Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Под сенью Шервудского леса

21:29 

Король умер или "Да здравствует Король!" (продолжение от 04.08.19)

Автор: Merelena

Название: «Король умер, или "Да здравствует король!"»

Персонажи: барон Вэйзи шериф Ноттингемский, сэр Гай Гисборн, леди Мэриан, Робин Локсли граф Хантингтон, а также прочие сопутствующие личности

Размер: пока миди макси

Рейтинг: PG-13

Жанр: Драма, юмор, приключения и пр.

Дискламер: на чужих персонажей и полную историческую достоверность не претендую :)

Саммари: просто возможный вариант развития событий


то, что было написано раньше и далее

Отзывы читателей приветствуются, включая мнение :ubej:


запись создана: 10.06.2010 в 15:00

@темы: Шериф Вейзи, Фанфики, Уилл Скарлет, Робин Гуд, Мач, Маленький Джон, Леди М., Конкурс «А в этой сказке было все не так», Джак, Гай Гисборн, Алан Э'Дейл

Комментарии
2018-10-22 в 17:05 

Ура, ура! Как здорово, что не забросили! Продолжение очень органичное и как всегда остроумное, Вы вообще удивительно выдерживаете стиль, что при таких перерывах, наверное, не просто. Алиенора замечательно прописана, и очень приятно познакомиться поближе с Констанцией, такой храброй и стойкой. Интересный перевертыш истории получился - поставить на место Артура Джона в этой осаде. Пока еще непонятно, что же все-таки задумала Алиенора, но наверное, все же не сдачу крепости в руки сыночку в обмен на эфемерные обещания. Тем более, что остаться у власти при нем она вряд ли может надеяться. А вот на короля Филиппа рассчитывать она может, наверное, вполне, тому ребенок на троне еще удобнее, чем "Мягкий меч". Но Робину конечно придется придумать какой-нибудь потрясающий финт. Гай, со своей милой самоуверенностью, как всегда умиляет (и хочется, чтобы на сей раз финт придумал именно он).
Спасибо! Будем ждать и надеяться!

2018-10-22 в 17:37 

TerraVita Стиль, я думаю, все же меняется ))) Просто опять же из-за пауз не так заметно. И да, с осадой действительно получается перевертыш, хотя я как-то об этом специально не думала.

2018-10-22 в 19:58 

Merelena, с осадой действительно получается перевертыш, хотя я как-то об этом специально не думала.

Все случайности - не случайны ))) А вообще да, было бы интересно, если бы здесь именно Гай что-нибудь придумал, а не Робин ))

2018-10-22 в 20:03 

вообще да, было бы интересно, если бы здесь именно Гай что-нибудь придумал, а не Робин ))
У нашего сэра Гая, как бы сказать помягче))), всегда был напряг с нестандартным подходом к решению задач. Ну не его это ))) в отличие от Робина :)

2018-10-22 в 21:15 

Merelena, Irina77, TerraVita,
У нашего сэра Гая, как бы сказать помягче))), всегда был напряг с нестандартным подходом к решению задач :-):-):-) хочется согласиться, но тут же вспоминается серия 3 сезона со львом! Чем вам не нестандартный подход :crztuk: Так что гайкина креативность еще не успела раскрыться. Может быть, именно Робин, действуя с Гайкой на одной стороне, сможет запустить ее в нужном направлении?:crzfan:

2018-10-22 в 21:30 

sciurus_vulgaris Боюсь, лев достался Гисборну в нагрузку Ионну видимо стало накладно кормить разросшийся зверинец как материальное свидетельство расположения его высочества :-D Но раз уж лев есть, то грех его не использовать )))

2018-10-22 в 21:30 

Чем вам не нестандартный подход

Да, в той серии Изабелла братцу все испортила )) Не свались ему сестрица на голову в столь неподходящий момент, кто знает, попала бы наша компания в ручки принца Джона ))

хочется согласиться, но тут же вспоминается серия 3 сезона со львом!

А еще серия с младенцем... Где Гай приказал пометить подковы лошадей...

2018-10-24 в 17:10 

А мне вот вспомнилось, как в этом фике Гай просто блестяще вырвался с пиратского острова и спас всю благородную компанию, очень даже нестандартно и изобретательно. Так что, уважаемый автор, не возводите поклеп! Может он, еще как может.

