Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

like, inspiration and what Bog sends



и всякие кустарные промыслы
невидимые города

— Не желала бы я встретиться с вами, когда у вас в руках револьвер, — кокетливо поглядывая на Азазелло, сказала Маргарита. У нее была страсть ко всем людям, которые делают что-либо первоклассное.

В нашем арсенале много всякого оружия
Но мало специалистов — совсем другое дело
Анка-пулеметчица третьего отдельного
Особого конного полка Чапаевской дивизии


↓ ↑ ⇑
09:54 

Проснулась в чёртову рань, заварила чаю и отчего-то села пересматривать "Полёт драконов". В переводе Володарского. Не то что даже в дубляже не смогла, — под оригинал и то мозг подкладывает голос Володарского. Хотя поди ещё найди в открытом доступе этот оригинал! Это, конечно, синдром утёнка. Я смотрела "Полёт драконов" тысячу раз, когда-то он был моей единственной кассетой. Потом стал не единственной, но самой любимой — остался. Володарский, конечно, запинается, оговаривается, сбивается с ритма — но боже, как он шикарно интонирует.

@темы: лытдыбр

11:07 

У ***ых в девяностых была собака по имени Туня. Она ела некрупные вещи. Про всё, что терялось дома (обыкновенно с концами), можно было говорить, что оно пропало втуне, потому что так оно, как правило, и было.

@темы: лытдыбр

11:22 

экслибрис

Наконец-то сделала нам экслибрис — всё как подобает: Люпус, Лепус и страшная звёздочка как отсылка к Линор Горалик. Сдула кучу пыли с книжек, влепила на каждую штемпель, заодно набрала себе чтения на три недели вперёд — оказывается, у меня там склады, склады и залежи! Венцлова, Платонов, "Зулейха" и ещё две-три книжки, одолженные у кого-то, но так и не прочитанные.
Пора уже вводить в обиход и вторую еврейскую библиотечную привычку: писать на каждой одолженной книжке карандашиком, у кого, когда и на сколько, потому что две я так и не могу атрибутировать.
Каким-то образом общий экслибрис для меня имеет куда большее значение, чем обручальное, скажем, кольцо, которое я постоянно теряю по дому и которое Доктор всё предлагает переплавить на что-нибудь позабавнее.

PS: зайчик не съеденный, живой, спит




@темы: руками, лытдыбр, Lepus et Lupus

17:08 

песенка

что ты видишь под собою, брат мой монгольфье
шпили башен лик их страшен белый гребень над рекою
чёрный колокол на башне красный колокол на башне
синий колокол на башне бьют акафист панегирик

что ты видишь над собою, брат мой монгольфье
над тобой летают птицы над тобой темна вода во облацех а над водою
краснокрылый серафим и синекрылый херувим и
чёрный ангел падший ангел а над ними сам господь
бескрылый сам господь как ты бескрылый
на своём воздушном шаре в безвоздушной черноте

что ты видишь пред собою, брат мой монгольфье
только небо только ветер только радость нет не радость
одиночество и дни и ночи больше ничего на свете
больше нету ни на свете ни в кромешной темноте
запись создана: 20.12.2017 в 16:43

@темы: черновик, стихи

13:28 

Ещё сшила братцу кожаный рюкзак, большой и синий.






@темы: Lepus et Lupus, лытдыбр, руками

11:43 

Наконец-то сделала себе идеальный ту-ду блокнот. Даже два. Англоязычные товарищи называют это bullet journal. Я ума не приложу, почему мне так неудобно пользоваться для ту-ду телефоном, но, думаю, это потому, что я и думать могу только пока пишу руками.
В общем, у меня есть ещё один свободный. Для таких же неорганизованных чуваков, как и я, которые начинают чистый блокнот для списков дел и тут же пишут туда стишочки и ерунду. Он, во-первых, кожаный и на кнопках и его можно носить даже в кармане: он никогда не истреплется, не испачкается и не помнётся. Во-вторых, он очень узкий: специально для длинных списков. Стишочки туда писать просто неудобно. В-третьих, в нём сменные блоки-тетрадки чуть больше, чем на месяц (тонкая бумага внутри, плотная снаружи), и их можно наделать вообще из любой бумажки, хоть из коричневой крафтовой, хоть из чёрной (немедленно сделала себе из чёрной бумаги), хоть из белой, хоть из старых обоев. Выглядит всё равно фабрично. Испортил блок — вставил новый, едем дальше. Закончил блок — подписал даты, сунул в шкаф.



