Признаю, что последний год был композицией чудес. Каждый разрыв был не разъятием плоти, а сиянием, хитрым, намекающим подмигиванием звезд.
Многое закольцованное во мне наконец соскочило с карусели. Затихли плач, визг и зубовный скрежет.
Наверное, это было лучшее время с точки зрения духовной пользы.
Теперь неважно, чтобы все любили, неважно даже, будут ли уважать, неважно, что книги Д.Б. стоят не по странам и авторам, неважно, что вымытое окно успело затаскаться пыльным ветром.

Я с лукавством по старой памяти пользуюсь тем, что может прикрыть всю глубину моих открытий. Селфи с подписями, слова-ярлычки для разметки дня, чтобы помнили (помнили, чтобы легче было работать и не улыбаться с потусторонней безадресной лаской).
Держу зеркало так, дабы не отразилось.