19 мая

Мужчина (боковым зрением ухватила впечатление изящества) изгибается, чтобы прочесть заглавие моей книги. Не меняю положения рук, но ему все же удается разобрать.
– Как вы считаете, Набоков русский писатель или американский? – спрашивает, пока поезд замедляется у платформы нужной мне станции. С рыжей щетиной, в красивом костюме, высокий и худой.
– Слишком мало времени, чтобы ответить, – кажется, закатила глаза.
– Я думаю, что американский, – говорит, а я в ответ развожу руками.
После, конечно, улыбаюсь: при всей ненужности и обречённости попытка была хороша (а я, заметим в скобках, никогда не умела отвечать быстро, поэтому в ловком теннисе флирта и small talk выгляжу либо ограниченной фригидной стервой, либо простушкой).

В квартире в Нововиделенском переулке (до которого меня успевает укачать) собираю из обрывков уничтоженные фотографии, сканирую, думаю, как деревенеют от молчания плечи.

@темы: облегчая труды друзей, сплетников и биографов