Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
↓ ↑ ⇑
Записи с темой: и. (список заголовков)
12:23 

Привет! Привет, привет, приве-е-ет! Я всё ещё жива. Абсолютно и неотвратимо жива.

Вышла на работу в Мак. Пока сложно, были проблемы с униформой, но все вокруг, привыкнув к моему присутствию, вдруг стали относиться с некоторым пониманием. Не без конфликтов и ора, конечно, но это меня почти не касается. С каждым днём становится всё любопытнее и любопытнее.

Смотрю на себя со стороны и понимаю, что жизнь начинается и набирает разгон. Рядом люди, с которыми приятно. Рядом работа, которая на первых порах не вызывает отчаяния. Я просто начинаю понимать, что, оказывается, можно быть усталой и счастливой, исполненной некоторого определённого спокойствия.

С И. всё хорошо, но на горизонте забрезжило первое испытание, я ужасно переживаю. Он уезжает на июль, и у меня возник страх, что я от него просто отвяжусь. Просто, когда он приедет, улыбнусь ему, скажу: «Привет!» - и уйду дальше заниматься своими делами.
Я очень долго привязываюсь к людям, а, учитывая тот факт, что И. – один из немногих людей, по отношению к которому я стараюсь проявлять максимальную инициативу, стараюсь быть инициатором сближения, разлука будут означать, что мотивация опять будет «трансцендентная», неосязаемая и не слишком осознаваемая. Я наполняюсь страхом до краёв, когда кто-то близкий мне уходит от меня надолго. Разлука делает из меня каменную статую, вталкивает обратно в зону комфорта, где я одна и ни к кому не стремлюсь.

И. сказал, что я вижу проблему там, где её нет и вообще всё усложняю. Сказала ему, что это мои первые серьёзные отношения(тм) и я волнуюсь, не хочу проебать всё, что уже построено.

Мне очень хорошо в этих отношениях, и я хотела бы продолжать, но первое время, я думаю, мне хотелось бы больше внимания, потому что рутина – это отвратительно, это конец всему, что сейчас есть. Я хочу целовать его чаще, обнимать его чаще, хочу прикасаться к нему чаще, но конкретно сейчас не могу отодрать от себя свои страхи и комплексы, чтобы взять себя в руки и ебашить невоздушные замки.

И в то же время я вижу, как этот союз становится прочнее. Мне нравится переписываться с И., нравится совместный быт, нравится, как он млеет и замирает, когда я глажу его волосы, нравится, когда он гладит моё лицо. Я начинаю за него волноваться и пекусь о его учёбе и прочем. Это такое приятно и естественное ощущение. И. даёт мне ощущение комфорта. Я знаю, что возвращаюсь с работы туда, где меня ждут и рады видеть.

Ладно, первые кризисы пережевали. :)

@темы: И.

20:50 

Сидим с И. на лавке где-то в глубине парка – там, куда люди специально ходят, чтобы выпить, поцеловаться, заняться быстрым и необременительным сексом.

Лавка мокрая от дождя, который сластит на губах и поблёскивает в волосах. Волосы у И. спутались от влаги, пятерня в них застревает. Мы кладём тетрадные листы (ха-ха) на мокрые доски, сверху скидываем мой рюкзак. И. садится, я сажусь к нему на колени, прижимаясь промежностью к возбуждённому члену.

Целую его, втягивая язык и прикусывая эти сладкие губы. Царапаю кожу головы и чувствую, как он теряет контроль. Мы целуемся и молчим, молчим и целуемся.

Чувство счастья сжимает горло, и я почти погребена под этим тяжёлым переживанием. На меня давит так, как давили его, И., руки на бёдра прошлой ночью.

Поцелуи становятся глубже, я перехожу на стоны. Эти стоны – почти лицемерие по отношению к самой себе, на самом деле мне хочется кричать. Мне хочется снять с него свитер, расстегнуть брюки, прикоснуться губами к члену, потому что эти ощущения не дают мне покоя, я не распробовала, не прочувствовала.

