Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Под сенью Шервудского леса

09:24 

По ту сторону луны.

По ту сторону луны
Размер - миди
Саммари - Несмотря на то, что Малькольм Локсли не погиб, Гаю и Изабелле приходится покинуть Ноттингем...
Другая развилка событий 8 серии 1 -го сезона ("Татуировка")
Герои - Гай Гисборн, Робин Локсли, Изабелла Гисборн.
Жанр - Джен, Драма, AU
Рейтинг - PG-13
Дискламер - Присутствуют отсылки к 4 серии 3-го сезона и аудиокниге "Осада".
Мастер Седрик пришел из "Бога..." Merelena.

Бета - Sciurus_vulgaris

Глава 1. По ту сторону луны

читать дальше

15.05 Отцы и дети

3.07 Тяжелый день
***
запись создана: 04.09.2018 в 19:11

@темы: Фанфики, Робин Гуд, Гай Гисборн

Комментарии
2018-09-04 в 20:42 

Мне, наверное, как бете, не положено комментировать, но мне очень хочется :tease4: Irina77, пиши дальше, у тебя все получается! Пусть это будет макси :crzfan:
А читателей призываю писать хвалебные отзывы: без фимиама фикрайтер чахнет! :crzfl:

2018-09-04 в 20:48 

sciurus_vulgaris, Обещать макси пока не могу, на данный момент вырисовываются только отдельные драбблы - AU некоторых серий... )))

2018-09-04 в 20:49 

без фимиама фикрайтер чахнет!
:) Что верно, то верно.

2018-09-04 в 20:57 

Merelena, Вам мы готовы воскурять фимиам круглосуточно, в любых количествах. :song: ДОПИШИТЕ "КОРОЛЯ"!!!!! Пожалуйста!

2018-09-04 в 21:03 

sciurus_vulgaris Не, не, ни в коем случае ))) Иначе я зазнаюсь и вообще заброшу это дело :)

2018-09-04 в 21:13 

Merelena, ДОПИШИТЕ "КОРОЛЯ"!!!!! Пожалуйста!

И "Бога...." тоже ))) :white::red: Хотя бы по чуть-чуть )))

2018-09-04 в 21:16 

Вот так и стали врагами... А всё из лучших побуждений. Эх...

2018-09-04 в 21:29 

Irina77 На самом деле пишу потихоньку, но медленнее чем хотелось бы, поэтому и выкладывать особо нечего.

2018-09-04 в 21:37 

Многообещающе, напрашивается продолжение)

2018-09-04 в 21:50 

Мари Анж, как-то так :( но мы их помирим! :jump2: только сначала помучаем хорошенько :tease4:

2018-09-06 в 08:51 

Неплохая завязка. Робин - осёл!

2018-09-06 в 11:33 

Anla-shok, Робин -осел А Вы в 12 лет вели себя иначе? :shy2:

2018-09-06 в 12:29 

Anla-shok, здесь Робин - еще "смягчен" моим редактором и бетой )) У меня он выходил совсем "плохишом". )))

Anla-shok, sciurus_vulgaris, Малолетний Робин - действительно "редиска"... Тщеславный и заносчивый. (Это впрочем, еще и выросло за 20 лет). Которому во многом потакали отец и окружающие.
И все же, дети в 12 лет очень разные. Кто-то бежит ябедничать, а кто-то - будет молчать, как партизан.
Готова поспорить, что 12-летний Гай был совсем другим )))

Проблема Робина в том, что он всегда и во всем считает себя правым, и сам не желает/может поставить себя на место другого. А также не умеет и не хочет признавать свои ошибки, прикрывая их красивыми словами и благородными идеями (все моя имха, конечно).

Вот случись обратная ситуация... Если бы кто-то подставил Робина, свалив на Него свою вину - что бы Он делал? Выдал виновника, доказывая свою непричастность, или молчал бы как Гай? (мне кажется, что все таки первое...).

Или ситуация с отцом Гая. Будь на его месте Малькольм - и если бы уже Его изгоняли из деревни? Робин не простил бы доносчика.
А в случае с отцом Гая он лишь вздыхает с облегчением и ведет себя как ни в чем ни бывало. Словно от старой мебели избавились.

Хотя основная проблема кмк, все таки в Малькольме, пустившем все на самотек и переложившем всю ответственность на Гислейн и детей.
Кто мешал ему сразу расставить все точки над "i" ? сразу объявить о своих намерениях относительно Гислейн, что по окончании траура они поженятся? Тогда бейлиф даже рта не посмел бы раскрыть.

Если это не было возможно, то почему после возвращения Роджера он сам не пошел и не поговорил с ним? А переложил это на "любимую" женщину, то, что Она должна убедить мужа уйти из деревни (а он, Малькольм, в белом в сторонке постоит). Почему он не попытался поговорить с Гаем, коли собирался жениться на его матери? Ни до, ни после изгнания Роджера?
Понятно, что Гай после повторного замужества матери (случись оно) все равно бы не стал задерживаться в поместье, и постарался бы поскорее свалить оттуда. Но тем не менее...

2018-09-07 в 02:22 

Что ж, у каждого свой Робин и свой Гай... Хочу только заметить, что Роджер Робину всё-таки чужой человек, чтобы по нему убиваться. Перевернись ситуация, и будь изгнан Мальком, Гай, сдаётся мне, тоже не слишком бы горевал. Без относительно ревности к нему матери.
Да и молчание Гая в истории со стрелой, ИМХО, проистекает не только из благородства, но и из уверенности, что ему всё равно не поверят.