2018-11-04 в 20:00 

***
Судя по напряженной позе Гая, истуканом застывшего на пороге соляра, недоуменное восклицание Робина Мэриан вовсе не почудилось.
Так и есть, они едва не пропустили самое интересное!
К её неописуемой досаде, из-за плеча Гисборна толком рассмотреть происходящее в зале никак не удавалось. Зато насмешливую реплику герцогини Аквитанской, равно как и тревожный выдох бывшего помощника шерифа Ноттингемского, Мэриан расслышала превосходно.
Обзор удалось слегка улучшить, привстав на цыпочки, однако делу это почти не помогло. Первое, что бросилось в глаза - каменное выражение лица Констанции де Пентьевр – рыжеволосая герцогиня смотрела на свекровь так, будто на месте той неожиданно возникла изготовившаяся для броска гадюка.
Хотелось бы ей знать причину столь явной неприязни. На взгляд Мэриан, герцогиня Бретонская, при всех её недостатках, была даже чересчур леди, чтобы выставлять свой гнев на всеобщее обозрение.
- Ну же, сэр Гай, проходите! – Не будучи уверенной, что её услышали, леди Найтон аккуратно подтолкнула рыцаря в спину. Гисборн, который после слов герцогини Аквитанской оказался невольным объектом пристального внимания двух десяткой собравшихся за столом нобилей, скосил глаза в её сторону, однако упрямиться не стал. Вместо этого он на негнущихся ногах кое-как доковылял до ближайшей лавки. То, что крайнее место на ней занимал лорд Хантингтон, оказалось для Гая сюрпризом, но Робин не был бы собой, если бы не ответил жизнерадостной ухмылкой на кислый приветственный кивок старого знакомца.
Вопрос с их размещением благополучно разрешился, и Мэриан, усевшись между Чезаре и Гаем, наконец получила возможность сосредоточится на происходящем. Как и остальных в этом зале, больше всего её интересовал один вопрос – правильно ли она поняла намерения герцогини Аквитанской, и действительно ли та готова начать переговоры о сдаче Кастельно.
Неужели Элеонора настолько непостоянна? Ни для кого не секрет, что не слишком лестное прозвище – Ричард Да-и-Нет, закрепилось за третьим сыном Аквитанской львицы не напрасно. Может ли так статься, что склонность к легкой перемене мнений – черта, унаследованная от матери?
Мэриан старательно прокручивала в уме возможные варианты развития событий, но все же ей сложно было смириться с мыслью, что бабка законного наследника престола, еще вчера безоговорочно поддержавшая выбор Ричарда, теперь согласится с притязаниями Джона.
- Мадам, что именно вы намерены предложить его высочеству? – бледное от природы лицо леди де Пентьевр пошло пунцовыми пятнам.
- С вашего позволения, дорогая, я повременю с ответом, - сдержанно улыбнулась вдовствующая королева. Герцогине Бретонской оставалось лишь кусать в досаде губы и наравне с прочими дожидаться, когда её светлость сменит гнев на милость и пожелает рассказать о своих планах.
К несказанному удивлению Мэриан, знавшей о привычке королевы-матери ставить окружение пред свершившимся фактом, на сей раз леди Элеонору интересовало мнение присутствующих.
- Начнем хотя бы с вас, сэр Амори, - обратилась она к молодящемуся щеголю в лиловом дублете, неуловимо напоминавшему леди Найтон фазана-переростка. – Что вы думаете о переговорах с его высочеством?
Застигнутый врасплох дальний родич обитателей курятника беспокойно заерзал на месте:
- В этом вопросе, мадам, я всецело полагаюсь на суждение вашей светлости. Никто не может знать принца лучше его родной матери. И если материнское сердце подсказывает ей, что есть шанс уладить дело без кровопролития, такой возможностью непременно следует воспользоваться в интересах каждой из собравшихся в Кастельно сторон.
- Благодарю, сэр Амори. Ваша речь затейлива и витиевата как, впрочем, и всегда, но не настолько, чтобы мы не уловили сути, - шевалье удостоился благосклонного кивка герцогини, а вот Мэриан немедленно захотелось отвесить скользкому прохиндею увесистый подзатыльник.
Возможно, герцогиня Аквитанская и договорится с принцем об особых условиях сдачи для своей свиты, а вот что будет с остальными обитателями замка? Фламандские наемники не воюют бесплатно, и наверняка ждут своей доли добычи. Кто помешает им разграбить открывший ворота замок? Здравый смысл подсказывал, что, Иоанн Плантагенет таким человеком не станет ни при каких обстоятельствах. А Артур?! Ведь не зря же в последние дни ей казалось, что Кастельно вот-вот станет для них всех самой настоящей ловушкой.
Конечно, Робин ни за что не позволит причинить мальчику вред. От Гисборна, учитывая его нынешнее состояние, особой помощи ожидать не приходилось, зато новые друзья Гая не должны остаться в стороне, не говоря уже о леди Констанс. Вопрос в том, если дойдет до крайности, сумеют ли они тайно вывести наследника из замка? Куда направятся после? Где найдут поддержку?
От многочисленных вопросов голова шла кругом.
Тем временем еще один безусый виконт из свиты Элеоноры, совсем недавно получивший рыцарскую перевязь и шпоры, засвидетельствовал герцогине свое почтение и готовность безоговорочно положиться на её мудрость и дальновидность. Мэриан не могло не радовать, что сэр Лотар в отличие от своего хитромудрого приятеля сэра Амори, буде на то воля её светлости, рад был защитить Кастельно хотя бы и ценой собственной жизни.
Хотя… Ведь не зря же говорят, что иной друг хуже врага.
- Нам не страшны какие-то там безродные фламандцы! – Азартно вещал кавалер, временами срываясь на юношеский фальцет. - Их жалкие потуги ничего не стоят, когда цвет рыцарства Аквитании станет на защиту этих стен!
Гисборн, явно не желавший вместе с сэром Лотаром вливаться в стройные ряды аквитанского рыцарства, выразительно пробурчал себе под нос нечто вроде: «Etre con comme un balai*» .

-----------------------------------
* фр. - устойчивое выражение для обозначения глупца, дословно «Tуп, как метла»
Поскольку автор не силен во французском и честно это признает, то более подходящие к случаю выражения приветствуются )))

