что они все выглядят одинаково. Разве что кольцо… на его руке. Оно было такое необычное.
— Как оно выглядело?
— Круглое и массивное, как печатка. С птичкой.
— С какой птичкой? — сидевший на краю кровати Гай подался вперед и впился глазами в пажа.
— …похожей на ястреба, милорд…
Гай тихо выругался. "Только новых друзей шерифа здесь недоставало! Хотя… Гуд тоже является обладателем приметного перстня…"
Рыцарь непроизвольно коснулся рукой правого предплечья, на котором ныне оставался лишь беловатый шрам и помрачнел еще больше. Вновь пришли воспоминания о том кошмарном дне в шервудском лесу, и совершенно безумных глазах Гуда.
"В любом случае, Вейзи будет в ярости…"

**
Спускаясь вниз, Гай уловил громкие голоса. "Похоже, фриар продолжает гнуть свою линию…"

— …Вы просто не видели, как Робин Локсли вел себя на совете дворян, после возвращения из Святой земли, — слышался сердитый голос сэра Генри.
— С вызывающей наглостью! Видимо, решил, что если он — граф и любимчик Ричарда, то может игнорировать нас и диктовать свои условия! Словно нам мало было этой гарпии Лоншана, получившего почти королевские полномочия на время отсутствия законного монарха, и повсюду наставившего своих родичей. Этот выскочка безнаказанно разорял всех, до кого мог дотянуться и творил все, что ему вздумается. А его выезды в замки и монастыри, где он требовал оказывать ему гостеприимство? Он и его огромная свита опустошали на своем пути все, словно рой саранчи. Кому такое понравится?

— И при этом… имел наглость заявлять, будто он — единственный верный слуга короля, только и пекущийся о благе Ричарда и его подданных, — прерывающимся от возмущения голосом вторил ему Лафборо.
— Мало того, — поговаривают, что эта канцелярская крыса посмела оскорбить даже ее величество, королеву Алиенору… не говоря уже обо всем известном покушении на брата короля, архиепископа Йоркского! Его преосвященство едва не повторил судьбу святого Томаса Бекета…

— И едва мы избавились от канцлера, вышвырнув его вон из Англии, как появился этот…
Робин—Как-его-там… открыто грабящий мирных путников на дороге, — сэр Генри с раздражением махнул рукой. — Если таковы все королевские любимчики… неудивительно, что принц Джон с каждым днем обретает все больше сторонников…
Завидев Гисборна, собеседники замолчали.
— Мы возвращаемся в Ноттингем, сэр Дэвид, — обратился Гай к Лафборо. — Ваши люди готовы?
— Да, конечно, — Лафборо торопливо встал. — Я уже дал распоряжение.
— А вы со своим помощником задержитесь здесь? — Гай обернулся к Туку.
Монах кивнул.
— До завтрашнего дня. Нужно еще присмотреть за мальчиком, да и тот, другой раненый еще не пришел в себя.
— Если это случится, я хотел бы об этом знать.
— Непременно, сэр Гай, — заверил рыцаря Вудвейл.

2019-10-19 в 09:21 

**
Сидя в пещере — их старом "новом" обиталище, у очага, где весело потрескивал огонь, Робин молча вертел в пальцах печатку с ястребом. Вопросов становилось все больше, а ответов не было ни на один. Сегодняшний же разговор с Туком испортил и без того паршивое настроение. А его слова о канцлере?


— …Епископ Илийский — преданный слуга короля и его доверенное лицо, Тук! — Робин отчаянно пытался протестовать.

— Извини меня за прямоту, сын мой, — рассердился фриар на упрямство Робина и его нежелание признавать очевидное, — но верность, кому бы там ни было, — не всегда идет рука об руку с честностью и порядочностью, нравится тебе это или нет! Верность королю не мешала канцлеру грабить и без того обездоленный народ, и набивать серебром собственные карманы, пользуясь полученными возможностями и привилегиями.

