Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

ОЭ + философия социального

↓ ↑ ⇑
Записи с темой: Философия (список заголовков)
15:56 

Философия истории Гегеля

Философия истории Гегеля - это имена та картина исторического процесса, против которой так яростно спорил Шпенглер в первом томе "Заката Европы". История понимается, как развитие разумности и свободы, которые сосредоточены в западной Европе. Несколько страниц отводится на китайцев и индусов, ни слова про мезоамериканские культуры, и магистральная линия от греков до Наполеона.

Реверансов в сторону либерализма и демократии столько, что начинаешь удивляться Попперу, который объявил Гегеля, наряду с Платоном, врагом демократии номер один. Тем не менее, наилучшее государственное устройство по Гегелю - монархия, и этого, видимо, оказалось достаточно.

Преимущества монархии Гегель видит в том, что количество локусов, в которых реализуется открытое насилие, резко сокращается: вместо войны каждого городка против всех остальных государь посылает на казнь неугодных придворных, что нельзя не признать огромным прогрессом. Этот велосипед, с поправкой на империю, изобрела я сама несколько лет назад в заметках, посвящённых "Отблескам Этерны":
"Одной из самых важных выгод империи является уменьшение человеческих потерь на подвластных территориях и высвобождение ресурса для развития всех сфер жизни помимо просто выживания.
Другими словами, империя конвертирует войну всех против всех в охрану рубежей и придворные интриги. Это гораздо менее затратно для социума, что и привлекает в империю народы.

Вспомним галлов времен Цезаря или греческие полисы времен завоевания римлянами Эллады. Мы зачастую забываем за блестящими древними названиями реалии того времени. Великие Афины и могучая Спарта, доблестные эдуи и воинственные гельветы на самом деле занимали территорию, сравнимую с территорией области в современной России. И на этой территории шли постоянные войны между соседними городами или союзами городов. Спать в оружии, упражняться в военном деле, все время восстанавливать сожженные дома и разоренные поля не так романтично, как это кажется две тысячи лет спустя.
Когда на эти земли приходит империя, в первую очередь прекращается бессмысленное кровавое роение. Охрана границ и затраты на содержание центральной бюрократии отнимают у подвластных гораздо меньше сил, чем тратилось раньше, что и позволяет империи добиваться значительно больших успехов во всех сферах жизни, принципиально несравнимых с тем, чего может достичь отдельное племя или отдельный город".
ninaofterdingen.diary.ru/p185961876.htm

@темы: Гегель, империя, история, философия

17:51 

Любить бедных как тип

Франк, Этика нигилизма:

"Русский интеллигент испытывает положительную любовь к упрощению, обеднению, сужению жизни; будучи социальным реформатором, он вместе с тем и прежде всего -- монах, ненавидящий мирскую суету и мирские забавы, всякую роскошь, материальную и духовную, всякое богатство и прочность, всякую мощь и производительность. Он любит слабых, бедных, нищих телом и духом не только как несчастных, помочь которым -- значит сделать из них сильных и богатых, т. е. уничтожить их как социальный или духовный тип, -- он любит их именно как идеальный тип людей" (с. 103).

У меня этого нет. Моя основная идея - хотя бы там, где возможно, помогать, исправлять, улучшать. Уничтожить бедных духом как тип. Для этого, в частности, и пишу.

@темы: философия, интеллигенция, Франк

17:06 

Филиокве у Гегеля

В XI веке католики откололись от православной церкви, и одним из принципиальных догматических разногласий был вопрос о Филиокве. Ортодоксальное учение по этому вопросу следующее: Третье Лицо Троицы, Дух Святой, есть Бог по природе, как два других Лица, и исходит он от Отца. Католики же добавляют "и от Сына", по-латыни Filioque. Тем самым Дух принижается внутри Троицы, и следственно, принижается и в жизни. В давние времена, когда дьякон Кураев не угощал ещё виртуальными блинами Пусси Райот, он написал адекватный текст о следствиях из католического догмата, как они проявляются в общественной жизни: www.odinblago.ru/ekumenizm/kuraevvyzov/kur10/

А вот как этот догмат появляется у лютеранина Гегеля: "Содержание истины есть сам дух, живое движение в самом себе. Природа бога, то, что он есть чистый дух, откры­вается людям в христианской религии. Но что такое есть дух?
...Если мы говорим, что дух есть абсолютная рефлексия в самом себе благодаря его абсолютному различению,
любовь как чувство, знание как дух, то он рассматривается как
триединый: отец и сын, и это различие в его единстве как дух" (Философия истории, с. 343).

