Вчера мама со словами "Посмотри, ты же интересуешься той эпохой" передала мне старое письмо своей тетки Натальи – сестры моей бабушки, белгородской учительницы Марфы Фёдоровны. Там она описывает, как во время немецкой оккупации Белгородщины 15-летней девчонкой помогала партизанскому отряду своего отца, моего прадеда – Гречихина Фёдора Яковлевича.

Не знаю, представляют ли эти воспоминания какую-либо историческую ценность, но думаю, что вполне могут быть интересны кому-нибудь из вас в качестве иллюстрации пережитого советским народом в годы Великой Отечественной войны.

Сохранена авторская орфография, однако для удобства чтения расставлены знаки препинания в соответствии с современными грамматическими нормами.

«В Курском [1] обкоме партии хранятся документы о славных делах нашего партизанского отряда, которым руководил мой отец Гречихин Ф.Я. Среди этих документов есть рапорт Сенина А. В рапорте говорится о том, что большая группа партизан схвачена гитлеровцами и брошена в Льговскую [2] тюрьму. В том числе был схвачен и Сенин А. Но ему удалось бежать.

Тюрьма находилась на берегу реки Сейм. Улучив удобный момент, Сенин выпрыгнул из окна, переплыл р. Сейм и скрылся в зарослях парка – ушел от преследования. А остальные 50 чел. погибли. Их перевезли в Рыльскую [3] тюрьму и дальнейшая их судьба неизвестна.

Предателя уточнить не удалось. Поэтому решено было разбить отряд на мелкие группы и действовать. Продолжать работать.

Лично я работала со своим младшим братом Ваней и отцом (в то время брату было 11 лет). Мы ходили с братом из села в село под видом менки вещей на хлеб и давали ценные сведения о передвижении войск врага своему отцу – командиру партизанского отряда.

Расклеивали листовки. Это для меня было самой страшной работой. За одну листовку расстреливали на месте. А я их собирала в пачки и писала от руки. Когда клеила, деревенели руки, ноги, стучало в голове.

Листовки рассказывали о ходе Красной Армии. "Не верьте фашистской гадине – Красная Армия не за Уралом, а разгромила фашистов под Тулой, Орлом и скоро будет у нас. Помогайте, товарищи, партизанам. Бейте фашистскую гадину!".

Листовки клали незаметно идущим в корзины. Совали незаметно в толпе в карманы. Больше всего избирали базарные площади, церкви, где было много народа.

Помню такой случай: когда в церкви шла служба, мы последнюю листовку сунули бабуле в руку и попросили передать на стол батюшке. Когда та стала сетовать, что не развернули, буркнули "Так передай" и двинулись к выходу.

По продвижению ее к столу батюшки, где он читал о здравии, ее всё же развернули, и поднялся страшный шум. Все в панике бросились бежать из церкви и кричать "Партизаны!". Мы тоже бежали сломя голову и кричали "Партизаны", а в душе радовались.

После войны случайно в Курске я встретила нашу партизанку Катю Исаенко. В то время она была уже замужем за председателем, и у нее было двое детей.

В войну по ул. Комсомольской 9, как я помню, в г. Суджа [4] стоял маленький домик. В нем жила К. Исаенко со своими отцом, старшим братом и матерью. Был и младший брат. Это были партизаны нашего отряда.

Отец, брат ее старший были схвачены фашистами и зверски убиты. На берегу реки Суджа их трупы долго охранялись на страх людям.

Катя и младший брат чудом уцелели. Это не только партизаны, это была явочная квартира партизан.

В селе Погребки [5] была явочная квартира у партизана Славы Бояринцева и его мамы, учительницы Бояринцевой П.А. Рядом жили их родственники. У них было четыре сестры – Александра, Лидия, Дуся (учительница) и Надя.

Дом их стоял в красивом месте. На горе, весь в зелени. Три окна по одну сторону, три по другую и ступеньки для всхода посередине. Около дома было много зелени и, точно не помню, то ли сад, то ли парк с одной стороны.

В отряде я не бывала. Папа говорил, что меньше будут знать. Лучше тебя не должны знать – ты связная.

Да, был и такой случай: перевозили мы гранаты-лимонки в мешке с житом, и нас остановил патруль. Заставили развязать мешок и высыпать жито. Брат расплакался, я медленно развязываю, руки дрожат.