А сколько было потрачено на организацию похода в Святую землю? Из казны выскребли все, до последнего пенни. Сто тысяч фунтов, Робин… доход королевства за три с половиной года! Но даже этого Ричарду показалось мало, и он потребовал найти еще денег! Ты не задумывался, каким образом, и с кого новоявленный канцлер и сборщики налогов вытрясали недостающую сумму?…

Робин подавил тяжелый вздох. Прежде его и впрямь не слишком интересовало, сколько средств ушло на сбор огромной королевской армии, и откуда брались деньги. Он был так воодушевлен предстоящим походом и возможностью находиться рядом с Ричардом, что не замечал ничего вокруг. Он отмахнулся от тревог Мэриан, и только потому, что та была девушкой. Хотя, если посудить, в те дни он даже опасения ее отца не принял бы всерьез.
А теперь выходит, что сэра Эдварда сместил с поста шерифа вовсе не принц Джон…

— …В довершение всего, ты умудрился в первый же день настроить против себя окрестных баронов, — Тук выглядел огорченным. — Причем даже тех, кто предан Ричарду. Когда должен был, напротив, сплотить их вокруг себя…

И, хотя фриар ни единым словом не обмолвился о просьбе отца рассказать Гаю правду, словно ничего и не было, — Робин, словно кожей чувствовал этот невысказанный вопрос.

Выбросив из головы мысли об опальном канцлере, Робин поудобнее устроился на лежаке. Сейчас следовало придумать, как все же встретиться с Гисборном.
Прошлая попытка пробраться в замок вышла неудачной. Устраивать засаду на дороге, привлекая к этому друзей, Робин не хотел. В конце концов, это касалось только их двоих — его и Гисборна. Но в Локсли Гай не появлялся уже больше недели, из города без сопровождения стражи не выезжал, а в Найтоне вновь стояла охрана.
Впрочем, последнему обстоятельству Робин был даже рад. Сэр Эдвард и Мэр находились под защитой, и можно было надеяться, что в их поместье разбойники не сунутся…

Робин потер глаза. После нескольких часов, проведенных в дороге, хотелось спать. "Сейчас поужинаем, и…"
Неожиданно раздался голос Мача.

— Это невыносимо, хозяин! — оруженосец, помешивающий булькающую в котелке грибную похлебку, в отчаянии бросил поварешку. — Из-за этих самозванцев мы не можем даже носу из леса высунуть, чтобы нас не подняли на вилы.
— Они не самозванцы, Мач, — спокойно обронил Робин, — а обычные бандиты. Они же не называются нашим именем…
— Но обвиняют во всех этих ужасах нас! Надо что-то делать…
— Например, договариваться с шерифом… или Гисборном, — съязвил Алан.
Их с Уиллом сегодняшняя охота выдалась неудачной, и шервудский браконьер был раздосадован.

— А я бы договорился… — запальчиво ответил Мач, обводя взглядом присутствующих. — Да! Я бы просто встал и пошел… Чего вы все на меня уставились?! Что тут такого?
— Мач… — с нажимом заговорил Робин, приподнимаясь на локте с намерением утихомирить не на шутку разошедшегося оруженосца, но тот перебил его:
— Да! Вот возьму и… и пойду!
Мач плюхнулся на широкий чурбак, заменяющий ему стул, и с вызовом скрестил на груди руки.
— И… как-никак, а Гисборна я с детства знаю, вот! — неожиданно заявил он.
— Что?!
В ответ на недоуменный возглас друзей шервудский повар демонстративно отвернулся в сторону.

Прим.
* Имеется в виду Джеффри Фицрой, внебрачный сын Генриха II (Не путать с его законным сыном — Жоффруа, герцогом Бретонским).
* Во времена правления Генриха II и Алиеноры Аквитанской средний годовой доход английской казны составлял ок. 25-30 тысяч фунтов.

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100