Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

like, inspiration and what Bog sends



и всякие кустарные промыслы
невидимые города

— Не желала бы я встретиться с вами, когда у вас в руках револьвер, — кокетливо поглядывая на Азазелло, сказала Маргарита. У нее была страсть ко всем людям, которые делают что-либо первоклассное.

В нашем арсенале много всякого оружия
Но мало специалистов — совсем другое дело
Анка-пулеметчица третьего отдельного
Особого конного полка Чапаевской дивизии


↓ ↑ ⇑
23:50 

Чтобы потом было стыдно, когда я и это заброшу: пишу дурацкий фэнтези-роман, не заботясь о качестве написанного. Чешу там, где чешется.

@темы: лытдыбр

22:24 

Бесстрашная Майка не боится пылесоса, даже если пылесос шурует под её кроватью. Она не боится звуков фена и дремеля, молотков и цепной пилы, которой её отец (или мать) распиливает на даче яблони, пострадавшие от слишком урожайного года. Она почти не плачет, если прищемит палец, или набьёт шишку, или оближет ложку из-под шрирачи. Пустяки, дело житейское. Её страшат по-настоящему только две вещи:
1) дедушка Сергей Валентинович, который надел очки для чтения
2) поздравительные пищалки (такие бумажные язычки, в которые надо дуть — и тогда они раскатываются и издают звук, который можно было бы назвать громким и резким, если не держать в голове цепную пилу).

@темы: майская книга

00:42 

САРКОФАГ

когда её мать узнала, что я саркофаг,
она растерялась по-настоящему
пятьдесят лет назад она, конечно, вызвала бы полицию
запретила дочери со мной общаться
постаралась бы всячески замять ситуацию,
чтобы не узнали соседи
теперь-то мы живём в просвещённое время
в эпоху гласности
никому не приходится объяснять, что такое права человека
скажем, на то, чтобы быть саркофагом
почему бы и не саркофагом
по религиозным соображениям
или так
кстати, она считает, что я делаю это из соображений религии
на самом деле, мне просто нравится вкус —
давайте, скажите мне, что это недостаточно уважительная причина

у меня на стене висит гравюра
много сосисок, а на переднем плане свиная голова
выглядывает
в окно овертона

@темы: стихи

22:22 

Я не удержалась и написала письмо, спросила: простите, ребята, это до вас моё письмо не дошло или до меня автоматический ответ "мы получили вашу заявку, спасибо"? И выяснила, что всё-таки по-честному не прошла в лонг ("Уважаемая Дарья, Ваша рукопись была получена и рассмотрена. Автоматический ответ должен был прийти автоматически. Всего Вам самого доброго!").

Страшно рада — значит, может, вселенной не так сильно наплевать на меня с моими стишками и книжками (хотя Доктор говорит, что их ответ форменное издевательство, а мне так не кажется. Ну да, для них-то мой вопрос звучал как "почему вы не взяли в лонг мои великолепные стихи ?!!1одинодин", хотя я и постаралась объяснить, что имею в виду). Пристроить книжку всё равно некуда, но и удалять стихи изо всех источников мне, слава богу, расхотелось. На конкурс не взяли — невелика беда, это ж вам не целая равнодушная вселенная.

@темы: лытдыбр

12:29 

И получила за гордыню по заслугам: отправила книжку на Волошинский конкурс (технически, первый, на который я что-то отправила и который при этом состоялся) — ииииии не прошла даже в лонг. Ну, вот. Не бывать книжке, значит.

@темы: лытдыбр

00:34 


@темы: карточки

20:40 

Читаю Анчарова; вспомнила, что у него есть такая восхитительная песня — «Песня об органисте, который в концерте Аллы Соленковой заполнял паузы, пока певица отдыхала». Теперь в голове крутится на повторе вот это "но нас уравнял орррган".
Вот, я стихи выложу, потому что Анчаров не певец, конечно — но поэт, поэт замечательный.

Рост у меня
Не больше валенка:
Все глядят на меня
Вниз.
И органист я
Тоже маленький.
Но все-таки я
Органист!