Зерно посыпалось, я снимаю платок с головы, разворачиваю, кладу вроде бы собрать. И не знаю, что делать, видны ли гранаты?

И повезло. Просто раз в жизни повезло. Шла машина и за ней колонна. И он заорал: "Век! Век! [6]". Это было нашим спасением.

Летом 1943 года партизанский "отряд дяди Алеши [7]" был на отдыхе после соединения с частями Красной Армии. Там и расформировался. Многие ушли на фронт. Вечер прощальный состоялся в кинотеатре имени Щепкина [8] в городе Суджа.

В прокламациях говорилось: за голову моего отца командование гитлеровской армии давало 25 тысяч деньгами в городе, в селе – два гектара земли, две лошади, две коровы.

Эти прокламации я старалась срывать как можно больше. Правда, папа хорошо замаскировался. Он носил бороду и хромал на одну ногу. Ходил с палочкой.

Умер папа 22 июля 1981 года. Жил в городе Курске по пр. Ленинского Комсомола, д.57, кв.11.
Ему я выслала кое-что из фотографий и просила передать Вам. Сейчас у меня сохранилось Ваше письмо. Статья из газеты "Советская Россия". Из документов партизанского отряда – два удостоверения и характеристика. Есть фото в форме партизана отца и брата Вани.

Сама на пенсии. Мне 58 лет. Но я сильно болею. Гипертоник 2-й степени. Болят ноги. Открылись старые раны.

Простите, что раньше не написала. Некогда было в круговороте житейских дел. Я даже не знаю, в каком состоянии бугорочек папин.

Может быть, Вам теперь уж ничего не надо, а я случайно наткнулась и решила написать. Теперь у меня есть время.

Машенька это письмо передаст или перешлёт брату. Я написала в редакцию газеты "Курская Правда" тов. Масленникову. Он мне писал, может, и вам напишет, что бы он знал. Ведь он был совсем маленький. Что помнит?

С глубоким уважением к Вам,
Гречихины старшие и младшие».

Примечания:

1: До войны Белгород был уездным городом Курской губернии. Белгородская область появилась только в 1954 году.

2: Льгов – один из древнейших городов Курской области. Впервые упоминается в Ипатьевской летописи под именем Ольгов в 1152 году.

3: Рыльск – не просто древний город Курской области, а центр Рыльского удельного княжества в XII - XVI веках.

4: Небольшой населенный пункт на реке Суджа в составе Рыльского княжества стал известен в 1660-х годах, когда во время русско-польской войны там была построена деревянная крепость о 14 башнях, также называемая Суджа.

5: Имеется в виду Суджанский район Курской области. Еще есть н.п. с тем же названием в Калужской области РФ и Сумской области Украины.

6: Имеется в виду немецкое наречие weg – прочь, долой, вон.

7: Конспиративные названия типа "отряд дяди Алеши", "отряд дяди Якова" должны были скрывать от врагов настоящее имя командира.

8: Великий русский актер М.С. Щепкин родился в семье крепостных в 1788 году в селе Красном на Белгородщине. 9 мая 1895 года в Судже ему был поставлен первый в России памятник в честь его дебюта на сцене в 1801 году во время учёбы в Суджанском уездном училище.

Федор Яковлевич Гречихин, фото 1960-х годов

Из книги М. Лагутича "Провинциальная хроника. Оккупация и освобождение": «Германское командование придавало громадное значение городу и особенно станции Льгов. Через нее проходило огромное количество воинских эшелонов. В начале 1942 года в Старом Осколе был сформирован Льговский партизанский отряд, получивший наименование «Дяди Алеши». Командиром назначили закончившего спец. школу НКВД Ф.Я. Гречихина, начальником штаба П.В. Исаенко, комиссаром - Н.К.Михеева. В мае 1942 года они были выброшены на парашютах. Льговский подпольный райком возглавил Б.Ф.Захаров. Позже Гречихин возглавил 3-ю Курскую партизанскую бригаду». (с)