Отец и Сын одной природы, арианские споры не прошли впустую для западной окраины, а вот Дух - это различие в единстве всего-навсего.

@темы: философия, филиокве, религия, Гегель

17:55 

Этика любви к дальнему

Первая философская работу С. Л. Франка называлась "Философия Ницше и этика любви к дальнему". Это была статься в философский журнал, по моде начала двадцатого века она занимала 50 страниц в напечатанном виде в современной книжке, а в рукописном виде я боюсь себе и представить. Франк был одним из тех, кого несколько лет спусят выслали из Советской России на философском пароходе, а с той монументальной статьи начался его путь, и верность этим идеям он пронес до конца жизни, о чем сам заявлял.

Статья мне очень понравилась, такая прелесть. Я могла бы ее написать лет двадцать, да еще и десять назад. У кого хорошая память, тот помнит, как я такие вещи писала в этом блоге, и моя единственная надежда, что окружающим есть что помнить, кроме моих глупостей. Ну что поделаешь, у кого какое альтер эго, а у меня такое.

Ницше противопоставляет любовь к ближнему и любовь к дальнему. На эту тему есть множество цитат из "Заратустры", которые Франк старательно выписывает, а я и так помню наизусть. Любовь к ближнему Ницше отождествляет с утилитаризмом, из которого вырос социализм, и получается, что любить ближнего - это заботиться о его пищеварении и хорошем самочувствии.

Ницше блестяще показывает, что такая моральная норма противоречива в себе: альтруист должен отказываться от своих интересов ради ближних, но почему не наоборот? Чем благо одного ближнего лучше блага другого, то есть самого альтруиста? Здесь этика любви к ближнему по-социалистически буксует, и ничего ее не спасет.

Любви к ближнему Ницше противопоставляет любовь к дальнему - к будущим поколениям, к светлым идеалам, к тем вещам, которые Кант называл моральными законами. Ради этих вещей Ницше требует отказаться от любви к ближнему, и Франк его за это любит.

Но все прочие поклонники Ницше любят его не за это. Утилитаристская социалистическая трактовка любви к ближнему не единственная. Есть еще христианская трактовка, когда требуется любить грешника и ненавидеть грех, а наивысшая ценность - не счастье человека, а спасение его души. Вот против этой любви и можно использовать пылкие призывы Ницше, против нее их и используют. Понимал ли это сам Ницше и хотел ли он этого? В ранних работах он смешивает всё со всем, и там можно найти цитат на любой вкус. Характеристика его философии как бунт против "нехватки правды в условиях всеобщей гуманности" (schwalbeman) представляется самой взвешенной. Почитать человека умнее меня можно по ссылке:
schwalbeman.livejournal.com/45389.html

@темы: философия, Франк, Ницше

22:39 

Примечания на полях немецких философов

Гегель очень высоко ставил притчу о грехопадении человека и вкушении плодов от древа познания, не раз её комментировал и к ней возвращался. Он считал, что в этой притче выражена та мысль, что знание возвышает человека до Бога, что дух человека божественный, и находиться в состоянии невинности как животное или ребёнок для человека ненормально. За это Гегель и получил полной мерой возмущенных филиппик от Льва Шестова, который создал собственную мистическую версию немецкой философии, в которой на Гегеля повесил всех собак. Но сегодня не о Гегеле, а о Канте, который неожиданно выступает как пародист. Из предмсловия А. Гулыги к "Философии религии" Гегеля, том 1:

"Кант, в духе Просвещения иронизировавший над Священным писанием, пародирует эту притчу. Он пишет о некоем «персидском острослове», который сравнил земной шар «с клоакой, куда спускают нечистоты из других миров», а местопребывание первых людей — рай — поместил на небо. В раю «было много деревьев, нагруженных роскошными плодами, остатки которых после еды незаметно испарялись из организма. Исключение составляло одно дерево, привлекательные плоды которого оставляли иного рода выделения. Поскольку наши прародители дали себя соблазнить и, несмотря на запрет, попробовали эти плоды, то, чтобы не запачкать небо, пришлось воспользоваться советом одного из ангелов, который показал на Землю и сказал: «Вот отхожее место для всей Вселенной». Он их свел туда по нужде и, оставив там, улетел на небо. Так появился на Земле человеческий род». (/. Kant. Samt-liche Werke, hrsg. von K. Vorlander, Bd. 6, Abt. 2. Leipzig, 1922, S. 162.)" (С. 22).

Знающий читатель узнает здесь гностические идеи, да простится мне этот каламбур. Никогда не знаешь, где их повстречаешь.

@темы: философия, гностики, Кант, Гегель

16:11 

Место йогов в кастовой системе Индии

Я наконец-то поняла, зачем йоги занимаются самоистязаниями. Никто, кроме Гегеля, этого не рассказывал.

"Брамины уже от рождения
обладают божественностью. Итак, в кастовом различии со­ держится различие между здешними богами и конечными людьми. Правда, и другие касты могут достигать возрождения, но они должны подвергать себя бесконечным лишениям, истя­заниям и аскетическим упражнениям. Основной чертой при этом является презрение к жизни и к живому человеку. Значительная часть не-браминов стремится родиться вновь. Они называются йогами. Один англичанин, который, отправляясь в Тибет к да­лай-ламе, встретился с одним из таких йогов, рассказывает следующее. Йог дошел уже до второй ступени на пути, ведущем к достижению мощи, свойственной брамину. Он прошел первую
ступень, простояв двенадцать лет на ногах, причем он ни разу не садился и не ложился. Сначала он привязывал себя веревкой к дереву, пока не привык спать стоя. Вторую ступень он прошел таким образом, что в продолжение двенадцати лет постоянно держал сложенные руки над головой, и ногти уже почти совсем вросли ему в руки. Третья ступень проделывается не всегда одинаковым образом: обыкновенно йог должен пробыть день между пятью огнями, т. е. между четырьмя огнями, зажженными по направлению ко всем странам света, и солнцем; затем к этому присоединяется еще качание над огнем, продолжающееся три и три четверти часа. Англичане, присутствовавшие при этом акте, рассказывают, что у подвергавшегося этому индивидуума через
полчаса потекла кровь из всех частей тела; его сняли, и он тотчас же умер. Если кто-нибудь выдерживает и это испытание, то его наконец еще заживо хоронят, т. е. его опускают в землю в стоячем положении и совершенно засыпают землей; через три и три четверти часа его вынимают, и тогда, если он еще жив, он наконец достигает внутренней мощи, свойственной брамину" (ФИ, с. 187-188).

@темы: Гегель, Индия, философия

16:00 

Брамины и их жёны

Идея о божественности человеческого духа в рамках индийской культуры, не признающей достоинства за человеком вообще, выражается в виде признания божественности отдельного вида людей, отдельной касты, браминов.

"... индус, принадлежащий к какой-нибудь другой
касте, должен почитать брамина как бога, преклоняться пред ним и говорить: ты бог. И притом достоинство не может заклю­чаться в нравственных поступках, а, наоборот, оно проявляется в массе обрядов, в которых содержатся предписания и даже относительно внешних самых ничтожных действий, так как у них вовсе нет внутреннего мира" (ФИ, с. 189).

Предписания, которые соблюдают брамины, многочисленны и разнообразны. Они регулируют его одежду, питание, поведение до мельчайших подробностей. В частности, " ему [брамину] запрещается смотреть на свою жену, когда она ест, чихает, зевает или спокойно сидит (ФИ, с. 190).

@темы: Гегель, Индия, философия

21:29 

Понятие кастовой системы у Гегеля

Гегель не описывает кастовую систему Индии, а находит понятие для неё, которое сводится к тому же уничтожению индивидуальности: кастовая система это такое устройство общества, при котором особенное в человек (его занятия, интересы и т. д.) определяются не его свободным выбором, личным решением, а природой, то есть его рождением какой-то касте. Это снова значит, что человек лишён индивидуальности и находится в полном рабстве у природы.