@темы: лытдыбр, руками

11:32 

Задумалась, отчего у меня нет подруг (того, что принято понимать под "подругами"). Не уверена, что мне это прямо нужно. Друзей-девочек у меня предостаточно, и я вообще никогда не отличала общение с девочками от общения с мальчиками (скажем, С. мне друг и жена его К. мне совершенно одинаковый друг). Светлую мысль принесла Катька, которая как-то умудряется дружить с девочками (и это отличается от того, как она дружит, например, со мною). Она сказала, что все её подружки, которые со мною сталкиваются, меня (барабанная дробь) боятся. Потому что я строгая, как школьная учительница, и рот у меня как куриная гузка.
(это у меня-то, обиделась я, у меня, хохочущей заполночь в баре с полузнакомыми чуваками, лазающей по заборам и по деревьям, носящей в кино мелкого плюшевого зайца Лариосика, т.к. оный заяц единственный в доме киноман и крупно обидится, если его забыть)
Но вообще, видимо, в этом что-то есть. Я произвожу на людей либо неизгладимое впечатление зануды, либо неизгладимое впечатление придурка (второе правда) и не знаю, как на это повлиять (и нужно ли).
Либо я сама боюсь этих девочек до невозможности.


заяц Лариосик, слон Мартин, день рождения Мартина

@темы: лытдыбр, карточки

11:24 

хочу

13:19 

Командная строка Juniper — прекрасна.
Командная строка Cisco — неплоха (а у IOS XR и того лучше), хотя иерархия не так строга и compare похуже freebsd-шного.
Командная строка Huawei — адский ад и хляби небесные. Здесь есть кто-нибудь, кто работал с их осью? К их синтаксису вообще можно привыкнуть? Может быть, оно всё расчитано на GUI? На гексаподов? На ми-го? Если я привыкну к Huawei, не превращусь ли я в китайца не разучусь ли я пользоваться циской?

@темы: лытдыбр

11:42 

и раз уж он всё равно зацвёл, и любовь моя, как каждый год, непременно подумает, что это не жасмин, а чубушник
(подумает, но не скажет)

МИХАИЛ ЧЕВЕГА

как у гули в гольяново желтый зажил жасмин,
и приятно теперь возвращаться домой со смен.

запах пьяный.
земляничной висит поляной.

и наряд запестрел.
и расцвела помада,
а что девушке надо
летом, когда ночи нет?
когда липовый цвет?

в сердце оставить след.

пустить каблучки во пляс.
летом и смерти нет.

только хмурый ильяс,
от тоски
соподушник,
твердит, что это чубушник,
а не жасмин.

ты не водись с ним, гуля.
брось в начале июля.

чубушник, а не жасмин!
каков свин.

@темы: я читаю

17:38 

про контекст

Во дворе цветёт жасмин (тот, который чубушник). А рядом — какой-то безымянный кустарник, отдалённо напоминающий бузину. И пахнет-то он мёдом, и цветы-то у него мелкие, густые, роскошные, плывут себе плотными облаками цвета топлёного молока. С синельными ворсинками тычинок. Чудо как хорош.
Но жасмина каждый год ждёшь как откровения, сирени ждёшь. Мрачной черёмухи (нам всем тогда черёмухой запахло). Шиповника! О, как ждёшь шиповника (белый шиповник, дикий шиповник! пять веков картине, городок старинный, помнишь, ты жила когда-то в нём)! А этот куст цветёт себе и цветёт и даже как будто не радует особенно. Потому что существует вне контекста. Я не знаю его имени; мы не ломали его в букеты в детстве; про него нет песен и стихов; на нём не ищут цветка о пяти лепестках, чтобы обрести счастье.
Точнее, может, и ищут. Вот только мне это неизвестно, и оттого он как бы невидим.
Сегодня по дороге ко врачу гуляла в белых, пушистых кустах лишние полчаса. Нюхала, разглядывала. Бузина? Не бузина? Нет имени — и не надо.

Точно так же в городе моём не существовало каштанов. Точнее, каштаны вдруг объявились повсюду несколько лет назад, толпою, только потому, что я сообразила задрать голову и посмотреть наверх. До этого я, книжный ребёнок, твёрдо знала: каштаны — атрибут южных городов. А у нас тополя. Раз тополь, два тополь. Берёзки, опять же. А каштаны у нас не растут.
Как же. Только в соседнем дворе — два. И на улице у магазина ещё четыре.