Из книги П. В. Гусева "В тылу врага": «по данным Госархива общественно-политической истории Курской области 22 мая 1942 года самолетом заброшено в тыл противника командование Льговского партизанского отряда «Дяди Алеши», сформированного в советском тылу: командир отряда — Гречихин Федор Яковлевич, начальник штаба — Исаенко Петр Владимирович» (с)

Из газеты "Курская Правда", № 599 от 10 февраля 2008 года: «Война застала врасплох Варвару Григорьевну, ее супруга Михаила Павловича и их четверых детей. Михаила Павловича призвали на фронт, а Варвара Григорьевна осталась в тылу вместе с матерью Устиньей Сергеевной, сестрой Катериной и братом Владимиром. На территории Суджанского района действовал партизанский отряд «Дядя Алеша», в который вступила Варвара и ее родные. Однажды им даже довелось скрывать от фашистов на чердаке своего дома командира отряда Федора Яковлевича Гречихина». (с)

Из воспоминаний бывшего секретаря Льговского городского Совета: «мне известно о существовании в гор. Льгове группы молодых подпольщиков. Летом 1942 года немцы произвели массовые аресты, в том числе арестовали и меня. Просидел я в тюрьме около четырех месяцев. По освобождении из тюрьмы я узнал, что в городе расклеиваются антинемецкие листовки, расклейка листовок продолжалась до самого освобождения города нашими войсками. За давностью времени точное содержание листовок я не помню, но хорошо помню, что в листовках писалось, чтобы помогали партизанам, чтобы молодежь уходила в леса и как можно вредила немцам. А вот одну листовку наверно помнят все жители города, так как содержание ее, облетело весь город. Это листовка о разгроме немцев под Сталинградом. Это была радостная весть для всех жителей. Конечно, кто писал и расклеивал эти листовки, мне известно не было. Немцы свирепствовали с каждым днем. То того арестуют, то другого. Мне также известно, что ребята Проценко, Елецкий и другие перешли в партизанский отряд Гречихина, Коровина на курсы радисток, а «Дед» Савенков П.М. – в Красную армию» (с)

Из письма Ф.Я. Гречихина в газету "Советская Россия" в ответ на статьи С.Масленникова о Льговском подполье от 6 августа и 12 октября 1960 года:

«в начале 1942 года мне доложили о том, что в городе расклеены антинемецкие листовки. Затем расклейка листовок повторилась. Мне стало ясно, что в городе имеются свои люди. Но кто они, мы не знали. Я поручил своим людям принять меры, разузнать, кто они и связаться с ними. Нам это было очень нужно. Много раз мы делали попытки создать в городе свою осведомительную группу, но нам это не удавалось: не на кого было опереться. После многих попыток, случай помог нашим разведчикам установить связь с печником. И как мне доложили, печник искал с какой-либо подпольной организацией связи. Печник имел кличку «Дед». Всего в группе было 5-6 человек, а потом она увеличилась до 10-12 человек. Так была установлена связь моего партизанского отряда «Дяди Алеши» с подпольной группой «Деда». Были намечены пункты и время встреч связных.

Сейчас трудно перечислить задания, которые давались, но основным заданием являлось постоянное наблюдение за движением войсковых частей через город Льгов: куда, сколько, какое вооружение и т.д. Нам было также известно, что подпольная группа расклеивала антинемецкие листовки, занималась порчей телефонной связи, добывала оружие, взрывчатку и т.д. Для нас была очень важна информация о движении через город войск, поэтому я не раз через связных предупреждал «Деда» не зарываться, вести себя скромнее, чтобы не было провала. Нам также было известно, что группа наладила прослушивание сводок Совинформбюро, устроила Коровину Марию уборщицей в немецкую комендатуру. Там она сумела выкрасть немецкие бланки с печатями. А потом к нам в партизанский отряд поступило несколько ребят с поддельными пропусками, выданными «Дедом». Через Коровину мы также получали хорошую информацию. О группе в целом можно сказать, что она с поручениями, даваемыми партизанским отрядом, справлялась хорошо. Многих ребят этой группы я знал лично: Проценко, Елецкого, Белобородова, Коноплина и других. В одной из рот партизанского отряда тов. Елецкий занимал должность политрука. По расформировании партизанского отряда и бригады в августе 1943 года Елецкий П.И., Проценко И.П., Белобородов С. были переданы в ряды действующей армии. Руководитель группы молодых подпольщиков в городе Льгове по кличке «Дед» - печник Савенков Петр Моисеевич был хорошим организатором, всегда точно и аккуратно выполнял мои поручения и давал партизанскому отряду ценные сведения.