2018-11-04 в 20:02 

Высказывание недавнего подопечного не предназначалось для чужих ушей, а потому леди Найтон, к тому же не слишком полагавшаяся на свои навыки в распознавании континентальных диалектов, не стала уточнять, что конкретно имел в виду бывший помощник шерифа, упоминая о какой-то там метле. Одно ей было ясно наверняка - горячность виконта совершенно не впечатлила сэра Гая, и, говоря начистоту, леди Найтон разделяла его сомнения.
И, как оказалось, не она одна.
- Часто ли вы, сударь, встречались в бою с фламандской пехотой? – Это не выдержал Гильом д’Анже, которого пустая болтовня неизменно выводила из состояния душевного равновесия.
- Нет, - немного смутился сэр Лотар.
- А если точнее? – мессир Гильом был неумолим.
- По правде говоря, этот раз станет первым, - нехотя признал самонадеянный юнец.
- Тогда вам будет полезно знать, что только дураки недооценивают противника, - буднично сообщил ветеран. – Вы ведь не хотите казаться глупее, чем есть на самом деле?
Оскорбленный шевалье покраснел как рак, брошенный в кастрюлю с кипятком, и приготовился дать отпор:
- Возможно, я еще слишком молод, но…
- Молодость - единственный недостаток, который быстро проходит, - нетерпеливо махнула рукой леди Элеонора, ссоры между союзниками были герцогине ни к чему, – чтобы не расстаться с ней раньше времени, вам стоит прислушаться к советам мессира Гильома.
- Безусловно, мадам, - пробормотал бедный виконт, усаживаясь обратно на скамью.
«Хотя, конечно, никакой он не бедный», - решила леди Найтон, передумав жалеть обиженного шевалье. Одна лишь золоченая цепь с причудливыми вставками из бирюзы и разноцветной эмали, красовавшаяся на груди юного кавалера поверх изящного бархатного дублета, стоила, по меньшей мере, сотню шиллингов серебром. Баснословная сумма по меркам даже зажиточного ноттингемского ремесленника, не говоря уже о жителе какого-нибудь отдаленного манора.
- Гай, - шепотом позвала леди Найтон, для привлечения внимания осторожно пихнув рыцаря кулаком в бок. Тот слегка вздрогнул, вынырнув из омута собственных мыслей, и обернулся, встретившись с ней взглядом.
- Да? - его хриплый шепот прозвучал вопросительно.
- Вы помните осаду Ноттингема?
После секундного колебания Гисборн кивнул, и Мэриан запоздало сообразила, отчего тот замешкался с ответом. Ну конечно, как она могла забыть: её жизнь в обмен на предложение руки и сердца. Она тряхнула головой, отгоняя видение былого кошмара – сэр Гай, опустившийся перед ней на одно колено, убеждает выйти за него замуж, а суетящиеся вокруг горожане готовятся к бою с войском сэра Джаспера и к неминуемой гибели.
- Как думаете, сколько может продержаться Кастельно?
- В день прибытия я не успел рассмотреть замок как следует, - спущенный с небес на землю, Гисборн виновато покачал головой, - могу только сказать, что Кастельно прекрасно укреплен, а его расположение благоприятствует защитникам. Если бы только мы могли рассчитывать на подкрепление или помощь извне…

- Ну а вы, дорогой Бернард? - герцогиня Аквитанская вновь обратила внимание на хозяина замка. - Мой младший сын не далее как этим утром пригрозил разорить ваши владения. Насколько мне известно, обычно он держит обещания подобного рода. Вам не приходило в голову, что разумнее договориться с его высочеством вместо того, чтобы терпеть убытки?
- Не в обиду вашей светлости будет сказано, но я и жалкого обола* не поставлю на добрую волю принца Иоанна, - покачал головой шевалье Бернард. – Убытки нам грозят в любом случае. Боюсь, если ворота Кастельно откроются, как того бы хотелось его высочеству, мы лишь усугубим свою участь, вместо того чтобы избавиться от проблемы.
- Я не согласен! – Неожиданно не только для де Казнака, но и для прочих собравшихся в зале совета, вклинился в разговор отец Филиберт, о котором леди Найтон знала лишь то, что он является настоятелем монастыря Сент-Ави-Сеньер в двадцати милях к западу от Кастельно. – Его высочество как добрый христианин не допустит, чтобы заповеди божьи были нарушены. Противясь его призыву, мы тем самым неизбежно множим прискорбный грех братоубийства и без того процветающий повсеместно.
- А как насчет разрушений нынешнего утра? – Ядовито осведомился Робин у отца-настоятеля. – Какие из заповедей нужно забыть, чтобы отдать приказ сравнять с землей жилища ни в чем неповинных горожан?
- Уверен, виной всему дурные советники, - продолжал стоять на своем отец Филиберт, так что Мэриан начала всерьез опасаться, как бы предводитель шервудской братии не поддался искушению впасть в тот самый повсеместно процветающий грех, о котором так сокрушался цистерианец.
Как оказалось, беспокоилась она напрасно. Граф Хантингтон против своего обыкновения был подчеркнуто сдержан.
- Вы ручаетесь, что те же самые советники не надоумят его высочество совершить новую глупость? – Осведомился он у отца Филиберта, но дожидаться ответа не стал, вместо этого обратившись к герцогине Аквитанской:
- Миледи, мы уже выслушали достаточно мнений, но до сих пор не знаем вашего. Вам известно, чего бы хотел ваш сын и мой король. Только от вас зависит, будет ли Кастельно сражаться в память о Ричарде, или с позором выкинет белый флаг и откроет ворота!
- Мой дорогой граф, - к удивлению леди Найтон, Элеонора встретила негодование Робина с улыбкой. – Приберегите вашу горячность для другого случая. Пафос и высокий слог хороши в балладах, в жизни же стоит полагаться большей частью на трезвый расчет.
Пока Мэриан пыталась определить, насколько благосклонно отнеслось сдержанно гудящее благородное собрание к выступлению Робина, и прежде чем герцогиня Аквитанская продолжила свою мысль, справа от нее произошло какое-то движение. Все произошло так быстро, что она просто не успела отреагировать вовремя, когда сэр Гай, до того смирно сидевший со скрещенными на груди руками, порывисто поднялся со своего места.

