Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Маленькая селки из морских глубин

Что было - то было, что будет - то будет, ты цени настоящее - и с тобою счастье пребудет (с)

Большой выбор - линеечки на рабочий стол





LadyMegatron на «Книге фанфиков»

Никнейм Lady Megatron зарегистрирован!

Сертификат на никнейм Lady Megatron, зарегистрирован на http://vk.com/id220454757
Забей свой ник-нейм!
↓ ↑ ⇑
23:01 

Лекарство от страха. Авторы RedAnduril, Lady Megatron

Фэндом: Трансформеры: G1
Пейринг: Старскрим/Ферст Эйд
Аннотация: Он - правая рука Мегатрона и ведущий лучшей сикерской триады на Кибертроне. Он - маленький застенчивый медик автоботов, ставший жертвой насилия, заискривший и боящийся коннекта в результате этого. Но клин клином вышибают, и что может стать лучшим лекарством от страха, как не то, что этот страх отныне вызывает?..
Старскрим бросил взгляд на барную стойку. Он давно сидел в темном углу и никак не мог понять, откуда идет этот потрясающий запах, так и дразнящий сенсоры. У сикеров датчики запахов особенно чуткие, а уж аромат меха-носителя...ни с чем не перепутаешь. Он поднял шлем и вдруг увидел, как в подсобку пошел невысокий мех с незнакомой расцветкой. Отсюда его, видимо, не было видно. Сикер отставил куб и, поднявшись, незаметно юркнул за ним.
Ферст Эйд зашел в подсобку и, пошарив маленько, вытащил коробку с кубами присадок, извлек было парочку и собрался вернуться в зал, как вдруг ощутил движение воздуха за спиной. Мех напрягся и прислушался. Тишина. Подумав, автобот медленно развернулся и вжался в стену, судорожно вентилируя и широко раскрыв оптику.
- У-у, пугливый какой, - проурчал Старскрим, одним резким движением запирая дверь. Свет шел только от небольшого светодиода над ней, так что видны были лишь сикерские очертания и два горящих окуляра. Кон шагнул к замершему автоботу и зажал ему рот, другой рукой подняв на уровень своей оптики. Старскрим притушил ее и втянул воздух у шеи Ферст Эйда, только что не облизываясь. - М-м-м, Юникрон всемогущий... Носители, что же вы делаете с нами?..
Эйд сдавленно пискнул и слабо задергался. Он не хотел даже думать о том, что именно собирается делать с ним заместитель Мегатрона.
- Тихо, тихо... - мурлыкнул сикер и, высунув глоссу, лизнул магистраль на шее мелкого. - Сам виноват. Нечего было... Так. Стоп. Кажется, я тебя знаю! - Он опустил автобота на пол, все еще прижимая его к стене за грудь. - Ты же медик автоботов, я твой запах помню! То-то знакомым показался...
- Я Ферст Эйд, - тихо отозвался минибот. - Успокаивал еще тебя после случая с крылом. Старскрим, не делай мне больно и не убивай, прошу. - Его голос дрогнул.
- Не бойся, - погладил его по щеке сикер, и вдруг расплылся в безумной, хищной улыбке. - Обещаю, больно не будет... Наверное. - Он схватил Ферст Эйда за плечи и развернул спиной к себе. - Я помню, что ты сделал. Поэтому буду нежнее, малыш. - И Старскрим обхватил автобота за плечи и грудь, впиваясь губами ему в шею, туда, где были особенно чувствительные датчики. Маленький медик тихонько заскулил, трепеща и прерывисто вздрагивая от шквала невероятных ощущений. Ему было очень приятно и в то же время ужасно стыдно за то, что инстинкты начали перекрывать разум, а желания систем стали заглушать полнейшее отсутствие желаний личности. Это был настоящий вихрь противоречивых эмоций и потрясающих ощущений. Эйд застонал, прикрыв оптику и откидывая голову назад, кусая губы и чувствуя, как по корпусу волнами расходится жар.
Услышав стон автобота, сикер понял, что и ему становится несколько жарче, чем хотелось бы. Ловкие пальцы пробежали от шеи мелкого до груди, лаская тонкие проводки в стыках. Ниже... Он погладил меху талию и перешел на живот, добираясь до паховой пластины.
- Отличный образец для исследования, - хрипло прошептал сикер на аудиосенсор Эйду. - На таком сроке с тобой можно делать все, что угодно... М-м, сколько всего можно придумать. - И Старскрим сжал внутреннюю сторону бедра медика. Эйд моментально сжался в комок и задрожал. Он понимал, что Старскрим не такой, как эффектиконы, но не мог ничего с собой поделать: в памяти помимо воли всплывали картинки пережитого ужаса. Дрожь медика передалась и Старскриму, и сикер, мигом смекнув, в чем дело, повернул его снова лицом к себе, приподнял, уперев в стену, и крепко поцеловал в губы. Поцелуй не был жестким, но и слишком мягким тоже.
- Спокойно... Если в первый раз было плохо, не значит, что будет плохо и в следующие. Конечно, если не будешь сопротивляться, - хихикнул он и снова углубил поцелуй. Юный врач ошалел от происходящего до такой степени, что даже дрожать перестал, и сам не заметил, как через некоторое время обнял сикера и стал робко и неумело отвечать на поцелуй. Старскрим был доволен. Мелкий действовал неумело, но он хотя бы пытался... Сикер забросил его серво себе на талию, чтоб было удобнее, и уперся рукой в стену, поддерживая Эйда под спину.
- Лучше крылья... - проурчал он, целуя медика в грудку.
Ферст озадаченно моргнул, не сразу сообразив в угаре страсти, что от него хотят, затем придвинулся ближе и начал целовать и поглаживать крылья, время от времени сбрасывая на них с пальцев легкую, приятно покалывающую, статику. Старскрима тряхнуло, выгнуло и он, закусив нижнюю губу, чтобы не застонать, с какой-то даже яростью подхватил Эйда на руки, прижав к себе. Крылья. Место, которое вызывает такую реакцию, что дани не горюй. Углядев в довольно просторной подсобке стол, сикер смахнул с него все, что на нем было, и положил на него медика, нависнув сверху.
- Боишься? - прошипел он, погладив мелкого по низу живота, по самым нежным пластинам. Малыш беспокойно заерзал, разрываясь между сильным страхом и не менее сильным желанием продолжить. С одной стороны, после случая с эффектиконами Эйд вовсе не желал таких близких контактов, с другой - хотел проверить, действительно ли это может быть приятным, а вовсе не болезненным и жестоким.
- Давай, - дрогнувшим голосом произнес медбот, - пока я не испугался по-настоящему и не передумал.
- А тебя никто и не спрашивает, - улыбнулся Старскрим, и огладил паховую пластину меха. Потом стукнул по ней согнутым пальцем. - Открывай, - приказал он, впрочем, довольно мягко. Он положил меху ладонь на грудь, отстегнув свою пластину и высвобождая напрягшийся коннектор.
Мех судорожно выдохнул и невольно напрягся, но, собравшись, дрожащими непослушными пальцами отстегнул и отложил в сторону свою пластину. Старскрим ухмыльнулся и обвел пальцем кольцо порта Эйда, облизнувшись и наслаждаясь его дрожью. Смазка помогла пальцам пройти внутрь, подготавливая меха. Сикер устроился между тонких серво и, подложив манипулятор по затылок автоботу, приподнял его и, еще раз коснувшись датчиков, насадил его на джампер, начав плавно двигать бедрами. Минибот выгнулся и вскинулся навстречу авиатору, цепляясь за его манипуляторы, вздрагивая при каждом сильном, но мягком толчке, учащенно вентилируя, постанывая и широко раскрыв потемневшую и ставшую синей оптику. Старскрим запрокинул шлем назад и ускорился, чуть приоткрыв рот. До этого он заходил лишь на половину длины коннектора, а сейчас, крепко сжав бедра Эйда руками, вошел в него весь, поймав ритм и толкаясь теперь до упора.
- Ах, шлак... Какой же ты... Узкий, чтоб тебя! - Зарычал он, с силой двигая бедрами. Сикер за это время еще успел подумать, нужно ли использовать штекеры, но потом плюнул и полностью отдался ощущениям. Броня ощутимо нагрелась, теперь он был куда теплее колесного. Медик пискнул, когда Старскрим вошел в него до конца и стал значительно активней двигаться: коннектор крылатого меха задел нанесенные эффектиконами, но уже заросшие повреждения, вызвав болезненные ощущения. Но вскоре боль и страх были полностью вытеснены нахлынувшей волной непередаваемого удовольствия. Эйд прижался к сикеру наконец-то разогревшимся корпусом и быстро двигал бедрами ему навстречу, изящно откинув голову назад и полуприкрыв оптику, полностью растворившись в доселе неведомых ощущениях. Сикер оценил действия Эйда и притянул его к себе, развернувшись так, чтобы он оказался на бедрах истребителя. Старскрим не выдержал и тихо застонал, чувствуя, что шлем маленького автобота уткнулся ему в грудь. Его запах стал сильнее, опьяняя крылатого и накрывая его с головой.
- М... М... Ах... - Сикера пробил мощный разряд, и смазка наполнила автобота изнутри, измазав стол. Он резко вошел в него в последний раз и замер, уйдя в перезагрузку. Ферст хоть и не вылетел офф, но чувствовал себя бесконечно усталым. Однако это была приятная усталость. По корпусу разливалась нега и истома, а порт был приятно заполнен коннектором истребителя и смазкой - и Старскрима, и его собственной. И что немаловажно - Эйд больше не боялся и видел все словно в новом свете. Пусть этот коннект и был вторым по числу, но по яркости и незабываемости ощущений, а самое главное - в плане добровольности вполне мог считаться истинно первым. Медик аккуратно отсоединился от Старскрима и лег рядом, обняв его, прижавшись и доверчиво уткнувшись фэйсплетом ему в грудь.
- Спасибо тебе, Старскрим, - тихо произнес юный автобот бесконечно счастливым голосом. - Ты помог мне избавиться от страха и увидеть мир с нового ракурса. - И он, подняв голову и придвинувшись ближе, мягко, почти невесомо, поцеловал крылатого меха в губы. Затем склонил голову на плечо сикера и незаметно ушел в подзарядку.
Старскрим пришел в онлайн от ощущения тяжести на крыле. Он глянул на прижавшегося к нему меха, провентилировал и поднялся, отцепив от себя пальцы автобота и нашаривая свою паховую пластину. Колесный... Ну да. Сикер отряхнулся, стерев следы этих ночных занятий, принюхался, желая забрать запах Эйда с собой. С базы пришел вызов: начальству было безумно интересно знать, где носит алого летуна.
- Маленькая ты балда, - хихикнул он, целуя автобота в лоб. - Теперь ты знаешь, каким я могу быть.
Сикер выпрямился, сунув в рот темный кристаллик, притупляющий фон, а заодно и являющийся легкой...добавкой к ощущениям, и направился к двери. Несмотря на крепкий сон, Ферст Эйд, тем не менее, ощутил касание теплых губ и пришел онлайн. Сладко потянувшись и почувствовав приятное тянущее ощущение в порте, медик моментально все вспомнил. Ему было неловко, что он позволил так легко раскрутить себя на коннект, словно какого-то интербота. Впрочем, нет, хуже - те хоть кредиты берут, а он вот так запросто, как ни в чем не бывало, в подсобке, на столе... Эйд почувствовал, как от сильного стыда разогрелся его фэйсплет, и тяжело вздохнул, с шорохом слезая со стола, что и привлекло внимание уже открывшего было дверь Старскрима. Сикер обернулся на шорох и хмыкнул. Автобот выглядел бесподобно: разгоревшаяся оптика, следы смазки на бедрах, отсутствие паховой пластины.
- Красавец. - Старскрим вытащил изо рта кристаллик, чтобы иметь возможность адекватно оценивать ситуацию. Эта фигня потом ударяла в проц, будучи все-таки своего рода наркотиком. - Нужно лететь, иначе Мегз опять будет орать на меня за то, что я опоздал к построению.
Он уже сделал шаг наружу, в коридор, ведущий в основной зал, как вдруг остановился.
- Ты носитель, но вел себя так, будто это был твой первый раз. Тебя ведь изнасиловали. Кто это был, Ферст Эйд?
Эйд, проследив взгляд сикера, поспешно вытерся и закрепил пластину. Вопрос заставил его сжаться и опустить взгляд. Старскрим терпеливо ждал. Наконец медик сдавленно произнес:
- Эффектиконы. - И бессильно опустился на пол, утирая омыватель и всхлипывая: ему было все еще больно вспоминать это.
- Вот как, - холодно произнес Старскрим, скрывая свою растерянность. Он просто не знал, как нужно успокаивать плачущих мехов. Он подошел и положил ладонь ему на макушку. - Не реви, ты не фем. Эффектиконы... Это неудивительно. Не волнуйся, Мегатрон хорошо поговорит с ними. - Сикер увидел немой вопрос в оптике Эйда и пояснил: - Я скажу, что жертвой стал не ты, а я. Наш Лидер очень ревностно оберегает от посягательств свою... Собственность.
- Спасибо, Старс, - шмыгнул вентсистемой минибот, успокоившись. - Я даже не рассчитывал, что ты решишь помочь. Вы с Мегатроном соузники, да? - наивно спросил Эйд.
- "Старс"... Мда, меня так еще не называли, - усмехнулся сикер, а потом до него дошел вопрос Ферста. Старскрим нахмурился. - Кто тебе сказал?.. - Тут он понял, что сам только что сказал и закатил оптику. - А почему я, по-твоему, еще активен? Соузники... Всемогущий Юникрон, да, если это можно так назвать.
Комлинк сикера пискнул. Входящий вызов. Старскрим только и успел, что отнять его от аудиодатчика, как из рации донесся рычащий голос:
- Где носит твою красную задницу?! Быстро на плац, иначе не сможешь сидеть еще ворн!
- Уже подлетаю, лорд Мегатрон, - сладко пропел сикер и отключил комм. - Слышал? Весело, правда? Я к тебе еще залечу, мне понравилось, как ты раскрепостился к середине.
- Он что, бьет тебя? - пришел в ужас медик от воплей десолидера. - Старс, но, если вы вместе, выходит, ты со мной...изменил Мегатрону??
- Не парься, он об этом не узнает, - отмахнулся Старскрим. - А узнает - ну полежу немного в медотсеке, вот проблема. О тебе не скажу, не бойся. И... Ферст Эйд, ты с какой луны упал? О том, что делает со мной Мегз, знает весь Кибертрон! Даже поговорки ходят "будешь бит как Старскрим", или "тяжелый, как рука Мегатрона"... Вот уж не знал, что ты не знаешь...
Внезапно сикеру стало очень весело, и он повернулся спиной к медику, ткнув на левое крыло.
- Видишь, вмятина? Это Мегатрон. А здесь краску сняли? Мегатрон. А что он делает с моими внутренними схемами... Не волнуйся, я уже научился расслабляться в такие моменты.
Эйд осторожно коснулся вмятины. Он хорошо помнил, как легко завелся Старскрим от поглаживаний крыльев, знал, что это самая чувствительная деталь корпуса сикеров, и с содроганием подумал: "Но ведь это жуткая боль!"
- Как же ты это терпишь? Зачем?? - И, поддавшись порыву сочувствия, медик подошел к авиатору со стороны его фэйсплета и обнял. Старскрим замер, напряженный, как струна. Его никто никогда так не обнимал. Никогда. Либо бешеная, яростная страсть, либо удар плазмой (от автоботов), либо кулаком (от Мегатрона). Но чтобы вот так, в жесте, полном доверия и желания успокоить - нет. Сикер банально не знал, что ему делать. Оттолкнуть? Сказать "мне не нужна твоя жалость?" Сбежать? От кого, от минибота? Смешно. Если бы Мегатрон так обнял... Старскрим провентилировал и медленно положил руки Эйду на плечи. И мягко его отодвинул.
- Не нужно. Я не стою твоей доброты, малыш, - усмехнулся сикер. - Я пропащая тварь, спроси у любого из твоих друзей. Спроси у них "кто такой Старскрим?" И ни одного лестного эпитета не будет. Закон такой. Моим именем пугают спарков, а мой портрет висит в базе "особо опасен". Все, я должен лететь. Иначе мой лорд меня накажет. - Тут сикер сделал жалостливую морду и рассмеялся. - А насчет твоего вопроса... Не знаю, почему терплю. Нравится мне то, что он делает.
- Нравится?? Надеюсь, ты просто думаешь так, ну, вроде подсознательной защитной реакции, а на самом деле не нравится. Поскольку это было бы неестественно, - грустно произнес Ферст. - А что до тебя, я чувствую, что в тебе есть хорошее. О Мегатроне такого и впрямь не скажешь, а в тебе есть добро, но ты почему-то очень-очень старательно его прячешь. Надеюсь, мы и правда еще увидимся. - Эйд неожиданно не только для Старскрима, но и даже для самого себя взял сикера за руку и потерся щекой о тыльную сторону его ладони. - Если Мегатрон может ударить тебя даже из-за ерунды, тебе тогда действительно пора лететь, - взволнованно сказал минибот. - До встречи, Старс. - Медик мягко улыбнулся на прощание.
Внутри внезапно стало очень жарко, но как-то по-хорошему. Не больно. Старскрим развернул ладонь и нагнулся так, чтобы его оптика оказалась на уровне оптики Эйда.
- Ты уверен в этом? Я даже молюсь другому божеству. Юникрону. Сгусток чистого зла. Ты уверен в том, что я не так плох?
Он кивнул. Старскрим вздохнул и поцеловал автобота в лоб, тут же стерев поцелуй. Потом развернулся и рванул прочь из подсобки, а затем - из бара. На плац он успел, построение прошло идеально. В тот же день сикер отослал Ферсту фото. На нем изображались эффектиконы. Все были в бессознательном состоянии, покрытые вмятинами и отпечатками огромных кулаков. На их сваленных в кучу корпусах восседал Старскрим, развалившись как на троне. И надпись внизу: "Оказалось, Мегатрону все-таки не плевать по-настоящему". Эйд с интересом повертел фото в руках. Минибот никогда никому не желал зла, но в данном случае вид избитых эффектиконов его порадовал. Медику тут же стало стыдно - недостойно радоваться чьей-либо боли, но, тем не менее, быть отомщенным не так уж и плохо. Он с улыбкой посмотрел еще раз на восседавшего с победоносным видом на поверженных мехах сикера, провел пальцем по подписи, порадовавшись за выглядевшего очень довольным авиатора, и нежно произнес:
- Будь счастлив, Старскрим. - И убрал фотку в субспейс.