Все эти часы наполнены дурманом. Я пьяная от возбуждения, счастья, чувства бесконтрольности и, главное! спокойствия. Такого отвратительного спокойствия со мной не было довольно давно. Оно наполняет меня до краёв, я не могу накрениться, настолько всё реальное.
Не могу поверить, что это происходит со мной. Мне есть кого целовать в губы, в щёки, в ледяной нос, в переносицу, в лоб, в макушку. Мне можно прикоснуться к волосам, погладить по животу, обнять. Мне можно сказать правду и быть услышанной. Мне можно просто отдавать кому-то свою любовь, которая меня переполняет, льётся через край чёрной жижей.

Я влажная. Я сижу на его бёдрах полностью одетая, мы целуемся в глубине парка в полной тишине.
Я говорю ему, прерываясь на влажные поцелуи в губы: «Ты знаешь, я очень люблю облегающие миди-платья. Это платья до середины икры обычно. И их специфика такова, что необходимо тщательно подбирать нижнее бельё. Лучше вообще без него.
Я представила, как мы собираемся на прогулку или на свидание. Никого нет дома, конечно же. Мы в прихожей. Я подхожу к тебе, задираю юбку своего платья и снимаю трусики. И мы идём на улицу».

Он спрашивает меня, мол, какие у меня сексуальные фантазии.
Я рассказываю ему всё-всё-всё, он говорит в ответ. И это такое странное чувство сопричастности.

В кафе, в которое он затащил меня перекусить (и опять вкусно накормил, конечно же), он вдруг говорит, что ему кажется, что это всё не просто так и у него чувство, будто всё будет хорошо дальше.

Я задушена ощущением счастья.

@темы: И.

10:23 

Здравствуй, дорогой блевничок. В этот раз я пишу, находясь в абсолютном здравии, и передавать приветы с того света не намерена. Всё хорошо.

Всё очень липкое и странное, не расходится по местам. При этом хаос в моём быту повернулся вдруг каким-то совсем немыслимым углом, и всё стало невыносимо хорошо. Я пришла в чрезвычайное душевное равновесие. У меня почти появилась работа, почти образовалось более-менее стабильное жильё, внезапно пришёл человек, которому мне не страшно смотреть в глаза и говорить правду.

Конечно же, я пришла писать о человеке.

О человеке, с которым мы держимся за руку и смеёмся, шутя про «феномен потных ладошек». О человеке, который смотрит мне в глаза и говорит ими больше, чем ртом. О, этот рот.

О человеке, который за несколько дней подарил мне столько тепла, сколько я годами не могла выпросить у окружающих людей. О человеке, которого мне хочется провожать по утрам и целовать в неглиже. О человеке, который с вниманием принимает всю мою робость, всю мою хрупкость, слабость, беззащитность, закрытость.

Этот человек вчера гладил меня по лицу и волосам, и мне хотелось плакать от боли, потому что никто ко мне так не прикасался, никто и никогда не давал мне таких ощущений.
Этот человек позволяет мне класть руки ему на талию, хвататься за запястья при поцелуях. Этот человек принимает мои неумелые, несмелые ласки.

Сейчас я понимаю, что совсем не хочу о нём рассказывать дальше, потому что это такое глубокое переживание, которое я не могу нормально идентифицировать. Нет никакой гормональной бури, нет никакого тяжёлого возбуждения, от которого очень сложно отмыться. Нет эмоций, которые не дают дышать. Это не страсть, это… нечто такое, что вызывает у меня комфорт. Мне очень спокойно с этим человеком, я хочу его, и это чувство не давит и не заставляет меня себя ненавидеть.

Хотя, несомненно, необходимо время, чтобы поостыть и взглянуть на происходящее немного более трезвой и ещё более спокойной головой, чтобы убедиться, что это не моя благодарность управляет моим влечением и моими эмоциями, а здравый рассудок.

Я бы хотела, чтобы именно такой человек был моим первым мужчиной.

Потому что он меня явно не унизит и не причинит боли, от которой я не смогу оправиться достаточно быстро.

Блевничок, прикинь, я пробую на вкус нормальные здоровые отношения.

@темы: И.

Rambler's Top100