---------------------------------------------
* Обол – медная монета, равная ½ денье

2018-11-04 в 20:04 

- Мадам! – Недавний подопечный, внезапно обнаруживший себя стоящим плечом к плечу с графом Хантингтоном, прочистил горло. – Хотите вы этого или нет, но мы не затем тащили мальчишку из Витре через Бретань и половину Аквитании, чтобы теперь добровольно вручить Иоанну!
Увы, чудодейственный пинок под столом, как последнее средство от необдуманных действий, безнадежно запоздал. Леди Найтон дернула Гисборна за рукав, призывая не усугублять и без того непростую ситуацию, но тот не обратил на её жест ни малейшего внимания.
- Вы можете сколько угодно вести переговоры с Иоанном, миледи! - Предостерегающее шипение леди Найтон было проигнорировано как и все остальное ранее. - Но не далее как несколько дней назад вы в присутствии свидетелей подтвердили, что являясь телохранителем Артура, я несу ответственность за его безопасность и что, выполняя свои обязанности, могу действовать на свое усмотрение...
Гисборн закусил губу и тяжело уперся в столешницу побелевшими костяшками пальцев. Возможно, со стороны это выглядело так, будто упрямый рыцарь нарочно сделал паузу, дабы придать своим словам значимость и дополнительный вес, но сидевшая рядом Мэриан прекрасно понимала, как обстоят дела на самом деле: застигнутый врасплох внезапным приступом головокружения, Гай всего лишь пытался сохранить равновесие.
К её тревоге за последствия неблагоразумной эскапады для обоих английских кавалеров добавилось опасение, что от напряжения и волнений рана Гисборна, едва начавшая заживать, снова разойдется, и тогда им придется заново вытаскивать несносного строптивца с того света. Мэриан не поспешила его поддержать исключительно из нежелания раскрывать прочим истинное положение вещей – Гисборн вряд ли оценил бы такую помощь по достоинству.
Королева-мать вопросительно приподняла бровь, терпеливо дожидаясь продолжения. Уж её-то, леди Найтон знала это наверняка, обвести вокруг пальца при помощи столь незатейливой уловки было решительно невозможно.
- Мадам, я лишь хочу сказать, что Артура не должно быть в Кастельно, когда сюда войдет его высочество. И обещаю сделать для этого все возможное, - мрачно закончил сэр Гай, справившись с накатившей слабостью.
- А я обещаю в этом помочь, - брякнул граф Хантингтон, ничтоже сумняшеся поддержав закадычного врага. Впрочем, ни тот, ни другой, бросая вызов герцогине Аквитанской, не обратили на это знаменательное событие ровным счетом никакого внимания.
Леди Найтон украдкой вздохнула. Прямодушие, это конечно очень по-христиански, но руки так и чесались хорошенько оттаскать обоих за уши, чтобы впредь хотя бы немного задумывались о конспирации. Гисборну подобная неосмотрительность еще была простительна, но Робин?!
Но может в самом деле оно и к лучшему?
Изобретательный Ночной Дозорный в голове Мэриан привычно просчитывал ходы, отвергая заведомо невыполнимое и аккуратно отмечая мелочи, которые могли бы пригодиться. Если под подозрением окажется Гай и команда Робина, то не исключено, что за другими следить станут менее пристально и тогда ей или кому-то из новых компаньонов Гисборна и вправду удастся ускользнуть вместе с мальчиком. Впрочем, зная обычную дотошность Гильома д’Анже, на такую возможность вряд ли стоило сильно рассчитывать.
- Что ж, сэр Гай, граф Хантингтон, - официальный тон королевы-матери, как показалось Мэриан, был намеком на нечто важное.
Элеонора окинула взглядом притихшее собрание, неторопливо расправила и без того идеально лежащую на плечах мантию и вновь повернулась к виновникам всеобщего замешательства:
- Признаюсь, я была бы крайне разочарована, если бы не услышала хотя бы от одного из вас чего-то в этом духе. Однако некоторые детали плана нам стоит обсудить подробнее. Надеюсь, вы не разочаруете меня и леди Констанс, и не станете предпринимать поспешных шагов, не заручившись предварительно нашей поддержкой.
Легкий кивок в сторону матери юного наследника, судя по всему, призван был показать, что несмотря на имеющиеся разногласия, обе герцогини все же играют на одной стороне.
- Миледи, последняя воля моего короля, которую я должен исполнить… - начал было Робин, но осекся, недоверчиво уставившись на престарелую герцогиню.
- То есть вы не возражаете? – как и раньше частенько случалось с помощником шерифа в моменты сильного душевного волнения, сэр Гай растерянно хлопнул ресницами. Более всего в эту минуту Гисборн напоминал человека, который случайно обнаружил, что ломится в незапертую дверь.
Леди Найтон вынуждена была признать, что и сама испытывает схожее чувство.
- Нет, - леди Элеонора покачала головой, - но мы прибегнем к этому средству лишь в крайнем случае. До того, - Аквитанская львица возвысила голос, напоминая о своем исключительном праве принимать решение за каждого из присутствующих, - наша задача выиграть время, чем мы и займемся, каждый в силу своих умений и способностей.
Леди Найтон наконец-то могла с облегчением перевести дух.
Превосходная новость – герцогиня Аквитанская действительно не настроена менять внука на сомнительный статус королевы-матери при своем младшем отпрыске. В намерениях венценосной бабки в отношении Артура, Мэриан больше не сомневалась. Но вот что касается Кастельно…
Видит бог, она и в самом деле честно ждала почти целый час, пока Робин, или мессир Гильом, или, в конце концов, Гисборн потребуют у герцогини Аквитанской подробностей. Если и теперь после всех прозвучавших намеков их снова хотят оставить в неведении, это её совершенно не устраивает!
- Миледи! - Презрев субординацию, юная англичанка сама обратилась к вдовствующей королеве.
- Да, дитя, - герцогиня Аквитанская была благосклонна, и это добавило Мэриан решимости.
- Вы так и не сказали, к чему нам готовиться! - Требовательно напомнила герцогине девица Найтон. – Мы будем держать осаду, вести переговоры с его высочеством или ждать подкрепления?
- Именно так, - подтвердила королева-мать, чему-то сдержанно улыбнувшись.
- Но что из этого? – не сдавалась Мэриан, подозревая, что с ней просто-напросто играют в слова.
- Держать осаду, вести переговоры и ждать подкрепления, - повторила Аквитанская львица, и на сей раз она была абсолютно серьезна. – Не обещаю, что будет легко, но шанс у нас действительно есть. С божьей помощью, нашими стараниями и молитвой отца Филиберта последняя воля моего сына Ричарда исполнится.

