Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
↓ ↑ ⇑
22:40 

Короче.
Написала работу по термодинамике плохо.
Хочется сдохнуть.

@темы: минутонька пиздростраданий

20:42 

Застряла в какой-то жуткой ловушке. Искренне надеюсь, что это всего лишь временное помутнение, и все те тернии, в которых я запуталась и которые дерут тело, вскоре перестанут мешать. Готовлюсь к термодинамике, ничего не сделала по общей химии, информатике и математике. Прямо вижу, как завтра не лягу спать просто потому что слишком мало времени, всё делается слишком медленно, слишком много всего. Моя неорганизованность – корень всех проблем. На самом деле, мне думается, что корень поглубже, но попримитивнее. Чувствую какую-то безумную умственную усталость, хотя мозг работает как часы, руки делают точно, глаза передают достоверно. И, тем не менее, во мне растёт чернота, грозится вылиться через губы, измазать лицо. Силы есть, но я не могу заставить себя подняться, не могу заставить себя помыть посуду, приготовить поесть, заниматься более чем два-три часа за раз.

Мотивация тлеет, потому что я знаю, что завтра меня схватит за руки страх, вытряхнет ручку. Завтра руки задрожат, а нервы натянутся вместе с кожей на лице. Людям нравится смотреть, как ты сосредоточенно работаешь, как искусно имитируешь умственную деятельность. Это завораживает, если смотреть со стороны. Но если влезть в шкуру, то становится ясно, насколько близко к агонии состояние потери, м-м-м, интеллектуального равновесия. Ты словно раздваиваешься: с одной стороны, пишешь, судорожно соображаешь, а, с другой, отстранённо наблюдаешь и видишь, как рушится твоё самообладание. Ты как будто роковая костяшка домино – кренишься и вскоре падаешь, толкая в бок остальные косточки – самообладание, позитивный настрой, бесстрашие перед неизвестностью. Всё превращается в диаметрально противоположные характеристики, и это похоже на перерождение, где ты перестаёшь быть плодом маски и притворства, становишься ужасно обнажённым, уязвимым.
Такие ситуации привлекают меня, потому что сдирают кожу – вот ты уже стоишь на собственном смертном одре, потому что болевой шок делает своё черное дело.
Мне страшно смотреть на себя, потому что каждый раз – это порождает желание проораться. Я вся – это комок лени, неорганизованности, прокрастинации, фрустрации и всяческих других умных слов, которые аккуратно прикрывают неприглядную правду, просящуюся наружу.

Окружающие нагнетают ситуацию, возлагая на меня слишком большие надежды. Все нереализованные амбиции отец пытается воплотить во мне, приговаривая о том, что я – единственная надежда, самое дорогое. На мои просьбы прекратить он лишь умилённо скалится и продолжает. Продолжает лезть под кожу, продолжает давить «хоть ты выберешься в люди», «ты у меня умница и всё сможешь», «ты такая молодец», «мы на тебя очень надеемся». А мне кричать хочется от этих слов, потому что я не достойна ни одного из них, не достойна ни минуты их блажной радости от осознания, что вот, наша дочка учится на бюджете, в хорошем вузе. Я не достойна этого полувозбуждённого родительского бреда, он мне кажется чрезмерно приторным, он меня унижает.

Дерьмо. Я так расклеилась. Не знаю, почему.

@темы: минутонька пиздростраданий

16:43 

Последние два-четыре дня представляли из себя просто невообразимый пиздец, который обычно решается двадцатью минутами плача навзрыд в уютненькой квартирке, но слёз тупо нет, как и желанной истерики, поэтому я чувствую, как внутренности скручиваются и съёживаются от напряжения, как струна натягивается, но ничего, кроме абстрагирования от ситуации поделать не могу. Учёба всецело унижает меня, я лажаю раз за разом, топлю свою самооценку в боли поражения, ничего не успеваю, не получаю никакого профита и просто страдаю, страдаю, страдаю от болезненного перфекционизма, который требует воплощения в жизнь фразы “взрослые люди всё делают на высшем уровне. А вы - взрослые люди.”
И от этой фразы становится безумно больно, потому что у меня не получается, не хватает времени, усидчивости, понимания. Особенно времени и усидчивости, правда.
Безумно стыдно за свою прокрастинацию с перерывами на ненависть к себе, с перерывами на еду. Физиологические потребности также вызывают ужас, потому что, господи, на них тратится безумно много времени. Два часа на то, чтобы приготовить поест, поесть и немного отдохнуть. И два-восемь часов на сон. Время, которое можно было бы потратить на учёбу, развлечения, на саму себя.
В уши льют о том, что всё нужно делать максимально быстро. Но что мне ваше “быстро”, когда на неделю у меня двадцать-тридцать листов конспекта, и это только один предмет? Что мне ваше “быстро”, когда на два дня задано 5-8 задач по матану? Что мне ваше “быстро”, когда на дворе коллоквиум по истории или зачёт по тому же матану?
Стараюсь растягивать домашнее на неделю, не делать всё в последний день, но это такое заламывание рук, что не всегда хватает силы воли продолжать. В итоге ты спишь по два-три часа в сутки и ненавидишь самое себя, потому что ты ужасна, потому что это унизительно - быть такой неорганизованной. Вся моя жизнь зациклилась на нехватке свободного времени и самоорганизации, которые давят мне лицо своими кирзовыми сапогами и злобно смеются, мол, посмотрите, посмотрите, какая у нас есть лёгенькая жертва и как легко она сломалась, наша милая Юленька.
Юленька серьёзно надломилась, хотя и позволяет себе рассуждать о том, что чужие душевные раны объективно надо брать и зашивать, как только ты выбрался из враждебной среды. Юленька не может подшить саму себя, но так величественна в чужом анализе. Страдания, выпавшие на мою долю, кажутся мне непреодолимыми. Я сейчас откровенно на коленях, откровенно унижена и уязвлена. Это тот момент, когда ты готов разрыдаться от каждой своей ошибки, когда становишься меньше и меньше, незаметнее и незаметнее от каждого неверного шага. Без боли нет роста, но кто ты такой, когда вечно ошибаешься и вечно делаешь всё недостаточно хорошо? Это не рост, это откровенная деградация, и я погрязла в этом болоте, не могу высвободить рук, ног, не могу вздохнуть. Минута, в которую мне показалось, что вот он ритм, давно прошла. Теперь я снова не могу совладать с собственной медлительностью, неорганизованностью, нехваткой времени, нехваткой сна. Всё становится механическим, цвет обретает тусклость.
Мне всё еще не кажется, что я избрала не свой пусть, всё ещё не кажется, что я абсолютно бездарна, но каждая ошибка демотивирует. Особенно, когда ты видишь, что у другого получилось лучше.

