Всё-таки успел! )))


Глава 6

– Драгослав, говорю ещё раз. Нельзя соваться туда всем скопом. Астерия – сильный маг, которого трудно застать врасплох, но её, тем не менее, одолели, не оставив никаких внешних повреждений. Нам понадобится подстраховка снаружи. Понимаешь? – Алтеро нетерпеливо барабанил пальцами по краю столешницы.
– Так оставьте близ здания Айзифу, – буркнул бородач. – Не нравится мне это, босс. Вы, получается, суётесь в самое пекло с теми, кто послабее да позеленее, а остальных отодвигаете в сторонку? Так, что ли? Кто вам там спину прикроет, случись что?
В гостиной, кроме комиссара и его заместителя, никого не было. Айзифа умчалась в архив за планом клуба – выяснилось, что «Чёрный мрамор» занимал здание, которое изначально планировали использовать в качестве резервной базы Альянса. Чертежи его наверняка хранились в одной из старых подшивок с годовыми календарями распоряжений. Если бы не спешка, Аль связался бы с Ёсудзи Кёртисом, но на посещение обиталища информатора времени не оставалось. Поэтому дану с нетерпением ждал известий из библиотеки – его не радовала перспектива лезть на рожон, хотя бы примерно не ознакомившись с местом действия.
Слава развалился на диване, положив ногу на ногу и закинув руки на спинку. Мейстер, занявший любимое кресло, торопливо заполнял бумаги – требовалось заранее предупредить вышестоящее начальство об операции, чтобы впоследствии не оправдываться за разрушения и суматоху в городе. Не факт, что всё пройдёт по плану и незаметно. Когда цель расположена на одной из центральных улиц, риск так или иначе втянуть в происходящее мирных жителей возрастает в разы.
– Повторяю. Мне не нужна бравая команда, которая разнесёт всё на своём пути, пытаясь прикрыть мне спину от призрачной опасности. Я не знаю, как будут развиваться события, но уверен, что втроём мы справимся. Это – с одной стороны. С другой же… Если что-то пойдёт не так, нам потребуется поддержка со стороны. Для неожиданного удара с тыла, например. Или для снятия заклинания-ловушки. Вот тут ваша с Руфью помощь окажется незаменимой. Из вас выйдет отличная связка: один отвечает за атаки, другой – за защиту. Если вы останетесь снаружи и будете на связи, это существенно упростит нашу задачу.
– А если пойти всем вместе…
– Впятером? – Алтеро вздёрнул бровь. – Серьёзно? Ты считаешь, тогда нам удастся незаметно разведать, что да как, и при этом не привлечь внимания? При всём моём уважении к твоему опыту …
– Ладно, – мужчина махнул рукой, – понимаю я… Мы с принцессой уж больно выделяемся, да? А вы втроём проскочите втихушку, легко с тамошней молодёжью смешаетесь. Ещё и Кристофа потренируете, не очень он пока во всём этом. Удобно… Понимаю я это. Понимаю, босс, но что-то тревожно мне. Не пойму, отчего оно так. Что этот господин Ди затеял? Что капитан Ерки такого выведала, что на неё, на служительницу, не постеснялись вот так вот напасть? И ведь справились же, лишили девчушку памяти. Славно, что не убили. Вы не слабак, это да, но ведь мало ли что. И сильного человека могут врасплох застигнуть. Да и с принцессой мы не очень-то хорошо работаем в связке, сами ж знаете…
– Я уверен, что вы справитесь, – комиссар, отодвинув пустую чашку, заглянул в кофейник и грустно покачал головой. – Ну вот, кофе закончился…
– Закончился, – вздохнул Слава, грузно поднявшись с дивана. – Ну, я пойду тогда. Надо бы на всех наших оружие подготовить. Вам – понеприметнее что-нибудь, а уж нам с принцессой придётся по полной нагрузиться.
– Иди, – кивнул Аль.
Когда замначальника скрылся в оружейной, звучно хлопнув тяжёлой металлической дверью, комиссар расслабленно откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Перед его мысленным взором стояло бледное, встревоженное лицо Гюстава Эфа.
«Я ощущаю присутствие чего-то ещё, – прорицатель придвигает к себе чернильницу, перо проворно бежит по бумаге, выводя ровные строки витиеватых тёмно-синих букв. – Я не могу разглядеть, что это. Оно прячется в тени, скрываясь от моего взгляда. То ли одна из марионеток, то ли кукловод – не разобрать. Аурициэль, будь осторожен. И поспеши. Когда я узнаю, что нам грозит, будет слишком поздно. Я на связи, мои ребята сегодня взяли дополнительное дежурство. Ары порядочно потрепали наших офицеров в Фетто, но поддержка будет. Только укажи, с какой стороны на нас обрушится удар, и проясни, что именно…»
– Кто, когда и как, – пробормотал комиссар. – Чтобы рассмотреть тени, придётся включить свет… или разжечь огонь. Что ж, господин Ди, разговор нам предстоит короткий, но ёмкий.
И этот «разговор» – не только ключевой момент миссии, но и важная часть тренировки наиболее слабых членов отряда.
Человек быстрее всего развивается в условиях смертельной опасности.


