Следующая выкладка - ближе к вечеру воскресенья :)


Глава 4


В ангаре оставалась последняя самоходка без гербов Альянса – скорее всего, их попросту не успели нарисовать, поскольку в остальном машина совершенно не отличалась от служебного транспорта. Впрочем, экипажи такого типа нередко встречались на столичных улицах — они пользовались популярностью ввиду вместительности, манёвренности и встроенной защиты, способной смягчить удар в случае аварии.
Подобрать подходящую одежду оказалось проще, чем Крис предполагал. Форменные рубашки и брюки были лишены каких бы то ни было опознавательных знаков; надев вместо чёрной с нашивками куртки светло-коричневый замшевый жилет с меховой подкладкой, найденный в общем гардеробе, ефрейтор стал похож на наёмника из северо-восточных областей. Так как с мечом и ножами парень не расстался, образ послужил отличной маскировкой. Бандану Кристоф сменил на скрученный жгутом шнурок, худо-бедно прижавший падавшие на лоб вихры.
– Головной убор мог бы и оставить, – Алтеро облачился в повседневный, лишённый изрядной части украшательств дворянский костюм, явно пошитый на заказ — одежда сидела слишком хорошо для подобранной в лавке готовых нарядов. На простой, но изящной перевязи висели знакомые ножны с чёрным клинком. Кинжал и небольшой пистолет дану спрятал под полами тёмно-фиолетового камзола – видимо, заранее пришил петли, чтобы в случае чего скрыть часть снаряжения от любопытных глаз. Волосы он убрал под широкополую шляпу, украшенную чёрным пером, наружу выглядывала лишь пара-тройка пепельных прядок по бокам.
– Мейстер, вам лучше перебраться на заднее сиденье, – посоветовала облачённая в длинное изумрудное платье Айзифа. На плечи она набросила плотную накидку из серебристого меха, а в руках беспокойно вертела шляпку с войлочными лиловыми цветами, которую купила на рынке накануне, во время поездки за чаем и кофе. – Крис похож на вашего телохранителя, который захотел сам сесть за руль, а мы с вами – на молодых бездельников-аристократов.
– Значит, я буду похож на молодого бездельника, которому не терпится прокатиться с ветерком, – засмеялся Аль. – Вперёд!
– Но… – попыталась было возразить ундина.
– Айзифа, Кристофу нужно объяснить, к кому именно мы сейчас едем.
– А, точно! Извините, совсем забыла, – смущённо потупилась девушка.
Самоходка вынырнула из ангара на заснеженную дорогу. Колёса слегка заскользили на наледи, ефрейтор немедля сбросил скорость и плавно, очень осторожно развернулся. На центральной аллее, щедро залитой солнцем, снег и лёд успели растаять, но юноша всё же решил ехать помедленнее. Сейчас ему предстоит не только вести машину, но и внимательно слушать рассказ, а также не забывать сверяться с картой, заслонившей почти всю приборную панель.
– Итак, – начал Крис, едва за экипажем затворились ворота штаба, – кто такой этот Ёсудзи Кёртис? То, что он – не самый славный парень в мире, я уже понял. А поподробнее?
– Ты слышал нашу с Анри краткую беседу, не так ли? – комиссар потянул за ремень безопасности и тут же отпустил, раздумав пристёгиваться. – Ёсудзи Кёртис – это псевдоним. На самом деле этого далеко не славного парня зовут Ёску. Ёску Флорис. Он –брат Анри… Не зевни поворот.
– Не зевну, – Кристоф поспешно перестроился в соседний ряд. – Ты успеешь рассказать? Или мне поискать кружной путь?
– Не нужно… Так вот. Про семейство Флорисов ты вряд ли слышал до знакомства с нашим техномагом, но в армейских кругах о них знают, пожалуй, все. Флорисы из Кэйсо-нира – одни из основных поставщиков оружия для военных. Специализируются на клинковом, особенно – средних и крупных мечах. Сейчас там всем заправляет дядя Анри, старший брат его отца. Ладно, речь не о том… Начало истории, в общем-то, банальнее некуда. Младший сын предыдущего главы семьи незадолго до свадьбы засмотрелся на юную служанку, лисичку-оборотня. Кажется, её звали Джилли Кёртис. Родни у неё не было. Невеста узнала о сопернице слишком поздно и вместо того, чтобы втихушку поговорить с будущим мужем, закатила грандиозный скандал. Вскоре весь город был в курсе случившегося. Родственники обязали непутёвого молодого человека содержать служанку до конца её жизни, а также – обеспечить всем необходимым ребёнка, который вот-вот должен был родиться. Ёску появился на свет где-то на вешку раньше Анри, так что они погодки.