@темы: фанфики, трансформеры:G1

18:09 

Воспоминание...

21:39 

Танец совы в лунном свете. Авторы Lady Megatron, SilverRain

Ночь. Покой. Холодная луна.
В тёмном небе раскинулись
Два громадных белых крыла.
Рассекает когтями птица хищная
Ночную, безмолвную тишь.
Танец совы с лёгким ветром,
В лунном призрачном свете,
Прекратится на рассвете лишь.

@темы: стихи, ориджиналы

22:43 

Возвращение Оптимуса Прайма

15:35 

Прикольные глифы ХД

18:01 

Здорово, верно?^^

Если бы результаты теста были обработаны специалистом отдела управления персоналом в соответствующем департаменте Звездного Флота, то, без сомнения, он заключил бы, что данный тест проходил: Старший помощник капитана, офицер по науке, коммандер Спок.
imageОчень здравомыслящий человек и крайне эмоциональный вулканец. Всей своей жизнью демонстрирует пример стремления к самосовершенствованию и титанической работы над самим собой. Относится с большим уважением ко всем формам жизни, сторонник ненасилия. Открыт новым знаниям, обладает живым острым умом. С изяществом докажет логичность любых нерациональных порывов. Человек чести и своего слова. Ради друзей и ради жизни других безмолвно совершит любой подвиг.
Пройти тест

@темы: Стар Трек, тесты

17:23 

Холокост. Автор Святая Анна

Двадцать первый век. В доме престарелых.

Это было зимой. Ко всем приходили дети и внуки, забирая родных на праздники, но лишь одного человека никто не тревожил, даже медсестры. Это был уже очень пожилой человек. Его руки были морщинистыми и покрытыми старыми шрамами - напоминанием о прошлом, не дающим покоя и по сей день. Пожилой мужчина сидел в кресле перед окном и смотрел на падающие снежинки. Так он мог просидеть весь день напролёт, и просидел бы, если бы к нему вдруг не решилась заглянуть медсестра.
- Дженкенс, Вы до сих пор смотрите в окно. Неужели ждёте кого-то?
- Милая моя, у меня умерли все сыновья, дочке я не нужен, а с женой я лет пятьдесят в разводе. Ох, если бы я мог вернуться в свою молодость и не делать такой большой глупости... - Дедушка в кресле немного встрепенулся, а на его лице читались грусть и лёгкое сожаление.
- Что же вы такого совершили, что так сокрушаетесь теперь?
На этот вопрос Дженкенс долго не мог дать ответа, но потом он подошёл к шкафу и достал маленькую записную книжку.
- Если тебе так интересно, то, когда я умру, а это будет скоро, прочитай и всё поймёшь. Хотя бы ты. - Старик широко улыбнулся, и побрёл на первый этаж. Ужинают в этом доме престарелых рано, и обычно, после ужина, все расходятся по комнатам отдыха - обсуждать сериалы и местные сплетни. Дженкенс же предпочитал сходить в библиотеку и почитать книги, которые привозят редко и, хотя не всегда они очень понятны для простого ума, тем не менее стоили внимания. Сегодняшний день не стал исключением, и он пошёл в библиотеку, где и просидел всю ночь.
Два дня о Дженкенсе не было ни слуху, ни духу. Все думали, что он опять смотрит в окно и что-то бормочет себе под нос, разговаривая сам с собой. Да и особо-то о нём никто о нём не вспоминал, лишь одна медсестра решила всё же проверить библиотеку. И не зря. Бездыханное тело Дженкенса мирно находилось в кресле. Казалось, он просто спит и вот-вот встанет, но этого так и не произошло.
Через час приехала скорая и констатировала его смерть. Он был старым человеком - ветераном войны, так что такое стечение обстоятельств не сильно всех всполошило. Лишь та медсестра знала, что он сам чувствовал свой конец. После рабочего дня, когда все "бабы и деды" разошлись по комнатам, она пошла в пустующую комнату Дженкенса, и, достав из кармана записную книжку, приступила к чтению. С первых строк стало понятно, что история не так проста, как кажется...
Записи Дженкенса.

Если ты читаешь это, то меня скорее всего уже нет в живых. Но раз ты открыл эту книжечку, значит, тебе интересна моя история, так слушай...
Меня зовут Том Дженкенс. На момент написания этих строк мне стукнуло двадцать два года, и я один из экипажа судна "Виктория". Я лишь помощник главного кока на судне. Ничего серьёзного: почистить картошку, проследить за готовкой, если вдруг кок отлучился, и тому подобные мелочи. Кстати, звать нашего кока Святослав Владимирович. Очень серьёзный русский мужик. Чуть не там посолил, то сразу руки грозит вырвать. А так, можно всегда придти к нему и поговорить по душам, не прогонит, и совет даст дельный. Но, при всём моём к нему уважении, у него была одна слабость - очень любит выпить и спьяну пристаёт к врачу. Она девушка не из робкого десятка, но и не жестока. Побранит нас, да и отпустит. Конечно же, после этого нам достаётся от нашего капитана - мужчины лет сорока пяти, с короткой бородкой и всегда хмурым видом. Он редко выходил из каюты, только когда наш штурман сообщал о шторме, он выходил и быстро шёл за штурвал, отдавая команды. Его твёрдая рука ещё ни разу не дрогнула перед лицом стихий. Видно, что мастер своего дела. Если всё обобщить, то мне повезло с командой. Все ребята приветливые, и очень слаженно работают. Хорошо, что я тоже смог стать частью команды. Ну, я так думал на тот момент. Однажды одним прекрасным летним днём к нам в "Тихую Бухту" пришла женщина. По её манерам и внешнему виду можно было сказать, что она достаточно обеспечена и не нуждается в средствах. Она тихо о чём-то поговорила с капитаном в его каюте. Это не заняло много времени и, с очаровательной улыбкой, она ушла так же быстро и неожиданно, как и пришла. Потом нам, конечно, объяснили, что это была дочь одного влиятельного человека в научном сообществе, и она поручила нам сопровождать одного исследователя в "Белую Жемчужину" - маленькую точку неисследованной территории на карте. Мы боялись туда плыть, но когда трое мужчин притащили три больших мешка с золотом, то сразу осмелели и решили рискнуть. Закупив провизии на два месяца, мы и наш новый попутчик - Мортер отправились в плавание. Кстати, о Мортере. Он и был тот самый исследователь. Хорош собой, умён, манерам обучен. Ну, как говорится, мечта любой девушки, только вот по характеру был гадок. Вечно шушукался и говорил гадости про капитана. Честно, хотелось прибить его на месте, но, со временем, моё раздражение спало, и всё пошло хорошо. Это заняло две недели, как говорила нам наш штурман, за это время мы преодолели половину пути, и на следующие сутки мы были на территории "Жемчужины". Ничего особенного, только сплошное море было три недели. Один из членов экипажа заболел цингой. Вроде с едой все было хорошо, так что чем это вызвано, я не мог понять. Но тогда это было не особо важно, главное - еда медленно, но подходила к концу. У нас оставалось еды на три недели, а этот Мортер уговорил нашего капитана устроить пир горой, и потому провизии могло и на неделю не хватить. Мы пытались не наводить сильной паники, но и паники не последовало. Спустя пару дней мы увидели землю. Слава Богу, мы живы и сможем пополнить запасы. Мы, недолго думая, причалили, и сошли на берег, а, точнее, половина команды осталась на судне, и в ужасе смотрела на сошедших. Их ноги по колено погрязли в какой-то вязкой субстанции, из которой проглядывали кости. Это месиво ужасно смердело, и, честно, я думал, что нас самих вывернет наизнанку, но, с горем пополам, мы научились двигаться во всём этом. Думая, что нам конец, мы шли, не зная куда, и не зная, что нас будет там ждать, но ясно одно - останавливаться нельзя, иначе утонем.
Спустя несколько дней…