@темы: Гегель, Индия, философия

21:21 

Антропология Гегеля

Философия истории Гегеля касается и антропологического аспекта исторического процесса. Гегель теоретик, у него есть концепция, он подходит к материалу с имеющейся мерой. Для больших культур он рассматривает религию, понятие о божестве, которое явлено в этой религии, и тип человека, который формируется в этой культуре. И всё это последовательно, как путь движения духа. Дух движется по Евразии с востока на запад, а в другие части света не заглядывает.

В Индии Гегель, верный своему методу, находит божество как абстрактное единство - Брахман, который не имеет определений и является субстанцией всех вещей, включая человека. Чтобы достичь божественного единства, нужно убить в себе все определённое, уничтожить свою личность.

"Индусам чужд моральный
принцип, заключающийся в уважении к человеческой жизни" (ФИ, с. 189).

"Для гуманности индусов характерно то, что они не убивают ни одного животного, основывают и содержат богатые госпитали для животных, особенно для старых коров и обезьян, но во всей стране нельзя найти ни одного приюта для
больных и престарелых людей. Индусы не наступают на муравьев, но безжалостно дают гибнуть бедным странникам" (ФИ, с. 196)".

@темы: Гегель, антропология, философия

19:50 

Дух времени. Из лекции по философии

Гегеля можно писать в альбом романтическим барышням:

"... В любви забвение — нечто большее, чем измена, и быть забытым — большее, чем просто не быть выслушанным" (Философия религии, т. 1, с. 308)

@темы: философия, романтизм, Гегель

23:41 

Гегель и проблема универсалий

Спор реалистов и номиналистов о существовании универсалий, то есть общих понятий - великая проблема схоластической философии.
Проблема универсалий заключается в вопросе, существуют ли реально общие понятия, например, человек как таковой в отличие от конкретного человека, с которым можно познакомиться и пообщаться. Человека как такового, человека вообще, универсалию "человек" никто никогда не видел. Существует ли она реально?

Реалисты отвечают, что существует до вещей (как прототип и идеальный образец). Концептуалисты отвечают, что существует в вещах, как признаки, общие для всех людей. Номиналисты отвечают, что не существует, и человек как таковой - выдумка, звуки речи. Обратите внимание, что реалисты тех времён сейчас называются идеалистами, а современные реалисты - это классические номиналисты, которые признают реальными только единичные вещи.

Проблема универсалий стала беспокоить умы в XI веке, а с началом эпохи Возрождения отошла на второй план и была забыта, как пишет философ XX века Николай Гартман, не потому что была решена, а потому что никто не знает, как её решить. Ещё один факт в подтверждение того, что загадка сама по себе не привлекает умы, и что нерешенную проблему можно обойти и строить философское здание так, как будто её и нет. Результат аукнется через несколько веков, создатели теорий могут творить спокойно. Как говорил когда-то Свасьян в одном интервью, весь мир сейчас живёт в русле номиналистического решения, принятого в XIV веке, но кто об этом знает? Очень немногие. Николай Гартман был одним из них. В книге по онтологии, написанной в 1930-е гг. он пишет о проблеме универсалий и заявляет, что это важнейшая из всех проблем философии. Моя статья о вкладе Николая Гартмана в решение проблемы универсалий была опубликована в сборнике ФМО "Четверть века с философией" (Луганск, 2015). Отсылаю интересующихся к этому тексту, книгу можно скачать на сайте "Одуванчик". Ещё лучше конечно читать "К основоположению онтологии" самого Гартмана.

Одним из замечательных достижений Николая Гартмана на этом поле было обоснование того, что первое и второе решение пересекаются, а не исключают друг друга, как считалось чуть ли не со времен Аристотеля. Если универсалии существуют в вещах, это не мешает им существовать и до вещей - просто, как всё гениальное, и очевидно, как всё, до чего додумался не ты, а кто-то другой.