– И потом, когда они подросли, то начали ссориться?
– Да нет, – вздохнул Алтеро. – Ребята, насколько я понял, подружились. Вместе учились фехтовать под присмотром дедушек, отца и дяди. Вместе ходили в начальную школу, в один и тот же класс. Вместе поступили в Магический Колледж города Умарлиха, оказались в одной группе, на одной и той же специальности. Где-то здесь, вероятно, и появились первые признаки, предвещавшие размолвку. Анри стал одним из лучших фехтовальщиков потока, в это же время у него проявился сильный дар к техномагии и алхимии. Ёску отменно овладел способностью превращения в оборотня, виртуозно освоил даже частичную трансформацию, но для хороших оценок этого было недостаточно. Старший брат начал отставать. Вскоре он очутился в нижней части списка успеваемости. Это его не устроило. Парень начал хитрить, и хитрил так ловко, что преподаватели чувствовали подвох, но ни разу не смогли поймать паршивца. Видимо, он задействовал какие-то артефакты и усилители на физической подготовке и занятиях по магии. И я догадываюсь, что Анри не только был в курсе происходящего, но и сам разработал несколько таких устройств, чтобы помочь Ёску. Изобретательный ум, умелые руки и недюжинный талант к колдовству — опаснейшее сочетание… Братья закончили колледж с отличными результатами, при этом старший обогнал младшего в науках и искусствах, а младший превзошёл старшего в магических и боевых дисциплинах. И всё бы ничего, да вот беда – отец ребят решил, что таким способным детям нельзя бросать учёбу. Полагаю, Ёску до последнего сопротивлялся воле родственников, желавших отправить его в столичный Университет Магии…
– В Университет? – встрепенулся Кристоф. – А на какую кафедру?
– На ту же, что и ты – военно-магическую, – улыбнулся Аль. – Оба смогли поступить, но Анри попал в самое начало списка, а Ёску, невзирая на все уловки, очутился в конце. Тогда-то всё и пошло-поехало… Студенты, как ты знаешь, должны проживать в общежитии Университета, исключения не допускаются ни для кого. Но Флорис-старший не хотел отправлять сыновей в незнакомый город, не перестраховавшись. Он попросил одного из своих давних деловых партнёров, какого-то генерала армии, приглядывать за ребятами. Имя я запамятовал, но не суть… Генерал согласился. Первый год обучения братья ездили к нему на длинные выходные, нередко с ночёвкой. Они держались вместе, как и всегда. Но к концу семестра у Ёску появились серьёзные проблемы с учёбой. Настолько серьёзные, что лисёныш оказался под угрозой исключения. Анри его вытянул, но на следующем курсе старший братец практически перестал появляться на парах. Чем он занимался во время прогулов – трудно сказать, но ясно одно: в какой-то момент парень спелся с людьми из Катакомб.
– С преступниками? – нахмурился Крис.
– Хуже, – качнул головой Алтеро. – С главарями, которые заправляют этими самыми преступниками. Его необычайно острый ум и потрясающая память вкупе с ловкостью и пренебрежительным отношением к правилам приглянулись теневым боссам. Ёску начал помогать кому-то из лидеров банд в поисках нужной информации о делишках его недругов. Работал он настолько успешно, что спустя год с небольшим все конкуренты его покровителя так или иначе сошли со сцены. Анри всё это время ждал, что брат одумается, просил преподавателей повременить с отчислением. Тогда-то и случилось то, что поссорило их окончательно.
– Нападение? – Айзифа привстала с сиденья, чтобы лучше слышать рассказ мейстера.
– Да. На особняк генерала, опекавшего ребят, был совершён налёт, – дану попытался повернуться к ундине, но украшавшее шляпу перо зацепилось за потолок самоходки и не позволило юноше это сделать. – Хозяев не было дома. Воры унесли все ценности. Уходя, подожгли здание. При этом нельзя не обратить внимание на удивительное проворство преступников, умело обошедших все системы защиты, и тот факт, что все тайники были найдены и вскрыты в кратчайший промежуток времени. Вне всякого сомнения, грабителям помогли, и не нужно гадать, кто это сделал.