2018-11-04 в 20:58 

Аааа!!! Сюжет пошел!!! Гайка наконец в буквальном смысле оказался с Робом по одну сторону баррикад, а Мэр, как обычно, пытается ими руководить )))) :crzfan: :crzfan::crzfan:

Три момента, которые приковали мое въедливое редакторское око:
Степень распространенность французской пословицы оценить не берусь, но глагол в ней стоит в инфинитиве ("быть глупым как...") и сэр Гай, даже с его ранением, должен был на автомате перестроить фразу: il est con... ну а далее по тексту.
Не очень понимаю рассадку персонажей. Гай садится на свободный край лавки, сбоку от него сидит Роб. Вопрос: как Мэр в таком случае оказывается между Гаем и Чезаре? Подумав, вижу только один вариант: Мэр садится на свободный край другой лавки СЗАДИ Гая, а за ней, в третьем ряду с краю лавки сидит Чезаре. Наверное, следует все же как-то это отметить или пересадить персонажей.
"...могу действовать на свое усмотрение" (из речи сэра Гая) - скорее все же "по своему усмотрению". :pink:

2018-11-04 в 21:16 

sciurus_vulgaris )))
Ага, значит пословицу поправлю, только уже у себя в файлах, тут уже не выйдет.
По рассадке все просто на самом деле - троица усаживается в порядке следования: Гай, Мэр, Чезаре, а ранее сидевшие за столом, включая Робина, просто подвинулись. Там не так много присутствующих, чтобы рассаживаться в несколько рядов.
По речи сэра Гая, да наверно "по своему усмотрению" будет лучше)))

2018-11-04 в 21:21 

что Артура не должно быть в Кастельно, когда сюда войдет его высочество. И обещаю сделать для этого все возможное, - мрачно закончил сэр Гай,
- А я обещаю в этом помочь, - брякнул граф Хантингтон, ничтоже сумняшеся поддержав закадычного врага.

Ой, прелесть ))

Не очень понимаю рассадку персонажей.
Я так поняла, что Гай сел рядом с Робом, коли они встали плечом к плечу (буквально)) Затем села Мэр, ну и рядышком примостился Чезаре.

2018-11-04 в 21:34 

Irina77 Ну да, а дальше мне нужно припомнить какие планы у меня были на шерифа в связи с начавшейся осадой и сама осада, само собой. Эх, таки нужно было мне в свое время остановиться в конце первой части )))

2018-11-04 в 21:38 

:hlop::hlop::hlop:

2018-11-04 в 21:44 

Про рассадку наконец уразумела. Я редиска, совсем забыла, что Чезаре не сидит в зале вместе с де Сентом и Диего, а движется вместе с Мэр и Гаем. :kto:
Merelena, Эх, таки нужно было мне в свое время остановиться в конце первой части ))) Ха, назвались груздем - извольте лезть! А мы будем болеть за Вас и наших общих героев :dance3:

2018-11-05 в 06:21 

Ferry :goodgirl:

sciurus_vulgaris Буду стараться, чего уж там )))

2018-11-06 в 19:50 

Пока процесс не застопорился, поспамлю еще немного )))

«Сирена». Берег Дордони неподалеку от Кастельно

С некоторых пор милорду Вэйзи почти каждую ночь снился один и тот же сон.
Всякий раз он начинался одинаково – с дребезжащих стонов свирели и приглушенного бряцания лютни, доносящихся из непроглядного мрака. Барон и рад был проснутся, чтобы не переживать заново смутно знакомый кошмар, но, увы, коварный морфей держал крепко, не желая раньше времени выпускать жертву из паутины своих объятий.
Ритмичное чередование коротких падений и быстрых подъемов, рождающее в душе забытое чувство полета, какое дано испытать лишь в детстве, раскачиваясь под звездным небом на старых скрипучих качелях, сопровождало неспешное движение в темноте.
Постепенно сквозь музыку начинали пробиваться голоса. Некоторые звучали совсем близко, другие были едва слышны. В конце концов, всё сливалось в непрерывный назойливый гул, раздражающий своей монотонностью. Как бы он ни старался пошевелиться, ничего не выходило. Больше вынужденной неподвижности раздражал только намертво засевший во рту кляп, из-за которого не получалось не то что прикрикнуть, даже выдавать хотя бы словечко, дабы прекратить это вопиющее безобразие.
«Как вы и приказывали, сир!» - Вместе с полным скрытого ликования хрипловатым баритоном Бломберга, в мир возвращается свет.
«Я всегда подозревал, что он не любил нас достаточно сильно», - над ним склоняется опечаленное лицо его высочества, окруженное мнимо беспорядочным ореолом белокурых локонов.
«Сир, я люблю вас больше жизни!» - хочется выкрикнуть ему, но торчащий изо рта пучок петрушки не дает этого сделать. Барон начинает яростно отплевываться в отчаянной попытке избавиться от ненавистной травы. Не даром в детстве он всегда отказывался есть петрушку.
Ему почти удается промычать: «Не верьте сплетням, сир! Это гнусный навет!», но его высочество брезгливо кривится, прикладывая к губам кружевной платочек:
- Уберите ЭТО от меня, Бломберг.
- Как прикажете, сир, - фламандец по заведенной привычке щелкает каблуками, но барон ничего не слышит, заворожено глядя на отполированный до блеска медный кухонный колпак опускающийся на него сверху. Таким обычно накрывают блюдо, перед тем как подать к столу...
«Блюдо?! Нет, не может быть!»
Но реальность неумолима, и шерифу Ноттингемскому предстоит в очередной раз пережить ужасный момент осознания, что он и в самом деле всего лишь блюдо - обложенная запеченными яблоками голова, поданная к столу по прихоти его высочества.
Сопровождаемая тонким металлическим звоном, над ним смыкается темнота…
- Пощадите! – в отчаянии кричит барон и просыпается, хватаясь за сердце и жадно глотая тягучий ночной воздух, наполненный едкими ароматами гниющей тины, гари и конского навоза.