Бывший командир партизанского отряда «Дяди Алеши» и командир 3-й партизанской бригады Гречихин Ф.Я.
Подпись члена КПСС, партбилет № 10150372, заверена печатью Промышленного райкома КПСС г. Курска и подписью секретаря данного райкома В.Поповым» (с)

АПД Дедушка Федя в военные годы. Фото из семейного архива.


Из книги П. В. Гусева "В тылу врага": «Льговский партизанский отряд, по данным Госархива общественно-политической истории Курской области, создан 25 сентября 1941 года, численностью 70 человек. Командиром отряда был Гусев Иван Кузьмич, заведующий промышленным отделом Курского обкома ВКП(б). Но «по тактическим соображениям» он в отряд отправлен не был.

Перед оккупацией врагом Льговского района отряд перешел на свою базу в Банищанский лес, где находился до 9 октября 1941 года. В этот день отряд взорвал мост через реку Сейм у села Мухино, обстрелял наблюдательный пункт противника. Тогда же отряд был бомбардирован вражеской авиацией, в результате рассеялся на несколько групп. Одна из групп перешла в село Ивановское и взаимодействовала с командованием 2-й гвардейской стрелковой дивизии.

О других группах партизанского отряда в архивных документах не сообщается. Сведений о дальнейших действиях в тылу врага этого отряда в документах нет». (С)

Из книги В.В. Коровина "Три формирования Суджанского партизанского отряда".

«21 апреля 1942 г. бюро Курского обкома ВКП(б) заслушало сообщение начальника областного управления НКВД майора госбезопасности П.М. Аксенова о дальнейшем развертывании партизанского движения на территории, оккупированной противником. Было решено до 20 мая 1942 г. осуществить заброску в тыл противника 90 чел. из числа подготовленных в спецшколе кадров для организации партизанских отрядов.

В апреле 1942 г. в Старом Осколе был сформирован Льговский партизанский отряд (кодовое наименование - "Дяди Алеши") в количестве 14 человек. Отряд возглавил выпускник спецшколы УНКВД Ф.Я. Гречихин (до войны - директор средней школы, АУФСБ РФ КО. Ф. 4-го отд. УНКВД. Д.19. Т.1. Л.19). В период с 15 по 17 мая 1942 г. командир вместе с начальником штаба П.В. Исаенко на самолетах были переправлены в тыл противника. Приземлившись в окрестностях села Ивница Суджанского района, руководители отряда установили связь с местными патриотами, провели встречи с организаторами подполья в других населенных пунктах.

Весной 1943 г. Гречихин возглавил Третью Курскую партизанскую бригаду, создававшуюся как резервную. Бывшие руководители подпольных групп подготовили на его имя письменные отчеты о проделанной в тылу врага работе. Эти документы были положены командиром бригады в основу рапорта о деятельности Третьей Курской партизанской бригады (она же - отряд "Дяди Алеши", ГАОПИКО. Ф.2. Оп.1. Д.177. Л.56-60 об.).

В состав Третьей Курской партизанской бригады организационно входил Суджанский резервный партизанский отряд, создававшийся в мае 1943 г. на случай повторной оккупации. В состав нового партизанского формирования были зачислены 55 человек. Но бойцам третьего формирования Суджанского партизанского отряда так и не довелось приступить к выполнению боевых задач». (С)

Здесь называется другой срок заброски Гречихина с Исаенко в тыл врага, однако еще один источник повторяет вышеизложенную дату - 22 мая: 22 мая самолетом в тыл противника переброшено командование Льговского партизанского отряда «Дядя Алеша». Гречихин Федор Яковлевич (1901 г. р., чл. ВКП(6), директор Дмитровской ср. школы). Исаенко Петр Владимирович (директор Суджанского пункта заготзерно). Отряд с комиссаром должен был попасть в тыл противника позже.

@темы: история в лицах, дети Войны, Там всегда было место подвигу, Подвиг детей и женщин, Города-герои, Воспоминания Ветеранов, Ад немецкой оккупации, "Женское лицо войны" (с)