– Ну и ну… – других слов ефрейтор подобрать не смог. До этой минуты он предполагал, что держит путь просто к не слишком приятному в общении человеку. Всё оказалось иначе. Служители ехали просить помощи у преступника, который стал виновником беды достойного человека, своего опекуна, и вряд ли испытывал угрызения совести по этому поводу. Криса передёрнуло.
– Ёску не согласился со своей причастностью к случившемуся, но и не отрицал её, – продолжал Аль. – Сразу после этого он покинул Университет, оборвав связи со всеми родственниками, кроме своего младшего брата. Взял псевдоним «Ёсудзи Кёртис» и с тех пор работает под ним. Как ни грустно признавать, этот тип – один из лучших в своём деле. Сейчас он, пожалуй, самый осведомлённый информатор в Пелла Асиме. Анри старается как можно реже вспоминать Ёску и хочет больше никогда с ним не встречаться. Наш техномаг выпустился из Университета в чине ефрейтора, как и ты, Крис. Занял вторую строку в списке и сразу вступил в Альянс. Про своего брата Анри рассказал мне года три назад. Тогда моей группе требовалось срочно найти укрытия одной довольно опасной группировки. Мы обнаружили все убежища, кроме последнего. Сбились с ног, но не так и не узнали, где их южное логово, а времени оставалось всё меньше. Тогда Анри сообщил, что знает, как он выразился, «быстрый, но омерзительный способ» выяснить, где недостающее гнездо. И Ёску действительно помог. Не бесплатно, конечно, зато мы успели в срок и накрыли всю банду одним махом. С тех пор я обращался к нему ещё пару раз. Стараюсь не злоупотреблять поддержкой со стороны, тем более такой… хмм… специфичной. Но порой иного выхода нет. Вот как сейчас, например.
– Вот как сейчас, – эхом откликнулась Айзифа.
– Что-то меня не тянет знакомиться с этим типом, – поморщился Кристоф.
– Придётся, – развёл руками Алтеро, – и чем раньше, тем лучше. Я не сомневаюсь, что Ёсудзи Кёртис уже в курсе насчёт тебя – и я не только про те факты, что упоминают в газетах. Лисёныш крайне любопытен и, несомненно, попытается как-нибудь тебя расшевелить – взбесить, ударить по больному месту, выбить почву из-под ног неожиданным, неуместным вопросом или какой-нибудь провокационной репликой. Ни в коем случае не поддавайся ему, понял? Ответь как-нибудь коротко и нейтрально или вообще промолчи. Если Ёску поймёт, что из тебя ничего путного вытянуть не удастся, он вмиг отстанет. Айзи, к тебе это тоже относится! Ёсудзи ещё на прошлой встрече заметил, что тебя легко ранить даже вскользь брошенным словом. Игнорируй все нападки! Проявишь эмоции – только сильнее раззадоришь информатора. Твоё испорченное настроение послужит ему лишним поводом для радости.
– Я постараюсь, – ундина, взглянув на скользящий за окошком ряд светлых, аккуратных каменных домиков, совсем сникла. – Мы приехали, да?
– Угу, – почти синхронно отозвались служители, один – созерцая проплывающие мимо однотипные постройки, другой – краем глаза глянув на карту и заметив, что тонкая карандашная линия маршрута подошла к концу.


***

Беленький двухэтажный домик за решётчатой изгородью ничем не отличался от соседних зданий – таких же узеньких и вытянутых вверх, с серовато-синей покатой черепичной крышей, высоким крыльцом и верандочкой сбоку. В небольшом палисаде росли приземистые, широкие вечнозелёные кусты-акхони, которым придали условно шарообразную форму. Сейчас кустарники больше походили на вросшие в землю валуны – мелкие, кожистые листочки оливкового оттенка радостно тянулись к земле, вверх же поднимались крайне неохотно, не распрямляясь до конца, словно росли под непрерывными порывами ветра. От клумбы осталось лишь несколько декоративных булыжников размером с капустный кочан; груда камней отчаянно щетинилась пучками сухой травы. В самом углу участка, навалившись на ограду облезлыми лапами, высилась ёлка – тощая и несуразная, будто бы недоумевающая, как её угораздило вырасти на таком крошечном клочке земли и вообще – каким ветром её сюда занесло. Ель была единственным деревом на улице, умудрившимся вымахать до своих более-менее нормальных размеров, деревца в соседних двориках едва дотягивались голыми макушками и корявыми ветками до окон первого этажа.
