Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

rosarium


Маё сэрца стаіць у музеі.
Я гляджу, не аплаціўшы ўваход,
І не ведаю, ці ўплывае пачуццё ўласнай злачыннасці
На тое, што я ў ім бачу.
↓ ↑ ⇑
18:51 

Раньше мне было очень важно узнать правду обо всем, услышать, увидеть, ощупать каждую мелочь, которая располагалась на пути к тому или иному финалу.

Теперь – несколько штрихов, и я издали смотрю на импрессионистское полотно судьбы, не пытаясь добиться у нее разбора движений кисти.

@темы: обещания, планы, подведение итогов

23:12 

Как бы хорошо я не держалась днём, как бы искренне ни радовалась, вечером наступает момент, когда силы и желания покидают меня. Это происходит мгновенно, как будто некто выключает не нужный больше свет, и темная бальная зала с тупой обречённостью стоит в тишине, оглушенная звоном, голосами и музыкой, уже исчезнувшими, но лишившими спокойствия навсегда.

Десятки минут сижу в одной позе, смотрю в одну точку, рот расслабленно и слабоумно приоткрывается, книга выскальзывает из рук и памяти, глаза закрываются, я кладу голову на край стола, на колени, на бортик ванны, на подушку...И я хочу знать ответ на один вопрос, впрочем, я знаю ответ, но хочу другого, где случайности и бессмысленности будет меньше, где будет скрыто объяснение, оправдание, значение произошедшего для моего будущего.
Почему теперь я чувствую себя мертвой? Кому из вас было нужно, чтобы я лежала сейчас, остановившись на странице 90, и смотрела в светло-желтую отельную стену, чувствуя себя слиянной с холодным старым бетоном? Впрочем, на самом деле, я не хочу знать ответ. У меня нет сил произнести даже первое слово вопроса, нет сил пошевелиться, я могу только чувствовать боль во всем теле, быть агаломшанасцю, здранцвеласцю, сцяной плача, залевай смерці.

@темы: облегчая труды друзей, сплетников и биографов

21:50 

В костеле не была, ходила мало. Черт знает, куда потерялся вильнюсский день.
В поезде писала, один абзац не понравился, но продолжал сам собой развиваться, и я досадливо бросила, не в силах найти и прикрыть лазейку, в которую так упорно проникала жеманная фальшь.
Вечером работала, получая колоссальное наслаждение от вульгарной одежды на мне (красная атласная ночнушка и леопардовая рубашка – апофеоз китча, несколько раз подходила к зеркалу, чтобы убедиться, как зверски выглядит это сочетание, как роднит меня с бездумными женщинами (хотелось этого иллюзорного временного снятия ответственности)).
Ужинали бутербродами с сёмгой, камамбером и помидорами сорта «черный принц».
Болит спина, и я уже час раздумываю, нормально ли попросить леди-босс сделать мне массаж. В конце концов, мой лифчик висит на спинке кресла, тимбилдинг уже пошел в странном направлении.


Когда думаю о том, что весь завтрашний день придется провести в каком-нибудь конференц-зале с искусственным светом, сжимается сердце.
Впервые вижу вильнюсскую осень. Хочу смотреть на нее не через окно отеля.

@темы: облегчая труды друзей, сплетников и биографов

21:10 

Сегодня я несколько раз была покладистой (но чаще нет)

*иду к лифтам*
Наташа: Дарья, лестница здесь.
*вздыхаю и послушно иду за моей леди-босс*

@темы: диалоги

11:10 

Сегодня скорая стояла на тротуаре в том же месте.
Всех людей вывели с Октябрьской.
Я едва успела на вильнюсский поезд. Уже в нем узнала, что кто-то упал под поезд.

Надеюсь, всё это знаки не мне и не о том.

@темы: смотрю

02:16 

Исполнение желаний

– Сфотографируй меня так, словно я стою посреди смерти, – прошу у Д.Б. перед встречей.

Когда она выходит из метро, на тротуар заворачивает скорая. Я выхватываю Д. с линии движения машины, ее волосы на мгновение подсвечиваются синим сзади, потом свет тревожно ложится на лицо, пульсирует в ритме казённого спасения.