2018-09-07 в 12:10 

Мари Анж, :buddy: Я, пока "бетила" этот драббл, очень старалась не оттолкнуть таких читателей, как Вы! Я очень люблю сэра Гая и очень сочувствую ему в его юношеских горестях и бедах, а они не шуточные. Но - и для меня это "но" принципиально, мне неинтересно, когда вся игра идет в одни ворота. Изюминка сериала, кмк, как раз в неоднозначности Робина. А уж "детская серия" - просто покушение на легенду Англии, ибо там мы действительно видим обаятельного маленького гаденыша (я вижу). Но обаятельного, вот в чем штука. И Робин 3го сезона - это человек, которому и правда, можно без колебаний доверить свою жизнь. И Гайку он ведь в концев-концов понял и простил. И Вейзи не выдал, хотя к тому времени Гайка наворотил делов.

В детской истории со стрелой, я согласна, Гайка молчит не только потому, что не хочет выдать товарища. Кмк, он действительно не знает, что ему делать, он закоренелый пессимист и уверен, что ему не поверят, ему в каком-то смысле проще молчать.

Маленький Робин стукач? Да, есть немного, но он привык доверять отцу, он искренне верит, что так будет лучше всем. Вы осуждаете Павлика Морозова? - Я - нет. Я не могу осуждать ребенка, попавшего в тиски двух разных систем ценностей, двух разных кодексов поведения. Взрослый, по крайней мере понимает (если понимает!), что он оказался в ситуации такого ценностного конфликта, а у ребенка правда всегда одна, он просто следует той правде, которая для него актуальнее.

Наконец, проказа Роджера -это серьезно. Это не просто страшно, это стигма. Всегда с некоторыми болезнями связывается представление, что эта болезнь страдающим от нее людям не просто так досталась, что они в ней сами виноваты. Уж сколько лет нам внушают, что ВИЧ и СПИД передаются разными путями, и все равно сколько людей уверено, что это только про проституток и наркоманов, а честному человеку "это" не грозит. Так и здесь. И для Робина вернувшийся Роджер Гисборн не человек, как это ни печально, а просто Прокаженный с большой буквы. Роджер для все общины просто Прокаженный. Это его близкие не могут с этим смириться.

Так что я в меру своих слабых сил буду Робина защищать, хотя бы ради Гайки. Со сволочным Робином Гайка получается плоским и неинтересным!

Ну а Малькольм - да, ему можно много что предъявить. Но опять же, кмк, Малькольм не подлец, а просто слабый человек, скрывающий свои слабости от собственного сына (что по-человечески очень понятно). Он-то видит в Роджере человека, но этот человек мешает его личному счастью... И у Малькольма не хватает сил вести себя так, как должно.

Так что в это истории все участники "по своему несчастные" :pom:

2018-09-07 в 12:45 

sciurus_vulgaris, умри, Денис, лучше не напишешь. (с)

2018-09-08 в 16:14 

Очень радостно, что опять начинается что-то интересное! Начало отличное! Только не забрасывайте, Ирина, пожалуйста! У такого тандема как Вы и Белочка непременно получится стоящая вещь, а неподдельный читательский интерес Вам обеспечен, уверяю :white: :red: :white:
С такой трактовкой детских образов героев трудно не согласиться, все логично. Дети видят, как правило, только себя, и даже родителей "через себя", а уж посторонних тем более... лучше Белочки не объяснишь.

2018-09-08 в 19:31 

TerraVita, Спасибо на добром слове ))

2018-09-08 в 20:47 

TerraVita, И от меня спасибо! :white: Будем стараться!
Мари Анж, И Вам спасибо! "А помирать нам рановато, есть у нас еще дома дела!" :laugh:

2018-11-12 в 11:57 

Англия, начало октября 1174 г.
Ноттингем - Саутгемптон.


Когда Гай с Изабеллой покинули Локсли, колокол на звоннице Лентонского аббатства пробил к первому часу, собирая братьев обители на утреннюю молитву…
Небо на востоке едва начало светлеть.В сумерках поначалу ехали медленно, и под мерный шаг лошади Изабелла задремала.

Уезжать было страшно. Но и оставаться здесь – не хотелось. Конечно, к ней лорд Малькольм относился хорошо, да и Робин, несмотря на то, что несколько свысока относился к «девчонкам», тоже ее не обижал. Чего нельзя сказать об их отношении к ее брату. Лорд Локсли словно винил его за что-то, хотя и не говорил ничего вслух. Но за что? Гай просто хотел защитить отца от всех этих людей. И он всегда заботился о ней и о маме…
Что до Робина… Сын лорда Локсли всегда казался ей зазнайкой, то и дело выказывающим свое превосходство. Поначалу он вроде бы дружил с ее братом, а после пожара начал его сторониться. Хотя, наверное, это произошло еще раньше – в тот день, когда Гая едва не повесили. Его спас их неожиданно вернувшийся отец, а Робин с той поры перестал бывать у них дома. Да и Гай больше не ходил в Локсли.

А вчера они собирались в гости. Гай обещал показать ей, где делают настоящее оружие, а потом погулять по рынку. Она ждала во дворе, когда к брату подошел Робин. О чем они говорили, ей не было слышно, только Гай разозлился. В ссору вмешался лорд Локсли, но стало лишь хуже. Когда до нее донеслись последние слова Робина – о « прокаженных», Гай словно с цепи сорвался. Прежде ей не доводилось видеть его в таком бешенстве – он всегда казался спокойным и сдержанным.
Джейн, горничная, увела ее в дом и насилу утешила. Гай вернулся лишь поздно вечером и сказал, что нужно уезжать.

«Конечно, если она не хочет, они останутся. Но это может быть опасно. Да и ему скоро придется уйти отсюда».