Отличие пристанища информатора от соседских гнёздышек мирных обывателей стало очевидным, едва Кристоф выбрался из самоходки. Дом был окружён невероятно плотным барьером, настолько мощным, что воздух вибрировал. От забора шло лёгкое, раздражающее жужжание. Прищурившись, ефрейтор сумел различить даже очертания защитного купола, подобно огромному прозрачному колпаку накрывавшего всё здание с прилегавшей к нему территорией.
– Надо же, как окопался, – Крис остановился у светло-бежевой деревянной калитки, выглядевшей вызывающе хрупко и ненадёжно. – Интересно, кто и как поставил на такую малую площадь настолько сильное заклинание?
– Не Альянс, – коротко ответил комиссар и нажал перламутровую кнопку звонка возле огромного стального почтового ящика, в котором запросто мог поместиться ребёнок.
Дом по-прежнему безмолвствовал, энергетический фон не изменился, но ощущение тишины стало иным. До этого неширокая, чистая, прямая как стрела улица спала, не обращая внимания на нежданных гостей. Теперь же служителей заметили и насторожились, но предпринимать что-либо не спешили… пока.
«Странно, – ефрейтор настороженно огляделся вокруг, – почему-то угроза исходит не только от дома Ёску, но и от других построек. Что-то не так с этим местом. Выглядит мирно, но Катакомбы совсем неподалёку отсюда. Вероятно, дело в этом?»
Айзифа заметно нервничала. Она переминалась с ноги на ногу и беспокойно озиралась по сторонам, стараясь держаться поближе к нарочито расслабленному Алтеро. Аль поймал взгляд Криса и улыбнулся уголком рта – мол, всё путём – но ладонь его лежала на рукояти меча.
Спустя полминуты, продлившиеся, по ощущениям, целую вечность, до служителей донёсся негромкий лязг замка. Калитка дружелюбно распахнулась. За ней никого не было.
– Нас приглашают внутрь, – объяснил дану. – Вперёд.
– А она точно не сама собой открылась?.. – Кристоф покосился на калитку, но его товарищ уже ступил на территорию информаторского логова. Пришлось следовать за ним и Айзи, не пожелавшей отставать от мейстера.
«Ну разумеется, в такие дома вход по случайности или недосмотру не открывается», – запоздало сообразил парень, поднимаясь по узким белым ступенькам, на удивление приятно и добродушно поскрипывавшим под ногами.
Алтеро, не постучавшись и проигнорировав бордово-красный клетчатый половик со светло-серой надписью «подождите здесь», скользнул внутрь. Кристоф, переступая порог, оглянулся назад, на ограду, и увидел, как серебристый замок сам собой защёлкивается на массивной чугунной петле запора. Калитка была не настолько хлипкой, как подумалось юноше – лаково блестевшие досочки оказались лишь отделкой толстой стальной створки.
Внутри было темно и довольно прохладно, но заметно теплей, чем на улице. Небольшой холл, подсвеченный одним-единственным магическим светильником, наглухо зашторенное высокое окно да ведшая на второй этаж широкая, крутая лестница с высокими ступенями, укрытая ковром, цвет которого в полумраке различить не удалось – и ни других дверей, ни каких-либо предметов мебели; даже вешалки для верхней одежды отсутствовали.
– За чем вы пришли? Что ищете?
Низкий, бархатистый женский голос донёсся из-за спины Криса. Служитель подпрыгнул от неожиданности и резко обернулся, ладонь на автомате нашарила рукоять клинка. Айзифа, испуганно пискнув, проворно спряталась за спиной ефрейтора. Аль слегка дёрнулся – похоже, неслышное появление незнакомки застало врасплох и его.
Лампа загорелась чуть ярче, но и без неё Кристоф успел различить чужую тень на фоне белой стены.
На вид женщине было лет двадцать семь или чуть больше. Пышногрудая, широкобёдрая, с тонкой талией, она походила на иллюстрацию с картинки в каком-нибудь модном журнале, из тех, что так любила листать Агнес. Скуластое лицо с округлым подбородком и пухлыми алыми губами – косметикой дама явно не пренебрегала, но отлично знала меру. Пышные, волнистые волосы чуть ниже плеч, вороного оттенка с каштановым отливом, явно крашенные – на проборе виднелась тонкая, светлая полоска настоящего цвета. Чёрное платье до пят, узкое, облегающее, с глубоким декольте и без рукавов – бараутского кроя; чёрные туфли на острых каблуках. Ни одного украшения, но незнакомка была великолепна и без них. Никакого оружия, ни одной заготовленной магической вязи – но Крис, заметив колючий взгляд серо-зелёных глаз красавицы, ни на секунду не усомнился, что она далеко не беззащитна.