- Дерьмо, - спустя мгновение мрачно сетует в безмолвное пространство шериф Ноттингемский, и на сей раз это всего лишь констатация факта.

Свесив босые ноги с шаткой походной лежанки - щедрый дар принца Иоанна, прилагавшийся в нагрузку к тесной каюте в носовой части речной галеры, барон дотянулся до безбожно чадящей масляной лампадки.
Перемещаться в убогой каморке, еще недавно служившей походным обиталищем то ли командира гребцов, то ли какого-то корабельного плотника, можно было лишь в полусогнутом состоянии, и это обстоятельство отнюдь не способствовало умиротворенности милорда шерифа.
С тех пор как требушет, размещенный на палубе «Сирены» - на вкус шерифа Ноттингенского чересчур помпезное имя для жалкой весельной лоханки, разнес по камешку городок на берегу Дордони, большая часть приближенных его высочества перебралась в походные шатры, присоединившись к своим отрядам. У милорда Вэйзи собственного шатра не было, но его высочество оказался столь любезен, что предложил своему доверенному советнику пожить на галере, предусмотрительно отправив бывшего обитателя каюты в компанию к фламандцам. Барон Вэйзи подозревал, что тот отнюдь не опечалился произошедшей в его жизни перемене: даже вкривь и вкось перелатанные тенты наемников были куда просторнее чем нынешнее жилище шерифа, кроме того в лагере фламандцев в количестве присутствовали бойкие белокурые маркитантки, стиравшие и готовившие для всей этой разношерстной комарильи. Надо полагать, за дополнительную плату сии дамы не отказывали воякам и в прочих маленьких радостях.
Самого Вэйзи такая мелочь как женское внимание занимала не сильно, в отличие от забот иного рода, в последнее время имевших обыкновение с завидной регулярностью валиться на убеленную сединами многострадальную шерифскую голову.
Надо ли говорить, что с тех пор как гнусный шельмец, опрометчиво отрекомендованный его высочеству как непревзойденный мастер каллиграфии, позорно бежал, оставив незаконченной работу ради которой его нанимали, шериф Ноттингемский без особого успеха пытался найти способ исправить ситуацию.
Увы, чудодейственное средство упорно не желало являть себя страждущему, и с каждым ушедшим днем барон все отчетливее понимал, что на сей раз действительно угодил в пренеприятную переделку. Именно на это более чем прозрачно намекал сон, еженощно преследовавший несчастного страдальца.
Подсвечивая себе хилым огоньком лампадки, готовым в любой момент затухнуть, барон вытащил из-под матраца обтянутый кожей ларец и, немного поколебавшись, раскрыл его, не без душевного трепета разглядывая аккуратно свернутые в трубку пергаментные свитки, окруженные многочисленными приспособлениями для письма.
Здесь были и безупречно очиненные гусиные перья, и баночка с чистейшим белым песком, и склянки с разноцветными чернилами, вскрывать которые следовало с величайшей осторожностью. В день побега писца барон Вэйзи убедился в этом лично, случайно выплеснув на себя какую-то вонючую дрянь, моментально окрасившую пальцы и ладони в оттенки благородного пурпура. Чтобы его высочество, взглянув на это буйство красок, не задался вопросом, насколько успешно продвигаются дела с подготовкой копии подложного завещания, шерифу пришлось долго отмывать руки золой и щелоком. Кожа после такой экзекуции сморщилась и пошла цыпками, зато ни у кого не вызывала ассоциаций, опасных для жизни и здоровья своего обладателя.

И все-таки вопрос с завещанием следовало решить. Причем чем скорее, тем лучше.
Милорд Вэйзи тяжело вздохнул, стряхнул рукавом ночной рубахи пыль с крышки сундука, служившего по совместительству столом, и принялся раскладывать перед собой перья и баночки с чернилами. Незавершенная копия завещания, придавленная для надежности початым кувшином недозрелого клерета, заняла свое место последней.
Примерившись к ровным рядам букв, шериф Ноттингемский обмакнул перо в чернила и, закусив губу, принялся одно за другим старательно выводить слова…

2018-11-06 в 20:10 

С некоторых пор милорду Вэйзи почти каждую ночь снился один и тот же сон.

Да )) И в Шервудский лес не убежишь )))

2018-11-06 в 20:19 

Irina77 Не, Шервудский лес не вариант )))

ЗЫ блин, ошибку с ться/тся не заметила вовремя...