Как я давно не писал здесь ничего. Ну, ладно, наверстаем. Так вот, когда мы уже думали, что нам каюк, нас нашли местные жители. Они жили на странных деревьях и старались не спускаться на землю. У всех фруктов был странный привкус, что-то напоминающее металл и горелый сахар. Ну, это не так уж и плохо, ведь говорится же, что человек может привыкнуть ко всему. Но к тому, что нам сказали на сегодняшнем празднике, привыкнуть, да и просто вообразить себе, невозможно. Я постараюсь описать всё как можно подробнее... Пир проходил на главном дереве Джумбо. На нем живет семья Гому - все люди, живущие на острове, собственно, и относятся к этой семье. На этом празднике мы пили красный сок из Джумбо. Странно, но его вкус был таким же, как и у фруктов, которые тоже были на столе. Самый старый из семьи начал свою благодарственную речь богам за то, что наконец-то пришли люди из иного мира. Вот тут мы немного засомневались.
- Простите, но почему мы из другого мира? Разве вы не знали про Россию и Японию, да и о других странах?
Старейшина сначала посмотрел на нас удивлёнными глазами, а потом залился смехом.
- Это, скорее всего, вы не понимаете, где находитесь. Я вам расскажу одну долгую историю. - Гому сел на один из толстых листьев дерева, и начал свой рассказ. Он объяснил нам, что этот остров уже давно имеет своё название - Холокост. Та вязкая жижа, которая вместо земли, на самом деле - утрамбованные временем трупы людей, пострадавшие со времени первого массового истребления евреев. Раньше это был обычный остров с богатой флорой и фауной, но это было так давно. С тех времён было убито очень много людей, столько, что остров просто стал проседать и постепенно погружаться под воду. Гому думали, что умрут от голода и нехватки воды. Единственная река, которая была на этом острове, иссушилась, и вместо воды текла густая, с привкусом пороха и металла кровь. Но с появлением новых условий появились и новые растения. Деревья Джумбо были как нельзя кстати. Их корни, можно сказать, прорубались сквозь вековые ошибки, грехи людей и плотно закреплялись в них. До земли и чистой воды они дойти не могли, но они, словно насосы, качали кровь и, пусть немного, но фильтровали её. А плоды с этого дерева имели ещё более пресный вкус, однако всё равно кровь и здесь была кровью. Боже, как мы удивились, кружки просто попадали из наших рук. Мы пьём и едим человеческую кровь! Честно, я до сих пор не могу привыкнуть к этому ощущению омерзения и ненависти к самому себе. Ещё старейшина объяснил нам, что с недавнего времени на острове стали сильно часто идти дожди. Дождь на острове - знак грядущей беды и скорого прибавления "земли". Видимо, нам нужно поторопиться вернуться к родным берегам, предупредить об опасности других. Сейчас наш капитан рассказывает нам о планах действий, но я не особо об этом беспокоюсь. Мои раздумья занимает нечто другое. Жители этого острова выглядят болезненно и постоянно только и пытаются выжить. Не думаю, что это всё хорошо кончится...
На следующее утро...

Мы не решили ничего за вечер путного, кроме того, что утро вечера мудренее. Да и тем более нет ни провизии, ни питьевой воды для обратного пути. В каютах было душно. Впрочем, возможно, это в воздухе веяло страхом всего экипажа, но факт один: находиться там я больше не мог. Я решил сходить к нашему штурману, она же является старшей дочерью нашего врача - Слезуле. Девушка, лет так двадцати пяти, может, чуть больше. Худенькая, но такая же крепкая, как и её мать. Даже в такой, казалось бы, плачевной ситуаций, она не унывает и пытается поднять боевой дух других. Думал, разговор с ней мне поднимет настроение. Я пошёл в столовую, где и расположилась она со своими картами.
- Здравствуй, Слезула. Как ты, придумала что-то?
- Ничего дельного в голову не идёт. - Она мне потом час объясняла про влажность, температуру и направления ветра, а ещё расчёт запасов на путь. Мы просидели над картами почти весь день, даже не евши толком. Всё-таки ближе к ночи мы нашли более-менее реальный способ уплыть отсюда, но придётся пить тот красный древесный сок и набивать трюм и половину свободных кают теми фруктами. Как бы мы не сошли с ума от такой провизии, но и деваться было некуда. После столовой выйти на свежий воздух было самым лучшим средством немного взбодриться. Это было бы так красиво, если бы не было столь печально. С неба, как во время обычного шторма, шёл дождь, но не простой, а из тёплой, свежей крови. На берег выбрасывало волнами трупы. Какие-то разбивались о скалы, какие-то целыми попадали на берег. Все жители острова просто прятались на деревьях и прикрывались толстыми листьями. Это было похоже на Армагеддон! Алая кровь, с запахом пороха и дыма, примесью соли и грязи. Это были трупы людей, умерших по разным причинам: от удушья, застреленные, умершие от жажды и голода. Я просто не мог сдвинуться с места, меня всего трясло. За всю свою жизнь я не видел такого и не слышал, чтобы старые моряки в бухте заикались об этом. Страх, жуткий страх. Мы спрятались в своих каютах и просто молились о чуде, о том, чтобы Бог не оставил нас. Но наши молитвы прервали страшные стоны, разносившиеся по кораблю. Если прислушаться, то можно было услышать иностранную речь. Она началась с одного языка, потом к одному добавлялся другой, третий... В конце концов это всё смешалось, слова стали казаться жужжанием тысячи пчёл, которое всё усиливалось. Стали слышны выстрелы и звуки взрывов. Опять запах пороха и страха. Он пропитал всё вокруг! Казалось, что только руку протяни - и ты попадёшь в настоящую обитель страха, в его владения - в войну! Этот звук сводил с ума, словно проникал в тебя и, кромсая изнутри, выходил. Смешивалось всё: верх, низ, вторник, пирог... Все слова теряли смысл. Каждая мысль даётся с трудом, из ушей шла кровь. Единственная мысль, которая чётко звучала в голове, как эхо - бежать. Нужно бежать! Я выбежал из своей комнаты и зашёл в каюту Слезулы. Сообща мы смогли выбраться на палубу и покинуть этот корабль. На суше не было слышно этого звука, все мышцы в теле, словно осознав, что опасности больше нет, расслабились, и перестали держать груз. Груз - уставшее, измождённое, обезвоженное тело, но останавливаться было нельзя. Уцелевших людей подобрали Гому. Потом я отключился на несколько часов, и очнулся, намазанный зелёной слизью. Это лекарство, как мне объяснил старейшина, улучшает сон и позволяет усталым мышцам быстрее приходить в форму. Делается он из слизи глазного слизняка - на вид у него прозрачная оболочка и видно внутри все, но не органы, а человеческие глаза. Лекари вытаскивали глаза из слизня и давили их, но вместо крови из них выливалась странная слизь прозрачного цвета. Один из лекарей пояснил:
- Это обманки, и меняются они каждый год.
Это было мерзко, но всё-таки слизь прозрачная, а мазь из неё зелёная. Как оказалось, листья Джумбо очень прочные, но если срезать с них верхний слой, то можно будет увидеть зелёную мякоть и белое густое вещество - сладкую, вязкую жидкость, и без термической обработки служит, как анестезия. Смешав мякоть, слизь и белое вещество, они и получают это лекарство. Примитивно, но оно работает лучше, чем несколько дней сна. Выйдя из их "лазарета", я увидел трупы, которые в тот раз вынесло волной. Они уже наполовину были поглощены жижей.
- Это круговорот. Пришедшие из внешнего мира всегда пополняют нашу "почву", - с грустью проговорил старейшина, и рассказал мне историю этих явлений. Под конец рассказа старейшина стал говорить с хрипом, и впервые я обратил внимание на его глаза. Его длинные седые волосы почти полностью прикрывали их, но все-таки я смог заметить ту белую пелену, которая словно прятала их от мира или мир от них. Сразу было ясно: он слеп. Какой же я был дурак, что не замечал этого раньше. Я думал, что люди на острове привыкли так жить, но они не живут, а выживают. Дети и старики племени Гому выглядят крайне болезненно: у женщин виднеются рёбра, а а руки - просто кости, обтянутые кожей. Мужчины выглядят ненамного лучше женщин. Сразу видно, как распределяется еда. Я слушал прерывистый предсмертный рассказ старика. Остров стал просто содрогаться. Я побежал помогать Гому, но, к сожалению, нас было уже мало. Из 101 члена экипажа осталось только 15 человек. Наш штурман, капитан и пару матросов и юнга - Давид. Когда тряска закончилась, старик всё сидел и говорил, но на каком-то странном языке. Его слова слились в один звук - крик, вздохи и опять крики во всё горло. На теле появились полосы, словно от кнута, врезающегося всё сильнее. Я словно слышу этот свист, несущий адскую боль старейшине. Под кожей старика что-то шевелилось, словно искало выход, и нашло его через кровоточащие раны. Это были чёрные змеи. Они чётко знали свою цель, и первым пострадал юнга. Змеи обвили его и выгрызли его глаза. Я просто застыл: что делать? Змеи двинулись на меня, но я поскользнулся и полетел вниз по листьям Джумбо. Боже, береги меня до конца! Скатываться вечно я не мог, и упал в эту жижу. Я до сих пор помню, из чего это. Я чувствовал ногами кости и что-то липкое. Я даже думать не хочу, что это было! Я поплыл в сторону соседнего дерева. Это не просто старые трупы. Эта вязкая дрянь поднималась по мне, пытаясь покрыть с головой. Двигаться, нужно двигаться, а иначе меня или убьют, или я утону в ошибках чужих людей! Вдалеке виднелся знакомый силуэт. Я почувствовал солёный вкус во рту. Это Слезула!
- Слезула, ты жива? Эй! Ответь же! - Я трясу уже бездыханное тело моего хорошего друга. Какого чёрта мы здесь! Никакие мешки с золотом не вернут мне моих друзей: кока, капитана, даже Мортера с его ужасным характером. Какого чёрта мы здесь! Я посмотрел в сторону дерева Джумбо. Гому в отчаянии, как и я, прыгали вниз и захлёбывались кровью, и жижа их спокойно поглощала. Они пытались спастись от змей, дав им отпор, но это тоже ни к чему не привело. Один укус - и брат пошёл на брата, жена на мужа, семьи на семьи.
- Что вы творите?! Молю, хватит, стойте!
Почему меня никто не слышит! Почему они убивают друг друга?! Услышьте, молю, услышьте, пока не поздно. Но меня никто не слышал. Убитые падали вниз, словно жуткий дождь, а жижа, поглощавшая их, становилась всё больше. Я слишком засмотрелся, и меня тоже поглотило. Моменты о том месте, куда я попал, помню смутно. Я слышал выстрелы, стоны мольбы, звуки кнута, взрывы, и жутко хотел пить. Слишком отчётливо я чувствовал вкус соли. Закричал бы, но я словно охрип. Как будто я там, но и вне всего этого. Я вижу кавалерии, и слышу строгий мужской голос на немецком.
- Никого не щадить, всех убить. Детей и женщин не жалеть!
Откуда это?! Как это?! Немецкие солдаты просто вырезают деревню. Я разбираю ещё слова, но они на незнакомом мне языке. Это было похоже на иврит. Меня начало трясти, и вскоре моё видение кончилось. Я плашмя стукнулся о корни дерева. Я смог забраться наверх, и сейчас обсыхаю и отряхиваю кашу из их старой человеческой плоти. Они не слышали меня, как и многие люди не слышат друг друга, а главное, свой внутренний голос, свою совесть. Мы поступили глупо, согласившись плыть. Если бы я знал, то за всё золото мира бы не поплыл сюда! Если корабль в тот раз не разбился о скалы, то я мог бы поплыть на нём, но и выбора уже нет. Или я умру здесь, или я умру в открытом море. Лучше рискнуть! Я побежал по листьям, стараясь держаться подальше от краёв.
Запись прервалась...