Интересно, что ещё я не вижу?

@темы: лытдыбр

09:40 

Проснулась встрёпанная и мокрая от злости (эмоции, в принципе мне почти незнакомой). Снился долгий, очень подробный сон. Во сне мы все были в школе; не уверена, что я во сне была ребёнком, но все окружающие — были.
Я почти не помню своей школы. С трудом могу восстановить в памяти локации, цвет стен и расположение школьной столовой ускользает безнадёжно. Сказывается то, что я там провела десять лет без участия ЦНС, на автопилоте, отбывая повинность. Но во сне я помнила всё: и абрикосовую краску (зелёную в переходе к спортзалу), и запах и подоконники, выкрашенные свежей краской поверх плохо счищенной старой. Запах казённой новизны.
Сон заключался в том, что, по школьному обыкновению, всех согнали по указке директора заполнять анкету. В анкете был всего один вопрос: какой крест до́лжно иметь православию: узкий четырёхконечный римский (во сне он назывался латинским словом на "т", вроде "талассинус" или "тезаурус" ) или четырёхонечный же, но толще и короче, отдалённо напоминающий цветок (в анкете он назывался "чёрный крест" ). Картинок в анкете не было, никто ничего не объяснял, анкету следовало взять у тётушки в раздевалке при входе в школу (об этом тоже следовало догадаться). Смешно, но я сейчас совершенно не помню, как выглядела настоящая школьная раздевалка и была ли там тётушка!
Хорошо, у меня был с собою телефон, а на телефоне светилась жалкая палочка мобильного интернета, и я на скорую руку смогла прочитать, что такое этот талассинус, а что — этот самый чёрный крест (символы, соответственно, католический и древнеиранский, не то зороастрийский, не то что-то похожее). Но меня терзал вопрос. Какое отношение к православию имеют эти картинки? Я даже не христианка, но и то мне за православие обидно: зачем что-то менять? И тем более: при чём здесь православие и при чём здесь мы?
Как водится, никто мне ничего объяснить не смог. Сначала мы отстояли очередь в раздевалку за листочками, получив выговор за то, что не взяли их при входе (как, интересно, мы могли бы догадаться?), потом отстояли очередь на четвёртом этаже, потом — на втором, хотя никто не понимал, зачем. В открытые двери кабинетов виднелись перваши, растерянно уставившиеся всё в те же бумажки.
Потом в холле директриса толкнула длинную и несвязную речь о том, что правительство предпринимает действия для того, чтобы жить стало лучше, жить стало веселее, и так как все мы православные (никто ей не возразил), то мы и должны выбрать один из двух вариантов, которые заботливо подобрали до нас.
Тут гиря до полу дошла. Я вскочила с места, растолкала локтями всех и сказала: как вы надоели! Отчего вы предпринимаете бессмысленные действия? Отчего мы тратим целый день в глупых очередях — очередях на что? — чтобы заполнить анкету, смысла которой не понимаем? При чём здесь правительство? Чего оно хочет добиться? Мне что-то ничерта не весело. Вы знаете (говорила я), что у нас в школе почти десятая часть учеников — мусульмане (и я не говорю об атеистах и просто неопределившихся по молодости лет)? Потом, зачем (говорила я) православию вообще что-то менять? Чем их не устраивает их сраный крестик с перекладинками, зачем туда приплетать зороастрийский, мать его, крест, больше похожий на карточную масть, чем на религиозный символ? Почему вы все молчите и воспринимаете всё как должное? Почему никто не задаётся вопросом — зачем?
Во сне, впрочем, выходило гладко и гулко — специфическая акустика школьных помещений. Все вокруг замолчали, надвинулись на меня, ошарашенно и угрожающе, а я всё говорила и говорила, словно пытаясь выговориться за весь бесконечный сон. Так и проснулась.

@темы: лытдыбр

08:36 

10.12.2017 в 23:50
Пишет GiPreduuzie:

Послы
I
Дрёма и сон — не одно и то же:
сумрачный лес, наводящий ужас,
старый колдун с обугленной веткой,
скачущий в дыме; слеза по коже
сморщенной хуже гриба, и стужа,
слышная в каждом порыве ветра.
Полупроснувшийся, полууснувший,
мыслящий медленно, длинно, вязко,
сбитый в колтун, обнищавший разум:
щёлкни на плёнку такие души —
кадр, подёрнут рябою ряской,
будто отказывает безотказный
душеснимательный аппарат.