Изабелла кивнула – не хотелось, чтобы с ней и братом случилось то же, что и с их родителями. Поэтому быстро собрала необходимые вещи, а ночью почти не спала…

***
Вот и Ноттингем был далеко позади…
Около полудня задержались в придорожной таверне возле Лафборо, чтобы пообедать и дать небольшой отдых себе и лошадям. Они уже шли к выходу, как со стороны зала раздался голос:
– Мастер Гай, я полагаю? Гай Гисборн?
Брат с сестрой обернулись. Высокий худой мужчина в добротной дорожной одежде шел им навстречу.
Юноша узнал его – лорд Хьюго Фиц-Алан из Дербишира был обычным гостем в поместье сэра Годфри, у которого Гай ранее служил оруженосцем. Да и сопровождая лорда Вудборо в поездках, он часто видел этого рыцаря.
– Милорд… – Гай поклонился.
– Что вы здесь делаете, молодой человек? Да еще со столь юной леди? – сэр Хьюго с интересом смотрел на стоящих перед ним детей.
Изабелла, стоявшая чуть позади брата, настороженно глядела на незнакомца.
«Девочка, надо полагать, его сестра»,- думал Фиц-Алан. – «Сходство налицо… Причем, буквально».
– Мы направляемся во Францию, милорд, – ответил Гай. И немного помолчав, добавил:
– К родственникам нашей матушки.
– Во Францию? – седые брови пожилого рыцаря поползли вверх. – В одиночку? Да вы с ума сошли! Зря вы это затеяли, юноша, – резко продолжил он. – Разве не слышали, что за проливом сейчас неспокойно? Не говоря уже о том, что здесь дороги тоже небезопасны, и мятежники не сидят, сложа руки.
– Я знаю, милорд. Но… – Гай запнулся. – У нас небогатый выбор. Я бы ушел еще раньше и нанялся на службу, но не мог оставить сестру у чужих людей.

Лорд кивнул - слухи о несчастье с сэром Роджером дошли и до него. Он сам лишился двух друзей из-за этой проклятой заразы – тогда, во время второго похода…
Земли Гисборна-старшего вернулись к прежнему владельцу. А Локсли вряд ли захочет связывать себя и мальчишку новым вассальным договором. Да еще девочка. И значит, этим двоим в Англии рассчитывать не на что.
– Итак, во Францию… – нарушил молчание лорд. – А куда именно?
Гай назвал место.
– Вот как, – сэр Хьюго внимательно посмотрел на парня и спросил:
– Вы на лошади?– и, получив утвердительный ответ, продолжил:
– Что ж, в таком случае вы можете присоединиться к нам. Более того, я хочу предложить вам место второго оруженосца на время поездки. Мой племянник Адам на сей раз не смог меня сопровождать. А сэр Годфри весьма неплохо отзывался о ваших успехах в обращении с оружием. Позже, в дороге, к нам присоединятся еще трое. Что до юной дамы… Моя жена, леди Эдит, будет рада милой и красивой компаньонке из хорошей семьи…

***
– Значит, это дети Гислейн?
– Угу. Мне это не нравится, – рыцарь поднял руку, предупреждая дальнейшие вопросы жены, –но ты сама знаешь наши законы, Эдит. Сделать ничего нельзя, Малькольм в своем праве.
– Конечно, оставить их посреди дороги мне бы не позволила совесть, – продолжал он, – а что до денег… – Фиц-Алан криво усмехнулся.
– Если парень характером пошел в отца… Ты же помнишь Роджера? С другой стороны, наш отряд невелик, и чем больше с нами вооруженных людей, тем лучше. К тому же, будет возможность получше присмотреться к мальчишке.

***
Брат помог Изабелле сесть в повозку, и она осмотрелась. В карете помимо нее и леди Эдит были еще двое. Марджери, худенькая рыжеволосая девушка года на три старше нее, оказалась племянницей миледи. Бесс, невысокая пухлая женщина - их служанкой.
Гай на своем гнедом занял место в свите сэра Уильяма, и небольшой отряд отправился в путь.

К вечеру показались полуразрушенные серые стены Лестера. Бледные лучи заходящего октябрьского солнца освещали узкий и высокий шпиль на колокольне величественного кафедрального собора Св. Мартина. Он возвышался над городом и был виден издалека, напоминая мирянам о стремлении к Богу и тщетности всего сущего.Бунт графа Лестерского против короля Генриха, случившийся всего полтора года назад, едва не стоил горожанам жизни. Королевская армия, посланная для усмирения мятежников, захватила город, а его крепостные стены были снесены.

Сам граф Роберт де Бомон бежал в Нормандию, а затем попал в плен. А сейчас он вместе с другими мятежниками находился под арестом в одной из королевских крепостей, как и королева Элеонора.Жизнь в городе понемногу стала налаживаться…
Проехав по главной улице, остановились у двухэтажного здания с выступающим «козырьком» и мансардой. Деревянный щит, висевший на кованном витом стержне над дверью, провозглашал, что здесь гостиница, где уставшие путники могут найти кров и еду.
Фиц-Алан заранее отправил сюда своего слугу, чтобы тот от его имени договорился с хозяином о свободных местах. Поэтому их уже ждали.Владелец «Ангела и короны» был под стать своему заведению –рослый, с медвежьим телосложением и копной каштановых волос.

–Он куда уместнее смотрелся бы с дубинкой на лесной дороге, нежели на пороге гостиницы, – тихо хихикнула Мардж, не обращая внимания на укоризненный взгляд служанки.
– А как же иначе, леди Марджери? По другому нельзя – столько всякого народу по дорогам ходит, и не у всех добрые намерения. Нужно уметь постоять за себя…
Держась за руку Бесс, Изабелла вошла внутрь вслед за леди Эдит и, осматриваясь по сторонам, почти не слышала болтовни горничной. Несмотря на грубую обстановку, место казалось спокойным. В дальнем углу зала сидели лишь несколько постояльцев, но они не шумели и не привлекали к себе внимания.