За три дня я смог добраться до берега. Между деревьями прорастали лианы шириной с баобаб. Хорошо, что я всегда слушал старейшину и нашего капитана. По дороге мне пришлось есть эти фрукты, обтянутые человеческой кожей. Раньше я испытывал отвращение, но теперь я понял, хочешь жить - съешь всё, даже часть другого человека. Скалы - единственная часть на Холокосте, не покрытая жижей. Там я и смог вздохнуть свободно, но это было ненадолго. Опять начинался тот странный шторм - где-то идёт сражение. Может, это те немцы? Черт знает, главное, на сей раз трупов больше. Я слышу, как они скрежещут о дно корабля. От движения этой нежити поднялись волны. Вода просто смешалась с их кровью и стала алой. Я думал, что моя история там и закончится, но раз я это пишу, то случилось по-иному. Кое-как я развернул корабль, но всё равно волнами его выбрасывало на скалы. Я тратил много сил, только чтобы удержать штурвал. Пока я рассуждал, волны постепенно становились всё сильнее. Чувство того, что скоро меня перевернёт вместе с кораблём, не покидало меня... Шла очередная волна, которая с лихвою накроет остров. Я перекрестился и, держа штурвал прямо запел песню, которую запевал наш капитан:

Вот идёт волна,
Яростная она,
А корабль плывёт,
Куда его она приведёт?
Мы не знаем куда,
Мы не знаем когда,
Когда она нас очистит,
Когда она прикажет уйти.
Прощай, моя Виктория*.
Утонешь ты - и я
С тобой пойду ко дну.**


Под конец я забыл слова и стал насвистывать мелодию.
Это немного меня успокоило, но лишь пока я не вспомнил лицо капитана. Виктория не только корабль, но и его любимая дочь. Она написала короткий и не очень складный стишок, но капитан был в восторге. Я помню, как он заставлял нас учить его. Сейчас он и вправду помогает успокоиться, но, чёрт возьми, я хочу жить! Волна накрыла остров и перекинула корабль через него, перевернув. Как бы не пытался, я не могу, вспомнить, что было потом, пусть это останется пищей для вашей фантазии. Да и для моей тоже... Факт один, очнулся я в военном госпитале. Первое, что я ощутил - это горький привкус металла. Как мне объяснили, меня нашли недалеко от места ужасного побоища. Им пришла телеграмма с просьбой о дополнительном персонале. Когда они пришли, то из живых там был только я. Вылечившись, я сразу поехал к семье капитана и рассказал им всё. А, точнее, почти всё. Кому расскажу об этом - и не поверят. Жены у меня никогда не было. Ну, а точнее штамп у меня был, но я это сделал ради дочери и жены капитана. Одни бы они не справились. Как только Виктория выросла, меня отправили в дом престарелых. «Тихая Бухта» была развалиной, а от корабля «Виктория» осталась лишь маленькая железка, найденная в моей ноге. Я много лет думал, почему я тогда увидел тот захват деревни? Почему у меня из головы не выходит тот стон? Я ответил на эти вопросы, но на это ушло больше десяти лет. В новостях каждый раз показывают про изнасилование, мошенничество в крупных размерах, и даже эта война на Украине. Если всё пойдёт такими темпами, то вся земля станет вторым Холокостом... Но, познание этого привлекло на меня беду. Я слышу, как она гремит своими костями, истошно смеясь надо мной. Как она потирает свои кости, в ожиданий меня. И вот я познал, она схватила меня. Берегись теперь и ты...
Конец записей.

Медсестра тяжело вздохнула. Её всю трясло.
- Совершил не он... - почти одними губами проговорила она, и на её плечи легли холодные и костлявые руки...
Конец.


---------------------------------------
Примечания:
* Виктория:
1) Название корабля, в песне поётся о нём.
2) Имя дочери капитана.
** Песня, придуманная Викторией.

@темы: хоррор, фэнтези, ориджиналы

15:48 

Мирное соглашение

Аннотация: Порой заключение мира и составление в связи с этим соглашения может привести к самым удивительным и чудесным результатам во Вселенной…
Завершение военных действий любого масштаба, как правило, знаменуется подписанием мирных соглашений. И окончание войны на Кибертроне не стало исключением. Оптимус Прайм и Мегатрон сидели в небольшом уютном отсеке в пружинистых бархатистых креслах рядом друг с другом, внимательно изучая совместно составленные условия мирного пакта для уточнения каких-либо нестыковок перед заключительным принятием решения. Прайм сосредоточенно вникал в каждый пункт, обдумывал те или иные дополнения и возможные вопросы, словом, был полностью поглощен этой весьма ответственной задачей, в то время как Мегатрону, на первый взгляд, казалось, и дело особого до пакта нет. Он вальяжно раскинулся в кресле, читая датапад, словно обычную книгу, а не серьезный документ, и мысленно будто находясь в совершенно ином месте, далеко оттуда. Отчасти так оно и было - белый мех успешно сочетал изучение пакта с разглядыванием ало-синего автобота. читать

@темы: фанфики, трансформеры:G1

15:51 

Я просто хочу тебя поцеловать

Аннотация: Даже если едва ли не на следующий день война, и один все забудет, второму непременно будет что вспомнить. Главное – вовремя признаться, и обеспечить хорошие воспоминания.
Орион Пакс с нетерпением ждал окончания боя. Ему не доставляло ни малейшего удовольствия сие зрелище - молодой мех пришел на Арену исключительно ради встреч с другом. В этот раз, к тому же, серебристый гладиатор сообщил, что приготовил для него сюрприз, и архивист был преисполнен любопытства, даже не подозревая, какой это будет сюрприз.
А все дело было в том, что Мегатронус в какой-то момент осознал, что ало-синий мех значит для него больше, чем друг, и решил, не откладывая на потом, ему это продемонстрировать.
читать

@темы: фанфики, трансформеры:прайм

18:09 

Поздравление^_^

Пусть Новый Год Козы рогатой
Удачи, Счастья принесёт,
И денег всем грести лопатой
И быть здоровью круглый год!

И видеооткрытка:
www.youtube.com/watch?v=lzzzaZttSe8

@настроение: просто супер!

@темы: стихи, поздравления, новый год, видео

18:39 

Рождественское приключение

Аннотация: История о том, как встретились две весьма непохожие команды друзей - магическая и "технологическая", и что из этого вышло. Какое же приключение им довелось пережить?
Глава 1.

Холод. Тьма. Сырость. Ненавистное подземелье, из которого невозможно выбраться… Мрак всем своим черным сердцем ненавидел это отвратительное место, в которое его затащили и заперли ранее подвластные ему лошади-кошмары… Он отчаянно пытался придумать, как же вырваться. Над местью он не задумывался: и так ясно, что он заставит Хранителей горько пожалеть о том, что они осмелились противостоять ему и победить. Нет, еще лучше: он заставит их пожалеть о том, что они вообще появились на свет! Да, так будет лучше, только бы выбраться для начала…
Джек Фрост весело мчался по заснеженным улицам, разукрашивая окна встречавшихся ему по пути домов красивыми морозными узорами. На этот раз зимнему пареньку захотелось порезвиться не в мегаполисе вроде Санкт-Петербурга или Нью-Йорка, а в маленьком, ничем не примечательном городке Джаспер в штате Невада. Но непримечательным он казался лишь на первый взгляд, да и то - лишь непосвященным в его единственную, но такую захватывающую тайну: в то, что городок сей, а точнее, его единственная секретная военная база, стал прибежищем для механических пришельцев - автоботов, под предводительством Оптимуса Прайма боровшихся с мечтавшими о вселенской власти десептиконами. Однако вскоре Фросту и его друзьям-Хранителям предстояло встретиться с этими удивительными созданиями и их человеческими друзьями.
читать

@темы: хранители снов, фанфики, трансформеры:прайм, кроссоверы

17:53 

Грррр!!..

Минут на 20-25 пропадал севстаровский Интенет, появился буквально пару минут назад. До Севстара дозвониться не получалось - автоответчик, или что это там за хрень была, заявлял своим гнусным, бездушным, металлическим голосом: "Интертелеком. К сожалению, абонент находится вне зоны обслуживания". И вот по телефону такое - раз, Интернета нет - два, мысли об исчезновении Севстара насовсем из Крыма - три. Можно представить моё состояние. Да мне убивать хотелось!!! Рррр...

@настроение: ярость

@темы: житьё-бытьё, неприятные неожиданности, случаи, когда хочется убивать...

17:24 

Еще одна переделка, на сей раз - песни про шоколадного зайца х) Автор SilverRain

Я Шоколадный змей,
Я ласковый злодей...

@темы: юмор, стихи, переделки, ориджиналы

22:12 

Лапочки-искрятки^_^

19:12 

Трудное решение. Переводчик Lady Megatron, автор оригинала TOONSRULE

Рэтчет обернулся на стук в дверь. Открыв ее, он увидел юнлинга, державшего на руках Персептора; нижнюю часть лица юного меха скрывала маска, а по обеим сторонам головы забавно топорщились «уши».
- Эм… Привет, - «уши» начали мигать сразу, как он заговорил, - вы… вы Рэтчет, верно?
- Да. Что-то случилось? - взглянув на Персептора, по-прежнему находившегося на руках у юного незнакомца, Рэтчет увидел, что фэйсплет Персептора был ярко-красного оттенка, а сам Персептор бормотал и дергался во время перезарядки.
- Я все объясню, но вначале уложу Персептора. Мои руки уже не выдерживают.
- О, разумеется, входи.
- Спасибо. – Юнлинг уложил Персептора, затем сел рядом с ним на краешке платформы, легонько поглаживая его по голове. Рэтчет взял стул и тоже сел рядом.
- Итак…
- Я просто уговорил Персептора прогуляться после школы. Клянусь, мы всего лишь взяли несколько кубов энергона, но, похоже, он оказался с какими-то добавками, поскольку Персептор начал... странно себя вести. Я приложил все силы, чтобы донести его сюда: он по дороге потерял сознание.
Рэтчет заметил, что юнлинг немного замялся, а его «уши» мигнули и сменили цвет.
- Как тебя зовут, юнлинг?
- Уилджек.
Рэтчет замолчал; теперь, присмотревшись получше, он узнал юного меха. Итак, это тот самый мех, который однажды попался Персептору на оптику. В сочетании с информацией, только что рассказанной Уилджеком, Рэтчет понял, что имел ввиду Персептор.
- Ладно, - Рэтчет встал, - надеюсь, мы сможем помочь Персептору нормально перенести похмелье, когда он очнется.
Рэтчет вышел, оставив юнлингов наедине. Уилджек посмотрел на спящего меха; он не мог поверить, что скажет это Персептору! Намерение не было каким-то плохим, просто… Уилджек лишь надеялся, что… что он чувствовал то же самое.
Когда-то ему сказали, что если однажды… он почувствует нечто непривычное, то, очистив свой ЦПУ и сосредоточившись, сможет понять главное.
Выключив оптику и немного поразмыслив, Уилджек понял, что думает о Персепторе не как о друге, а как о… любовнике. Радостная мысль заняла весь ЦПУ, а тело словно наполнилось светом. Уилджек включил оптику, его «уши» стали насыщенного красного цвета. Нет… нет-нет-нет, это неправильно, это ошибка!... Но он не чувствовал себя ошибающимся…
Уилджек вновь взглянул на Персептора… это было неизбежно. Посмотрев на дверь, чтобы убедиться, что Рэтчет не возвращается, Уилджек снял маску и опустился на колени рядом с Персептором. Проверив дверь еще раз, Уилджек наклонился и поцеловал Персептора в губы.

@темы: переводы, трансформеры:G1

00:16 

Glitter. Автор SkyCori

Пейринг: Санстрикер / Джазз, упоминается Старскрим / Тандеркрэкер и Санстрикер / Сайдсвайп
Вселенная:G1 AU
Рейтинг: R
Жанр: драма
Предупреждение: slash, гибель персонажа, ООС
Краткое содержание: Одна ночь в мире кибергламура. ПОСЛЕДНЯЯ ночь.
Комментарии: Традиционный "перебор" с хуманизацией персонажей;) Драматичная история топ-модели Санстрикера. Никакого канона, только фантазия автора. Все, кто не переносит "глянец", потерпите половину фика и дочитайте до конца;) Мы ничего не можем говорить о принадлежности механической планеты к какой-либо звездной системе, о периоде обращения по орбите и вокруг собственной оси... "Ночь", "день", "восход", "рассвет" и пр. "земные" термины использованы автором исключительно для придания тексту художественной выразительности и обозначения четких временных промежутков.