***

– Значит, – упавшим голосом уточнил Кристоф, – мне придётся весь вечер ходить в… в… вот в этом вот?
– Да, – подтвердила Руфь. – Подходит только она.
Юноша перевёл взгляд с бесстрастного лица Шан-Де на белоснежную рубашку, горделиво выпятившую вперёд рыхлое жабо. Осторожно приподнял рукав, рассматривая пышную манжету, отделанную тончайшим кружевом.
Сейчас соотрядники были единственными посетителями в огромном магазине парадной одежды, занимавшем весь первый этаж совсем нового здания. Снаружи строение выглядело по-праздничному весело – облицованное разноцветными плитками, сверкающее витражными окошками, с уймой разномастных флюгеров по периметру крыши. Особенно впечатлял ярко-оранжевый дракон, вокруг которого плясали на ветру атласные ленты огня. Кто же знал, что внутри такого необычного дома царят тишина, скука и однообразное шуршание тканей, в которых ефрейтор совершенно не разбирался и не хотел разбираться?
Всё пространство магазина от пола до потолка занимали стойки, штанги и вешала с вычурными костюмами и броскими платьями. В этом лабиринте бессменным стражем бродила с длинной деревянной линейкой наперевес казавшаяся частью последней модной коллекции поджарая, чрезмерно бойкая старушка лет семидесяти. Хрипловатым, раскатистым, властным баском она командовала стайкой девчонок в одинаковых бордовых платьицах, чепчиках и клетчатых передниках, которые носились туда-сюда с товарами, упаковочными коробками, бланками заказов и выкройками, безоговорочно подчиняясь её громкому голосу.
В настоящее время грозные окрики бабули доносились из противоположного конца помещения – она руководила оформлением витрины. Служители, пользуясь шансом самостоятельно разобраться с покупками, торопливо решали, что именно следует надеть Крису на миссию.
– Они будут мешать мне в драке, разве нет? – парень в отчаянии тряхнул деревянную перекладину, с которой печально свисал кружевной монстр, напоминавший утомлённое своей не-жизнью привидение расфуфыренного придворного. – Руфь, ну почему нельзя выбрать что-нибудь попроще? Хотя бы без жабо!?
– Жабо отстёгивается, – негромко ответила женщина. – Эта рубашка подходит тебе по размеру, её не придётся перешивать. Широкие манжеты также важны.
– Для чего?
– Чтобы спрятать туда то, что понадобится на задании, – пояснила волшебница. – Кинжал. Алхимические ампулы. Пузырьки с ядом.
– Ядами я не пользуюсь… Погоди-ка, – насторожился Кристоф. – Нам ведь нужно найти и задержать человека, который лишил Астерию памяти, так? Разве мы не пойдём в открытую?
– Командир предполагал арестовать весь персонал «Чёрного мрамора», но передумал после предупреждения от Гюстава Эфа, – сказала Руфь. – Есть вероятность, что господин Ди – подставное лицо. Также мы не установили, кто именно использовал заклинание на капитане Ерки. Это мог быть сам господин Ди, один из его помощников, пленник или тот, с кем этот господин в сговоре — равный либо вышестоящий. Как минимум пять вариантов. Будь осторожен. Командир рассчитывает на твою невосприимчивость к магии Разума, но сильный «мастер» способен взять над тобой верх, и последствия будут не из приятных.
– Я понимаю, – кивнул ефрейтор и, морщась, отстегнул вешалку с рубашкой от охранной цепочки. – Раз мне предстоит тащить в манжетах дополнительный арсенал, то и у верхней одежды должны быть не зауженные рукава, да?
– Верно, – Шан-Де едва заметно улыбнулась. – Не переживай, я помогу с выбором. У меня хороший глазомер. И не расстраивайся, если костюм тебе не понравится. Ведь, – женщина помрачнела, – после задания, если миром дело не решится, ты сумеешь надеть его разве что на разведку в бедняцкие кварталы и кабаки.
Юноша не удержался – фыркнул от смеха.
– Только сохрани чеки, чтобы Альянс компенсировал стоимость твоего совсем нового и горячо любимого наряда, – строго предупредила Руфь, в глазах которой и невнимательный человек заметил бы искорку иронии.
– Ладно, – согласился служитель, плечи которого тряслись от еле сдерживаемого хохота. Лихорадочная тревога, охватившая его при новости о планах на вечер, поутихла.