Пока служители пытались второпях сформулировать краткий и более-менее ясный ответ, со второго этажа донёсся звук неторопливых, размашистых шагов. Женщина вскинула голову и переступила с ноги на ногу – в боковом разрезе платья на миг показалась изящная ножка, обтянутая чёрной ажурной тканью.
– Джеспер, расслабься, – послышался молодой, явно мужской, но при этом довольно высокий голос. Чуть помолчал и ехидно добавил: – Это свои.
Ефрейтор заметил силуэт на лестничной площадке, но блёклое сияние лампы не позволяло детально разглядеть незнакомца. Тем не менее, ростом и комплекцией тот настолько походил на Анри, что следователю даже не пришло в голову усомниться –братец техномага явился встретить гостей лично.
– Мне проводить их в гостиную? – бесстрастно спросила Джеспер.
– О, полагаю, они в состоянии отыскать её самостоятельно, – заверил девушку информатор. – А ты, надеюсь, в состоянии отыскать кухню и подать моим… дорогим друзьям сносный завтрак.
«Дорогим друзьям?» Сама по себе фраза звучала вполне невинно, но интонация придала ей отчётливо издевательский оттенок. Кристоф нервно передёрнул плечами. Насупившаяся Айзифа держалась за его спиной, явно не планируя показываться владельцу дома на глаза, покуда это возможно.
– Разумеется. А после этого, господин Кёртис, – интонация голоса темноволосой неуловимо изменилась, придав следующему вопросу совершенно не деловую окраску, – я буду вам нужна?
– Будешь, – равнодушно бросил Ёсудзи и скрылся из виду, юркнув куда-то в сторону. Лишь пара длинных шёлковых подвесок-кистей на перилах лестницы качнулись, как от резкого порыва ветра.
– Поднимаемся, – неохотно скомандовал Аль.


***

В гостиную вела первая и единственная дверь слева.
Обстановка не впечатляла. Комната заметно уступала размерами даже гостиной спецотряда в штабе Альянса. Обои с каким-то блёклым и невразумительным узором, поскрипывающий сквозь тоненький синий ковёр дощатый пол, пара магических светильников, сейчас выключенных за ненадобностью – сквозь белёсый тюль просачивалось достаточно света. Окно было огромным, почти во всю стену. Пара выкрашенных в белый стеллажиков, два стола – большой письменный и обеденный, поменьше, на одном валяется успевшая покрыться слоем пыли папка, посреди другого одиноко замерла салфетница, в которую, помимо салфеток, каким-то образом затесался огрызок сломанного карандаша.
Служители заняли высокие, тонконогие, полукруглые креслица вокруг кухонного стола, накрытого светло-пепельной скатертью. Дом явно не был рассчитан на приём нескольких гостей сразу, и Ёску пришлось подтащить от рабочего места широкий чёрный стул с обтянутыми тёмно-серой кожей подлокотниками.
Действительно, телосложением информатор походил на своего младшего брата почти как две капли воды – такой же рост, та же ширококостность при заметной худобе, даже лёгкая сутулость и забавная манера вытягивать шею вперёд при ходьбе. На этом общие черты заканчивались. Кожа Ёсудзи была заметно смуглее, чем у Анри, волосы – более тёмные, медного оттенка, до плеч. Сравнительно короткие пряди, зачёсанные на затылок, фиксировались заколками-невидимками – видимо, парень не так давно принял решение отрастить чёлку. Черты лица – тонкие, хищные и несколько надменные, глаза – ярко-зелёные, узковатые и раскосые. Как и говорил мейстер, Ёску великолепно овладел частичной трансформацией – его заострённые уши напоминали звериные, а чуть закруглённые когти на тонких музыкальных пальцах могли стать опасным оружием, если мирно побеседовать не получится.