Это было краткое предисловие к замечанию Гегеля, который пришёл бы к тому же решению, если бы хотел об этом думать. Далее речь идёт об универсалии "бытие" :

"Но если при этом полагать,
что бытие, оттого что оно теперь мыслится, уже и не бытие как таковое,— это только нелепый идеализм, полагающий, что если нечто мыслится, то оно перестает от этого быть, или, иначе, то, что есть, мыслиться не
может, и, получается, [что] только ничто и мыслимо". (Лекции о доказательствах бытия Бога, с. 420).

@темы: Гартман, Гегель, проблема универсалий, философия

23:00 

Антропология у Гегеля: безнравственные китайцы

В "Философии религии" Гегель подробно рассматривает буддизм - религию Фо по-китайски, в которой божественным считается ничто, к которому личность должна стремится, отказываясь от своих страстей. Когда сто лет спустя Честертон старался показать, чем буддизм отличается от христианства, он писал, что любовь и милосердие для буддиста такой же грех, как зависть или гнев. Отказ личности от самой себя во всех проявлениях и приведёт человека к растворению в божественной пустоте.

В "Философии истории" Гегель занимается практическим приложением своих идей:

"Отсюда вытекает глубокая безнравственность китайцев: известно, что они обманывают при всякой возможности; друзья обманывают друг друга, и никто из них не видит ничего дурного в поступке своего друга, если его обман не удастся или становится известным другому. При этом они так хитрят и плутуют, что европейцам приходится быть очень осторожными при сношениях с ними.

Сознание моральной испорченности проявляется и в том, что весьма распространена религия Фо, в которой Ничто признается высшим и абсолютным началом, богом, и презрение к индивидууму выдается за высшее совершенство" (Философия истории, Слово о сущем, с. 172).

@темы: Гегель, буддизм, философия

22:25 

Снова о чуде

В своих лекциях по философии религии Гегель не раз возвращается к вопросу о чуде. Неудивительно, ведь чудеса и вера в чудеса - одна из точек расхождения между католиками и протестантами. Католики в протестантских странах изображаются суеверными, приверженными чудесам. Это именно тот фон, на котором так контрастно смотрится отец Браун у Честертона, когда он постоянно отвергает мистические решения детективных загадок, предложенные окружающими, и всегда выдвигает рациональную гипотезу, приговаривая: "Этому учит моя религия".

Гегель не говорит об этом прямо, но стремление доказать, что протестанты переросли веру в чудеса, у него заметно по таким, например, пассажам:

"Чудо — это власть лишь над природными связями и тем самым власть лишь над таким духом, который ограничен сознанием этих ограниченных связей" (Философия религии, т. 2, с. 307-308).

И в этих же лекциях он добавляет то, за что я его люблю, а именно, что определение чуда как безграничной власти над природой и выхода за её границы, совпадает с определением человеческого духа, который тоже не подчиняется природному и внеположен естественному порядку вещей.

"Истинное чудо в природе есть явление духа, а истинное явление духа есть главным образом дух человека и его сознание о разуме природы, сознание того, что в этом рассеянии и случайном многообразии присутствуют закономерность и разум" (Философия религии, т. 2, с. 97).

@темы: Гегель, философия, чудо

21:03 

Тринитарность

Влияние на христианскую догматику античной философии вообще и неоплатонизма в частности давно и хорошо известно. Великие каппадокийцы жили после Плотина, отца неоплатонизма, и были в какой-то степени знакомы с его идеями. Христианские мыслители используют философскую терминологию, и делают это так удачно, что вплоть до настоящего времени находятся философы, считающие христианскую догматику разновидностью неоплатонизма. Однако различие в те времена понимали ясно и формулировали четко. Одна из тех концепций, которые наглядно показывают, что неоплатоническая философия использовалась как инструмент для выражения антиплатонического содержания, это безусловно учение о троичности божества.

Плотин учит, что выше всего стоит Единое, которое недоступно ни чувствам, ни разуму, вмещает в себя все определения и одновременно превосходит их, порождает мир и даже бытие. Следующая ступень божества - это Ум, Нус, который уже до какой-то степени умопостигаем, деятелен и создает мир. Третья ступень - мировая Душа, которая формирует материю, одушевляя весь мир в целом.

