Через сутки уезжаю на неделю на чемпионат Европы в Польшу. Чемодан не собран. Костюмы не поглажены.
А у меня тут веселье.

Самурай продолжает кашлять. Всё привычно: раза три-четыре за сутки. Я даже не расстроена, так как в отличии от хирурга и не думала, что "мы победили".
Что делать дальше -- я уже просто не представляю. Боюсь, что врачи тоже.

Но сейчас у меня другая головная боль.
У Юджина, которому 15,5 лет, ухудшилась ситуация с зубами, как мне показалось. Отправила фото нашему стоматологу -- она сказала делать сердце и кровь, так как, вероятнее всего, опять будет шить и/или вырывать.
Я спокойно повела его на преднаркозное обследование. Ведь чуть больше года назад все ветеринары восхищались его состоянием по анализам, удивлённо переспрашивали возраст и говорили, что с таким сердцем и такой кровью жить ему ещё ооочень долго.
Я поэтому даже не сразу поняла, почему врач УЗИ так печально качает головой...
В общем, за год мы скакнули до 3-4 степени регургитации митрального клапана. Вот так внезапно...
Завтра везу его к кардиологу. Будем решать, что делать. И будем решать, можно ли его класть под наркоз.
А кровь в полном порядке, да.

Он резко сдал за последние месяца три. Очень резко.
Стал ещё хуже видеть. По лестнице в подъезде -- только на руках, видеть начинает уже только в квартире, до того врезается лбом в двери. Периодически пытается попасть лапой в дырку между лифтом и этажом, он просто её не видит. Поребрики явно видит с трудом, прыгает наугад, иногда промахивается с расстоянием.
Стал ещё хуже слышать. Часто не понимает, с какой стороны его зовут. Слышит голос, но побежать может совсем в другую сторону.
Стало ещё больше проблем с мозгом. Уходит в себя (например, нюхая что-то на улице) настолько, что если до него дотронуться, он вздрогнет и несколько мгновений не будет понимать, где он и кто рядом.
Стал периодически путать двери. Я его пытаюсь завести в комнату после кормления, а он стоит у входной двери и не понимает, почему я её не открываю, если зову его зайти... А пытаюсь его руками направить -- рычит.
Периодически не узнаёт меня или маму. Смотрит в лицо, но не понимает, кто это. Ждали тут с ним маму из магазина. Он не сводил взгляда со входа, в нетерпении ждал. Однако когда она подошла к нам, он не понял, что это она, пока она его не погладила.
Спать стал очень крепко. Иногда его сложно разбудить. Приходится дотрагиваться, на голос не реагирует. Иногда спит настолько крепко, что на прикосновение может отреагировать укусом -- пугается. Всю его жизнь мы шутили, что он спит только одним глазом: всегда был на чеку, реагировал на любой шорох.

Ну и всякое по мелочи. Очень резко сдал.
Я всё думала, от чего же он умрёт, если он совершенно здоров.
А он просто решил перестать быть здоровым. Сейчас он стареет очень стремительно, буквально с каждым днём. А ведь до 11 лет у него не было даже седины. До недавнего времени он без проблем наматывал с нами километры. А теперь очень быстро устаёт. Хотя по-прежнему больше всего на свете любит гулять.
Мне кажется, скоро конец.
15,5 лет -- это не очень-то много для пуделя. Но всё же это старость. И это закономерный финал, поэтому воспринимается проще.

Но, может, ещё годик протянем. Или даже дольше. Постараемся.