–… Сюда не пускают разных проходимцев, – продолжала говорить Бесси, уже поднимаясь по лестнице. – Эта гостиница для состоятельных путешественников. А это значит, что комнаты будут чистыми и без насекомых (при этих словах Изабелла поежилась), найдется горячая вода для умывания, а утром подадут хороший завтрак, а не остатки вчерашнего ужина…
Для женщин выделили одну двухместную комнату. Она действительно оказалась чистой. А ровные огоньки свечей после утомительной дороги делали ее даже уютной.На одной кровати разместились леди Эдит с племянницей, вторая предназначалась их двум спутницам.Изабелле не слишком хотелось делить кровать с кем-то еще, но выбирать не приходилось.
– Лучше постараться уснуть сразу, – шепнула Марджери своей новой подруге, расчесывая перед сном волосы. – Иначе потом из-за храпа Бесс это будет затруднительно…

Утром следующего дня тоже выехали рано. Изабелла, проснувшись в незнакомой комнате, поначалу не поняла, где находится. Хотя она заснула, как только голова коснулась подушки, и не слышала ни храпа служанки, ни ложилась ли та вообще - вставать было тяжело. Прежде ей никогда не приходилось путешествовать так далеко и ночевать в гостиницах. К тому же, несколько часов сидеть на одном месте – испытание не из легких, а от утомительной дорожной тряски не спасали даже подушки и крытые шкурами сиденья.
«И как только Бесс умудряется при этом дремать?»

По словам же леди Эдит выходило, что до моря еще дней пять-шесть.
«Это если не будет дождя и дороги не развезет, а они будут ехать так же быстро, как и вчера».
Покинув город через западные ворота, они миновали широкий каменный мост через реку Сор, и двинулись дальше.

2018-11-12 в 11:57 

***
Они проехали миль пять, как к ним действительно присоединились трое хорошо вооруженных мужчин. Темноволосый молодой человек с жесткими чертами лица оказался сквайром Джереми Торнтоном. Двое других – его слугами. Несмотря на то, что обе группы ехали вместе, троица все время пути держалась хоть и вежливо, но отстраненно, и свита сэра Хьюго платила им тем же. Что же связывало самого Фиц-Алана с этим сквайром, никто толком не знал.

– Вообще-то, этот Торнтон из Шрусбери,– сообщил Гаю его новый знакомый, с которым он делил обязанности оруженосца.
– А здесь, неподалеку от Лестера, у него еще одно поместье. Вот уж кому повезло, – с плохо скрываемой завистью Джим вздохнул. – Мне же приходится надеяться лишь на наследство моего дяди из Эдвинстоу. Конечно, если этот старый хрыч, сживший со света уже трех жен, не вздумает снова жениться.
Гай промолчал. Им с сестрой вообще не на что было рассчитывать. И не на кого. Да, они сейчас ехали к родственникам, но как те их примут? Тем более, когда узнают о случившемся? Сам юноша не мог помнить те края – они с сестрой родились уже в их английском поместье. Поэтому и о Франции, и об их родне он знал лишь по рассказам матери.
За себя ему не было причин опасаться – в конце концов, он мужчина. Пусть еще не рыцарь, но обязательно им станет. У него есть меч, и боевой конь его отца… «Мой конь», - поправил себя Гай. А значит, сможет наняться на службу к лорду. Другое дело – Изабелла. Она не может колесить с ним по свету, или быть служанкой в чужом доме. Монастырь – тоже не выход. К тому же, это требовало денег, а их не было. Оставалось надеяться, что родственники не откажутся приютить сестру, пока он не найдет способ обеспечить ее будущее.Ведь с ним может случиться что угодно. Впереди была полная неизвестность, и это тяготило куда больше, чем долгая дорога.

***
Выезжали рано утром и ехали до вечера. В пути делали небольшие перерывы на отдых, а на ночь останавливались в гостиницах. Несмотря на пасмурное осеннее небо, дождей не было, и дороги оставались сухими. Иногда они замечали в стороне небольшие группы сомнительных личностей, но мятежники это или грабители - сказать было трудно. Да и те, видя отряд хорошо вооруженных мужчин, не рисковали приближаться.
Лишь однажды, когда они проехали Оксфорд, шайка особо обнаглевших разбойников, понадеявшись на свое численное превосходство, осмелилась напасть на них. В отряде сэра Хьюго обошлось без убитых, но трое были ранены. Поэтому на этот и весь следующий день задержались в гостевом доме ближайшего аббатства, где раненым оказали помощь.

Сам Гай отделался небольшими «царапинами». После окончания стычки он не сразу смог побороть странную внутреннюю дрожь, которая охватила его. Это точно был не страх - он и сам не мог понять, что с ним. Подробности недавнего боя ускользали, словно в тумане – помнились лишь яркие отдельные сцены. Вот сэр Хьюго отдает приказ встать кругом возле повозки… Кэри, рослый шотландец из охраны милорда, дерущийся сразу с двоими… Джим, «схвативший» стрелу в левое плечо… И он сам, лицом к лицу с одним из разбойников - успев парировать его удар, нанес ответный. Тот упал… убит..? ранен..? Нет времени выяснять, потому что слева заходит второй – развернуться, выставить руку со щитом вперед, сделать выпад…Неподалеку от удара Торнтона падает еще один… Кажется, Джим упоминал, что прежде тот был наемником?

– Можно поздравить тебя с боевым крещением, парень? – голос Кэри раздался за спиной неожиданно.
– Это было твое первое сражение, верно? – продолжал старый солдат.
Гисборн кивнул. Слова почему то застряли у него в горле.
– Так всегда бывает в первый раз. Да и потом тоже, случается – когда понимаешь, что ставишь на карту свою жизнь. Держи, – с этими словами шотландец протянул ему фляжку, – выпей.