На первый поверхностный взгляд триада Плотина Единое-Ум-Душа идеально описывает христианскую Троицу. Соблазн отождествить их очень велик, однако каппадокийцы ему не поддались. Различия, причем принципиальные, заключаются в следующем:

1. Триада Плотина безличностна, это некие сущности, не имеющие личностных характристик. Христианская Троица представляет собой Три Лица.

2. Триада Плотина иерархична: каждая последующая ступень дальше от совершенства, чем предыдущая. В Троице все Лица единосущны и равночестны.

3. Триада эманирует: все ступени божественной сущности, вплоть до создания нашего материального мира, истекают друг из друга согласно некоему естественному закону, непроизвольно. В Троице же отношения между Лицами являются личностными (тут не избежать тавтологии), а творение мира принципиально отличается от отношений внутри Троицы, и представляет собой сознательное волевое действие.

@темы: Плотин, догматика, философия

20:20 

Различия неоплатонизма и христианства

Изложены в книге
А. В. Ситников. Философия Плотина и традиция христианской патристики. — СПб.: Алетейя, 2001. — 242 с. — (Античная библиотека. Исследования)

Эту книгу должна была написать я, если бы читала по-гречески и имела терпение на неоплатоников. Все те различия в греческой философии и христианской догматике, о которых я думала в разное время и по разным поводам, тут собраны вместе, систематизированы и снабжены ссылками на источники. Отличная работа.

Дальше будет несколько примеров.

@темы: догматика, неоплатонизм, философия

03:13 

О чудесах

Гегель не раз высказывался в том смысле, что чудо есть вмешательство Бога в естественный порядок вещей с какими-то особенными, важными для Бога целями. О чудесах не могло быть и речи, пока не сформировал ось представление о естественном порядке вещей. В Индии, где волшебно всё, волшебства по сути и нет, потому что нет нормы, а в Средиземноморском мире уже появляются и чудеса наряду с представлением о природе вещей у греков.

Для Гегеля особенные цели Бога, которые проявляются в чудесах, не соответствуют понятию духа, всеобщности, которая выражается в этом понятии. Какая разница с точки зрения вечности, разбогател ли кто-то или вылечился от болезни или удачно женился? Это не имеет никакого значения. Поэтому противоречие между всеобщей бесконечной силой и её конечными единичным и целями ломает форму чуда, и чудеса остаются в прошлом.

На это можно заметить, что одна особенная цель в отношении человека имеет непреходящее значение для всеобщего духа. Эта цель - спасение. Ради спасения человека Бог воплотился, страдал и умер. Эта цель по-прежнему важна. Поэтому чудо как вмешательство в естественный порядок вещей с сотериологическими целями сохраняет свою значимость.

(Определение чуда в христианстве подсмотрено много лет назад у schwalbeman. Если кто-нибудь найдёт, где это было, я буду очень признательна)

@темы: Гегель, философия, чудо

17:31 

Гегель о роли чуда в религии

"Духовное как таковое не может быть подтверждено недуховным, чувственным. Главное в отношении чудес состоит, таким образом, в том, что мы оставляем их в стороне.

Рассудок может пытаться объяснить чудеса естественным образом, приводя самые правдоподобные доводы, то есть держась за внешнее, за события как таковые и с этой точки зрения отвергая их. Основная точка зрения разума в отношении чуда состоит в том, что внешнее не может служить подтверждением духовного, ибо духовное выше внешнего, оно может быть удостоверено только самим собой и в самом себе, утверждено только собой и в самом себе. Это есть то, что может быть названо свидетельством духа.

Это даже высказано в истории религии: Моисей совершает чудо перед фараоном, египетские маги совершают то же; тем самым уже сказано, что чудо не имеет большого значения. Но самое главное, что Христос сам говорит: «придут многие, кто будет делать чудеса именем моим, я их не признал». Здесь он сам отвергает чудо в качестве истинного критерия истины. Это — главное, и этого следует держаться: нас не интересует ни удостоверение посредством чуда, ни отрицание чуда и нападки на него — истинным является свидетельство духа".
Гегель, Философия религии, том 2, с. 208.

@темы: философия, религия, Гегель

17:59 

История Иова в изложении Гегеля и Козырева

"...Таким образом, благополучие человека имеет божественное оправдание, но оно имеет это оправдание лишь постольку, поскольку оно сообразно божественному, поскольку поведение человека соответствует нравственному, божественному закону.