Мама купила отцу подарок на свои собственные деньги, не согласовав этот вопрос со мной. И это ещё один удар.

Я просто не могу.

@темы: дыброта

22:48 

Да, Зелоц, самое время генерировать пустоту, когда на улице глубоко за полночь, из домашних сдел сделано ничего, не решена куча всяких штук и вставать уже через семь в половиной часов. Да-да, Зелоц, самое время, ты молодец.

Насколько пустыми оказываются клятвы и обещания, когда их сталкивает с расстоянием большим, чем два пара километров между домами или метров между квартирами. Мне казалось, что мы достаточно сплочены, чтобы на расстоянии не забывать и быть как минимум вежливо заинтересованы друг в друге, будучи раскиданными по разным городам. Однако в итоге получилось совсем наоборот: никто никому не нужен. Это такая до тошноты обыденная драма, что каждый раз, происходя на новой локации, она как-то по-особенному уныло блестит и переливается между парой десятков людей. Мне кажется, что среди нас не осталось тех, кто хоть сколько-нибудь скучает. Да и к тому же расстояние порвало все узы дружбы. С людьми, которых я безумно любила в течение нескольких лет, мы разошлись как в море корабли, затонули, и обломки наших взаимоотношений сейчас завязли в песке дна. Опыт возобновления отношений, неуверенная попытка вернуть ушедшее время, оказались тщетными и довольно болезненными, потому что вот она — твоя муза, у которой ты раньше сидела в ногах, преисполненная благоговения — сидит напротив за столом, став за короткий месяц настолько чужой, что расставание не причиняет боли. Такое ощущение, будто всё произошедшее с нами в зелёной юности — иллюзия.
Полагаю, пора спуститься с небес и взглянуть правде в глаза: это я за всех цеплялась, всех любила и лелеяла надежду о том, что меня не забудут. А в итоге все стали автономными и далёкими, а я, как оторванное от материнского подола дитя, мечусь и надеюсь, что вот-вот-вот сейчас возьмёт и позвонит, возьмёт и напишет. Хрен там.
Одиночество — это хорошо до тех пор, пока ты не понимаешь, что утолить свою жажду до привет-какдела нечем. Сколько ни убеждай себя в том, что ты сильнаянезависимая, вечером в пустой квартире холодно и тошно.

@темы: дыброта

12:56 

Йоу!

Всё порывалась подготовить пафосный пост о своём триумфальном возвращении, где я — обязательный Дон Жуан, а вокруг куча тёлочек, преисполненных любви ко мне, но на деле я на съёмной квартире в столице Урала и по самые губы в физике, математике, химии и, простигосподи, истории России.
Тем не менее, после поступления дела пошли в гору, если горой можно назвать подъём из Марианской впадины моей почти отшельнической жизни, надолго застывшей в сумке с учебниками, которых уже тысячи и планируются ещё. Однако, оставаясь ещё в кромешной заднице, могу сказать, что всё хорошо. Сидя на шее у родителей и обустраивая свой сомнительный быт, ни разу не унываю и курю термодинамику, ведь она так круто курится (на самом деле нет).

В институте очень круто. Абсолютно другой подход к образованию, которого мне так не хватало в школе, где ты мозг напрягаешь от силы на тысячную процента. А здесь, после первой лекции, пребываешь в ужасном расстройстве, потому что чтоэтобыловаще? Лекции и сопутствующие оказались просто глотком свежего воздуха, и, наконец-то какие-то абсолютно унылые дисциплины, преподававшиеся в школе, в институте обрели свой блеск и приятную свежесть. Появился повод учить и делать крутые дела, появилась осознанность, ощущение, что ты пришёл не хуйцы пинать, а делать из себя относительно неплохого человека.
Пока я наполнена позитивными размышлениями и эмоциями относительно больших городов и сферы российского высшего образования.
Однако, судя по рассказам знакомых, всё не так радужно и приятненько, как в моей отдалённой от реалий альма матер.
Я тайно торжествую, потому что преподаватели все до единого хороши, столовка терпимая, коммуникации рядом, добраться до ВУЗа можно пешком, люди классные, в холле никогда не пустует пианино, научная библиотека грандиознейшая, учебники крутые, аудитории относительно тёплые и хорошо отремонтированы. Жить можно. Я бы даже сказала, что жознь предоставила мне определённую прерогативу перед другими.
Что самое удивительное, болезнь как нервная, так и физическая отступили. Так что за функциональность организма, наконец-то, можно перестать беспокоиться.

В целом, моё возвращение не наполнено никакими особыми впечатлениями. Всё очень хорошо, стабильно и спокойно.
Просто я теперь студентка химфака, и это очень смешно.

@темы: дыброта

Rambler's Top100