На языческой Каме, дремучей Каме
московский писарь, какой бы ни был
(плюгавый мужик с худыми руками,
плешью на темени, носом сбитым)
всё равно свидетельствует собою
весь свет пробуждения христианский.

II
На обочине, среди мусора пианино брошено.
Лак растрескался, зубы выбиты, зубы-клавиши, жилы скручены,
струны лопнули. Было целое — разве было хорошее?
Гроб со струнами, с молоточками. А играл ли кто? Необучены.
Может, тётка в давнишней юности
развлекала соседей гаммами;
из гостей кто-то спьяну сунулся
и исполнил романс чувствительный, называя всех женщин дамами,
(представлял себя офицером
с эполетами и усами)...
Нет, когда оно было целым,
оно было таким же самым.

Но среди бытового мусора,
перед самой последней смертью,
означает собою музыку —
все симфонии и концерты.

III
Так посланник большой державы
где-нибудь на далёком острове
проклинает дикарские нравы,
напивается пьяным в доску и
означает, валяясь в луже
все военно-морские силы
дым от пороха, звон оружия
от прибытия до могилы.

URL записи

@темы: я читаю

08:34 

А ещё: навзничь — это упасть на спину, вверх лицом. А ничком — это на живот, лицом вниз.

@темы: лытдыбр

20:13 

Время запомнить спряжения "быть" и перестать, ведясь на Иосифа Александровича, использовать "суть" для ед.ч.

Я есмь
Мы есмы
Ты еси
Вы есте
Он есть
Они суть

@темы: лытдыбр

14:11 

2018

Книги

1. Томас Манн — Доктор Фаустус
Дольше, чем читала саму книгу, кажется, вникала в концепцию додекафонии, слушала Скрябинского "Прометея", хохотала над словом "ракоход" (виу-вирулли!). Оливер Сакс открывает в "Докторе Фаустусе" новые грани. Томас Манн — по-прежнему один из самых любимых моих писателей. Я вообще очень медленный человек. Я и литературу люблю медленную, и кино.
2. Руаль Амундсен — Моя жизнь
Человек с шестью товарищами может чувствовать себя в полной безопасности среди двухсот эскимосов.
3. Руаль Амундсен — Южный полюс
Амундсен, которым я так восхищалась в детстве, идеал, вскормленный советской литературой о покорении и преодолении, по прочтении этих двух книжек начал меня отчётливо пугать, потому что из текста совершенно непонятно, зачем он всё это делает. Расчётливый одержимый маньяк, подчинивший себя (и ещё приличное количество человек) одной бессмысленной идее. Как персонаж — совершенно потрясающий. Хорошо бы его сыграть такого.
Книги написаны обыденным языком учебника, постоянно приходится достраивать то, что находится за текстом. Впрочем, это придаёт им даже некое очарование. Но я и читала их как техническую литературу.
4. Горан Петрович — Атлас, составленный небом
После прекрасной "Книги с местом для свиданий" Атлас, составленный небом оказался... чрезвычайно банальным. Ни связующей идеи, ни сюжета. Это несомненно магреализм, но примерно такой, какой может сконструировать искусственно человек, начитавшийся Павича, Бетанкура, Борхеса и захотевший написать что-то в этом ключе. Перечисление дивных персонажей, уютненьких событий вроде сбора бриллиантов с персикового дерева и рецептов — и ни одной находки, а ведь настоящий магический реализм строится на жутком зеркале принцессы Атех (фактически, первое и главное, что мы узнаём о принцессе Атех — это то, как она умерла; остальное недостоверно).
5. Линор Горалик — Агата возвращается домой. Агата смотрит вверх. Агата плывёт (холодная вода Венисаны).
А вот и настоящий, неподдельный магический релизм (книжки про Агату — жизненные уроки ребёнка, путь Агаты к старшей и лучшей Агате; а так же напоминание о том, что нельзя научиться поступать правильно, поступая только правильно. И о том, что само это понятие растяжимо).
Венецианская "Холодная вода" неподдельно жуткая, красная, синяя, но в основном бутылочно-зелёная, и её чертовски увлекательно читать.
6. Владимир Сорокин — Манарага
Ну что, из этого материла мог бы выйти неплохой рассказ. Но вышло то что вышло (здесь бы следовало поговорить о схожести способа выстраивания мира "Манараги" с "Нет" Линор Горалик и Сергея Кузнецова — вплоть до прямых параллелей — и о том, почему в "Нет" это работает, а в "Манараге", простите за каламбур, нет).
7. Виктор Пелевин — Ампир В
Иногда мне кажется, что в Быкове и Пелевине есть что-то общее. Оно начинается, когда один начинает искать национальную идею, а второй — хихикать над тем, как её ищут другие (но на самом деле, тоже искать). По сути, озабочены они одним и тем же и одни и те же подмечают детали.
А книжка отличная.
8. Сьюзан Сонтаг — О фотографии (эссе)
9. Жан Жене — Чудо о розе
10. Мария Галина — Автохтоны
Опять додекафония, чувачки! Закон парных случаев. Начинаешь читать про додекафонию, всюду видишь додекафонию, хотя казалось бы.
11. Филип Пулман — трилогия "Тёмные начала"
Тот самый случай, когда список претензий к языку, сюжету и персонажам был бы полутораметровым — но Пулман с потрохами купил меня тем, что это сказочка про инициацию. Тем же меня когда-то захватили и "Нарния", и "Питер Пэн". Тонкие отголоски этой материи, только выписанные исподволь, а не нахрапом, есть в "Рони, дочери разбойника".
Как же меня тема инициации тревожит, с ума сойти.
12. Ю Несбё — половина серии про Харри Холе
Я знаю, что в любой хорошей детективной серии с более-менее бессмертным протагонистом эксплуатируются одни и те же сюжетные приёмы, но у Несбё они становятся навязчивыми, как в "Скуби Ду", поэтому помаялась и бросила.
Вдруг поняла, что у меня в голове Харри Холе выглядит точь-в-точь как Юэль Киннаман в Altered Carbon. Ума не приложу, как они могли взять на эту роль Фассбендера.
13. Ричард Фейнман — КЭД — странная теория света и вещества
Потрясающая маленькая книжка лекций по квантовой электродинамике для гуманитариев. Читала, параллельно подключая математику по скачанным в интернете МГУшным конспектам — кажется, лектор, который их надиктовывал, тоже любит Фейнмана. Страшно удачным решением было читать КЭД в температурном полубреду, то есть, в состоянии, когда "Нарцисса и Гольдмунда" читать невозможно, потому что к концу предложения не помнишь, чем оно начиналось. Собственно, из-за этого я за Фейнмана и взялась: короткие предложения, никаких метафор. И вдруг все абстракции, которые никак мне не давались раньше, встали на место со щелчком.