***

В штабе спецотряда царила суматоха, подобной которой Крис не видел ни разу.
Все предыдущие задания начинались с не слишком затянутого, но достаточно подробного инструктажа в начальственном кабинете. Сейчас основная деятельность развернулась в гостиной, и парень, примостившийся на подлокотнике дивана, чувствовал себя в высшей степени неловко – все, кроме него, были заняты, но принимать его помощь наотрез отказывались.
Кресло мейстера заняла Айзифа, успевшая облачиться в длинное платье кофейного оттенка с пышным кружевным подолом и открытыми плечами. Руфь, зажав губами несколько серебристых шпилек, ловко работала короткой медной расчёской с частыми зубьями, укладывая непослушные курчавые локоны ундины в высокую причёску. Драгослав, разложив на диване и втором кресле с десяток разнокалиберных пистолетов, заправлял обоймы, приглушённо бранясь сквозь зубы – для его толстых, мощных пальцев подобная задачка была не из простых. На столе лежал потемневший от времени лист бумаги, исчерченный блёклыми, выцветшими линиями – похоже, план какого-то здания, ефрейтор не мог разглядеть, поскольку изрядную часть рисунка загораживали многочисленные колбочки, амулеты и приборы, назначение которых являлось для Кристофа загадкой. Анри, стоявший на коленях возле стола, копошился в этой беспорядочной груде магических инструментов, бормоча что-то под нос. На диванных подушках медленно, но верно разрастались вширь ряды артефактов, которые, по-видимому, служителям предстояло тащить с собой. Возле дверцы оружейной, прямо на полу, вперемешку валялись короткие клинки – кинжалы, мизерикорды, стилеты, охотничьи и метательные ножи, кортики, «когти». Алтеро перебирал разложенные рядом, на брезенте, ножны и чехлы, примеряя их то к одному, то к другому клинку – негромко позвякивали пряжки ремешков, щёлкали металлические кнопки. «Должно быть, подбирает оружие, которое нам придётся проносить тайком», – понял Крис.
– Закончила, – сообщила Руфь, с размаху втыкая в замысловато уложенные волосы Айзи последнюю шпильку. Ундина негромко пискнула и поморщилась от боли.
– А я ещё нет, чтоб вас! – рявкнул бородач. – Босс, нам обязательно брать столько огнестрела?
– Не обязательно, – буркнул Аль. – Я говорил, что вполне хватит пяти-шести, включая мой.
– Четыре пистолета и одна базука? – обрадованно дёрнулся замначальника.
– Пистолетов – пять.
Слава недовольно рыкнул и взмахом руки смёл мешанину из разнокалиберных патронов в угол дивана.
– Шеф, – Анри крутил в руках небольшой, чуть крупнее яблока-дичка, металлический куб с выпуклыми гранями, – я доделал артефакт, который вы просили. Схожий по эффекту с сывороткой правды. Но только один. Больше не успел. Радиус действия – около десяти метров. Срок – двадцать минут. Добавил лёгкий парализующий эффект, как договаривались.
– Отлично, – пробормотал дану, застёгивая узкий футляр со стилетом. – Отдай Кристофу.
– Мне? – изумился ефрейтор.
– Эффект этой штуковины основан на манипуляциях с сознанием, – мейстер сгрёб в охапку несколько чехлов и неспешно поднялся на ноги, – так что тебе она не навредит. Мы с Айзифой запасёмся амулетами, чтобы не попасть под воздействие заклинания, но у нас всё равно уйдёт секунд пять на то, чтобы худо-бедно очухаться. У тебя такой задержки не будет.
– А поподробней объяснить никак нельзя? – не сдержал недовольства Крис.
– Можно, – серьёзно кивнул комиссар, скинув ношу на столешницу и присев на край кресла, заваленного обоймами. – И нужно. Этим сейчас и займусь… Анри, я просил быть аккуратнее с планом, он и так вот-вот рассыплется.
– Я предельно аккуратен, – техномаг небрежно смахнул со стола остававшийся тонкий слой полупустых пробирок и видавших виды приборов. Руфь едва успела подхватить артефакты заклинанием левитации и перебросила их на комод.
– Сурово… Что ж, – Алтеро обвёл присутствующих блестящими от волнения глазами, – полчаса до выезда. Одним из наших противников наверняка станет «мастер», хорошо владеющий заклятьями Разума. Поэтому – учтите это! – у нас не будет возможности на ходу переговариваться через медальоны. Теоретически прослушка исключена, но то теория… Бережёного боги берегут. Поэтому проясним всё сейчас. Непонятные моменты уточняйте сразу, на дополнительный инструктаж не рассчитывайте.
Анри, уступив Руфи единственный не занятый магическим оборудованием пятачок на диване, сел прямо на пол. Рыжий вновь остаётся в штабе – все присутствующие это понимали и не видели смысла в излишних расспросах.
– Здание под дополнительный филиал Центрального отделения, которое занимает «Чёрный мрамор», возвели в 2036 году. Строительство длилось недолго, всего-то веху. Оно было на финальном этапе, когда церковникам приспичило возмутиться, что штаб находится в какой-то сотне метров от монастыря. В итоге Третий Центральный пункт поселился на соседней улице, а монастырь, ха-ха, сровняли с землёй через какие-то полвека… ладно, не суть. Важнее – планировка. Из клуба всего два выхода. Один из них, запасной, могли перенести. Другой – где и был. Здание двухэтажное. Второй этаж больше похож на надстройку – идёт полосой по периметру, ширина – десять метров. Там есть по меньшей мере четыре выхода на крышу – два нормальных, по лестнице, два потайных. Между первым и вторым этажом – пять лестниц: одна узкая винтовая, две основные и две, опять же, секретные. Возле одной из этих лестниц есть лаз, через который можно попасть в подвал. Второй вход, люк, возле задней двери, внутри здания. Я предполагаю, что Лабиринт Страхов частично или полностью находится в подземных ходах, прорытых под зданием. Едва ли он создан при помощи иллюзий – такую мощную магию давно бы засекли. Основная часть лабиринта, несомненно, вещественная и существует в пространстве этого мира. Так, тоннели… Три из них вели в Башню Альянса. Разумеется, они были надёжно замурованы, но всё же не забывайте про эту деталь.
– Значит, мне и Драгославу нужно отыскать запасной вход и там спуститься в тоннель? – Руфь наклонилась над схемой, силясь разглядеть тонкие, светлые чернильные линии.
– Да, – Аль постучал пальцем по обозначенному парой едва заметных штрихов дверному проёму. – Допускаю, что владельцы могли переместить люк или сделать пристройку, но едва ли им удалось что-то натворить с оконными проёмами – стена на этих участках слишком толстая, а кладка прочная. Эти окошки больше похожи на бойницы – узкие, хорошо укреплённые, наверняка с решётками или стёклами, защищёнными магией. По ним сориентируетесь и поймёте, где должна находиться дверь, тогда сообразите, где тоннель. Со стороны улицы, разумеется, здание выглядит безобидно и беззащитно – здоровенные окнища, почти что витринные, веранда, низкое широкое крыльцо. Но там, несомненно, установлены сигнальные чары. Улица отлично освещена, так что к парадным дверям не приближайтесь – кто-нибудь непременно заметит. Идите задворками и внимательно следите за уровнем магической энергии в пространстве.
– Понял, – пробасил Слава.
– Айзифа, Кристоф и я пройдём в клуб без утайки, через центральный вход, как положено посетителям, – комиссар протянул ундине ножны со стилетом. – Нам с Крисом позволят остаться при оружии, но лишь в случае, если количество и качество его не выйдет за рамки разумного. Кристоф, меч пронесёшь в открытую, но вот метательные ножи придётся спрятать в рукава рубашки или подкладку редингота. Возьмёшь серебристую перевязь, там есть несколько небольших кармашков для ампул… Анри, они ведь не сдетонируют в тепле, верно?
– Нет, – покачал головой техномаг. – Вещество в них можно использовать как взрывчатку, но для этого надо разбить стекло ударом. Радиус действия небольшой, всего два метра, зато меньше риск обрушения тоннеля. Если надломить кончик ампулы и вылить часть содержимого на землю или камень, образуется густая дымовая завеса. Постарайтесь не переборщить. Не более одной дозы на тридцать кубов, иначе отравитесь. Вещество не особо опасное. Даёт незначительное головокружение и жжение в глазах, влияет на обоняние, не более того. Но в нормальное состояние вернётесь спустя час или полтора.
– Ясно. Что ещё ты подготовил?
– Амулеты против ядов, в частности парализующих, – начал монотонно перечислять Анри, – амулеты против воздействия разных ветвей магии, приборы-воздухоуловители для определения верного направления в тоннеле, измерители, которые отлавливают поток психических волн, золотой и платиновый растворы, распылители, антимагические гранаты…
– Слишком много, – поморщился Алтеро. – Кристофу и Айзифе – по четыре ампулы с взрывчаткой, по пять – с золотым раствором, по одной – с платиновым и по одному талисману-противоядию. Плюс ещё один амулет для Айзи, защищающий от ментальных атак, и… пожалуй, всё. Вряд ли мы унесём больше. Руфь, Драгослав, вам же придётся снарядиться по полной. Разгрузочные жилеты в помощь.
– Их позволено носить только Боевому подразделению. Я ошибаюсь? – удивилась Шан-Де.
– Не ошибаешься, – мотнул головой мейстер, – но оттуда нам едва ли стоит ждать поддержки. Разве что в крайнем случае, на готовенькое, которое не осилим сами. У них сейчас неразбериха после Фетто. Все слышали? На подмогу не рассчитываем, разве что стрясётся что-то действительно серьёзное. Используйте любые заклинания, но постарайтесь свести к минимуму ущерб мирному населению. Далее… Как я уже сказал, в «Чёрный мрамор» войдём втроём. После этого действуем по обстоятельствам. Вероятно, придётся разделиться. Для начала попытаемся узнать, как попасть в Лабиринт Страхов. Если кому-то из нас удастся пробиться туда не в обход местных правил – хорошо. Как обычно – натираем руки золотым раствором, проходим проверку на магию, она едва ли отличается от стандартной. Проверка не распознаёт в нас магов, мы тихонько радуемся этому и – бегом в Лабиринт. Если добыть билетик не удастся – поиск прохода в тоннель, тайное проникновение. Цель – добраться до господина Ди, устроить ему краткий и душевный, гм, блиц-допрос. Хотелось бы избежать битвы, но что-то мне подсказывает – нас так или иначе втянут в сражение. Через медальоны переговариваться в самом крайнем случае, лучше всего – через Анри, барьер Башни защищает от любого инородного заклинания и блокирует попытку воздействия на разум, если таковая будет. Маячки для телепортации – у меня и Руфи, по одной штуке. Они не разовые, но на перезагрузку требуется где-то с полминуты. Способны перенести около тонны груза за раз. В точках отправления и назначения нужен хотя бы один маг, владеющий пространственными заклинаниями. Принцип телепортации детально знать не обязательно, железяка сделает всё за вас, ей потребуются только магическая подпитка и ваш дар. И не забудьте предупредить напарника-приёмника, иначе заклятие сбойнёт! Всё ясно?
– Что будем делать, если господин Ди окажется не ключевой фигурой, которую мы ищем, а рядовым звеном в цепи? – спросила Айзифа.
– Импровизировать, – вздохнул комиссар, – иных вариантов не остаётся. Если бы Гюстав дал нам лишний день на подготовку…
– Ну так не дал же ж, – развёл руками Драгослав. – Да и так справимся, не впервой, ну.
По спине Кристофа пробежал холодок. Задание, и до этого представлявшееся довольно сложным, вмиг сделалось пугающе, смертельно опасным. «Похоже, мне предстоит попасть в самую непростую и рискованную передрягу за мою не слишком длинную жизнь», – не без испуга подумал ефрейтор и потянулся за ампулами с золотым раствором. Страх страхом, а миссию, порученную Четвёртому спецотряду, предстоит выполнить.