Я шел к органу,
Скрипя половицей,
Свой маленький рост
Кляня.
Все пришли
Слушать певицу,
И никто не хотел -
Меня.

Я подумал: мы в пахаре
Чтим целину,
В воине -
Страх врагам,
Дипломат свою
Представляет страну,
Я представляю
Орган!

Я пришел и сел,
И без тени страха,
Как молния, ясен
И быстр,
Я нацелился в зал
Токкатою Баха
И нажал
Басовый регистр.

О, только музыкой -
Не словами -
Всколыхнулась
Земная твердь.
Звуки поплыли
Над головами,
Вкрадчивые,
Как смерть...

И будто древних богов
Ропот,
И будто дальний
Набат,
И будто все
Великаны Европы
Шевельнулись
В своих гробах.

И звуки начали
Души нежить.
И зов любви
Нарастал.
И небыль, нечисть,
Ненависть, нежить
Бежали,
Как от креста.

Бах сочинил -
Я растревожил
Свинцовых труб
Ураган.
То, что я нажил, -
Гений прожил.
Но нас уравнял
Орган!

Я видел:
Галерка бежала к сцене,
Где я
В токкатном бреду.
И видел я:
Иностранный священник
Плакал
В первом ряду.

О, как боялся я
Не свалиться,
Огромный свой рост
Кляня.
О, как хотелось мне
С ними слиться!
С теми, кто, вздев
Потрясенные лица,
Снизу вверх
Глядел на меня!

@темы: лытдыбр

10:24 

Лента фейсбучная моя, вся, что моложе 35, обсуждает, кого взяли, а кого не взяли в Липки и почему, а я томат.

@темы: лытдыбр

06:26 

И ещё.


@темы: лытдыбр, карточки

12:38 

Есть новые фотографии, где я красивая, — а всё равно нравятся те, где некрасивая: это какой-то новый, интересный этап.


@темы: лытдыбр, карточки

00:15 

Гуляя по лесу, думаю глупости, например: если мне не изменяет память, у христиан тоже есть запретная пища — христианам нельзя жертвенное, и это верно для всех конфессий, в том числе, для православия. Из очевидного: нельзя кушать прасад у индуистов на улице. Из неочевидного: половина курицы, которая сейчас продаётся в соседней "пятёрочке", маркирована зелёной блямбой халяля. Тётушки в магазине, помню, обсуждали, что "надо брать халяльную, эти /нехорошие/ мусульмане плохую курицу есть не станут". Если эта курица халяльная, выходит, она была заколота с упоминанием имени Аллаха? Можно ли её православным тётушкам?

/втайне подозреваю, что там куда больше тонкостей, и вряд ли специальный человек поминает Аллаха на птицеферме, но мне всё равно ужасно смешно/