2018-11-06 в 20:30 

Захватывающая часть :five:

2018-11-08 в 22:04 

Наконец-то и я приобщилась. Наши герои замечательны. Вейзи даже немножко жалко. :alles:

2018-11-09 в 05:51 

Мари Анж Да ладно, Вэйзи непотопляем ))))

2018-11-11 в 15:11 

еще немного о шерифе )))

Дело спорилось. Солнце едва окрасило восточную часть небосвода в нежнейший багрянец, доведя до экстаза лягушачий хор, обосновавшийся в заводи возле причала «Сирены», а милорд Вэйзи уже почти закончил свою работу. Все-таки унылые уроки каллиграфии, оплаченные в свое время нежно любимым папашей, не пропали втуне. Если в начертании кое-каких букв подредактированного завещания и случались досадные огрехи, то подобная мелочь, по мнению шерифа Ноттингемского, не стоила и выеденного яйца. Тем более что оттиск королевской печатки, которым предстояло скрепить пергамент, отличить от настоящего не смог бы и сам Ричард.
Один лишь маленьких штрих до сих пор остался незавершенным. К великой досаде барона, умирающего приспичило засвидетельствовать последнюю волю не только личной печатью, но и подписью. Мало того, что треклятая королевская закорючка была на редкость витиевата, так еще и в качестве образца в его распоряжении имелась только копия. Оригинал же, попавший в загребущие лапы Локсли после печального инцидента в Витрэ, оставался источником непрестанной головной боли не только шерифа Ноттингемского, но и его сюзерена принца Иоанна.
Потратив на начертательные эксперименты не менее часа и испещрив мнимыми королевскими росчерками каждый имевшийся в его распоряжении кусок пергамента, а заодно и служившую столешницей крышку сундука, барон наконец решил, что добился желаемого сходства.
Когда была завершена последняя деталь, Вэйзи оторвал перо от пергамента и замер, придирчиво изучая свое творение. Определенно, на сей раз он превзошел самого себя. Королевский росчерк выглядел безупречно, венчая собой кропотливый труд бессонной ночи. По крайней мере, теперь ему есть что предъявить Иоанну, когда тот вспомнит о секретном поручении, отданном доверенному советнику.
Тихая ничем не замутненная радость милорда шерифа длилась целую минуту, а затем произошла катастрофа. Слух барона, обостренный полуночным бдением, уловил высокий свистящий звук, вслед за которым почти тотчас же раздался резкий всплеск, словно нечто тяжелое ударилось о поверхность воды в нескольких футах от борта. Сначала шериф решил, что «Сирена» попала под удар из замка, однако крайне неудачный угол обстрела, равно как и расстояние от заводи Дордони до ближайшей из башен Кастельно, сводили вероятность такого события к нулю. Тем не менее, галера вздрогнула, неуклюже качнувшись на поднявшейся волне. Этого оказалось более чем достаточно, чтобы капля чернил, ничем не удерживаемая, сорвалась с кончика пера и полетела вниз, растекаясь по пергаменту уродливой кляксой.
Будь волос на черепе барона вдвое больше чем было ему дано от природы, он мог бы вырвать с корнем их все, только это ровным счетом ничего бы не поменяло: жирное иссиня-черное пятно, подобно аллегорическому спруту, коих сплошь и рядом малюют на новомодных географических картах, грозило поглотить не только лжекоролевскую подпись, но и будущность самого милорда шерифа.
Пока треклятое пятно намертво не присохло к пергаменту, в ход были пущены все доступные средства, начиная с белого промокательного песка, заканчивая рукавами безвозвратно испорченной шелковой пижамы. Неравная схватка, сопровождавшаяся потоком отборных богохульств, способных смутить даже завсегдатая самого злачного ноттингемского притона, закончилась бесславным поражением милорда Вэйзи. Несмотря на все затраченные усилия, лишь слегка побледневшее пятно продолжало красоваться на прежнем месте по соседству с великолепным королевским росчерком. Его не заметил бы разве что слепой, но к превеликому сожалению шерифа Ноттингемского его высочество обладал превосходным зрением и просто не мог пропустить столь вопиющий огрех.
На палубе «Сирены», прямо над головой милорда, отрывая его от созерцания печальных последствий рокового вмешательства, загрохотали шаги. Вахтенный матрос, обращаясь к кому-то на берегу, сипло прокаркал замысловатое ругательство на окситанском. В ответ донеслось нечто не менее затейливое, но уже с фламандским акцентом. В конечном счете, обменявшись стандартными для такого случая взаимными любезностями, обе стороны остались довольны собой и друг другом.
Как известно, самые простые решения по большей части оказываются и самыми удачными. Поразмыслив немного, барон пришел к выводу, что не все потеряно и, заметно приободрившись, аккуратно скатал пергамент, спрятав его в коробку вместе с перьями и чернилами. Он вернется к подложному завещанию Ричарда в более подходящее время, а пока коробке следовало занять прежнее место под матрацем.
Приняв решение, милорд Вэйзи торопливо натянул дублет, влез в сапоги, на бегу прополоскал рот кислющим клеретом и выбрался из своей каморки на свежий воздух. Привычно лавируя между блоками требуше, занимавшими все свободное пространство палубы, он добрался до стоявшего возле сходней бородатого матроса, которого ничуть не впечатлил вид появившегося на палубе начальства. Закончив препирательства с неизвестным оппонентом, тот продолжил флегматично следить за происходящим на берегу.
- Что случилось? – Осведомился барон.
- Эти чудики решили пристрелять новый перьер*, - вахтенный кивнул в сторону компании фламандцев, расположившейся на некотором отдалении от пристани, рядом с полуразрушенными навесами бывшего рыбного рынка. – Говорят, целились в шпиль ратуши.
Милорд Вэйзи, прикинув расстояние отделявшее «Сирену» от руин еще недавно служивших зданием городской ратуши, позволил себе усомниться в правдивости подобного оправдания. Тем более что среди фламандцев шериф уже приметил знакомую коренастую фигуру в потертом кожаном доспехе. Конечно же, это был не кто иной, как Бломберг собственной персоной.