Одежда оборотня-полукровки была предельно простой – чёрные брюки да белая рубашка, не застёгнутая на пару верхних пуговиц. На шее виднелась тонкая металлическая цепочка. Ёсудзи выглядел беззащитным, но Кристоф знал, что это впечатление обманчиво – человек, о котором рассказал Аль по пути сюда, вряд ли позволит себе расслабиться в присутствии чужаков. Бежевый ремешок, обвивавший босую ногу немного выше щиколотки и едва видневшийся из-под штанины, подтвердил догадку ефрейтора – похожими полосками, насколько он помнил, военные целители фиксировали на себе наборы отравленных игл. Ёску, перехватив взгляд парня, слегка нахмурился и тотчас же широко, презрительно оскалился, продемонстрировав ряд белоснежных зубов, слишком острых для человеческих, с заметно удлинёнными клыками:
– Надо же, комиссар, какой у вас бдительный подчинённый! Быстро заметил, что я не безоружен. Вы натаскали отличную ищейку.
– Это – опыт, приобретённый им в Университете, а не моя работа, – прохладно ответил Алтеро.
– О, правда? – прищурился информатор. – Какая прелесть.
Обычно таким тоном произносились фразы наподобие «какая гадость». Кристоф хотел было придумать достойный, не менее колкий ответ, но не успел.
– Значит, Кристоф Юанон, – задумчиво, уже без тени насмешки, произнёс Ёсудзи. – Военно-магическая кафедра Университета Магии, выпуск в чине ефрейтора, на данный момент – помощь в раскрытии примерно тридцати дел, из которых самым интересным оказалось первое. Кто бы мог подумать, выйти против келпи вдвоём и не погибнуть в первую же минуту… Бойкий. Сообразительный. Как наберётся опыта – станет опасным противником. Полагаю, в Опалённый Список его включат где-нибудь через год… если мальчик не полезет на рожон. Как вам такая перспектива, эрн Хейн? Нравится?
– Помнится, я попал в Опалённый в возрасте четырнадцати лет, – в тон ему ответил дану. – Это не так страшно, как звучит. На каком я там сейчас месте? Всё ещё на сто втором?
– Не беспокойтесь, – голос Ёску прозвучал искренне, будто он по-настоящему взволнован происходящим, – теперь на сто двадцатом. Так что заказывать вас никто не собирается, юный комиссар.
– Что за Опалённый список? – не сдержал любопытства Крис.
Алтеро не ответил. За него это с видимым удовольствием сделал Ёсудзи:
– Опалённый Список – перечень подданных королевства, которых боссы теневого мира считают угрозой. В нём ровно тысяча пунктов – не больше и не меньше. За убийство указанного в списке лица главари Катакомб готовы выплатить награду. Правда, по-настоящему стоящий куш можно сорвать лишь устранением кого-либо из первой сотни… Кстати, эрн Хейн, наше нынешнее королевское величество сейчас занимает сто двадцать первую строку, так что кое в чём вы обгоняете даже самого правителя Астерби! Довольны?
– Нет, – отрезал Аль. – Полагаю, добавление короля в Опалённый считается государственной изменой.
– О, и вы намерены сообщить об этом своему начальству! – информатор звонко хлопнул в ладоши. – Тогда вас на пару декад поднимут до сотой строчки! Эмоции будут непередаваемые, не так ли, леди ундина?
Девушка, и до этого явно чувствовавшая себя неуютно, нахохлилась и дрожащим голосом ответила:
– Ты просто не понимаешь, каково это – постоянно ожидать удара, не зная, чья рука его нанесёт.
– Напротив, – возразил Ёску, – понимаю. Поэтому люблю, когда кто-либо помимо меня испытывает эти ощущения. Впрочем, девяносто седьмая строка стала вершиной вашей карьеры. Едва ли вам удастся вскарабкаться повыше. Для этого нужно уметь ломиться вперёд, а вы этому так и научились. А вот господин ефрейтор, напротив, отменно пользуется этим приёмом. Подумать только, провести расследование и найти преступника, будучи на втором курсе Университета! Так выручить родное учебное заведение! Неужели оно стоило того?
– Стоило, – буркнул Кристоф, стараясь игнорировать изумлённо-обиженный взгляд Айзи. Он знал – его сослуживцы не в курсе, кто на самом деле отыскал виновника краж в студенческом общежитии. Из всего отряда об этом было известно одному Алю, на правах командира сунувшему нос в присланное из Университета личное дело будущего подчинённого.
– Ого! Поверить не могу! Неужели вы никому этим не похвастались? – и Есудзи издевательски, раздражающе заливисто расхохотался.
Крис покосился на Алтеро. Тот едва заметно дёрнул плечом – мол, ничего не поделать. Общение с братом Анри оказалось куда более сложным и неприятным, чем ефрейтор предполагал. Дело было не в словах… нет, в них, конечно, тоже, но даже самая простая и невинная фраза в устах Ёску обретала въедливое, оскорбительное звучание. Полукровка был в своей стихии и от всей души наслаждался происходящим. Растерянность собеседников и их безуспешные попытки сориентироваться, перевести разговор в другое русло вызывали у него ещё большее веселье.