=здесь в списке будет дырка, потому что алкоголики раз в годуходят в запой, а я раз в год читаю фэнтези. три-четыре многокнижечные саги, потом меня отпускает. продолжается это примерно месяц, потом я долго отхожу, но зато мне очень и очень хорошо в процессе =

Фильмы

1. Молчание (Мартин Скорсезе)
2. The Omega Man (Борис Сагал) — первая экранизация романа «Я — легенда». Зомби-триллер с музычкой в стиле воскресного телешоу для домохозяек, очень этим забавный.

Лекции, статьи, научпоп

1. Самуил Лурье. Техника текста (1-3)
2. Ващук О. А. Швейцарская школа графического дизайна. 2013 (господи, я же не дизайнер, ну зачем я опять читаю монографии по типографике)
запись создана: 18.01.2018 в 17:31

@темы: я читаю

12:57 

Конец второго сезона "Твин Пикс"; дела уже совсем безумны; в лесу появляется таинственный свет, и Доктор говорит замогильным голосом: "Я чувствую приближение агента Малдера!"
И тут входит Дениз Брайсон...

@темы: я смотрю, лытдыбр

18:08 

Вы неотразимы — очень вампирский комплимент.

@темы: лытдыбр

10:06 

Что делаешь, делай скорее.

@темы: лытдыбр

11:23 

В одном из самых моих любимых телеграммных каналов цитируют древнюю индийскую поэму:

Твой взгляд подобен взгляду лани,
чело высокое — луне.
Твой стан я узнаю в лиане,
изогнутую бровь — в волне,
А локоны — в павлиньих перьях,
а щеки — в заревом огне,
Но цельное твое подобье
еще не повстречалось мне...

И я несколько минут пытаюсь вспомнить, где же я это уже читала (точно не у индийцев — у меня на месте индийского эпоса большой неловкий пробел), пока меня не осеняет Быковым: "одна, как ты, со лба отдувает прядь, другая вечно ключи теряет, а что я не мог в одно всё это собрать, так бог ошибок не повторяет". Ну, ничего же не меняется в любовной поэзии, ничего.

@темы: лытдыбр, я читаю

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100