Через минуту с крыльца выносят человека – почему-то не на носилках, а на куске ткани.

@темы: облегчая труды друзей, сплетников и биографов

02:10 

Читая сообщение во время деловой встречи

Фисташковый раф, темно-фиолетовые абрисы губ на кромке чашки.
Пальцы, сжимающие край стола, волна крови, волнение, кулон с Девой Марией, выскользнувший из выреза майки, след от ногтей на коже у ключиц (проводила ногтями слева направо и обратно, чтобы выцарапать новое отверстие для дыхания – так не хватает воздуха).

@темы: облегчая труды друзей, сплетников и биографов

18:00 

Слово «імжа» вспомнилось раньше, чем «морось».

@темы: каласы пад сярпом, казкі над ложкам

17:59 

Гародня – горад дзяцінства і першага кахання, Менск – горад любові, страты і самавызначэння.

@темы: обещания, планы, подведение итогов, каласы пад сярпом, казкі над ложкам

05:19 

Круг.

Лавандовый раф в Stories после пробуждения и лавандовая ванна перед сном.

@темы: смотрю

02:14 

Узнала про выражение «шеелат китбег» благодаря Телеграм-каналу про косметику.
Шеелат китбег – это почти все мои важные разговоры.

@темы: обещания, планы, подведение итогов

01:24 

Анурита объясняет мне мир во время ночной прогулки

– Как ты думаешь, почему окна старых парикмахерских обычно забраны решетками? Неужели оттуда пытались украсть людей, которые сгоряча делают каре?
– Защита от филистимлян. Чтобы Далила не проникла и не отняла силу. Мой знакомый раввин постоянно говорит мне: «Не туси с филистимлянами»

– Посмотри, какой жуткий дом. Окна на двух этажах в решётках. Ладно первый, он низкий, но и второй же..
– Дарья, у нас в Волгограде по пять этажей зарешетчивают. Всё определяет контекст.

@темы: диалоги

21:36 

– Дар'яна, не глядзі на сварку, гэта шкодна.
– Не так шкодна, як глядзець на мужыкоў.
– ....
– ...
– Згодная.

@темы: диалоги

21:36 

Збіраліся пайсці на выставу – апынуліся на беразе Свіслачы з бутэлькай чырвонага. Пад джаз распавядалі адна адной дзіўна падобныя гісторыі. Фатум, знакі, лёсам з'яднаныя людзі.
Ніхто нікога не можа ў час папярэдзіць і выратаваць.

Ішлі па Чырвонаармейскай, у адваротны бок ад патрэбнага мне кірунку. Смяяліся, падкідвалі дагары лісце. Чаму мы не бачыліся мінулай восенню? Былі адносіны, вучылася, занурылася ў гэта – а навошта? Што з таго засталося? Цяжкое, пакутніцкае каханне скончылася ў звадках і сварках, у чорным спісе і маўчанні. Я ў сябе скрала тую восень, ужо колькі разоў рабавала саму сябе дзеля чалавека, яго пяшчоты, прыгажосці і прастаты (заўсёды абірала вельмі прыгожых і вельмі простых), дзеля ўласнага супакою. Перарывала сувязь з па-сапраўднаму блізкімі, з тымі, хто на доўгі час – і зараз амаль нечага ўспамінаць (каханне, якое скончылася чорным спісам, не ўзгадваюць з прыемнай нагоды).

Кожны дзень без сэксу робіць яго магчымасць усё больш неверагоднай і менш патрэбнай. Абразок гайдаецца ад грудзей да блузкі, загойвае, закалыхвае.

Я гляджу ў твар Дар'яны, замілаваная ямачкамі ад усмешкі і нечым у яе вачах, што абуджаецца пасярод балючага расповеда – такое кранальнае, дзявочае, дзіцячае.

Цікава, што відаць па маім твары? Ці адлюстроўвацца там срэбны водбліск ланцужка на шыі, Марыіна строгасць да мяне, мая згода на гэтую строгасць?