***

Здание, где находился «Чёрный мрамор», не блистало вычурностью и не ослепляло роскошью. Дом из однотонных тёмно-серых, грубо обтёсанных камней выглядел чуждо в ряду нарядных построек магазинов, ресторанов и салонов. Мрачный, отталкивающий облик клуба, казалось, бросал вызов, противореча самому названию одной из наиболее оживлённых пешеходных центральных улиц – Весёлой.
Самоходку припарковали в нескольких кварталах от заведения, загнав в узкий проулок напротив кондитерского магазина. Крис ненадолго притормозил возле витрины с пирожными, покрытыми разноцветной глазурью. Он надеялся лично вручить Альте покупку, принесённую из «Сороки и чая», но не сложилось – до миссии почти не оставалось времени, и аппетитно благоухавшую шоколадом коробку ефрейтор вручил дежурной целительнице. «Как бы эта дама не съела угощение вместо того, чтобы передать», – мелькнуло в голове юноши, вспомнившего о габаритах волшебницы и торчавших из нагрудных карманов её халата конфетных фантиках, весьма красноречиво намекавших на любовь женщины к сладостям.
Сейчас служители стояли напротив клуба, под полосатым козырьком веранды какого-то кафе. В окнах «Чёрного мрамора», зашторенных ажурным, но довольно плотным чёрным тюлем, мелькали чьи-то тени, скользили блики саламандровых ламп. Группка молодых людей на крыльце, толкавшихся и хохотавших, настежь распахнула двери и ввалилась внутрь, громко выкрикивая приветствия. В доме кто-то играл на пианино. Бойкая, незамысловатая мелодия, разбавленная хрипловато каркающим баском трубы, радостно выплеснулась на улицу и смолкла, отсечённая добротными деревянными дверными створками.
– Вперёд, – скомандовал Алтеро. – Хватит тут прохлаждаться.
Троица непринуждённым шагом пересекла бойкую, голосистую улицу. Айзифа, облачённая в короткую меховую шубку, придерживалась за локоть Криса – ей было не очень удобно идти по неровной каменной мостовой на высоких каблуках. «И как она собирается драться, если нас всё-таки втянут в бой? – юноша покосился на многослойный подол платья. – Ладно, зато весь арсенал отменно спрятан. Девушкам вроде как не положено появляться на мероприятиях при оружии. Но этот негласный запрет, как я погляжу, совершенно бесполезен.»
Какая-то нотка непривычности ощущалась в происходящем. Ефрейтору было не по себе. Неуютно, словно некая важная часть его мира скрылась из виду. Лишь заметив отражения своих спутников в отполированных дверях, юноша понял: и дану, и ундина вновь приняли человеческий облик. Правда, Аль на сей раз не заблокировал свою способность видеть подпространства и из-за этого остался в очках, но у Кристофа всё равно создалось впечатление, что он вот-вот готовится распахнуть двери и шагнуть навстречу опасности в компании двух незнакомых людей. «А ведь я счастливчик, – промелькнула в голове непрошенная мысль, – моя смена облика ограничилась отсутствием банданы. Точнее, в бандану я завернул метательные ножи, которые пришлось закрепить на спине под рубашкой… Не суть. Важно то, что мне не нужно маскироваться под человека-чистокровку, что здорово экономит и силы, и нервы.»
Айзифа первой скользнула в приоткрывшуюся дверь. Подол её платья зацепился за стоявший у самого входа пуфик. Служитель затаил дыхание, ожидая услышать предательское звяканье кинжалов или заметить выпавшую ампулу, но обошлось – девушка небрежно одёрнула задравшуюся верхнюю юбку и сбросила шубку на руки подоспевшему лакею в ярко-алой ливрее. Пара охранников в чёрном вялым взглядом скользнула по новоприбывшим и тотчас отвернулась, не заметив ничего интересного или нарушающего местные правила посещения.
В квадратном, чёрно-красном мраморно-кирпичном холле с невысоким потолком, множеством банкеток и огромным, во всю стену, зеркалом в позолоченной оправе народу было мало. Нестройный шум множества голосов доносился из соседнего помещения, куда вела широкая, полукруглая арка, разделённая тремя колоннами на равные промежутки. Слуги, принимавшие одежду и вещи прибывших гостей, проворно сновали туда-сюда между гардеробной, прятавшейся за багряно-серой, пятнистой занавесью, и передней. Кристоф нехотя отдал свою куртку – отчего-то ему представилось, как он во весь опор несётся за господином Ди по улице в своём отнюдь не тёплом рединготе, а промозглый осенний воздух неприятно колет лёгкие, суля отпуск по болезни.
Соотрядники терпеливо дождались, пока Айзифа, вертясь перед зеркалом и поправляя причёску, хорошенько осмотрит холл, после чего проследовали в главный зал.
Ефрейтор ожидал увидеть не очень большую, мрачную, загадочную комнату, хотя бы примерно соответствующую наружному облику здания, но внутренняя обстановка «Чёрного мрамора» разительно отличалась от его внешнего оформления. Помещение заливал свет не десятков – сотен огоньков свечей в стеклянных люстрах. Пёстрые обои еле проглядывались под многочисленными рамами картин, стеллажами с экспонатами и книжными полками. В правом углу виднелось возвышение, на котором с трудом умещалось чёрное как смоль пианино; щуплый паренёк лет пятнадцати отчаянно скакал пальцами по клавишам, едва успевая за стремительной мелодией. С небольшой платформы между первым и вторым этажами ему вторили грузный трубач и тощая, взъерошенная девчонка-скрипачка, которой почти не было слышно за низким, отрывистым подвыванием тромбона. Вокруг музыкантов в бешеном темпе отплясывали какой-то быстрый народный танец десятка полтора человек. Дама лет тридцати в горчично-жёлтом муаровом платье, скакавшая в самом центре, была боса, на видневшихся под приподнятым подолом пухлых щиколотках бренчали браслеты; её золотистые туфли валялись возле пуфика, который занимал пианист. Напротив не в меру разошедшейся особы перепрыгивал с ноги на ногу и отфыркивался плотного телосложения юноша, побагровевший от натуги – он явно не умел танцевать, но изо всех сил старался угодить партнёрше.
В другом конце зала вещал что-то на повышенных тонах взобравшийся на стол мужчина в тёмно-синем костюме. Вокруг него, заняв места за небольшими круглыми столиками, собралась немалая толпа, но большинство не обращало внимания на оратора – гостей сильнее занимал процесс поглощения еды и напитков. Сверху, из увитой искусственным плющом и разноцветными лентами беседки, за происходящим на первом этаже наблюдало десятка два человек. Кристоф разглядел у них на одежде знакомые керамические броши с орхидеями. К ложе вела узкая винтовая лесенка, огороженная тоненькой серебристой решёткой с вязью из кованых цветков.
Пока парни растерянно топтались на входе, Айзифа, более привычная к такого рода местам и мероприятиям, успела сориентироваться.
– Так, – сообщила она, хлопнув в ладоши – звук получился глухим из-за плотных тканевых перчаток. – Мейстер, видите за столиками барную стойку и буфет? Вон, под навесом… Да. Возьмите там что-нибудь, в том числе и для меня. Крис, ты займёшь стол – лучше один из тех, что у стены. Осматривайся, слушай, какие речи толкает говорун в синем, постукивай пальцами в такт музыке – что угодно. Постарайся выглядеть непринуждённо. Я присоединюсь к танцующим и попытаюсь по ходу дела расспросить кого-нибудь о Лабиринте Страхов. Идёт?
– Ладно, – бросил комиссар и медленным, нарочито небрежным шагом направился к высокой стеклянной витрине с закусками.
Кристоф завертел головой, отыскивая подходящее описанию ундины место. Почти сразу же он заметил столик, скрывавшийся в тени свисавшего со второго этажа плюща, и поспешил туда, но на полпути ему пришлось остановиться – его обогнала хихикающая молодая парочка. Растерявшись, ефрейтор затоптался на месте, случайно задел плечом не слишком трезвого молодого человека в камзоле – тот, к счастью, не обратил внимания на допущенную следователем оплошность – и, наконец, увидев, что оккупировавшая один из столов у стены стайка девушек торопится переместиться поближе к сцене, с нескрываемым облегчением рванул к освободившемуся участку и поспешил опуститься на ближайший стул – красно-коричневый, с изящно, но крайне неудобно изогнутой спинкой. Махнул рукой Алтеро, который пробирался между столами, стараясь никого не задеть. За дану шёл официант с подносом, закрытым высоким белым колпаком.