Гай сделал большой глоток, и горло обожгло огнем так, что он не мог вдохнуть. Хлопок Кэри по спине заставил его закашляться, а на глазах выступили слезы.
– Эй, осторожнее, приятель! Это наша шотландская настойка, а не водичка. Уж не знаю толком, как ее делают, зато расслабляет она неплохо. И для обработки ран годится…

***

– А твой брат хорошо дерется, – сказала Мардж, когда девочки уже сидели в отведенной им комнатке. К счастью, здесь кровати были узкие, и не было нужды делить одну на двоих.
– Я сама слышала, как дядя говорил об этом тете Эдит.
Дамы все время битвы провели практически на полу повозки, лишь догадываясь о ходе боя. Бесс тихо подвывала от страха, пока миледи не зашипела на нее, посоветовав лучше возносить молитвы Всевышнему, а не рыдать.Девушки сидели тихо, съежившись – было страшно.Так же страшно Изабелле было и в тот раз, когда погибли мать и отец. В тот день толпа обезумевших крестьян пришла к их дому с горящими факелами и сожгла его дотла, лишив их с братом всего.А теперь и Гай мог погибнуть там, на дороге…
Она вздрогнула, когда дверь повозки неожиданно распахнулась – и поначалу не сразу узнала сэра Хьюго. Он что-то говорил миледи, помогая той подняться, но Изабелла почти его не слышала… …«раненные», «аббатство», «нужно сообщить властям»…
Гая нигде не было видно.
«Ведь сэр Хьюго не хочет сказать, что и ее брат тоже…»

– Изабелла? – Гай приблизился к дверям повозки, когда Фиц-Алан отошел в сторону дать дальнейшие распоряжения. – С тобой все хорошо?
– Гай? – она едва не расплакалась.
– Все в порядке, принцесса, – он прикоснулся рукой к ее волосам. – Скоро приедем в аббатство, и можно будет хорошо отдохнуть.

***
Неподалеку от Саутгемптона погода начала портиться. Горизонт заволокло тяжелыми свинцовыми тучами, которые вскоре расползлись по всему небу, а со стороны пролива подул сильный влажный ветер. Они едва успели добраться до постоялого двора и заселиться, как хлынул проливной дождь. Отплытие в Барфлер пришлось отложить на два дня.

Постояльцы, по воле случая застрявшие здесь, собирались в большой обеденной комнате с несколькими грубо, но крепко сколоченными дубовыми столами и такими же лавками. В камине горел огонь, а огоньки дешевых свечей отбрасывали на стены причудливые тени. Разговоры, как и следовало ожидать, большей частью сводились к политике, войне короля Генриха с его сыновьями и заточении мятежной королевы Элеоноры в замке Шинон около года назад.

–…Так значит,Его Величество примирился и с принцами, и с французским королем?
– Уж скорее, загнал их в угол, милорд, и им не оставалось ничего другого. Принц Ричард упрямился дольше остальных, но и он склонил голову…

Дамы оставались в спальне наверху – в такую непогоду нечего было и думать, чтобы выйти на прогулку. Шум дождя навевал сон, а ветер искал любую лазейку в закрытых ставнями окнах, из-за чего в комнатах царил полумрак. Несколько сальных свечей и масляная лампа коптили, давая скудный свет. Накрывшись одеялами, Изабелла и Мардж по очереди читали вслух сочинения Кретьена де Труа - «Ланселот или Рыцарь Телеги», или «Ивейн, рыцарь со Львом»…

Изабелле было грустно. Вспомнилось, как мама рассказывала ей сказки по вечерам. Гай лишь изредка присоединялся к ним, считая, что он уже взрослый для этих «детских глупостей»…А теперь нет ни дома, ни мамы, и они едут во Францию, о которой она только слышала.
«Может быть, им там действительно будет хорошо»?

Бесс иногда спускалась вниз «за надобностью», по ее словам и, как правило, возвращалась с ворохом услышанных разговоров и сплетен.
–… Я все правильно расслышала, миледи, – трещала Бесси. –Неподалеку она, в каких-то двадцати милях отсюда. Король Генрих месяца три назад приказал доставить ее из Шинона в Сарум. А потом отправился в Кентербери, чтобы совершить покаяние за убийство архиепископа. И Святой Томас даровал нашему королю победу над мятежниками в Англии…

Наконец, погода наладилась. Стоя на палубе «Святой Уинифред», Изабелла и Мардж наблюдали за погрузкой. Их вещи давно были на борту, а кожаный футляр с мамиными украшениями Изабелла прижимала к себе, не желая расставаться с ним ни на миг.
Теперь следовало разместить лошадей. Гай вместе с другими людьми Фиц-Алана заводил их по широкой сходне в предназначенный для них трюм, через особую дверь в корме.
– Потом ее хорошенько закроют и заделают все щели, – объяснил девушкам стоявший рядом сэр Хьюго, и можно будет не опасаться, что вода попадет внутрь.
Еще до полудня корабль вышел из гавани и взял курс к берегам Нормандии. Утром следующего дня повозка была вновь установлена на колеса, вещи погружены, и группа путешественников двинулась в дорогу.

***

Примечания:
* Подобные корабли получили распространение в эпоху крестовых походов, когда возникла необходимость перевозки лошадей морем. Для этих целей корабли оборудовали специальными дверями / портом в корме, через который заводили лошадей.

2018-11-12 в 12:52 

Они таки отправились во Францию. Интересно как все же Торнтон станет мужем Изабеллы.

2018-11-12 в 21:06 

Они таки отправились во Францию.