@темы: облегчая труды друзей, сплетников и биографов

03:10 

С.К. прапанаваў выпіць віна, і тое апынулася чароўна смачным. Белае напаўсухое, з прысмакам летніх кветак, сонца. «Гэтая восень як вясна. Я б хацела зачараваць прыроду на вечныя плюс шаснаццаць, але каб птушкі так спявалі, каб пахла так», – глядзела з ганка, узняўшы галаву, глыбока дыхаючы. Не дзеля позы – гэта была пільная патрэба, непераадольная прага да паветра, водара, шчымлівага разгойдвання чорных галін на фоне цёмна-сіняга менскага неба.

Палілі (С.К. сказаў, што спрабуе кінуць, пяць дзён не кранаў цыгарэтаў, але маю ўзяў). Я прыціскала келіх да шчакі, як заўсёды раблю ў роздуме. Спрачаліся і пагаджаліся наконт кніг. Ганна паставіла на руцэ крыжык, каб не забыцца напісаць мне назву нейкага польскага рамана.

Ганна. Увесь эфір глядзела на доўгавалосую журналістку радыё «Рацыя», спрабуючы зразумець, адкуль яе ведаю. Ганна падказала сама. Мы пазнаёміліся з ёй у «Галіяфах», калі тыя былі яшчэ на Маскоўскай. Напамін пра восень першага курса, якую я правяла з сябрамі ў кнігарні, быў вельмі да месца. Я шмат думаю пра адносіны з горадам – адсутнасць фізічнага кахання абвастрыла пачуццё прыгажосці, важнасці, лёсу. Прагныя вачыма заўсёды больш пільныя, згаладалае цела больш чуллівае і жарснае.
Я бачу тыя вечары, калі сядзела побач з хударлявым няўпэўненым Г. «Кніжная крама Блэка», літаратурныя дэбаты са старэйшымі, гартанне старонак кніг, якія я не буду набываць. Палілі на доўгім шырокім ганку седзячы – выносілі крэслы, глядзелі на мітусню транспартнага прыпынку. Пілі віно. Пілі каву. Час ад часу пілі гарбату. Неяк ноччу танчылі на тым ганку – сп'янелыя маладыя анёлы.


Апошнім часам, калі я прыходжу ў кнігарню ці бар Ў, адчуваю хуткую страту. Дзіўна ўявіць, што хтосьці можа не любіць гэты маленькі белы дом так, як люблю я. Нехта можа вырашыць яго знесці, намаляваць план, дзе будзе камерцыйна паспяховы Левіяфан, падобны да ўсяго, што ўжо ёсць у Менску. А белага дому ня будзе.

«Ў краіне светлай, дзе я ўміраю,
У белым доме ля сіняй бухты,
Я не самотны, я кнігу маю
З друкарні пана Марціна Кухты».
Калісьці паміралі паэты – зараз нішчаць іх прытулкі, іх белыя дамы, аднапавярховыя вежы са слановай косткі.

@темы: каласы пад сярпом, казкі над ложкам, облегчая труды друзей, сплетников и биографов, цитаты

02:07 

Сегодня утром, засыпая, посмотрела арзамасовскую лекцию про пытку калёным железом. Узнала новое слово («ордалия»), спала после очень хорошо.

@темы: облегчая труды друзей, сплетников и биографов

06:00 

Очень радует то, что рассказы, написанные полтора года назад, сейчас кажутся мне слабыми.
Значит, авторская глухота излечивается, литературный суд идет без поблажек.

Маленькие секреты:

1) Заведите отдельный файл для бездомных кусков. Фраза не к месту, но такая красивая, что невозможно удалить?Переносите в этот файл с обещанием когда-нибудь пристроить. И там либо действительно пристроите, либо поймете, что охладели и готовы отпустить.

2) Крадите у себя. Перечитывайте старую писанину, ищите удачные обороты. Старые и слабые тексты не спасти, не нужно их переписывать, но вынесите оттуда самое ценное и жизнеспособное.

@темы: обещания, планы, подведение итогов

04:37 

Прилюдно обещаю купить билеты в театр для нас с В. и на Макулатуру - для себя одной.