Заметив жест товарища, комиссар кивнул и прибавил было шаг, но вдруг резко остановился и повернулся к дивану под небольшой книжной полкой, целиком занятой каким-то громоздким и явно древним талмудом. Там, в груде пухлых диванных подушек, закинув ногу на ногу и придерживая грозящий не удержаться на мягком, округлом подлокотнике бокал, сидел подтянутый, изящный мужчина лет тридцати с длинным, гладко выбритым лицом. Он взирал на мейстера с весёлым, ироничным изумлением, точно разглядывал не особо важную, но необычную находку. Незнакомец был одет вычурно до ряби в глазах. Его расшитый золотыми и серебряными нитями камзол сверкал и переливался в огнях многочисленных свечей. Мягкие каштановые локоны, оттенявшие высокий лоб, были тщательнейшим образом уложены. Тонкие, но сильные пальцы, унизанные перстнями, грозились утонуть в многослойных, пышных манжетах рубашки.
Незнакомец, ухмыльнувшись, спросил что-то у Алтеро. Тот ответил спокойно, выражение его лица оставалось бесстрастным, но Крис чувствовал – собеседники, хотя и знакомы друг с другом, не собираются любезничать. Дослушав ответную реплику мужчины, Аль передёрнул плечами и заторопился к соотряднику – официант едва поспевал за комиссаром.
– Кто это был? Знакомый? – поинтересовался ефрейтор, когда дану занял место напротив и снял крышку-колпак с водружённого на стол подноса.
– Коллега, – буркнул мейстер, откупоривая неплотно закрытую бутыль с красноватым напитком, цветом напоминавшим разбавленный водой смородиновый морс.
– То есть он из Альянса? – удивился Кристоф, с сомнением осматривая угощение – большое блюдо с порезанным на треугольнички и разложенным веером сыром, мисочку чищеных отварных креветок и графин с водой. – Я его ни разу не видел, кажется…
– Зато точно слышал про Щёголя Тьери, – буркнул Аль, плеснув из бутылки на дно низкого, округлого хрустального бокала с широкой ножкой. От полупрозрачной алой жидкости ощутимо пахло алкоголем. Крис хотел было напомнить товарищу про миссию, но вовремя сообразил, что волноваться не нужно – дану весьма устойчивы к ядам. Всё верно – если посетители клуба будут вполголоса вести беседу, не почтив вниманием местные блюда и напитки, кто-нибудь наверняка почует неладное.
Гораздо сильнее юношу теперь занимал другой вопрос. Комиссар Тьери Сеццель-Кантеор – довольно известная личность. Служитель, потомок захиревшего дворянского рода, несколько лет назад после головокружительного карьерного взлёта выкупил утраченные его прадедом владения и объявил о реставрации позабытой династической ветви, представители которой три с половиной века назад породнились с королевской семьёй. На тот момент предприимчивый, смелый, одарённый немалыми способностями к магии мужчина считался одним из лучших следователей Центрального отделения Альянса, поэтому его заявление сочли прихотью, но прихотью обоснованной и не лишённой изящества. Помимо этого, вспомнил Кристоф и недружелюбно покосился на каштановолосого волшебника, Сеццель-Кантеор не слишком старательно скрывал свою антипатию к Алтеро. Но что Щёголь делает здесь, в этом клубе? Он тоже на миссии? Или…
– Отдыхает он, – досадливо пробормотал дану, словно в ответ мыслям ефрейтора. – Завсегдатай. Его тут, похоже, многие знают. Успел посмеяться над моими собранностью и настороженностью, как всегда.
– Но ты-то на задании, а он пришёл развлекаться, – рассудил Крис. – Уверен, Кантеору придётся поменять своё мнение, когда мы разберёмся с работой.
– Твоя правда, – слабо улыбнулся Аль. – О, наша разведчица возвращается!
Айзифа, разрумянившаяся, растрёпанная, с размаху плюхнулась на единственный остававшийся свободным стул и с негромким стоном вытянула гудящие ноги.
– Устала! – призналась она. – Тот блондинистый парнишка так быстро танцевал. Я едва поспевала за ним на этих дурацких каблуках…
– Надеюсь, узнала что-нибудь? – комиссар протянул девушке бокал с водой.
– Разумеется, узнала! Спасибо, мейстер, – Айзи сделала пару глотков, зачем-то сунула бокал Кристофу и наклонилась вперёд, навалившись локтями на столешницу. – В общем, дела обстоят так. В Лабиринт Страхов пускают не всех, а только тех, кто посетил «Чёрный мрамор» несколько раз и успел примелькаться. Билеты продаются раз в два-три дня. Последний аукцион состоялся только вчера, так что нам придётся пробираться туда тайком.
– Тебе удалось выяснить, где вход? – ефрейтор повертел в руках бокал с водой и, пожав плечами, поставил его на середину подноса, точно поверх маленькой завитушки с цветком орхидеи.
– Разумеется! – подмигнула ундина. – За правой лестницей, которая возле сцены, есть коридорчик, он ведёт к съёмным комнатам. Рядом есть охрана – четыре человека на виду, пара-тройка в закутке рядом с кассой. Напротив закутка – бархатная бордовая портьера, за ней – маленькая деревянная дверца. Обычно она заперта, но замок, который на ней висит, не производит впечатление надёжного. Я проверила с помощью магомера уровень чароэнергии – в том направлении он не выше среднего. Значит, какие-либо защитные артефакты отсутствуют.
– Не скажи, – качнул головой Аль. – Я знаю пару приёмов, которые позволяют спрятать даже крупную заклинательную вязь, которая… Впрочем, едва ли здешний «мастер» знаком с этим видом волшебства, – торопливо добавил он при взгляде на расстроенное личико Айзифы. – Замок мы отопрём с помощью энергомагии или… нет, пожалуй, магия Металла подойдёт лучше. Кристоф, справишься?
– Да, – уверенно кивнул юноша. Он редко пользовался магией Земли в бою, но знал её не намного хуже пространственной и энергетической ветвей.
– Основная проблема – в страже, – дану осушил бокал и потянулся было за бутылкой, но на полпути отдёрнул руку. – Шесть или семь человек плюс слуга на кассе. Танцующие дамы и господа тоже могут заметить, что происходит что-то не то. Нужно отвлечь их всех. Полагаю, для этого идеально подойдёт хорошая, качественная крупномасштабная иллюзия, которую не засекут фиксирующие магию приборы. Поэтому…
– Нет, – неожиданно резким и твёрдым тоном Айзи прервала рассуждения комиссара. – Я с этим разберусь.
– Ч-чего? – оторопело переспросил Крис, никак не ожидавший такой реакции от девушки, привыкшей подчиняться всем своим соотрядникам, включая его самого.
Алтеро промолчал, но выражение его лица было, мягко говоря, недовольным.
– Пожалуйста, выслушайте, – звенящим от волнения голосом произнесла Айзифа. – Я… я не против, если бы план выглядел достаточно логично и разумно. Мейстер, вы, бесспорно, сильны, поэтому я только за, когда вы идёте вперёд, принимая основной удар на себя. Я всегда знаю, чувствую, что с вами всё будет в порядке. Но сейчас ситуация иная, так? Вы сами говорили, что в инциденте с Астерией было двое нападавших – «мастер», владеющий заклинаниями Разума как минимум не хуже вас, и другой, пространственник, который тоже наверняка силён. Ещё и этот господин Ди… Только взгляните на зал! Сколько денег вложили, чтобы открыть этот клуб! Человек, который способен в краткий срок потратить на роскошь такое колоссальное количество золота, наверняка нанял и соответствующую охрану. Мы столкнёмся не с парой-тройкой слабых магов, так?
– Скорее всего, – согласился дану, не сводя с подчинённой настороженного взгляда.
– Вот! – выпалила ундина. – И я, зная вас, уверена – вы, случись что, опять пойдёте в авангарде, а нам с Крисом придётся прикрывать вам спину, пока не подоспеют Руфь и Драгослав! Но продержаться будет трудно. Мейстер, вам нужно беречь каждую крупицу магической энергии. Чтобы навести такую иллюзию и скрыть заклинание от фиксации приборами или другими волшебниками, вы потратите много сил. Это никуда не годится. Вы, ребята, сражаетесь лучше меня, я же в бою вдали от воды бесполезна… ну, практически бесполезна. Зато я уже придумала, как нам попасть в тоннель. У меня есть неплохая идея, как отвлечь людей в зале. Прошу вас, предоставьте это мне. Не рвитесь вперёд без необходимости, хорошо? Мейстер, вы должны понять – если вы слишком рано израсходуете всё, что у вас есть, и лишитесь возможности колдовать, то нам с Крисом тоже будет несладко. Даже если вы отдадите нам приказ уходить, бежать-то будет некуда… Поэтому берегите себя и не торопитесь использовать чары. Ладно? Вы ведь не единственный в нашей команде, кто может создавать миражи, и…
– Ладно, – вздохнул Аль, порядком утомлённый длинным, нервным речитативом Айзи. – Понял. Как ты планируешь отвлечь всю эту галдящую толпу?
– О, это довольно легко, – Айзифа постаралась улыбнуться как можно уверенней, но губы её дрожали. – А если один из вас сумеет более-менее метко метнуть нож в одну из этих дивных разноцветных бутылок на полке напротив лестницы, будет ещё проще.