Отсмеявшись, рыжий утёр выступившие на глазах слёзы тыльной стороной ладони и повернулся к дверям:
– Джеспер, ты могла бы быть менее расторопной.
– Могла бы, – согласилась женщина, небрежно брякнув поднос на стол. Тонконогие хрустальные фужеры опасно качнулись, жалобно звякнули лежавшие на тарелках столовые приборы. С большого металлического блюда ненавязчиво сползла крышка, из-под неё пахнуло чем-то запечённым. Накренившуюся бутылку вина, неплотно закупоренную, полукровка успел подхватить.
– Тогда почему…
– Потому что настолько не расторопные вам не нужны, не так ли? – по губам темноволосой скользнула лукавая улыбка.
– Не нужны, – согласился Ёсудзи. – Умница. Возле стеллажей осталась банкетка.
– Благодарю, но я, ваша скромная помощница, предпочту держаться в стороне, – Джеспер, подтянувшись на руках, плюхнулась на край письменного стола. Поправила платье, вырез которого слегка перекосился, и закинула ногу на ногу.
– Что ж, – Ёску широким жестом радушного хозяина обвёл содержимое подноса, – приступайте к еде, господа хорошие.
– Я бы предпочёл приступить к беседе, – заметил мейстер.
– Одно другому не мешает.
– Странно. Ваши родители и учителя должны были обучить вас, как вести себя за столом.
– О, они научили меня многому, – усмехнулся информатор. – В основном – всякой ерунде. То, что не приносило мне пользы, я забыл.
– Вы ведь в курсе, что служителям при исполнении запрещено пить? – строго спросила Айзи, заметив, что других напитков Джеспер не принесла.
– Я в курсе, но я у вас не работаю, – Ёсудзи галантно склонил голову. – Впрочем, я не обижусь, если вы откажетесь от хорошего клангского вина и обойдётесь одним лишь нашим сегодняшним яством.
С этими словами оборотень поднял закрывавшую блюдо крышку. Поваливший изнутри пар не позволил сразу разглядеть кушанье, зато его удалось почуять. Кристоф тотчас опознал в гамме запахов цветную капусту – точно, она аккуратно расположилась по периметру тарелки; в приправу, похоже, добавили морковь и томат, а вот в центре лежала аккуратно порезанная на кусочки рыбина с мясом нежно-розового цвета и тонкими зеленоватыми прожилками…
– Да как ты посмел! Негодяй! – ахнула Айзифа.
– Что случилось? – Алтеро резко повернулся к ундине.
– Это… Это же… – девушка дрожащей рукой указала на аппетитно благоухавшую рыбью тушку, – это же тавейлан! Священная рыба нашего озера, озера Меяр! Её разрешено есть только в определённые дни и далеко не всем! Мерзавец, да как ты посмел…
– Ох, прошу прощения! Я не знал, – Ёску покаянно опустил голову. Тихо, но отчётливо добавил: – Я купил её у торговца на рынке, хорошего, искреннего человека. Он предложил мне водоросли кэе в подарок, но я отказался.
– Да ты… – вскочившая на ноги Айзи, казалось, была готова наброситься на информатора с кулаками.
– Стой! – Кристоф схватил соотрядницу за плечо. – Успокойся! Ты же видишь, ему нравится тебя злить!
– Я же говорил, – доверительно сообщил Ёзудзи комиссару, – сообразительный парень.
Алтеро с заметным усилием разжал ладонь, стиснувшую рукоять меча, и с деланной задумчивостью произнёс:
– Вот уж не думал, что представитель вашей профессии так плохо разбирается в национальных обычаях других рас.
– Я информатор, а не культуровед, – рыжий картинно развёл руками. – Но скидку за новые сведения вам сделаю, так уж и быть.
– Премного благодарен, – дану произнёс эти слова с заметным трудом. Ефрейтор не сомневался, что его товарищ, владей он собой немного хуже, с удовольствием вцепился бы в глотку техномагова брата.
Служительница несколько раз дёрнулась, неуклюже пытаясь вырваться – у Криса что-то слегка хрустнуло в запястье – и, обмякнув, бессильно опустилась в кресло. Закусила губу, явно борясь с желанием заплакать.