@темы: лытдыбр

12:22 

Пока А. на игре, мы с Майей перебрались к маме (то есть, к бабушке — никак не привыкну к этому) и страшно всем мешаем. Зато можно гулять круглыми днями по набережной, даже и под дождём.
Весь центр города густо усыпан шампиньонами. Под кустами, на газонах, везде. Большие, жирные белые шляпки, с нежной коричневой юбочкой, как у макаруна — это у тех, что постарше, а маленькие так и вовсе без юбочки, просто белые, как мячики для настольного тенниса.
Про эти шампиньоны у меня есть история, достойная пера — как будто я её придумала специально.
Матушка моя живёт в сталинской пятиэтажке, на втором этаже, — а на первом, ещё до магазина Geox, в квартире с непонятным номером 19а, жила странная старушка. Уже по походке было понятно, что старушка странная. Но поговорить мне с нею довелось только один раз: и в этот раз мне, честно говоря, было не до того — у меня опять потерялся гардеробный номерок из музыкалки (музыкалка, лучшая в городе, была в соседнем дворе, даже дорогу переходить не надо, и я, растяпа, вечно теряла номерки). Но я помню, как она рассказывала: все шампиньоны в городе — это от неё, она их посадила, ещё в шестидесятых — где только достала, не знаю. Она так рассказывала о них, как рассказывают о взрослых детях, которые выросли, съехали и больше не звонят — и только от дальних знакомых узнаёшь, как у них дела. Следовало рассспросить, но номерок, номерок, и опять влетит от гардеробщицы, и дома тоже влетит, и за что мне все эти мучения — музыкальную школу я традиционно ненавидела и за инструмент села первый раз года через три после её окончания, когда окончательно прошли внутренние содрогания.
Потом шампиньонная старушка умерла. Она была совсем, совсем одинокая, к ней никто не ходил, даже такие же старухи (это сейчас, запоздалым взрослым умом я понимаю, что не так уж она была стара — спина прямая, сухие лёгкие ноги, вполне могли быть ещё живые подруги). Итак, она умерла, и узнали мы об этом день примерно на третий, когда во всём подъезде запахло мёртвой старушкой. Дверь опечатали, приехала милиция, запах стоял ещё неделю.
А шампиньоны от нашего квартала охватили гигантской грибницей весь городской центр, и каждый раз, когда я вижу созревший шампиньон с коричневой юбочкой, я думаю про странную старушку с первого этажа, и про то, как страшно умереть совсем одной, когда узнают об этом только по запаху, и о том, что мне много лет потом представлялось, что за эти три дня на ней выросли её шампиньоны, — белые-белые, с коричневой юбочкой.
Что совершенно не мешало мне очень любить шампиньоны, и жареными, и сырыми.

Вспомнила об этом потому, что шла вчера по двору, а на проволочке, на заборе висит номерок из музыкалки, 38, первый ряд у стены.

@темы: лытдыбр

14:23 

Своею узкой пятой, неуклюжая,
шагая по воздуху,
по праву рождения неустойчива и вольна,
небесный свод попирая
и сад земной,
показываешь, как на духу,
за что тебя изгнали из рая,
за что сравнили с волной —
потому что всё в тебе плещется,
всё лущится,
на песок слетает платье измятого льна,
и обнажается загадочная вещица:
одновременно женщина
и волна.

@темы: стихи

14:51 

жили чёрно, глядели посуху, никого не превозносили,
дышали мелко, покамест их не спросили:
в кого, мол, братцы, веруете в смоляной вашей глуши,
что предпринимаете для спасенья души?

тут-то все разом заговорили заголосили,
чёрные руки над головами заколосили,
глянули исподлобья слезящимися глазами,
душу вывернули, разложили да показали:

веруем, говорят, в бога нашего исуса христа —
складываем щепотью четыре перста,
у нас в каждой избе по углам четыре креста,
да посреди капища идолище христово
стоит готово.
сызмальства знаем закон, не едим скоромин,
поелику наш господь стозев и огромен:
не шить на себе, не носить вещей наизнанку,
не гулять в иванов день по кладбищу спозаранку,
если замужняя женка выйдет из дому простоволосой,
бить её батогами, пока не останется безголосой.
в каждом красном углу ставим вербный веник,
в новых сенях зарываем желток-кровяник.
в наших краях нет важнее того закона

а вот вы, пришлые, чтой-та креститесь незнакомо

дёргает за рукав мальчонка,
хочет сказать о чём-то,
но говорит другое:

а ещё у нас радуги с колокольчиком под дугою,
а бывает, глянешь на небо,
а на небе ванька

@темы: стихи

23:05 

Проснулась в страшном воодушевлении (банан большой) — мне приснилось, что надо нарезать "Короля льва" на кусочки и наложить на это дело "Гамлета" (в пастернаковском переводе, не знаю, чем во сне меня не устроил Лозинский).
Так вот: кажется, это ещё смешнее, чем Dark Side of the Rainbow.