...Это изображено и в книге Иова — единственной, относительно которой точно не установлена [ее] связь с почвой иудейского народа. Иов считает себя невиновным, он находит свою судьбу несправедливой, он недоволен, то есть в нем налицо противоположность: сознание справедливости, которая абсолютна, и несоответствие его состояния этой справедливости; [ведь] цель бога усматривается в том, чтобы добрые благоденствовали.

Смысл здесь в том, что эта неудовлетворенность, это недовольство должны подчиниться абсолютной, чистой уверенности. Иов спрашивает: какую же высокую награду дает мне бог, разве не должен так быть отвергнут неправедный? Его друзья отвечают в том же духе, только они отправляются от обратного: из того, что ты несчастен, мы заключаем, что ты неправеден; бог действует так, чтобы оградить людей от высокомерия.

Наконец, глаголет сам бог: «Кто это, говорящий столь безрассудно? Где был ты, когда я основывал землю?» Вслед за этим следует прекрасное, великолепное описание божественного могущества, и Иов говорит: «Я сознаю, что безрассуден человек, надеющийся укрыться от бога».

Эта покорность — завершение; с одной стороны, выставляется требование, чтобы праведник благоденствовал, с другой — чтобы было преодолено недовольство. Само отречение, признание могущества бога возвращает Иову его имущество, его прежнее счастье; за его признанием следует восстановление его счастья. Но в то же время конечное существо не должно рассматривать это счастье как некое право перед лицом всемогущего бога".
Второй том "Философии религии", 1977 г., с. 102.

История Иова и ее смысл анализируется в книге Козырева (Ф. Н. КОЗЫРЕВ. Искушение и победа святого Иова. Вступительная статья академика РАН В. Н. Топорова. СПб., “Алгоритм”, 1997, 208 стр.).

Там вывод совсем другой, и основан на учете того момента, который опускает Гегель. Козырев рассматривает книгу Иова как часть не только Ветхого Завета, но полной Библии, то есть привлекает для ее объяснения Новый Завет. Важнейшее событие истории, которого не учитывает Гегель, представляет собой Воплощение Христа. У Козырева история Иова разворачивается в падшем мире до Воплощения. В таком мире, который является результатом космической катастрофы, просто покоряться силе и признавать справедливость мироустройства неправильно и неправедно. В этом оправдание бунта Иова и осуждение его высокоморальных друзей, на сторону которых становятся фактически все толкователи этой истории, включая Гегеля. Примирение возможно после Воплощения, когда для человека появляется путь спасения, и эта истина приоткрывается ветхозаветному праведнику.

@темы: религия, Гегель, Козырев, Иов, философия

06:47 

Гегель о значении имущества

"Упрек священнослужителям в алчности здесь, как и в других религиях, следует оставить без внимания. Жертвоприношения, дары богам большей частью, действительно, переходят в руки священнослужителей; однако алчностью это можно назвать лишь в том случае, если данный народ придает имуществу большое значение; тогда этот народ действительно достоин сочувствия. Народы же, о которых здесь идет речь, не ценят имущества и полагают, что, подарив его таким образом, они наилучшим способом распорядились им".
(Гегель, Философия религии, том 1, с. 437).

@темы: Гегель, религия, философия

13:44 

Истина естественной религии

По Гегелю, истинное бесконечное должно быть определено, содержать в себе не только всеобщее, но и определённое, специфические. Именно этот момент составляет истину примитивных, так называемых естественных религий:

"В естественной религии, как ни несовершенно единство конечного и бесконечного по ее определению, уже содержится сознание божественного как субстанциального, которое вместе с тем определено и тем самым имеет форму естественного существования. То, что в этой религии созерцается в качестве бога, есть эта божественная субстанция в естественной форме. Здесь содержание, следовательно, конкретнее, тем самым лучше, содержит больше истины, чем содержание в непосредственном знании, которое не хочет познать бога потому, что он не определен. Естественная религия стоит выше воззрений новейшего времени, сторонники которых якобы исповедуют религию откровения". (С. 463)

@темы: Гегель, философия

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100