- А, это вы господин барон, - Бломберг удосужился оторваться от совместного с плотником копания во внутренностях перьера. – Прошу прощения, если ребята причинили вам неудобства. У этой малютки напрочь заклинило поворотный механизм, так что снаряд немного отклонился от цели. К счастью, «Сирена» не пострадала.
- Было бы весьма печально для его высочества по глупости кучки неумех лишиться великолепного судна, - согласился с командиром фламандцев шериф. О собственных затруднениях он предпочел не распространяться.
Бломберг нехорошо прищурился, но ничего не ответил, без лишних слов возвратясь к прерванному с появлением гостя занятию. Он и так проявил максимум любезности, на какую был способен, ждать от этого грубияна большего просто не имело смысла. Затянутая в кожу спина фламандца, обращенная к шерифу, ясно давала понять, что их разговор на сегодня исчерпан.
А ведь как просто… Единственный удар припрятанного в рукаве кинжала мог бы разом решить столько проблем.
Шериф Ноттингемский еще с минуту постоял возле неисправного перьера, припоминая недавний сон и борясь с внезапно нахлынувшим искушением.
Здравый смысл, разумеется, победил.
Не то место и не то время. Броситься с ножом на командира фламандцев, когда того окружает десяток подчиненных, мог только полный кретин. Шериф же Ноттингемский был человеком разумным и выдержанным. Он всегда считал, что нужно ставить себе правильные цели, а уж возможность их осуществить рано или поздно представится.
Когда шериф расстался с компанией фламандских наемников и их недружелюбным командиром, солнце уже успело целиком подняться над горизонтом, разогнав остатки ночного тумана. Пожалуй, если поспешит, он еще успеет оказаться в шатре его высочества к завтраку.
Несмотря осложнившиеся в последнее время отношения, шериф Ноттингемский старательно поддерживал видимость непринужденности в общении с сюзереном. Его высочество ни в коем случае не должен был догадаться о планах и намерениях своего верного вассала. Тем более Иоанну не следовало знать, что планы эти не совпадают с его собственными.
Отпинывая валяющийся на дороге мусор и с хрустом давя каблуками давно остывшие головешки, барон Вэйзи направился через разрушенный город прямиком к ставке сюзерена. Ориентиром ему служила возвышавшаяся над прочими остроконечная верхушка ярко-алого шелкового шатра. Даже готовясь к осаде его высочество оставался верен себе, превыше прочего заботясь о комфорте.

----------------------------------
* Перьер – мобильная разновидность требушета, дальность действия около 100 – 200 метров.

2018-11-11 в 18:32 

Тихая ничем не замутненная радость милорда шерифа длилась целую минуту

Ох, рано милорд радовался, рано )) Так увлекся, что даже перо забыл отложить )) Ну а "закон подлости" никто не отменял ))
Только Вейзи похоже, не унывает. Наверняка уже придумал (или скоро придумает) новую каверзу, или способ выкрутиться.

Даже готовясь к осаде его высочество оставался верен себе, превыше прочего заботясь о комфорте.

Так шериф тоже бы в первую очередь озаботился о комфорте. Другое дело, что "не дали" ))

2018-11-11 в 19:31 

ак шериф тоже бы в первую очередь озаботился о комфорте. Другое дело, что "не дали" ))
Увы, увы. Это еще одна причина, чтобы обидеться на его высочество)))

2018-11-12 в 00:40 

Уууу! Все, что вы хотели знать о шерифе Вейзи, но стеснялись спросить. Милорд, как всегда, деятелен и не теряет оптимизма. Удивляет только, что он пока не нашел нового мальчика для битья. С нетерпением ждем новых выкладок! :crzfan:

2018-11-12 в 07:57 

sciurus_vulgaris По ходу все мальчики для битья разбежались)))

2018-11-12 в 23:27 

Merelena, да это же просто праздник какой-то! :dance3: :jump3: :sunny:
Очень приятно наблюдать за тем, как Ваши герои взрослеют и мудреют. Робин сумел придержать эмоции, Гаюшка и глазом не моргнул на плечо Гуда рядом и его же мнение, и вообще, есть ощущение, что ради великих целей все сумели пусть временно, но сплотиться и оставить былые разногласия. Гай здесь чудесен и очень убедителен, и с одной стороны, он все так же неуклюж в дипломатии и политике и прямолинеен, с другой, как придерживает себя в беседе с Мэриан и не выдаёт чувств, наверняка так ещё всколыхнувшихся при упоминании осады. Красивый и щемящий момент. Нравится, что Мэриан тоже точно и не помнит Акру - это похоже на неё, во имя Англии отодвинуть неприятные воспоминания подальше. Ощущение, точно вот то, что сейчас Гай - союзник, всё меняет, хотя, конечно, оно-то ясно, что это не вполне так. И вот хорошо Вам удались детали поведения троицы, прямо видишь их и ёкает от чувства узнавания, очень в их стиле. В то же время, отлично вписываются детальки от новых персонажей.
Любопытное поведение Элеоноры. Создалось впечатление, точно она намеренно спровоцировала собравшихся, прощупывала почву :crazy:
И -о, какой Вейзи (и какова его нынешняя удача)! :crzfan: Ещё немного, и Вы меня в него влюбите)))) Вейзи-писарь - это что-то)))
Большущее спасибо, правда. Вы спасли мой день. :angel:

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100