Больше им некуда податься. Тем более учитывая Гайкино понимание ситуации в том плане, что рано или поздно их из поместья выживут.
Во Франции хоть какая-то родня есть. Будь Гай один, то проблем было бы меньше. А здесь надо и сестру пристраивать. Изабелла в данной ситуации как тот "чемодан без ручки" - и оставить нельзя, и нести неудобно.

2018-11-20 в 11:07 

Ну что же, пока детям очень везет, что радует! Сердобольные лорды не каждый день на дороге встречаются. Интересно будет узнать, как так повернется, что Изабелла достанется Торнтону. Ждем продолжения!

2018-11-20 в 11:52 

TerraVita, Рада вас видеть ))

Да, идти по пути Диккенса и заставлять детей просить милостыню мне как-то не хотелось...
С другой стороны, в каноне они ушли вообще с пустыми руками, в чем выбежали из дома. И как-то добрались до Франции, а не сгинули по дороге, что было более вероятно по тем временам. Значит, думается, кто-то все таки помог.

А Торнтон - у него свои интересы.

2018-12-25 в 10:47 

***

Франция, Нормандия.
Конец марта 1176 г.


Порывами налетал пронизывающий мартовский ветер, а холод не желал отступать, хотя до праздника Пасхи оставалось не более недели. Въехав на замковый двор, Гай передал поводья слуге и поднялся по ступенькам. Поездка в Аржантан по поручению леди Аделы была недолгой, но за время пути юноша успел продрогнуть.
Адела де Брие, старшая сестра их матери, приютила его с сестрой год назад после трагедии в Англии. Посетовав над печальной участью их родителей, леди Адела предоставила им кров и, казалось, что жизнь стала налаживаться. Вскоре после приезда Гай поступил оруженосцем к соседу – мессиру де Мервилю, и порой неделями отсутствовал, сопровождая его в поездках. Он уезжал спокойно, зная, что у сестры есть все необходимое, и рядом с ней родственники, а не чужие люди.
Год, прошедший после их приезда во Францию, не приносил тревог, пока не пришла весть о новом мятеже в Аквитании. А значит, скоро им предстоит отправиться на войну и, вероятно, надолго. Сьер Аллейн дал своему оруженосцу несколько дней, чтобы тот мог навестить родных и собраться в поход…

***

В холле замка к юноше подошел слуга, с просьбой от леди Аделы явиться к ней сразу по возвращении. Гай нашел тетку в ее покоях.
- Мадам, - юноша вежливо склонил голову.
- Барон де Клеси намерен просить руки Изабеллы, Гай, - без предисловий сообщила хозяйка дома.
- Но ей только тринадцать, тетя, - Гай растерянно смотрел на родственницу.
- Подходящий возраст для замужества, - леди пожала плечами. – А барон – хорошая партия. И он готов закрыть глаза на отсутствие у девочки приданого.
- Ему уже шестьдесят лет, мадам, - с возмущением ответил Гай. – Он жесток, мелочен, и от него воняет!
- Какие мы нежные, - поморщилась Адела. – Ничего страшного. Она не первая, и не последняя. Зато получит шанс на обеспеченное будущее, если правильно использует эту возможность. А если успеет родить ему сына…
- У барона уже есть взрослые наследники, - перебил ее юноша. – Вы не думали, что после смерти отца они выставят его вдову на улицу? Вместе с младенцем!
- Если у Изабеллы есть голова на плечах, пусть научится ею пользоваться, чтобы этого не случилось, - холодно ответила женщина.

У Гая появилось тягостное чувство надвигающейся беды. Пусть тетушка встретила их не слишком радушно, но все же ничем не попрекала. Да и он с Изабеллой не давали к этому повода…

- Послушай, племянник, - леди неторопливо постукивала пальцами по подлокотнику кресла. - Я приютила вас в память о Гислейн, и вы ни в чем не нуждались. Но ты прекрасно понимаешь, что эти земли и замок перейдут к моим сыновьям. Жанне тоже нужно достойное приданое, и я не могу уменьшать его ради племянницы. Барон – это удача для Изабеллы. Он богат, и имеет связи при дворе. Это выгодно и для тебя, Гай, и для нас тоже.

Юноша молчал. Сама мысль о том, чтобы отдать сестру замуж за этого старика, казалась отвратительной. А уж слухи, которые ходили о его мерзком характере, не прибавляли радости. Резкий голос тетки отвлек его от размышлений.

- Моя сестрица, упокой Господь ее душу, совершила большую глупость. Она была придворной дамой королевы, и могла выйти за одного из богатых и влиятельных сеньоров из ее окружения. А она выбрала нищего рыцаря, с клочком земли где-то в английском захолустье, - леди Адела презрительно фыркнула.
Гай вспылил:
- Мой отец…
- Да, я знаю… - отмахнулась леди. – Герой крестового похода, благородный и храбрый. Впору легенды слагать, из тех, что так любят при дворе. Только много ли он получил за все это? А Гислейн, даже когда несчастье случилось, не удосужилась себе покровителя поискать.
Юноша в ярости сжал кулаки. «Покровитель… Малькольм Локсли, разрушивший их семью. И его тщеславный отпрыск, от которого были одни проблемы…»
Адела продолжала:
- Гай, мальчик мой. Вы живете здесь уже год, и де Клеси - единственный, кто проявил к ней интерес.
- Прошло слишком мало времени, тетя! И ей лишь недавно исполнилось тринадцать, – с отчаянием в голосе напомнил родственнице Гай. - И со временем…
- Со временем? – Адела иронически подняла брови. - Предлагаешь ждать, пока она станет старой девой? Ведь для того, чтобы скопить ей хоть какое-то приданое, тебе придется служить оруженосцем лет десять, если не больше. Не говоря уже о снаряжении и лошадях для тебя самого. Конечно, монастыри возьмут меньший взнос, но я не замечала за девочкой слишком большой набожности. А королева Элеонора сейчас находится под арестом в Солсбери, и вряд ли может взять ее ко двору.
- Кстати, о времени. Де Мервиль отпустил тебя недели на две?
- Да, мадам, - Гай настороженно посмотрел на родственницу.
- А затем вы уходите на войну. Эти несносные южане опять подняли мятеж.
Юноша кивнул.
- И еще неизвестно, вернешься ты оттуда живым или нет, - холодно продолжила Адела.
В растерянности Гай молча опустил голову.
- У тебя есть время до праздника Пасхи, Гай, - тетка встала и подошла к дверям. Обернувшись, она добавила:
- До середины апреля барон будет находиться в Англии, при дворе короля. Я еще не дала ему определенного ответа, сказав, что для брака необходимо согласие брата и опекуна невесты. Твое согласие, мальчик. Ты можешь выбрать ей мужа сам, или же это сделаю я, после твоего отъезда. Такой шанс может больше и не представиться.
Адела вышла, прикрыв за собой дверь.