@темы: обещания, планы, подведение итогов

01:32 

Вкус моего детства

Консервированные ананасы (не любила, не хотела).
Арахисовая халва.
Овсяное печенье (надоело).
Ложка кофе с большим количеством молока (долгожданная редкость, нужно было упрашивать глазами).
Теплое вино, которым мне лечили горло.
Жасминовый чай.
Хурма.
Яблоки сорта "грушевое сладкое".
Белый пористый шоколад с нарисованными российскими достопримечательностями.
Шоколадная плитка "Белочка", очень сладкая, какая-то вся невнятная, тонкая, но я обожала.
Кальмаровый салат (мама сама варила и резала упругое белое мясо).
Мятная жвачка из маминой сумки (всегда хотела другую).
Ананасовый йогурт, который мне запрещали.
Медовые мюсли.
Чеснок.
Отвар из толокнянки (мама говорила "медвежьи ушки").
Сиропы от кашля (любила больше вина).
Мамин торт со сгущенкой и грецкими орехами на бисквитах для "Наполеона".
Зеленый лук и хлеб (ела, сидя на подоконнике в кухне нашей первой квартиры).
Финики.
Гренки (в моей семье ударение ставили неправильно, на первый слог, и я теперь тоже не могу иначе).
Комковатая манная каша (мамина).
Любимая манная каша (из детского сада).
Черный чай с молоком и сахаром.
Зефир "Ёжик" (в шоколаде и с орехами).
Круглое печенье "К чаю" (окунала в молоко, ела мягким, оплывающим).
Печенье "Топленое молоко" (большие прямоугольники, которые устаешь жевать).
Крем-брюле.
Вкус крови во рту, когда упала лицом на угол стола и выбила два зуба.

@темы: обещания, планы, подведение итогов

05:58 

Возможно, я живу лишь для того, чтобы до конца вспомнить все свои сны.

Самые важные помнятся по краткому мигу бездомной и бездонной красоты, ослепительной, лишённой оправы сюжета. В этих секундах столько нездешнего, что я отчаянно ищу его отсветы в нашем мире.
Иногда нахожу, но знаю: мой дом там. Мое тело, гений и сила – земля, на которой выстроено это сонное надмирье.

Меня воспитали собственные сны, кошмары детства нанесли мне увечья, в которых я вырастила свои леса и города, дивных зверей, монстров, которые не могут мне навредить.
Там ходят поезда – за окнами дальние пожары, потом – снега. Там я вожу машину, не умея, холодея от страха ошибиться, возбуждаясь отсутствием ошибки. Там я смотрю на фреску в деревянном храме, каких не бывает на земле. Читаю странные имена на старом кладбище, где все так давно мертвы, что уже начали оживать. Вижу деревню бабушки в параллельном мире – она продолжает реальную деревню так, как запястье – предплечье, не похожие, они вытекают друг из друга, моему глазу очевидно это сходство, тогда как другой едва ли поймет. Там у меня был лучший секс. Там меня простила А. Там у меня бывали сильные любови, потери, другие родители, другое лицо, профессия, голос.
Льет дождь, на лугах растет волшебная трава, бледная, некрасивая, но обладающая силой.
Яблоки падают в холодные росы, потревоженные бегом белой лошади. Я плаваю в трёх реках, в одной из них можно умереть, но не мне.
Для меня там вообще нет смерти, но я свободна об этом забывать: даже проклятия знания и предчувствия теряют власть.

Возможно, я бросаю всех в реальной жизни и верю не тем людям, потому что знаю: тут я коротаю время, стою на холодке, жду, пока меня снова пустят в глубокий сон.
Здесь нет церкви, в которой бог. Здесь нет секса, который я запомню. Здесь нет одушевленности каждого дерева. Здесь нет слова для истинной любви. Здесь нет температуры тела, которая бы выражала нежность за пределами речи.
Здесь почти нет людей.
Здесь почти нет меня.

Иногда сны цепляются за реальность, ни сюжетно, ни географически, ни эстетически с ними не связанную, и немного приподнимаются над чернотой волн Леты.
Я замираю на середине мысли, шага, слова. Я готова слушать то, что вышло из вод. Я хочу смотреть лишь туда. Но оно снова уходит в чернильную непроницаемую глубину моей памяти.
Поэтому я продолжаю жить. Ждать.

@темы: сны, обещания, планы, подведение итогов

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100