***

Скрипка и труба устало смолкли следом за пианино. Танцоры не спешили уходить – паренёк-музыкант торопливо перелистывал толстую нотную тетрадь, выбирая следующую мелодию.
Но прежде, чем он успел определиться с выбором, на сцену поднялась стройная девушка с курчавыми, густыми волосами, уложенными в высокую причёску. Платье приятного кофейно-коричневого цвета прошуршало по полу, сгладив чрезмерно твёрдый, жёсткий цокот каблуков. Наклонившись к пианисту, заслонившись от зрителей рукой в длинной ажурной перчатке, она прошептала ему что-то на ухо.
Мальчик замотал было головой, но незнакомка умоляюще сложила ладони, и музыкант сдался. Захлопнув ноты, он придвинул свою банкетку поближе к пианино и встряхнул кистями рук, разминая пальцы. Девушка замерла на самом краю возвышения. Её ярко-зелёные глаза, обрамлённые длинными пушистыми ресницами, смотрели на зрителей взволнованно и немного испуганно.
В «Чёрном мраморе» на сегодня были запланированы исключительно танцы. Никакого исполнителя в программе вечера не значилось, и заинтригованные неожиданным появлением нового лица посетители повернулись к сцене. Кое-кто поспешил занять свободный пятачок у окна напротив; кто-то нетерпеливо поднялся с дивана, желая пробиться поближе к музыкантам, а двое молодых людей, бочком протиснувшись вдоль стены, встали у входа в коридорчик к съёмным комнатам, рядом с охранниками.
Пианист нерешительно опробовал несколько клавиш, подбирая подходящую октаву. Незнакомка слегка улыбнулась ему и одобрительно кивнула.
По залу пронеслись первые звуки музыки – тонкие, нежные, робкие. Мотив был знакомым, многие не раз слышали его. Последнюю веху на ярмарках и улицах, в концертных залах и небольших клубах нередко звучал простенький, но получивший немалую популярность «Вальс Изабеллы».
– Ах, эта дивная ночь, – звонким, чистым, протяжным голосом пропела девушка, и эхо слов её разнеслось по всему огромному помещению. Люди за столиками притихли. Ослаб натиск толпы, осаждавшей бар. Сверху, из беседки для почётных гостей, свесились люди, желавшие лучше рассмотреть певицу.
– Созвездия в тёмной воде, – незнакомка, казалось, почти шептала, но напев был прекрасно слышен.
– Ты знаешь – не быть беде,
Пусть страх уносится прочь…
Пронзительно взвизгнула скрипка, запоздало вступившая труба подхватила вмиг ускорившийся мотив.
Всё внимание в зале теперь было приковано к девушке. Она пела, и в голосе её было столько глубины, столько чувства, столько магии, что слушатели не могли отвести от неё глаз. Позади собравшихся у самой сцены зрителей закружились в стремительном танце первые пары.
– Ах, Изабелла!
Дивная ночь, а в роще трепещет
Трель полуночника-соловья!
Взгляни на меня – я больше не я,
Платье твоё – в вальс по тропе!
Никто не обратил внимания, как мимо охранников в боковой коридор прошмыгнули двое гостей. Один из них тащил под локоть другого, загипнотизированного чарующим голосом певуньи.
– Ах, Изабелла!
Щекою к щеке, рука к руке,
Белая ткань, вереска цвет,
Вереска мёд, призрачный свет,
Лунная сфера в небесной тоске…
Ни один из присутствовавших не пытался подпевать. Ни один не хлопал в ладоши, не постукивал каблуком в такт мелодии. Незнакомка в кофейном платье всплеснула руками, точно пытаясь взлететь, вспорхнуть ввысь легкокрылой птицей – и её голос также взлетел, окреп, набрал ещё больше силы, поднялся над толпой, вынудив замереть вбежавших из холла лакеев, оглушив танцоров, полностью растворившихся в вальсе и больше не способных остановиться:
– Ах, Изабелла!
Как допою эту песню, тотчас
Без сил упаду я к твоим ногам,
Шёлку волос да ясным глазам
Твоим без остатка отдам себя!
Песню прервал резкий, неприятный скрежет и последовавший за ним жуткий грохот. Визг какой-то дамы смешался со звоном бьющегося стекла. Длинная, крепкая полка с цветными бутылями и хрупкими полупрозрачными статуэтками, висевшая над низкой этажеркой с одним-единственным фолиантом в серебряном окладе, вдруг резко покосилась – лопнул один из шнуров, на которых она была подвешена. Второй шнур, потоньше, недолго выдерживал двойную нагрузку – оборвался возле крюка, и вся конструкция с оглушительным шумом рухнула вниз, чудом не задев зрителей. Толпа всколыхнулась, заволновалась, забормотала – кто-то поспешил отойти в сторону, кто-то, напротив, ринулся к упавшей полке, обгоняя испуганных лакеев. Охранники также заторопились к месту происшествия – спасать повреждённые экспонаты от любопытных посетителей. Воцарилась полная неразбериха, в которой так или иначе принял участие весь зал, за исключением нескольких гостей, лениво наблюдавших за происходящим из верхней беседки.
Девушка, стоявшая на сцене, исчезла в возникшей сутолоке.