***

С трудом очнувшись, толком не помня себя и плохо соображая, Гай добрался до своей комнаты, которую занимал во время коротких приездов в замок. С силой захлопнув дверь, подошел к столу. Сняв с себя плащ и избавившись от портупеи, он резко выдохнул и налил себе вина. Какое-то время юноше казалось, что он оглох и ослеп. Мир снова уходил из-под ног, рушась, словно один из песчаных замков, которые они строили в детстве на берегу реки. Тепло камина и глоток вина несколько прояснили разум.

Его согласие… Ему было совершенно ясно, что это не более чем пустая формальность. Тетя Адела уже все решила, и просто поставила его перед фактом. Она прекрасно понимала, что выбора у них с сестрой нет, но при этом собиралась свалить ответственность за этот мерзкий брак на него. Его возмущение ничего не изменит и стоит ему уехать, тетка выдаст Изабеллу замуж.

Под беззвучное проклятие кувшин полетел к дверям, оставшись лежать там горсткой осколков.

***

Дорога от побережья шла через земли де Брие по направлению к Ле-Ману, и далее в Тур, где соединялась с трактом Святого Иакова, ведущего в далекую Галисию. И хозяин постоялого двора «Золотой лев» по праву считал, что ему повезло больше, нежели его собратьям по ремеслу в городах. Там таких заведений было множество, и их владельцам приходилось из кожи вон лезть, дабы угодить постояльцам. А извечная борьба с конкурентами? Тогда как здесь было не в пример спокойнее и прибыльнее. Путешественники и паломники к святым местам не могли проехать мимо «Золотого льва» и не остановиться, чтобы перекусить, а то и остановиться на ночлег.
Гай не собирался делать ни того, ни другого. Но в эти дни, последовавшие за ультиматумом леди Аделы, юноша старался как можно меньше находиться в замке, чтобы не видеть ни тетки, ни сестры. Он просто не представлял, каким образом сообщить ей о предстоящем браке. Дальний угол в придорожной таверне предоставлял временное убежище, избавляя от любопытных глаз и ненужных расспросов.

От невеселых мыслей Гая отвлек голос трактирщика:
- Ваша милость, - хозяин таверны почтительно склонился перед хорошо одетым посетителем.
- Один господин, - продолжил он, - желает поговорить с вами.

Гай обернулся в указанную им сторону и молча выразил согласие.
- Полагаю, нам не нужно представляться, - приблизившись, Торнтон подсел за стол к юноше и приказал слуге принести вина.
Гай кивнул. Торнтона он помнил еще по их «английскому» путешествию, и дважды сталкивался с ним во время своих поездок.
- По правде говоря, я собирался наведаться в поместье де Брие, - продолжил сквайр.
- Так наведайся, – Гай хмуро глянул на нежданного собеседника. – В чем проблема?
- В твоей сестре, - ответил Торнтон. – А вернее, в тебе, поскольку ты являешься ее опекуном.
- В Изабелле? – юноша непонимающе смотрел на сквайра.
- Я слышал, что де Клеси разругался со своими отпрысками и подумывает жениться снова, им назло. Но вот то, что предполагаемая невеста годится ему во внучки, - бывший наемник хмыкнул, - узнал лишь недавно.
- И?
- Меня интересует Изабелла, - объяснил Торнтон. – В качестве будущей жены.
- У Изабеллы нет приданого, если тебе это неизвестно, - сухо ответил Гай.
- Я знаю, - сквайр пожал плечами. – Но я все равно выиграю от этого брака.
- Мой отец был богатым рыцарем, - Торнтон отхлебнул из кружки и поставил ее на стол. – Но во время войны между Стефаном и Матильдой его дела изрядно пошатнулись. Чтобы их поправить, он женился на дочери богатого торговца, моей матери. Нас у него было трое. Два манора отец поделил между старшими, а мне уготовили монастырскую келью. И когда мне исполнилось четырнадцать, я сбежал, - сквайр ухмыльнулся.
- Сначала служил оруженосцем, потом примкнул к отряду наемников. Затем сам стал командиром. Года два назад оказался в родных краях. Узнал, что братья погибли во время мятежа, а отец болен. Потом умер и он. И я получил все.
- И что же ты выигрываешь? – Гай все еще не мог понять, к чему клонит Торнтон.
- Как «что»? - Торнтон с удивлением посмотрел на юношу. – Женитьба отца и моя служба наемником несколько подорвали нашу… семейную репутацию. Поэтому брак с девицей знатного рода вернет мне былое положение в обществе. К тому же, Изабелла очень красива. Я заметил это еще в Англии, а недавно видел ее в Аржантане, на Марди Гра.