@темы: лытдыбр

20:17 

берегла смолоду да потеряла,
как ни прятала под одеяло,
как ни начищала на пасху, чтобы блестело,
золотое моё, полногрудое, бегучее тело,
не танцевала, господи, и не пела,
всё терпела, терпела, да потерпела:
высылаю молитву срочной депешей —
как мне жить теперь, господи, потерпевшей?
так, глядишь, и духом, господи, отощаешь,
только ты, я слышала, всех прощаешь:
так прости господь и меня, тетерю —
где теперь мне, дуре, найти утерю?
все кругом такие цацы, такие баре,
и куда мне до них, грустной бабе!
и как ни грустно, а всё ж таки интересно,
как мне жить теперь, добрый господи, бестелесно,
аки дух святой, летать над водою,
у всех на виду над землёй молодою?
ты покрой, покрой, добрый боже, мою стыдобу,
утаи от мира мою худобу,
не научи худому

@темы: стихи

04:23 

династия невротиков. стена
стеной, да не стена, а так, простенок,
рубец, гипсокартонный и дрянной,
на выворотке мира, кружевной
на слух, почти невидимый с изнанки,
мучным пропахший клейстером насквозь,
проеденный жучками вкривь и вкось.
кругом один упадок, тленье, нехоть.
подумай, отчего бы не уехать,
зачем терпеть, такую участь для?
не суеты, но рассмотренья для.

я одинок: кругом меня родня,
но с ней меня роднит такая малость,
не милость, не обманывай меня,
но трещина, опрелость, побежалость:
здесь каждый угол вызывает жалость.
здесь каждый третий — выходец из сна,
и сон, как соль, дурной и четверговый,
их речь, шумна, темна и неясна,
дрожит, как моисей пред иеговой,
но только это их со мной разнит.
увы, Египет сам себя казнит.

так кто же я, не помнящий родства,
назло застрявший в этой палестинке,
терзаем злобным духом рождества —
"щелкунчиком" с виниловой пластинки —
является с улыбкою угрюмой,
трещит скорлупкой, говорит: подумай —
подумай, отчего бы не уехать
в заветную страну, где для дыханья
так много воздуха, где пересохший рот
всегда воды колодезной найдет,
где легкий детский жар всему виной
и где пребудет музыка иной:
где ты, земною женщиной рождён,
лежишь, болеешь, спишь, и видишь сон...

@темы: стихи

09:07 

Приснился сюжет: на сцене объявляется детектив, который объявляет, что случайностей не бывает.
Затем он берётся за дело: погибает от несчастного случая пожилой богач, у которого остаётся несколько родственников, потенциально заинтересованных в его богатстве. Но это был несчастный случай, и только детектив убедительно это доказывает — как тут же умирает следующий наследник.
Одного за другим наследников косят абсолютные случайности, и каждый раз детектив доказывает, что это просто несвязанный ни с чем несчастный случай, хотя сам уже в это не верит. Кругом все говорят то про убийцу, то про фамильное проклятье, но детектив-то наш видит, что убийцы нет, и знает, что фамильного проклятия не бывает — он материалист до мозга костей!
Наконец, умирают все родственники, и богатство отходит сиротскому приюту.
У сна непостижимым образом было две концовки: одна — про то, что даже самое маловероятное событие может произойти согласно теории вероятностей.
Вторая — что всё это подстраивали сироты из приюта, но в чём там был замес, я уже не помню.

@темы: лытдыбр

23:41 

Вот так много месяцев полагать, что ты совершенно не устал, поехать за покупками, потом вернуться домой переодеться перед прогулкой, припарковаться. Сказать: о, смотри, а Майя спит прямо в кресле. Откинуться на подушку. Передать вторую подушку на переднее сиденье. Из последних сил открыть в машине окна. И проспать, мать его, в машине, во дворе, два часа проспать, вместо прогулки, втроём, ах, господи, как хорошо!
Совершенно невозможно, но почему так смешно?

@темы: лытдыбр

08:57 

КРЕОЗОТ


степенью беспамятного родства
пахнет зима, отправившаяся на́ слом.
пахнет проходящим поездом Воркута — Москва,
шпальным маслом.


выходя из вагона, наверняка не знай
— покурить на перроне, перестоять стоянку, —
что заиграет оркестр, — голубой дунай
или славянку.


вот и она, зима: если хочешь, режь,
дергай нитку, клади мережку
железной дороги, бросай монетку, — выбросишь реш
ку, обязательно решку.

@темы: лытдыбр, стихи

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100