Добро пожаловать в ночной Каон.
Блеск золота скрывает мрак. И где берет начало река лжи, впадающая в бескрайний океан самообмана и одиночества?
Один взмах баллончика с краской вернет тебе пару циклов. Кто знает, может, тебе удастся еще немного притормозить бег времени...
Санстрикер, отложив аэрозоль, молча, рассматривал свое отражение в зеркале, окаймленном мерцающими лампами, не обращая никакого внимания на нервный стук в дверь гримерной. Пожалуй, стоит нанести еще немного краски под линзами. Автобот, не спеша, провел тонкой кистью по шву лицевой пластины, оттеняя высокие скулы. Трансформер, являющийся новым лицом известной на всю Галактику компании, занимающейся разработкой и производством средств по уходу за корпусом, должен казаться безупречным.
Эти циклы пролетели, как один. Презентации-съемки-показы-кастинги-переговоры-контракты-интьервью-снова съемки-кастинги-вечеринки -презентации-интервью... Нет, он не волнуется. Он абсолютно спокоен. Успех и популярность сделали его равнодушным. Восторженные признания, равно как и ядовитые сплетни завистников, не затрагивают его.
Выпрямившись, гордо подняв голову, прищурив оптику, Санстрикер бросил последний короткий взгляд в зеркало. Завтра все таблоиды будут пестреть его портретами. Таблоиды... Таблоиды знают все, но только ни в одном издании вы не найдете рецепта счастья. Выходя из гримерной, на ходу автобот быстро проверил передатчик.
"Новых сообщений нет".
***
- Спасибо. Спасибо вам! - Санстрикер отработанным жестом дотронулся кончиками пальцев до лицевой пластины, словно стирая капли омывателя. - Спасибо!
Залитый золотом высокий подиум, свет софитов, ослепляющий настолько, что становятся невидимыми лица сидящих в зале ботов...
- Я люблю вас! - стараясь не щуриться от вспышек десятков камер, автобот легко взмахнул манипулятором, посылая воздушный поцелуй залу. - Я люблю вас!
Аплодисменты, фемские возгласы, щелчки затворов аппаратов... И любимец публики, не переставая улыбаться, скрылся за кулисами, чтобы сразу оказаться в объятиях своего самого преданного поклонника:
- Санни, ты неподражаем!!!
- Джазз, не сейчас...- уворачиваясь от поцелуев, Санстрикер тщетно пытался вырваться из манипуляторов любовника. - Мы и так опаздываем... Джазз!
Это безумие. У него даже нет пары циклов, чтобы немного прийти в себя или выпить хотя бы один бокал энергона... Он так устал, а его уже ждут на следующем по расписанию мероприятии-вечеринке в отеле, организованной в честь его возвращения на Кибертрон. Почему в нем нет и сотой доли энергии Джазза, который может танцевать всю ночь до утра?
В лифте Уилджек спешно давал последние "наставления"-примерные ответы на провокационные вопросы журналистов. Санстрикер, погруженный в свои мысли, не слушал продюсера.
Сообщений не было. Неужели... ОН не простил?
***
Большая часть планеты погружена во мрак, но только не Каон. Здесь, в полумраке баров и диком свете прожекторов клубов, в темных комнатах интерфейс-клубов и подсвеченных подиумах среди искрящихся бассейнов энергона, расположенных на крышах отелей, бурлит жизнь, скрытая от большинства жителей Кибертрона.
Клуб, расположенный на первом уровне отела "Каон Палас" был переполнен. На десятках мониторов на стенах мелькали кадры последней рекламной кампании Санстрикера. После нескольких расплывчатых фраз и быстрых ответов на вопросы журналистов, попозировав фотографам вместе с официальными лицами, главный герой вечера поспешил скрыться в VIP-зоне. Видя, с каким удовольствием Джазз вертится перед камерами, Санстрикер не стал звать любовника с собой. Пусть Джазз, отказавшийся от собственной свободы ради отношений с ним, готовый мегациклами в одиночестве ждать его возвращения после съемок, немного развлечется. Санстрикеру же хотелось осмотреться… Изменилось ли что-нибудь на Кибертроне за время его отсутствия. Встав у барной стойки, взяв бокал, он задумчиво рассматривал гостей.
Ночная жизнь почти не изменилась за циклы его отсутствия. Остались прежними и они... Ее герои и звезды. Те же беззаботно танцующие молодые бездельники и скучающая богема, те же фемки, хищно осматривающие ботов, пронырливые журналисты, жадно опустошающие энергокубы в перерывах между съемкой, устало улыбающиеся модели и равнодушно-отстраненные представители бизнеса.
Здесь каждый претендует считаться исключительным, но крылья одного сикера можно поставить другому, у них всех одинаковые ультрамодные в этом сезоне золотые фонари кабин, у автоботов неизменно присутствуют яркие нестандартные расцветки корпусов и необычный цвет фар, у них всех одинаковый цвет лицевых пластин, одинаковая форма носа, скул, губ... Они ходят в одни и те же модные клубы, за их внешний вид и техническое состояние отвечают одни и те же те специалисты, их суждения и потребности идентичны.
Все совершенно. Все подогнано опытными мастерами под актуальные на сегодняшний день стандарты красоты. Тысячи кредитов отдаются техникам за апгрейд. Но задумывался ли хоть кто-нибудь, что в погоне за призрачным совершенством они потеряли нечто важное... Свою неповторимость. Свое "Я".