Гай промолчал. Он вспомнил, с каким восторгом сестра рассказывала ему про карнавал в Аржантане, куда их тетка с домочадцами приехала к родне мужа. Похоже, именно там тетя Адела сосватала Изабеллу барону де Клеси…
- К тому же, - продолжил Торнтон, - этот брак позволит мне отказаться от сопровождения торговых караванов и заняться другими делами. А у тебя… появится шанс убраться из этой дыры и не возвращаться…

2018-12-25 в 10:49 

***

Неожиданное предложение сквайра застало Гая врасплох, и он пристально рассматривал собеседника. Торнтон еще во время их путешествия показал себя человеком жестким и расчетливым. Хотя, возможно, именно поэтому он добился того, чего хотел. И, в любом случае, сквайр виделся ему лучшей партией для Изабеллы, нежели склочный барон.



- Есть одна проблема, - Гай говорил тихо, словно слова давались ему с трудом. – Вскоре после праздника Пасхи я ухожу на войну. – А леди де Брие вознамерилась выдать Изабеллу замуж сразу после моего отъезда.
- И уж конечно, не за типа с сомнительной репутацией, - едко осведомился сквайр. – Впрочем, у меня тоже нет причин здесь задерживаться, свои дела я уже закончил. Поэтому венчание может состояться в поместье, а после празднования мы уедем в Англию. Там я представлю ее при дворе, как свою жену, а затем мы отправимся в Шрусбери…

***
Вернувшись в замок, Гай сразу же прошел в покои, где находилась хозяйка дома.
- Могу я поговорить с вами, тетя Адела? По поводу замужества сестры.
Женщина подняла голову от книги, которую держала в руках, и кивнула.
- Полагаю, ты хорошо обдумал наш разговор, племянник. И я могу уведомить барона о твоем согласии на его брак с Изабеллой?
- Нет, мадам. Я пришел сказать, что нашел ей другого мужа.
- Вот как? - Адела скептически изогнула бровь. - И кто же это?
- Сквайр Торнтон, из Шрусбери. И я уже дал ему свое слово.
- Торнтон? Этот выскочка? - леди Адела вспыхнула от возмущения. – Бывший рутье и сын торговки?
- Дочери торговца, мадам.
- Я не вижу большой разницы. И как, интересно, отнесется к этому твоя сестра?
- Когда вы навязывали ей старого маразматика, тетя, вас не волновало ее мнение, - голос Гая стал жестким, а в глазах мелькнул опасный синий сполох.
- И я отвечу вашими же словами, - тихо продолжил юноша. – Нравится вам это или нет, но Торнтон – дворянин. Он богат, имеет связи при дворе и также согласен закрыть глаза на отсутствие у Изабеллы приданого. Но в отличие от барона, он хотя бы молод и является единственным наследником состояния.

Лицо Аделы пошло красными пятнами.
- И могу я узнать, какую выгоду ты получишь от этого брака, племянник? – прошипела леди де Брие.
- Никакой выгоды, тетя, - Гай отрицательно качнул головой. - Кроме уверенности, что Изабелла получит защиту и обеспеченное будущее. Без толпы наследников, рвущих друг другу глотки из-за акра земли или пары монет. Вы же, мадам, и ваши сыновья будете избавлены от ненависти и интриг со стороны родичей барона. Вряд ли они вам нужны.
- Вы сами поставили это условие, мадам, - глухо проговорил Гай. – И дали мне время на поиски мужа для сестры. Я его нашел. Завтра он придет, чтобы обсудить детали. Сразу после венчания Изабелла и ее муж уедут в Англию.

***

Выехали рано утром. Сборы были недолгими, а прощание – коротким. Хотя Гай и скрыл от сестры теткины планы относительно ее замужества, разговор вышел тягостным, и сейчас юноша старался о нем не вспоминать. Гай проводил повозку с Изабеллой до большого тракта, ведущего к побережью Нормандии. Там она с мужем должна сесть на корабль, который отвезет их в Портсмут. Некоторое время юноша стоял на дороге, пока последний всадник из окружения Торнтона не скрылся вдали… Гай остался один.

Изабелла должна будет понять. У них просто не было выхода. Ведь они живут в мире, где «брак соединяет земли и состояния, а не сердца», по выражению тетки Аделы. И для того, чтобы иметь возможность выбора, нужно обладать деньгами и властью, которых у него не было. Конечно, сквайр – не рыцарь из легенд о короле Артуре. Но он предложил ему достойный выход.
Теперь у сестры будет дом и спокойная жизнь в достатке, которой она заслуживает, без риска оказаться на улице. А ему самому лишь предстоит отвоевать то, что у них отняли. Если в этом мире все решают деньги и власть – он их добьется, рано или поздно.


Гай развернул коня и направился в поместье мессира де Мервилля.


Прим.
1. Мятеж аквитанских баронов под командованием графа Ангулемского и виконта Лиможского весной-летом 1176 г.
2. Имеется в виду гражданская война 1139-1154г. Между императрицей Матильдой (матерью короля Генриха II) и английским королем Стефаном Блуаским.
3. Марди Гра – Mardi Gras – Жирный Вторник, день перед Пепельной Средой – началом Великого поста.

2018-12-25 в 18:52 

Irina77 Продолжение, ура))) Эх, как ни старался Гай исправить ситуацию, все равно в итоге все вышло печально.

2018-12-26 в 00:15 

Бедная Изабелла, куда ни кинь, всюду клин.

2018-12-26 в 10:07 

Merelena, Мари Анж, как ни старался Гай исправить ситуацию, все равно в итоге все вышло печально. Бедная Изабелла, куда ни кинь, всюду клин.

Да, Гай тоже не в восторге, но что поделаешь... (( Будем стараться, чтобы к концу все разрешилось. ))

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100