Ёску с деланной любезностью разлил по фужерам тёмно-бордовое вино, после чего переложил на свою тарелку серединку злосчастного тавейлана. Кристоф хотел взять немного цветной капусты, но, заметив застывшее маской ненависти лицо Айзифы, предпочёл остаться голодным. Аль, последовав примеру друга, проигнорировал еду, но вино всё-таки пригубил.
– Неплохой букет, не так ли? – светским тоном осведомился Ёсудзи и сплюнул на край тарелки рыбную косточку. Ундина вздрогнула и поморщилась, как от боли.
– Я не ценитель, – признался мейстер, – и предпочёл бы сразу перейти к сути дела. У меня, в отличие от вас, не так много свободного времени.
– Что ж, – рыжий плеснул вина в ополовиненный бокал, – рассказывайте. Кого ищете на сей раз?
– Не кого, а что, – качнул головой Алтеро.
– Артефакт?
– Нет. Место.
Джеспер неспешно приблизилась к беседовавшим и встала за информаторским стулом, немного сбоку, чтобы видеть лицо дану.
– А поподробнее? – Ёску перекинул руку через подлокотник, его ладонь мягко сжала наманикюренные пальчики помощницы. Женщина улыбнулась – неожиданно светло и наивно, как совсем юная девочка, в первый раз взявшаяся за руки со своим возлюбленным.
– Клуб или что-то вроде этого. Скорее всего, там собираются молодые аристократы. Времяпровождение обходится в немалую сумму – до какого-то момента, последняя оплата – порядка двухсот золотых. Кому-то из посетителей, вряд ли всем, выдают артефакты-ключи. Форма – керамическая брошь с венком из орхидей.
– Так-так, – Ёсудзи недовольно покосился на Джеспер, вновь вскарабкавшуюся на письменный стол, и потянулся за бутылкой, но доливать вина не стал. – Есть четыре варианта. За десять золотых я расскажу вам, где найти человека, который сузит круг ваших поисков. За тридцать – провожу вас к этому человеку, чтобы вы с ним поговорили… ладно, не тридцать, пусть будет двадцать пять, мне давно надо к нему заехать. За сто золотых в течение дня составлю перечень десятка с небольшим заведений, которые подходят под ваше описание. И, наконец, я могу сразу сообщить вам, что это за место, где оно находится и как туда проникнуть. Это обойдётся вам в пять сотен золотых, за дополнительную сотню я отрисую подробную схему помещения, включая все потайные ходы. Срок – один день. У вас ведь наберётся шестьсот золотых, не так ли, комиссар?
– Наберётся, но не для вас, – Алтеро выудил из кармана увесистый кошелёк, щёлкнул замком и высыпал на поднос десятка три золотистых кругляшков. Несколько убрал обратно, остальные придвинул к информатору. Горка рассыпалась, пара монет попыталась, перескочив через бортик, скатиться на пол, но ефрейтор успел подставить ладонь.
– Двадцать пять… Что ж, очень жаль, – вздохнул Ёску. – Вы редкостный скупердяй. Нравится сторожить свои сокровища, подобно дряхлому дракону?
– Нет, но мне нравится, когда нет нужды беспокоиться о непредвиденных расходах, – слегка улыбнулся Аль. – Так вы согласны на такую сделку?
– Джеспер, – Ёсудзи, смахнув монеты в пустую тарелку Кристофа, сунул её помощнице, – оформи всё как подобает. Я пока подготовлюсь к визиту. Буду отсутствовать около четырёх часов. Ты останешься здесь.
– Как скажете, – женщина присела в некоем подобии книксена, порядком стеснённом узким платьем.
– Айзифа, – комиссар поднялся из кресла вслед за информатором, – проконтролируй. Потом возвращайся в штаб.
– Как скажете, – с явным облегчением отозвалась девушка. Перспектива поездки в одной самоходке с рыжим полукровкой не слишком радовала её. Общаться с равнодушной, беспристрастной Джеспер было куда проще и спокойнее.
«Похоже, мне придётся на какое-то время стать личным водителем этого мерзавца», – мысленно вздохнул Крис. Приступы злости ему не были свойственны, но сейчас желание впечатать кулак в самодовольную лисью морду было практически непреодолимым. Парня останавливала лишь мысль о расследовании – если сейчас что-то сорвется, даже всем отрядом не удастся разгрести последствия.


@темы: Альянс, Венок из орхидей, ориджинал, тексты