***

Магия ундин, связанная с голосом, нечасто фиксируется магическими приборами, которые отлавливают только существенные заклинания с чётко составленной вязью и определённой площадью действия. Именно этой её особенностью воспользовались служители для отвлекающего манёвра.
Айзифа не соврала – она действительно великолепно пела. Кристоф поймал себя на том, что был бы не прочь остаться в зале и послушать ещё. Чары гипноза были тут ни при чём – такое размытое воздействие на разум блокировалось легко, без какого-либо напряжения. Но следовало поспешить – охрана, застигнутая врасплох, отвлеклась, и путь в коридор был совершенно свободен.
За портьерой обнаружилась небольшая выемка в стене. Ефрейтор юркнул туда, волоча за собой Аля, которого после недолгих, но бурных уговоров убедили не тратить силы на ментальную защиту. К мейстеру возвращалось его обычное обличье – контроль над блокировкой крови дану из-за гипноза заметно ослаб. Комиссар словно бы впал в оцепенение: глаза невидяще смотрели вперёд, руки бессильно повисли вдоль тела. Никакой реакции на внешние раздражители, но парень хотя бы покорно шёл в ту сторону, куда его подталкивали – и на том спасибо.
Замок, вопреки ожиданиям следователей, оказался совсем простым. Чтобы взломать его, даже магия не понадобится – в широкой скважине, рассчитанной на довольно-таки крупный ключ, отчётливо виднелся единственный металлический штифт, на который требовалось надавить. Крис прижал железяку остриём узкого ножа, предназначавшегося для морепродуктов. Скорее уловив щелчок, нежели услышав, парень потянул замок вниз и быстрым движением вытянул округлую дужку из двух одинаковых, симметрично расположенных проушин, находившихся почти вплотную друг к другу.
Приоткрыв толстую, прочную, тяжёлую стальную дверь, обитую досками, и втолкнув Алтеро внутрь, Крис зацепил замок за карман редингота. Подкинул нож в ладони, оценивая его баланс. Разумеется, едва ли стоит рассчитывать на высокую точность броска, но полка – довольно крупная цель. Достаточно попасть в одну из округлых бутылей и сбить её, чтобы соседние тоже опрокинулись, да простит владелец заведения порчу имущества, если ему представится случай о ней узнать…
Кристоф, высунувшись из-за портьеры, размахнулся как мог – пространство узкое, даже руку отвести некуда – и изо всех сил метнул ножик в ярко-зелёный сосуд с извилистым, широким горлышком, показавшийся ему наиболее удачной мишенью.
Разумеется, промазал.
Нож ушёл в сторону и вместо того, чтобы угодить в ядовито-зелёную бутыль, срезал один из двух шнуров, на которых висела полка. Злосчастная композиция рухнула с ушераздирающими звоном и грохотом. Никого не зацепило – ефрейтор специально выбрал момент, когда поблизости не окажется ни одного из танцующих. Тем не менее, сумятица в зале воцарилась нешуточная. Четверо охранников сразу ринулись в толпу, оставшиеся двое юркнули в кассовый уголок, один… Один, последний, стремительно обернулся к портьере. Крис обмер, одной рукой вцепившись в край колыхнувшейся занавеси, а другой вовремя придержав Айзифу, влетевшую в коридорчик на полной скорости и едва успевшую чуть-чуть притормозить. Девушка сняла туфли, опасаясь, что кто-нибудь расслышит слишком звонкий топот каблуков.
Прошло несколько долгих, мучительных секунд. Так и не почуяв никакого движения, парень, не оборачиваясь, рукой нашарил дверную ручку и попятился назад, волоча за собой Айзи. Протиснувшись в тоннель, ефрейтор аккуратно, как можно тише притворил дверь и, заметив на ней такие же, как с другой стороны, проушины, поспешил запереть вход в Лабиринт Страхов на замок.
– Отличная работа, – послышался шёпот комиссара.
Аль зажёг саламандровый фонарик. Метнувшийся круг света выхватил красноватые плиты пола, каменные стены и низкий, неровный, порядком осыпавшийся потолок. Тоннель тянулся куда-то вглубь и вниз. Едва намеченные ступени порядком затёрлись, так что следователям предстоял спуск по довольно крутой горке.
– Надеюсь, ход не обвалится? – боязливо поёжилась Айзифа.
– Не должен, – ответил Кристоф, дотянувшись кончиками пальцев до бугристой, сухой поверхности свода. – Вроде крепкий. Его ведь для Альянса строили.
– Тоннели, связанные с Башней, стараются делать как можно более прочными, чтобы они не пострадали даже при внешнем воздействии мощных заклинаний землетрясения, – подтвердил дану. – Так что об этом нам не стоит беспокоиться. Лучше волнуйтесь об охране.
– Это да, – кивнула Айзи, обувая вместо каблучистых туфель чёрные балетки на плотной подошве. – Если нас догонят… Или дело не только в этом?
– Не только, – Алтеро хмуро взирал на дверь, запертую массивным замком. – Ребята, лицо охранника, который стоял ближе всех к портьере, не показалось вам знакомым?
– У портьеры? Того, с рассечённой губой? – уточнил Крис.
– Нет. Я про длинноносого блондина с родинкой на подбородке и залысинами.
– Не-а, я точно раньше его не видела, – мотнула головой ундина.
– Я, пожалуй, тоже нет, – признался ефрейтор, поразмыслив. У него была хорошая память на лица, а физиономия светловолосого стража была довольно приметной.
– Ладно, – вздохнул мейстер, – тогда вперёд. Айзифа, возвращай обычный облик. Больше нет причины скрываться.