Тысячи ботов пытаются подражать обожествленным кумирам, таким, как Санстрикер, не понимая, что именно непохожесть на других и позволила их любимцу взлететь на Олимп индустрии красоты.
Они смеются, они пытаются заставить всех поверить, что они счастливы. Некоторым это удается. Санстрикер же пошел еще дальше. Ему удалось обмануть всех, даже Его. Кроме... себя.
Всю жизнь он мечтал о славе. Об этом самом моменте, когда Кибертрон покорится ему. Он должен быть счастлив, но почему-то еле сдерживает омыватель, и искру разрывает горечь.
С давних времен по Галактике путешествует легенда, ее немного различающиеся версии вы можете услышать на разных планетах... Это история о правителе, пожелавшем, чтобы все к чему бы он не прикоснулся, превращалось в золото... Санстрикер же сам медленно превращался в золото. Как драгоценный металл... он сияет, притягивает восхищенные взгляды, каждый жаждет хотя бы дотронуться до него... Он такой же сверкающий... и такой же холодный.
***
- Значит, выбрали все-таки тебя...- десептикон в красно-белой броне последней модели, пожав манипулятор Санстрикера, улыбнулся. - Поздравляю.
Улыбающийся сикер не был представителем богемы, не имел звездного статуса, но был желанным гостем на вечеринках на разных планетах.
Кредитная карта, связи, привлекательная внешность, легкий характер и безграничная уверенность в себе распахнули перед молодым десептиконом двери в "высший свет", где он быстро прошел путь от новичка до одной из звезд тусовки. Аристократ по происхождению, которому ничего никому не нужно было доказывать, он смотрел сверху вниз, как на быстро обогатившихся предпринимателей, так и на простых ботов, вытянувших счастливый звездный билет. Но именно его манера общения, без приторного заискивания и фальшивой лести и импонировала Санни. Хотя, в этом мире нет друзей, автобот всегда искренне радовался, когда встречал его на вечеринках.
- Они сделали правильный выбор... У Тракса нет твоей элегантности...- Старскрим взял с подсвеченной стойки очередной бокал со сверхконцентрированным энергоном. - Как, впрочем, у всех моделей агентства***. Ты надолго к нам?
- Нет, уезжаю уже этой ночью...
Увидев удивленно поднятые оптограни собеседника, автобот поспешил пояснить:
- Это из-за сегодняшних событий...
- Только не начинай! Все только и говорят об этом... Волнения, стычки с полицией...и так целый день! - десептикон обреченно махнул манипулятором и неожиданно изменил тему.- Слышал, ты встречаешься с танцором? Ну, и как?
Санстрикер не смог сдержать улыбку:
- Ты не изменился. А ты? С кем ты здесь?
Старскрим кивнул в сторону барной стойки, и Санстрикер заметил молодого десептикона с синими крыльями, который, обняв манипуляторами плечи, стоял застенчиво прижавшись к одной из колонн. Впервые попавший на подобное мероприятие сикер явно чувствовал себя не в своей тарелке.
- Твой новый друг?
Вместо ответа десептикон кокетливо улыбнулся. Похоже, он был в очередной раз увлечен. Как же быстро летит время... Санстрикер прекрасно помнил, как, кажется, совсем недавно ему представили молодого истребителя с красной броней и белыми крыльями, помнил восторженный блеск алых линз и наивную, почти детскую улыбку того Старскрима, такого непохожего на себя терперешнего - уверенного, надменного, развращенного.
Как и большинство тусовщиков Старскрим не имел определенной профессии, и его главным вопросом было:" Куда пойти сегодня вечером?"
Забросивший занятия в Академии он знал наизусть расписание вечеринок на тысячу мегациклов вперед, мог часами обсуждать новый апгрейд или сумасшедший диджейский сет на недавней вечеринке на Литоне. О нем ходило много слухов, особенно о его интерфейс-приключениях, впрочем, сикер и сам подливал масла в огонь, шутя, что он переконнектился со всей тусовкой и скоро пойдет по второму кругу. Но даже он, всеми силами отгораживающийся от реальной жизни, не мог не чувствовать тревогу.
Беспорядки в Айконе, столкновения с полицией на разных уровнях, митинги и волнения... Пока властям путем введения жестоких мер удается удерживать ситуацию под своим контролем. Надолго ли?
Недовольных можно понять: безнадежность и отсутствие уверенности в завтрашнем дне порождают агрессию...и ее накопилось слишком много для одной планеты. Быстро попрощавшись с Санстрикером, шепнув на прощание пару комплиментов, сикер направился к своему другу и, обняв его за талию, повел на танцпол.
Здесь, в своем маленьком мире иллюзорного счастья они пока в безопасности... Они короли этого мира…и его пленники.
Только здесь они могут забыть о реальной жизни, такой далекой и пугающей, об одиночестве среди толпы, о завтрашнем дне, который начинается уже сегодня, о ненависти консервативного общества, отказывающегося признать их право на любовь, о том, что рано или поздно за каждый миг беззаботного счастья придет расплата…О том, что вечеринка не может длиться вечно.
***
- Вот ты где... - разгоряченный танцами, энергоном и вниманием прессы Джазз все же нашел его. Джазз... Сегодня он особенно красив.
Атмосфера ночного клуба, пьянящее веселье-это возбуждает его... Это делает его еще более сексуальным. И Санстрикер поддался его очарованию, как в ту ночь, когда впервые увидел Джазза на пилоне. Тогда он, изумленный, не мог свести оптику с изящного гибкого корпуса, покрытого алмазной россыпью блесток. И все зрители смотрели только на Джазза, словно загипнотизированные медленными движениями, исполненными соблазна. Санстрикеру тогда на миг даже показалось, что это чарующая мелодия, льющаяся из динамиков, обрела свое материальное воплощение.
Джазз не был похож на других танцоров. Казалось, он не замечал зрителей, не слышал аплодисментов... Словно находился в собственной маленькой Вселенной, ограниченной пространством сцены, где были только двое-он и Музыка. Джазз тогда казался абсолютно недосягаемым, и Санни не поверил своим линзам, когда танцор, снявший с себя почти всю броню и оставшийся лишь в прозрачном подобии бедренных пластин, почти не скрывавших интерфейс-систему, подойдя самому краю сцены, изящно наклонился к нему, чтобы, получив несколько сот кредитов, тихо прошептать заветное: "...после шоу..жду тебя..." И...многообещающе сверкнув горящими линзами из-под визора, под оглушительные аплодисменты разгоряченных до предела зрителей, скрылся в сиреневых клубах дыма.
Их первый коннект был словно продолжением шоу - таким же ослепительным и страстным. Искрящимся, как энергон в высоких бокалах... Но даже самые удивительные номера рано или поздно заканчиваются, и спустя всего ***мегациклов после их знакомства Санстрикер уже с трудом мог поверить, что совсем недавно был очарован этим навязчивым манерным ботом. Джазз был идеальным потребителем рекламы, 100%-ным порождением эпохи глянца. Он верил в силу кредитов, верил в славу и блеск.
Санстрикер обернулся на танцпол. Старскрим и его робкий друг с синими крыльями уже целовались в самом центре зала. Санстрикер, взяв Джазза за руку, последовал за ним.
***
Закрыв двери номера, сняв визор, Джазз уверенно толкнул партнера на платформу.
Положив манипуляторы на бедра, позируя пред любовником, он в очередной раз давал возможность оценить свой дорогой ухоженный корпус.
Джазз изящно отстегнул и бросил на пол пару защитных пластин. Танцор владел искусством соблазнения не хуже профессионального сексбота. Впрочем, для Санстрикера не было откровением, когда однажды Джазз проговорился, что танцоров снимают так же, как и шлюх...и все отличие-в цене.
- Джазз, не сейчас...
Санстрикер уже пожалел о своей слабости, он предпочел бы перед дорогой подзарядиться, а не тратить последние силы на интерфейс. Но разгоряченный Джазз и слышать не хотел оправданий:
- Именно сейчас! Не волнуйся, Санни, я тебя подготовлю...
Опустившись на колени перед своей звездой, он, быстро расстегнул замки бедренной брони, освобождая коннектор любовника. Хищно улыбнувшись, взяв коннектор в манипуляторы, облизав губы, Джазз начинает свою любимую возбуждающую игру. Как жадно мерцает его оптика, но он не торопится взять коннектор в рот. Он осторожно касается губами основания, желая немного подразнить все сильнее возбуждающегося партнера, нарочито медленно проводит языком по стволу коннектора...
Он знает, что этот прием действует безотказно, и Санстрикер, откинувшись назад, едва удерживается на грани. Впрочем, и сам Джазз получает не меньшее удовольствие от орального конненекта. Он проводит языком вокруг наконечника, наконец, берет в рот, надавливая губами, продолжая ласкать языком.
Санстрикер, дрожа, протянул манипулятор и сжал навершие шлема партнера, надавливая, направляя его движения. Отключив оптику, полностью отдавшись уверенным ласкам танцора, он уже был готов перезагрузиться, когда Джазз остановился. Санстрикер, не отдающий отчета в своих действиях, почти достигший экстаза, грубо рванул любовника на себя, молча повалил на платформу, без прелюдий и поцелуев, дрожащими манипуляторами срывая броню, вырывая замки, резко развел ноги лежавшего автобота широко в стороны и резко вошел в горячий порт. Сразу до упора. Джазз выгнувшись, не смог сдержать сладкий страстный стон, обжегший аудиосенсоры. Продолжая быстрые сильные толчки, Санстрикер, сосредоточившийся на своих ощущениях, больше не слышал стоны и обрывки фраз метавшегося под ним автобота. Несколько движений, и Санстрикер вскинул голову, перезагружаясь. Отражения их слившихся корпусов рассыпались в гранях зеркал над их головами…
***
Санстрикер быстро вернулся в онлайн после перезагрузки. Немедленно разорвав соединение, он обратил внимание на искрящийся стекающий по его корпусу энергон, сброшенный Джаззом. Отлично. Они перезагрузились одновременно. В последнее время он не занимал процессор беспокойством об удовольствии партнера. Впрочем, очнувшийся Джазз выглядел более чем удовлетворенным... Сладко потянувшись, обнял плечи любовника:
- Санни... О, ты как всегда, был великолепен...
Говорил Джазз правду или лгал - Санстрикеру до этого, по правде говоря, не было дела. Быстро надев защитные пластины, стерев смазку и энергон, даже не посмотрев на Джазза, взяв передатчик, автобот вышел.
Когда двери за ним захлопнулись, Джазз коварно усмехнулся. Санни ждет ответ? Пусть ждет. Хоть до второго Большого взрыва. Он-то точно знал, что сообщений не будет.
Развалившись на платформе, заложив манипуляторы за голову, автобот рассматривал свое отражение в зеркальных кристаллах потолка.
Холодность любовника больно ранила его. Возвращение на родную планету пробудило воспоминания, какую-то забытую связь, воскресило в искре Санстрикера прежние надежды и боль. Конечно, многие трансформеры на месте Джазза устроили бы громкий скандал, но он должен переступить через самолюбие, через гордость.
Слишком долго Джазз шел к тому, что есть у него сейчас. Слишком долго, чтобы потерять все за один миг. Он еще помнит, как рыдал в своем маленьком отсеке, когда из-за невысокого роста ему отказывали в одном модельном агентстве за другим. Он помнит, как ему приходилось танцевать стриптиз в дешевом темном баре в рабочем квартале на одном из самых нижних уровней планеты и за несколько десятков кредитов соглашаться на коннект с отвратительными наэнергонившимися посетителями. Он помнит, как поклялся во что бы то ни стало вырваться из жизни, полной унижений.
Он много работал, он тренировался до изнеможения, он танцевал, пока не падал без сил... И слухи об удивительном танцоре, его завораживающих шоу разлетались по Кибертрону. Он сменил немало клубов, прежде чем оказался в крупнейшем орбитальном комплексе, где и встретил Санстрикера. Связь с ним дала ему все... Это сама судьба, в лице автобота с золотой броней, щедро вознаградила его.
Вчера - Каон, сегодня - Айкон. Лучшие клубы распахивают перед ним двери, он останавливается в номерах самых дорогих отелей, к которым раньше не смел даже подойти и лишь издалека мог наблюдать за роскошной жизнью, проносящейся мимо. Он больше не считает кредиты... Его, отдававшегося наемным рабочим и солдатам, принимают на равных политики и дипломаты, знаменитости и воротилы бизнеса, у него берут интервью, его снимки украшают известные на всю галактику издания, весь Кибертрон обсуждает бурный роман супермодели и танцора - их роман!
Завтра они покинут Кибертрон. Надолго. И ничто больше не будет тревожить Санстрикера... Ничто не сможет разлучить их.
***
Санстрикер вышел на балкон. Когда страсть удовлетворена, когда желания затихают, в такие минуты он чувствует себя особенно одиноким.
Конечно, он плохо обошелся с Джаззом. Конечно, ему стоило быть более внимательным и проявить хоть немного нежности к тому, кто отдавался ему. Конечно, Джазз наверняка обидится, и будет молчать всю дорогу, а когда они прибудут в Айкон, возможно, он даже предпочтет провести остаток ночи в отдельном номере. Санстрикер обреченно опустил голову... Он не желал признаться самому себе, что эта связь уже давно тяготила его, что в глубине искры он даже был рад этой размолвке.
Джазз, без сомнения, был идеальным партнером. Привлекательный, знающий себе цену, страстный, увлекающийся, готовый на эксперименты... Он изо всех сил старался соответствовать ожиданиям Санстрикера, был готов выполнить любое желание, чтобы ублажить любовника в постели... Казалось бы, о чем еще мог мечтать любой бот? Но Санстрикер изменял ему. Постоянно. С партнерами по съемочной площадке и влиятельными поклонниками, другими знаменитостями или просто смазливыми моделями. А иногда, втайне от всех, спускался в темные коридоры закрытых интерфейс-клубов, где в пьянящем полумраке мог забыть на пару циклов обо всем.
Джазз, конечно, догадывался, что любовник не хранил ему верность, но предпочитал не задавать вопросов, ответов на которые не было у самого Санни.
Но ни Джазз, ни сумеречные случайные партнеры, ни сотни красавцев, до тошноты похожих друг на друга, так и не смогли дать ему то, что он испытал всего один раз в жизни...тогда...с Ним. Всего лишь за несколько дней до той, последней, ссоры, когда Санстрикер, наговорив кучу глупостей и хлопнув дверью, улетел на Литон подписывать контракт, который принес ему галактическую славу. Он не забывал о Нем ни на астросекунду, но гордость не давала сделать первый шаг, попросить прощения. Циклы летели… Как только Санстрикер узнал, что в списке планет, которые он должен посетить уже в статусе галактической знаменитости, есть Кибертрон, он написал Ему, но ответа не было.
Небо над Айконом светлеет... Скоро рассвет. Осталось всего***циклов.
Он так не написал.
-Эй, Санни... экспресс уже ждет... - подошедший Уилджек положил манипулятор на плечо подопечного. - Пора...
***
Похоже, в этот раз им все же удалось провести журналистов, дежуривших у главного входа отеля.
- Какое сегодня звездное небо...- Уилджек не мог скрыть восхищения. - Вы только посмотрите... красотааа...
Санстрикер поднял голову... Он уже не помнил, когда в последний раз смотрел на звездное небо. Он уже давно не видел звезд... А ведь когда-то вместе с Ним они засиживались допоздна, мечтая. Пока автоботы, сопровождавшие Санстрикера в поездках, занимали свои места, а Уилджек что-то объяснял охранникам, Джазз в огромных наушниках прошел молча и, устроившись, демонстративно отвернулся к окну и отключил визор.
Санстрикер, понимая, что должен подойти и сказать любовнику хотя бы пару слов, прошел мимо и сел в свое кресло. Экспресс тронулся.
Друзья смотрели в разные стороны. Но разве можно назвать друзьями тех, кого объединяют только амбиции и кредиты? Нет, они просто попутчики, и жизнь их до боли похожа на этот экспресс, со скоростью сверхзвука уносящий их вперед, к еще не достигнутым целям, еще непокоренным вершинам.
***
"...-Санни, ты изменился, с тех пор, как стал знаменитым!"
Нарядные фасады Каона сменяются однообразными постройками индустриального квартала.
"...Санни...неужели тебе кажется, что все осталось по-прежнему?!"
За окном мелькают вышки электростанций.
"Сайд, тебе пора повзрослеть! Признайся, ты завидуешь мне!"
Золотая цепочка боковых огней скоростной магистрали...и металлический фемский голос:
"Пожалуйста, пристегните ремни безопасности. Начинается скоростной участок. Спасибо".
"... - Почему ты не рад за меня, Сайд?! Это сделает меня звездой Галактики!! Нет, послушай! Я добился всего, чего хотел! А ты?!? Ты не мечтал ни о чем! Ни к чему не стремился!
- НО МНЕ НЕ НУЖНО НИЧЕГО! У МЕНЯ ЕСТЬ ВСЕ! КАК ТЫ ЭТОГО НЕ ПОНИИМАЕШЬ, САННИ?!! МНЕ НУЖЕН ТОЛЬКО...ТЫ!"
- Шлак!!! Какого…?!? - крик водителя. Визг тормозов.
Санстрикер резко обернулся. Сквозь омыватель, туманом застлавший линзы, ослепительные белоснежные молнии фар скоростного экспресса, сменившего путь из-за чьей-то ошибки в пункте управления, мчавшегося прямо на них. Дождь посыпавшихся стекол... И Кибертрон растаял во мраке.
***
Санстрикер очнулся, сидя в том же кресле. Экспресс стоял на месте. Ничто не нарушало ночной покой Кибертрона, его оглушительную тишину.
Не говоря ни слова своим попутчикам, Санстрикер медленно поднялся, удивляясь странному ощущению небывалой легкости, как во сне, подошел к раскрытым дверям… и замер, не веря своим линзам... На залитой серебристым светом магистрали стоял Он.
- Сайд? Это ты??? Как? Откуда?
Трансформер улыбнулся:
- Я ждал тебя.
Санстрикер, не раздумывая, бросился к брату:
- Сайд! Я думал ты забыл меня! Я думал ты не простил... Сайд, Сайд!
Санстрикер, заливаясь омывателем, не сдерживая рыданий, обнимая, исступленно целуя лицо и шею Сайдсвайпа, повторял, как в бреду:
- Скажи, скажи, что это правда… Скажи, что ЭТО навсегда…Сайд.. Скажи, что мы теперь будем вместе, Сайд...
Сайдсвайп, провел невесомым манипулятором по лицевой пластине брата:
- Мы будем вместе. Всегда. Идем.
Састрикер, как во сне, веря и не веря в свое счастье, улыбаясь, взял за руку своего брата и возлюбленного…и шагнул навстречу звездам… Звездам, что светят ярче потускневших огней Кибертрона. Счастливый, свободный он шел, не оглядываясь назад на искореженный каркас экспресса, где под грудой стекла и металла дотлевал его обгоревший корпус.
***
Первые лучи восходящей звезды, робко скользнув между неплотно закрытыми створками жалюзи, проникли в номер отеля "Каон Палас".
"Уже рассвет..."
Тандеркрэкер тяжело поднялся с платформы. Как кружится голова, и искра так странно мечется и сладко замирает в груди...
Это из-за выпитого энергона? Даже страшно сосчитать количество разбросанных по всему номеру пустых кубов из-под энергона... Или из-за...
Обернувшись, глядя на лежавшего рядом на платформе отключившегося сикера, Тандер нежно улыбнулся... Смешно, но даже сейчас, после всего, что произошло между ними этой ночью, он все еще робеет перед ним, не смеет коснуться капризных губ, боясь нарушить покой.
Впервые в жизни Тандеркрэкер встретил рассвет в чужих объятиях... Он, привыкший делить одинокие ночи с мечтами и смутными предчувствиями... Любви? Взросления? Этой ночью он переступил порог взрослой жизни. Он сразу доверился ему в том поцелуе в самом сердце танцпола. Позже…он не противился, когда Скрим увлекал его во мрак полуночного отеля, не сопротивлялся, когда ловкие пальцы, лаская, отстегивали броню, не остановил его, когда он, целуя, шепча что-то нежное, осыпал ласками его корпус… Он отдал Скриму не только свое тело, но, кажется, всего себя... Тандеркрэкер даже не представлял, сколько нежности, сколько страсти скрывала его робкая искра.
Тихий, едва уловимый аудиосенсором сигнал сообщения, раздавшийся откуда-то из-под платформы, вернул замечтавшегося истребителя к реальности. Свесившись с платформы, Тандер нащупал кончиками пальцев маленький передатчик личных сообщений Санстрикера, украденный и подмененный на идентичное устройство Джаззом.
"Что это? Откуда это здесь?" Конечно, сикер знал, что нельзя читать чужие письма, но нажал клавишу "новые сообщения". На темно-зеленом дисплее задрожали тонкие строки бирюзовых символов:
Получено новое сообщение.
"С сожалением сообщаем Вам, что подполковник Объединенных Сил Галактического Альянса Сайдсвайп погиб ***циклов назад в сражении с повстанцами на Юроне. Свидетельство о дезактивации № 3209755. Более подробную информацию вы можете получить в..."
Только что ставший невольным свидетелем чьей-то драмы истребитель отложил передатчик. Стерев капли омывателя, выступившего в уголках линз, мысленно пожелал вечного покоя искре неизвестного ему погибшего бота.
Кто может объяснить переплетение судеб и жизней? Это сообщение… и это едва уловимое, как ночной ветер, прикосновение смерти взволновало его, заставило еще острее чувствовать хрупкость настоящего, мимолетность и бесценность своего счастья. Тандеркрэкер, замирая от нежности, осторожно прилег рядом с любимым, прижавшись к нему. Он так долго ждал этого... Так мучительно долго ждал любви. У него есть еще несколько циклов, чтобы запомнить и навсегда сохранить в памяти это тревожно-радостное утро-первое утро своей взрослой жизни.
Там, за окном затихают бульвары, одна за другой гаснут неоновые вывески, закрываются клубы и бары. Каон засыпает. До следующего вечера.
Эта ночь умчится прочь. Растает без следа, унося с собой грезы и надежды, все иллюзии и мечты о счастье...
Совсем скоро настанет новый день, и с его началом возобновятся забастовки рабочих. Скоро возмущенные трансформеры перекроют магистрали, СМИ вновь будут пестреть сенсационными заголовками о беспорядках и волнениях, охвативших почти все уровни, пока все новости не затмит известие о трагической гибели в катастрофе топ-модели Санстрикера.
Полиция будет вновь разгонять демонстрации и митинги. И в обществе уже есть те, кто предвидит перемены и великие потрясения, которые изменят Кибертрон.
И в тот день, когда вооруженная толпа разобьет зеркальные окна клубов, реальный мир и мир ночных грез встретятся...лицом к лицу.
Но пока дети ночи могут наслаждаться последним и от того таким ослепительным блеском Каона... своим головокружительным полетом над пропастью.
***
У каждого из нас есть своя путеводная звезда, чей блеск озаряет нашу жизнь.
Одних манит блеск кредитов, превращающий их в рабов.
Других - свет софитов. Мимолетное или вечное сияние славы и одиночества. Третьих - сияние далеких звезд, зовущих к чужим мирам. Что ждет их там? Вдали... на еще неизведанных звездных путях?
Кого-то греют огни ночных городов... от сердца Кибертрона сквозь миллионы световых лет до самых окраин Галактики.
Но есть те, кому дороже всего свет линз любимых и близких, друзей и родных... Даже если эти линзы угаснут навсегда, их свет будет жить в памяти тех, кто их любил. До тех пор, пока в груди пульсирует живая искра.

@темы: трансформеры:G1

22:43 

Маленький лорд. Главы 12-22. Переводчик Lady Megatron, автор оригинала Inkognito97

Глава 12.

От лица Старскрима.

- Прошу прощения, но нам с Эйрахнид необходимо убедиться, что восстановление идёт без каких-либо проблем. Ах да, я также отправил Нокаута вместе с вехиконом на поиски крупных залежей энергона. - С этими словами мы развернулись и ушли.
Хах, поиск залежей энергона! Если бы Саундвейв только знал, что на самом деле Нокаут ищет этих отвратительных скраплетов…
читать

@темы: перевод, фанфики, трансформеры:прайм

14:07 

Самый лучший план. Переводчик Lady Megatron, автор оригинала TOONSRULE

Глава 1


Беззубик со сдержанным интересом наблюдал за своим нервно мечущимся туда-сюда и что-то бормочущим себе под нос всадником. Взъерошив пятерней волосы, Иккинг остановился, мельком глянул в сторону большого зала и вздохнул.
- Ладно… - Иккинг окинул окружавшее его пространство решительным взглядом и откашлялся. – Ладно, Астрид! Нет, это чересчур напористо, хмм… Эй, Астрид, слушай… мы никогда по-настоящему не проводили время вдвоем…Или, если уж на то пошло, никогда. Но я очень хочу получше тебя узнать… лучше, или больше. Итак, я знаю, что завтра ты ничем не занята… о, нет, я похож на полного придурка. Веду себя как Сморкала. Попробую иначе выразиться. Если ты завтра свободна, не хотела бы ты, исследовать остров вместе со мной?
Иккинг, робко улыбаясь, взглянул на Беззубика:
- Что думаешь?..
Дракон лишь фыркнул в ответ и зевнул, кладя голову на передние лапы и закрывая глаза. Руки Иккинга безвольно повисли, а затем он яростно воскликнул:
- Ну, конечно, от тебя не дождешься помощи! И почему все так сложно?! Неужели это была настолько плохая идея…
- Что именно плохая идея?
Иккинг вскрикнул от неожиданности, и, обернувшись, увидел позади мягко и дружелюбно улыбавшуюся Астрид.
- Эм, ничего. Я хотел сказать, ничего такого, о чем бы тебе стоило беспокоиться.
- Хммм, Иккинг, ты в этом так уверен? Кстати, а что ты и Беззубик вообще здесь делаете? Несколько неподходящее место для разговоров с самим собой, - произнесла девушка, начав ласково поглаживать Беззубика.
- Т-ты все слышала? – щеки Иккинга залились румянцем.
- Не совсем, я просто услышала, что ты произносишь мое имя, и пришла посмотреть, чем ты занят.
- Ладно… Т-то есть я хочу спросить тебя…
- И о чем же?
Поборов страх, по крайней мере, попытавшись это сделать, Иккинг постарался как можно четче и быстрее сформулировать свои мысли.
- Я был бы очень рад, если бы ты согласилась исследовать вместе со мной часть острова. Просто побродим, посмотрим. Может, что интересное найдем…
- Я очень этого хочу! – Воскликнула Астрид, радость и волнение метались в ее глазах.
- П-правда?
- Иккинг, не надо так удивляться. Вы с Беззубиком наверняка успели найти парочку интересных мест, так что, я уверена, день будет хорошим.
- Отлично! – Воскликнул Иккинг, и, радостно улыбаясь, добавил: - Отправимся завтра прямо с утра, чтобы в нашем распоряжении был весь день.
- Прекрасно звучит, буду с нетерпением ждать завтрашнего дня. Пока, Беззубик, - Астрид еще раз погладила дракона по голове, и быстрым шагом направилась в большой зал. Иккинг, убедившись, что дверь заперта, дал волю чувствам.
- Она сказала «да»! Можешь в это поверить? - смеялся Иккинг, даже Беззубик растянул пасть в улыбке.
***

…Солнце едва поднялось над горизонтом, а Иккинг уже закончил укладывать ранец, его сердце колотилось от волнения. Закинув ранец за плечо, Иккинг посмотрел на оживившегося Беззубика.
- Ладно, приятель, мы уходим, вернемся сегодня вечером, на закате. Постарайся не создавать проблем, хорошо? – Иккинг тихо засмеялся, корда дракон с мурчанием осторожно потерся мордой о его щеку. Выйдя из хижины и закрыв дверь, он с удивлением увидел уже стоявшую на ступеньках Астрид.
- Надо же, а ты рано.
- Ты тоже, судя по этому ранцу, - улыбнувшись, Астрид скользнула взглядом по упомянутому предмету.
- Просто я немного волновался, - слабо улыбнувшись, ответил Иккинг.
- Может, начнем отсюда? – предложила Астрид, рассматривая кромку леса.
- Да, идем, - просиял Иккинг, доставая карту, чтобы проложить путь. Старательно готовясь к путешествию, юноша уже отметил несколько интересных мест, где они могли бы побывать. Он хотел впечатлить Астрид и показать, что он не только тренер драконов.
Первые несколько часов все шло хорошо. Астрид была потрясена теми местами, в которых они уже успели побывать. Ребята остановились на берегу кристально чистого озера, чтобы отдохнуть и перекусить, перед тем, как продолжить путь. Вскоре они направились к самой высокой горе Берка, и Иккинг надеялся, что путешествие пройдет и завершится на позитивной ноте.
Незадолго до этого путешествия, во время одного из многочисленных полетов с Беззубиком, Иккинг нашел выступ на этой горе, с которого открывался великолепный вид на остров.
- Не могу поверить, что на Берке есть столько замечательных мест! – Воскликнула Астрид. – Как ты нашел все эти места?
- Благодаря Беззубику я могу преодолевать значительные расстояния, кроме того, он, похоже, знает остров лучше нас.
- Умный дракон.
- Я тоже так считаю. У меня есть еще одно местечко на примете, пойдем?
- Только вместе с тобой, - хитро улыбнулась Астрид.
- Может, я и тощий, как палка, но сил и энергии мне не занимать, - Иккинг поморщился и засмеялся, когда Астрид шутливо стукнула его кулачком в плечо. Когда они продолжили подниматься на гору, Иккинг заметил, что их путь вот-вот станет опасным: небо быстро закрылось черными тучами, послышались первые громовые раскаты.
- Слушай, Астрид, может, вернемся, пока не поздно? Что-то не нравятся мне эти тучи.
- Тучи пока далеко, так что все будет хорошо. Пошли, Иккинг, - ответила Астрид, идя дальше. Иккинг поспешил за ней. К сожалению, тучи продолжали сгущаться, и гораздо быстрее, чем ожидалось, ветер налетал угрожающими порывами.
- Идти дальше слишком опасно, мы должны вернуться! – Крикнул Иккинг.
- Ты прав! – Согласилась, оборачиваясь, Астрид.
- Куда ты идешь? – окликнул ее Иккинг, стараясь не обращать внимания на свист ветра в ушах.
- Обратно в деревню, а ты что подумал?
- Но деревня в другой стороне!
- Уверен?
- Но, судя по карте… - Ситуация стремительно ухудшалась: сильный порыв ветра вырвал карту из рук Иккинга и унес ее прочь. Спустя несколько секунд пошел снег, укрывая землю белым покрывалом.
- Что на этот раз? – крикнула Астрид сквозь шторм.
- Мы должны спуститься, чтобы быть подальше от бури! Если же не успеем, придется искать укрытие!
Спускались они медленно, а видимость падала по мере усиления бури. Вскоре все вокруг было покрыто слоем снега по щиколотку толщиной, и этот слой продолжал увеличиваться.
- Ты знаешь, где мы находимся? – крикнула Астрид.
- Понятия не имею, я ничего не вижу! – Металлическая нога Иккинга зацепилась за скрытый под снегом небольшой камень, он оступился и рухнул на снег.
- Иккинг! Ты в порядке? – Астрид помогла юноше подняться, глядя на его ноги.
- Место, где металл соприкасается с телом, полностью онемело! Это какое-то безумие, мы должны поскорее найти укрытие! Сейчас мы не сможем спуститься, придется прятаться, пока буря не утихнет, лишь тогда мы сможем вернуться домой!
Придерживая Иккинга, Астрид осмотрелась в поисках пещеры. Ее сердце пропустило удар, когда она заметила черное углубление, на первый взгляд очень похожее на убежище.
- Кажется, я что-то нашла… - Астрид шагнула вперед, ее сердце замерло, когда девушка ощутила, что нога проваливается в пустоту. Она начала падать в глубокий ров. Иккинг схватил Астрид за руку, надеясь остановить ее падение, однако это не помогло. Он сорвался с края уступа, и они оба рухнули во тьму.
***

«Что за странный звук…»
Беззубик приоткрыл глаза, очнувшись от дремоты из-за бормотания Плеваки. Внимание ночной фурии обратилось к чему-то над горным хребтом. Заинтересовавшись, Беззубик повернул голову, и его глаза расширились от страха, когда дракон увидел закрывающие небо над горами грозовые тучи. А ведь именно туда собирались пойти Иккинг и Астрид…
- Плевака, ты видел Иккинга? Его не было целый день, - спросил Стоик, выглядя крайне взволнованным.
- Его не было в деревне, и Беззубик здесь. Он не мог далеко уйти.
Беззубик отвернулся, вновь глядя на горизонт и не став слушать дальнейший разговор, поскольку он не содержал больше никакой полезной информации. Солнце почти село, залив небо нежно-розовым светом. По идее, Иккинг уже должен был вернуться.
- Эта буря идет сюда. Плевака, собери жителей в большом зале.
- Что ты собираешься делать?
- Я беру Беззубика и отправляюсь искать Иккинга. - Стоик развернулся, собираясь окликнуть дракона, но Беззубика и след простыл.
Стуча о землю когтями, Беззубик побежал к дому Астрид за Громгильдой. Если кто и найдет ребят, так только они.

Глава 2


Первое, что Астрид почувствовала, придя в себя, помимо холода, - это головная боль. Тихо постанывая, она открыла глаза и слегка запаниковала из-за окружавшей ее непроглядной темноты. Постепенно глаза привыкли, и Астрид смогла различить стены. Она села и, оглядевшись, увидела, что находится в своеобразном горном «кармане», к которому вело несколько небольших тоннелей. Сверху падало несколько лучиков света, очень тусклых – снаружи уже вовсю шла сильная буря. От одного из тоннелей отходило траншееподобное широкое ответвление, Астрид очень надеялась, что это путь к выходу. Слева от девушки лежал пока еще без сознания Иккинг, по его лбу стекала тоненькая струйка крови.
- Иккинг… - Астрид осторожно вытерла кровь. Иккинг очнулся, панически оглядываясь.
- Астрид, что… Где мы?
- Успокойся, Иккинг, мы в безопасности… Я надеюсь. Мы упали в подземный грот, когда пытались найти укрытие от шторма.
- Ты в порядке? – спросил Иккинг, моргая, чтобы глаза привыкли к темноте.
- Больно ударилась, но в целом все нормально, - слабо улыбнулась Астрид, погладив его по щеке. Иккинг улыбнулся в ответ.
- М-мы должны попытаться выбраться отсюда.
- Что-то мне не очень хочется выходить в эту бурю.
- Мне тоже, но я не об этом. Нам надо быть рядом с выходом, чтобы, как только буря утихнет, мы могли сразу же уйти, или кто-нибудь нас мог бы заметить.
- У нас есть несколько тоннелей на выбор, по какому пойдем?
Проследив взглядом, куда ведут расходящиеся по стенам трещинки, Иккинг посмотрел на тоннель слева, уходивший вдаль.
- Думаю, этот… Трещины образуются из-за отсутствия той или иной горной породы, так же, как и пещеры. Кажется, это бессмысленно.
- Нет, это отличная идея!
- Я просто… Вдруг мы собьемся с пути, или еще что…
Они поднялись, и Иккинг поморщился, когда стал на свою металлическую ногу. От боли он пошатнулся и чуть не упал. Астрид поддержала его.
- Ты… Ты в порядке?
- М-моя нога… Это что-то среднее между онемением и жгучей болью.
- Значит, мы будем идти потихоньку.
- Слушай, тебе не холодно? – спросил Иккинг, глядя на Астрид. – Я, например, замерз, и это при том, что одет теплее тебя.
- Иккинг, я могу потерпеть легкий холодок, - усмехнулась Астрид, стараясь выглядеть уверенно. В действительности она сильно замерзла, но не хотела жаловаться. – Если нога сильно болит, обопрись на меня, так тебе будет легче идти.
- Спасибо… Иди вперед, Астрид, я все равно не могу быстро идти.
Мягко обняв его за шею, Астрид пошла к выходу, Иккинг, опираясь на нее, тихонько поплелся следом.
***