***

Вязь последнего телепорта отгорела, рассыпавшись хилыми угольными хлопьями. Руфь, опустившись на колени и вжавшись плечом в холодную, бугристую стену старинного здания, внимательно осматривала видневшийся за углом дворик. На первый взгляд он пустовал, если не считать облезлого полосатого кота у мусорного бака, но на второй и третий могло оказаться совсем иначе.
Нет, служителям повезло – путь был свободен. «Если пройдём тихо, то всё в порядке», – решила Шан-Де, убедившись, что ставни маленьких, подслеповатых окошек соседнего дома действительно закрыты и смыкаются плотно.
Поднявшись, женщина отряхнула со штанов налипшую на них влажную дорожную пыль, махнула рукой, подзывая соотрядника, и едва не подпрыгнула от оглушительного лязга, разрезавшего тишину подобно ножу, вогнанному в брусок подтаявшего масла.
– Простите, принцесса, – громким, хриплым и оттого зловещим шёпотом извинился Драгослав. До этого он сидел на корточках, более-менее правильно распределив вес нагруженного на него оружия и оборудования, но стоило бородачу попытаться встать – и драгоценный баланс исчез.
Волшебница недовольно цокнула языком, рассмотрев под мышкой напарника огромный цилиндр, завёрнутый в брезент – замначальника всё-таки не удержался и прихватил с собой любимую огневую базуку, воспользовавшись отсутствием чёткого запрета со стороны комиссара.
«Надо будет донести до командира, что разрешение на использование базуки следует отдельно прописывать для каждого задания», – подумала Руфь, тенью скользнув вдоль стены, под окнами зданий, начинавших погружаться в дремоту.
«А ещё нужно объяснить, что Драгослав совершенно не создан для заданий, связанных с тайным проникновением и разведкой», – дополнила она, услышав позади старательно, но недостаточно хорошо сдерживаемое стальное бряцанье.
Мысли женщины текли спокойно и размеренно. Она не волновалась – откуда взяться волнению в озере отсутствия каких-либо чувств? Шан-Де ощущала лишь слабое раздражение, причиной которого являлся её соотрядник, но какой смысл сердиться на то, что нельзя изменить?
Из «Чёрного мрамора» доносились музыка и громкий смех. Теперь не было смысла красться – шагов служителей всё равно не услышат…
Женщина едва успела юркнуть за низенькую живую изгородь – задняя дверь неожиданно распахнулась. Прильнув к земле, сквозь колючие ветки Руфь разглядела четыре силуэта, одетые во всё чёрное. Загадочная четвёрка метнулась к забору, чудом не столкнувшись с Драгославом – бородач еле успел пригнуться, слившись с грудой мешков возле мусорного контейнера.
Люди, вышедшие из клуба, явно спешили. И едва ли их гнало вперёд мирное дело – на спине последнего волшебница успела разглядеть чехол, из которого выглядывала пара рукоятей какого-то клинкового оружия.
– Принцесса, эти люди… – начал было Слава.
– Помолчи, – шикнула Шан-Де.
– Нет уж, это вы помолчите, – возразил Драгослав дрогнувшим голосом. – И гляньте, что в этих тюках.
Перебежав к на удивление аккуратно сложенной баррикаде из мешков, Руфь с размаху упала на землю, избегая предательски яркого света уличного фонаря, и протянула напарнику ладонь, в которую тот аккуратно пересыпал горстку чего-то, напоминавшего мелкую металлическую стружку или…
– Магний, – подтвердил Слава невысказанную догадку чародейки. – Полный мешок. И не один уж точно. Зачем им столько, для представления какого, что ли? А вот тут вот, на другом, вроде надпись какая-то, но не по-нашенски. Мешок плотный, не прорезать никак…
Низко склонившись над белым ярлычком, накрепко пришитым к грубой ткани мешка, женщина сощурилась, пытаясь рассмотреть в темноте слишком мелкий шрифт.
– Это кауранский. Написано «нитрат аммония», – перевела она и вздрогнула, ощущая, как вмиг содрогнулся лёд спокойствия, под которым на время миссии были похоронены все ненужные эмоции.
Драгослав выругался сквозь зубы и за цепочку вытянул из-под одежды медальон служителя.
– Стой, – осадила его Руфь. – Нельзя. Командир велел не использовать их…
– Напрямую, ага. Так нам и не надо напрямую. Анри-то в штабе, договаривались же.
Замначальника насупил брови, пытаясь сосредоточиться. Шан-Де, прикрыв глаза, коснулась пальцами знака служителя, холодившего кожу между ключиц. Спустя пару секунд она сумела установить связь с техномагом, но ниточка заклинания не продержалась и мгновения.
– Не работает. Где-то стоит мощный блок на пространственную передачу вязей, – сообщила женщина, по разочарованно-рассерженному лицу напарника поняв, что тот также потерпел неудачу. – Не знаю, откуда, но враг прекрасно знаком с принципом работы медальонов. Он перекрыл даже запасной вариант.
– Проклятье! – прорычал бородач. – Вот же ж… Чушь! Экстренная же ситуация, а у нас и с боссом связаться не выходит, так, что ли? Принцесса, да вы только представьте, сколько примочек из такого количества сырья наклепать можно, а? Это уже масштаб военный, а не зрителям фокусы демонстрировать!
– Да, – согласилась Руфь. – Дело приняло более опасный оборот, чем мы предполагали. Именно поэтому нужно придерживаться плана. Господин Ди замешан в происходящем, в этом нет сомнений. Наша вторая команда собирается схватить его и допросить. Мы доложим командиру об этих мешках, когда представится возможность. То есть когда доберёмся до него.
– Раз тут какое-то движение пошло, за мешками наверняка заявятся подельники этого господина, – пробормотал Слава. – И довольно скоро, ага. Принцесса, мы должны шустрее добраться до тоннеля.
– Доберёмся, – кивнула женщина. – Но и нашу находку нельзя здесь оставлять... Освободи путь, чтобы нам удалось скрыться как можно быстрей. Я не смогу незаметно использовать алхимическое заклинание такого масштаба.


@темы: Альянс, Венок из орхидей, ориджинал, тексты