Громгильда испуганно смотрела на небо, видя приближающуюся бурю и переживая, что ее всадница до сих пор не вернулась домой. Тяжелые шаги привлекли ее внимание, и, обернувшись, дракон увидела пожаловавшего к ней Беззубика.
- Где мой всадник?! – требовательно вопросила Громгильда. – Она собиралась быть с твоим человеком!
- Не знаю, где они, Иккинг говорил, что вернется в это время, должно быть, они попали в бурю.
- Что? Мы должны их найти!
- Знаю, но я не могу вот так запросто лететь в горы без всадника.
- Беззубик! Что ты здесь забыл, чокнутый дракон?! – крикнул Стоик.
- Всадник! – Беззубик метнулся вперед, и начал нетерпеливо прыгать перед вождем. – «Ты можешь помочь! Скорее, нам надо идти!»
- А ну отойди, большая ящерица! Дай мне войти, и мы с Громгильдой отправимся их искать!
- Ты знаешь, куда нам идти? – спросила Громгильда Беззубика, в то время как Стоик забирался ей на спину.
- В нижнюю часть гору, там следует проверить в первую очередь.
- Ты готов, Беззубик?
- Абсолютно!
***

- Иккинг, кажется, я что-то слышу, - прошептала Астрид, стуча зубами.
- Да… Да, я тоже! – Иккинг стал прислушиваться, его сердце бешено заколотилось, когда он понял, что завывание бури становится ближе. – Кажется, выход уже близко!
- Н-не т-так б-быстро, И-иккинг, т-твоя н-нога з-заболит еще с-сильнее.
- Астрид, ты дрожишь… О великий Один, да ты ведь сильно замерзла! – Запаниковал Иккинг, начав растирать руки Астрид, чтобы хоть немного согреть ее. – Почему ты ничего не сказала?
- В-все х-хорош-шо, Иккинг. Не стоит беспокоиться.
- Хочу и беспокоюсь! Так, садись, а пойду вперед и проверю, получится ли найти выход.
- Н-не стоит, Иккинг, я-я в п-порядке. К-как т-твоя н-нога?
- Все нормально, просто… Оставайся здесь, и постарайся согреться. – Иккинг снял жилет и закутал в него Астрид.
- Б-будь осторожен… - Иккинг быстро кивнул, и, стараясь не морщиться от боли в искусственной ноге, развернулся и пошел вглубь пещеры. Тоннель начал сужаться по мере прохождения, но Иккинг наконец нашел выход. Шторм к этому времени слегка утих.
- Что ж, по крайней мере, мы недалеко от выхода, однако нельзя просто сидеть рядом с ним, иначе простудимся. Придется еще подождать. – Иккинг развернулся и пошел обратно.
Он страшно запаниковал, увидев Астрид спящей.
- Астрид, нет! Не спи!
- Ч-что?.. Иккинг, я хочу спать.
- Нет-нет-нет, Астрид, это очень плохо. Давай же, оставайся со мной. – Иккинг обнял ее и вновь стал растирать ей руки. – Я постараюсь тебя согреть.
- Иккинг, мне не холодно, просто я хочу спать.
- Астрид, прекрати быть такой упрямой!
- Уж такие мы – викинги!
- Я тоже викинг, но, если мне нужна помощь…
- Да. но мы с тобой такие разные… Это отличие – как раз то, что мне так в тебе нравится…
Иккинг покраснел, ошеломленный услышанным.
- В самом деле?
- Да, мне нравится то, что ты не являешься крутым качком.
- Это верно. Я не Сморкала.
- Абсолютно согласна. Мама всегда говорила мне, что, когда я соберусь замуж, то должна буду найти такого мужа, который сможет заботиться обо мне и обеспечивать нашу семью. Я думала, что она имела ввиду, что это должен быть кто-то большой и сильный, и чем больше мускулов – тем лучше. Но теперь я изменила свое мнение.
- Серьезно?
- Конечно, ты весьма тощий…
- Большое спасибо.
- Позволь закончить. Ты не выглядишь как викинг, но у тебя есть способности к адаптации.
- Что ты имеешь ввиду?
- Тебя не назовешь сильным, но зато ты сумел подружиться с самым сильным драконом из всех известных. Вместе вы очень сильны, такой силы нет ни у кого. У тебя есть возможность узнать много чего нового. В общем, я считаю… Мне нужен как раз такой мужчина, который умеет приспосабливаться и решать разного рода проблемы, а не просто гора мускулов…
- Рад, что невольно изменил твое мнение на этот счет… - Иккинг замер, чувствуя, как что-то мягкое прижалось к его губам. Он расслабился, и слегка прижал к себе Астрид, осторожно обнимая ее. Отодвинувшись, Иккинг увидел, что Астрид радостно улыбается, потирая щеку. – Т-тебе лучше?
- Да, намного… Спасибо, Иккинг, - Астрид опустила голову ему на плечо и закрыла глаза.
- Ты согрелась? – поинтересовался Иккинг.
- Да, ведь, вместо того, чтобы просто не двигаться, я поступила намного лучше.
Мягко засмеявшись, Иккинг крепче обнял ее, в надежде сохранить тепло. Затем его глаза закрылись, и он заснул, опустив голову. Тем временем снаружи буря практически утихла, пройдя через горный массив Берка.
***

Иккинг тихо застонал, ощутив, как что-то теплое коснулось его лба.
- Уходи…
- Вставай, сынок, нам надо возвращаться.
Открыв глаза, Иккинг увидел неясный силуэт, оказавшийся Стоиком.
- Папа?
- Скоро рассвет, Иккинг, я сейчас же доставлю вас с Астрид домой.
- Астрид? – посмотрев вниз, он увидел, что девушка тихо лежит с закрытыми глазами. – О-она?..
- Она в порядке, не волнуйся. Идем домой. – Стоик без труда подхватил обоих подростков и пошел к выходу из пещеры, к ожидавшим его Беззубику и Громгильде. Увидев своих всадников, драконы тут же рванули навстречу. – Вы, двое, успокойтесь! Вначале отвезите их домой, а уж потом нападайте!
Убедившись, что оба подростка тепло укутаны в принесенные им накидки, Стоик проверил, достаточно ли крепко привязана Астрид к спине своего дракона.
- Отнеси ее в нашу хижину. Плевака уже ждет там.
Громгильда понимающе кивнула и, подпрыгнув, полетела настолько медленно и низко, насколько могла. Стоик обернулся к Беззубику, к спине которого уже был привязан старающийся не заснуть Иккинг.
- Все в порядке, Иккинг, скоро ты будешь дома.
Сев позади сына, Стоик легонько шлепнул Беззубика, показывая, что надо взлетать, и они направились в сторону деревни.
Вскоре подростки отдыхали в хижине, делясь друг с другом теплом своих тел, лежа под целой горой одеял. Стоик и Плевака были поблизости, ожидая пробуждения ребят. Незаметно для других благодаря одеялам, Астрид потихоньку взяла Иккинга за руку и легонько ее сжала.

@темы: переводы, как приручить дракона

18:03 

Я всегда буду защищать тебя. Переводчик Lady Megatron, автор оригинала TOONSRULE

***
Он знал, что это год пройдет также спокойно, как и предыдущие, но было чувство, что на Пасху обязательно что-то случится. Пасхальный кролик посмотрел на отчаянно прыгающие яйца, которые явно хотели привлечь его внимание.
- Эй, эй, успокойтесь, и просто покажите, что случилось.
Яйцо быстро побежало вперед, и Кролик поспешил за ним. Они вышли на поляну, находившуюся довольно далеко от маленького села, хорошо укрытого от окружающего мира. Продолжая идти, яйцо врезалось в лежавший в небольшой нише какой-то странный шар. Потихоньку, чтобы не спугнуть это нечто, свернувшееся в клубок, Пасхальный кролик двинулся вперед, соблюдая все предосторожности – чтобы ни одна ветка не хрустнула.
Клубок развернулся, оказавшись мальчиком с песчано-светлыми волосами, темно-карими глазами, в данный момент покрасневшими и опухшими, и мокрыми от слез щеками. Увидев яйцо, мальчик, улыбнувшись, осторожно приподнял его.
- Т-ты вернулся…
Поклонившись в знак согласия, яйцо развернулось, спрыгнуло с рук мальчика и побежало к стоявшему неподалеку Пасхальному кролику. Мальчик ахнул от удивления и медленно подался в глкбь ниши, не отрывая взгляда от стоявшего перед ним большого зайца.
- Все в порядке, - сказал Кролик, наклонившись, - я тебя не трону. Что ты здесь делаешь?
- Я-я заблудился… - губы мальчика задрожали. – М-мама сказала, мы пойдем з-за яйцами…Н-но она б-была з-занята, а я так хотел пойти…
Пасхальный кролик ласково улыбнулся.
- Не терпелось, значит? Как тебя зовут?
- Д-Джек.
- Ну что, Джек, давай, я отнесу тебя домой, - произнес Кролик, протягивая лапу.
- Вы Хранитель? – тихо спросил Джек.
- Конечно, много ты разве видел болтливых кроликов?
- Ни одного.
- Вот видишь, - Кролик улыбнулся, когда мальчик забрался к нему на спину. Взяв яйцо, он дал его радостно заулыбавшемуся Джеку. – Держись крепче.
Кролик быстрыми скачками помчался вперед, что вызвало у Джека бурное ликование, не утихавшее всю дорогу. Добравшись до окраины деревни, он опустил мальчика на землю.
- Я увижу вас снова? – спросил Джек, прижимая к себе яйцо. Пасхальный кролик наклонился и мягко потрепал светлые волосы мальчика.
- Вполне возможно. Если однажды ты окажешься в беде, я обязательно приду на помощь. Я всегда буду тебя защищать.
С радостью приняв этот ответ, Джек побежал в деревню, к стоявшей перед одним из домов женщине с таким же волосами, как и у него. Убедившись, что теперь Джек в безопасности, Кролик скрылся в одной из своих нор…
***
Пасхальный Кролик проснулся и недовольно заворчал, обнаружив, что все еще находится в лазарете Северянина. Негромкий болезненный стон привлек его внимание к соседней кровати, на которой лежал Джек. Лицо зимнего духа было искажено от боли, руки судорожно сжимали края одеяла.
- Джек, - Кролик подошел и мягко потряс его за плечо, - проснись.
Прерывисто дыша, Джек очнулся, и, прищурившись, осмотрелся.
- К-Кролик?
- Ага.
- Г-где мы?
- В убежище Норда, ты получил серьезную травму в схватке с Питчем. Как ты себя чувствуешь?
- Больно… Бок еще болит.
- Да, у тебя там роскошный синяк, - усмехнулся Кролик, и Джек слабо улыбнулся в ответ.
- Мне очень жаль…
Пасхальный кролик нахмурился.
- О чем ты?
- Первый бой… И так плохо завершился… Выходит, все же сила – это еще не все, что нужно для атаки.
- Не думай об этом. С учетом того, что для тебя это первая битва в жизни, ты неплохо все сделал.
- Но мы не выиграли.
- Мы удерживали Питча, сколько могли, но твоя безопасность стала главным приоритетом.
- Кенгуру, ты такой заботливый… - Фраза прозвучала еле слышно – Джека клонило в сон, и, закрыв глаза, он, наконец, заснул. Пасхальный кролик тихонько рассмеялся, и осторожно, чтобы не разбудить мальчика, потрепал его волосы.
- Конечно, как и все Хранители.
- Мммм… - промычал сквозь сон Джек, и, зевнув, на этот раз заснул уже крепко, до утра.
- В конце концов, хоть ты и бессмертный, и прожил уже три сотни лет, ты все равно еще ребенок, - шепотом продолжил Кролик, - и мы всегда будем защищать тебя.

@темы: переводы, хранители легенд

21:22 

Выживу ли я?


Результаты теста Проверь свой уровень выживаемости


ВЫ — «ЧЕЛОВЕК-АВОСЬ»


Переждать, зарыть голову в землю — если не бетон — то, значит, повезло и авось неприятности сами пронесутся мимо. Тактика, конечно, неплохая, и если бы премудрый пескарь ей продолжал следовать и не высовывался, его бы не съели. Но если наступит всемирный потоп — не забудьте затаиться где-нибудь на высокой-высокой горе. И надейтесь, что вместе с потопом не произойдет извержения вулкана :)

Уровень выживаемости: 12%.



Пройти этот тест


@темы: тесты

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100