Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Кошачий чай и кошкины чаяния.

20:41 

А еще... еще Тайо в восторге от того, что Кацураги - по идее, шпион в стане Ая-тан.

.....

@темы: 07-Ghost, RPG, манга

URL
Комментарии
2009-12-07 в 18:11 

Irvis (20:38:42 27/11/2009)
ну посмотри, посмотри, как интересно

Quattro_Iqus (20:39:51 27/11/2009)
о....

Quattro_Iqus (20:39:55 27/11/2009)
да...

Quattro_Iqus (20:40:00 27/11/2009)
однако...



Таймлайн: год-полтора после "прихватизирования" полковника Кацураги. В штабе Верлорена Хьюгар, Харуз; младших (по возрасту) офицеров еще нет. А Аянами наконец заметил, ЧТО представляет собой педантичный полковник... Что ж. Еще одна ошибка командующего. Слишком уверенный в преданности старшего офицера, Верлорен не до конца просмотрел, что же таилось в душе бывшего разведчика... А когда увидел - было довольно поздо. Однако - "Пусть у нас завелись крысы.... но знакомые - лучше тех, что приходят из ниоткуда. По крайней мере можно контролировать утечку информации". А с полковником было бы интересно доиграть партию. Например, упомянуть в присуствии оного, что часть воспоминаний доступна ему - как хозяину половины души своих варсфайлей.

Хронотоп: кабинет командующего Аянами, ближе к вечеру. Кацураги честно работает, Хьюгар честно саботирует работу командующего, Аянами... честно играет партию.

URL
2009-12-07 в 18:27 

- Нэ, Ая! А что ты теперь обо мне знаешь? – майор с любопытством повис на спинке кресла командующего.« Если уж Ая-тан так активно ведется на провокацию… значит, ему либо скучно, либо он что-то задумал. Нэ, и даже не знаешь, что и предпочтительнее!»

- Практически все, - ответил Аянами, сверкнув сталью из-под фуражки

- Нэ, Ая, тогда какой ответ ты дашь на мой самый главный вопрос? – Хьюгар завис над командиром, для приличия вынув леденц.
Кацураги не пошевелился... но бледный как стенка. К сожалению, вегетативные реакции он контролировать был неспособен. В отличие от дыхания и пульса. "Если знает - почему до сих пор не убил? Или не знает? Нет, так полагаться на удачу я не могу..."

- Может быть, но ты еще не готов, - глубокомысленно произнес командующий, ухмыляясь в переплетенные пальцы

- К чему, Ая?!? - ошалел майор, которого больше всего интересовало, почему Ая-тан не любит сладкое.

Кацураги вообще делает вид, что не обращает внимания на привычную перепалку... только страницы листает с непериодичным промежутком.

- Ты точно уверен, что мне стоит говорить о ТВОИХ сокровенных желаниях здесь, а не наедине? - «Интересно, как это отразится на Кацураги и моей репутации?»

- Ммм. Они же касаются тебя, Аяяяаа-тан. - состроил любопытную мордочку. - Нэ, Кацу все равно кроме своих уставов ничего не слышит. - Хьюгар подмигнул поднявшему голову полковнику, - Нэ, читай-читай, "устав" тут было словом ругательным...

- Не уверен, что нашему единственному человеку, чтящему букву закона будет интересно знать о его преступлении... – Аянами покосился из-под козырька. «Иногда, можно и поломаться, как говорит майор»

Не выдержавший Кацураги закрыл книгу и доооолгим проникновенным взглядом посмотрел "сквозь" парочку. "Я слишком мнителен, или Аянами-сан играет со мной в своей привычной манере?"

- Или я ошибаюсь? – Командующий посмотрел на обоих офицеров по очереди, - Хьюгар, я думаю, что лучше нам поговорить об этом наедине. - «Хорошо, что крысы н обижаются... тем более на правду.»

- Нэ, Ая, ну ладно... – майоор посмотрел на леденец, выпрямился, и отправил конфету в рот. - Нэ, Ая... дела-дела, - прижмурился, поправляя катаны. "Нэ, сухарики кончились" - Я вернусь! – честно пообещал он и помахал лапкой, выходя из кабинета.

Аянами кивнул вслед неугомонному майору,
//Ему не стоит знать, насколько ты мечтаешь о спокойной жизни... но ты мне нужен.\\

\\Нэ, Ая, с просил про вопрос о тебе, а не про то, когда я смогу вернуться домой...\\ - несколько уязвленно огрызнулся майор, не упустив случая закрыть дверь ботинком. Мгновенно нахмурившийся Кацураги потянулся встать с места... ибо рефлекс.

\\И про отношение ко мне тоже//, - не обратив внимания на проявление раздражения со стороны майора. «Будет интересно проверить, что скажет Кацураги по этому поводу.»

\\Нэ, Ая, ну ты и вредина!\\ - ответствовал майор в своем стиле.

\\Ты хочешь сказать, что я ошибаюсь на этот счет?// - Поинтересовался командующий Аянами, наблюдая за полковником, которого явно обеспокоило происходящее.

\\Не, Ая, не ошибаешься, ты - вредина!\\ - смешок. Полковник тем временем оказался у двери и покинул кабинет... возмущенный вопль свидетельствовал о том, что Хьюгар далеко уйти не успел....

Аянами через связь с фрасьонами получил возможность наблюдать за их эмоциями и действиями, но все же предпочел выйти и посмотреть лично, а не сквозь призму чувств других людей… и практически столкнулся с опущенного вида майором, догрызающим леденец и от души характеризующим педантичного старшего товарища... впрочем, мимо аи прошли тихо... следующие полторы минуты майор честно оттирал красивого вида "чиркаш"

- Даже на тебя нашлась управа? – чуть улыбнулся Аянами, иронично поглядывая на интересную позу майора из-под козырька фуражки

- Нэ, Ая, твой беглайтер садист, - жалобно изрек неугомонный майор, умудрившийся втихаря шарахнуть тряпкой "садиста" пониже форменного пояса и сбежать таки за "хрустяшками"

- Который, майор? - осведомился Аянами, наблюдая за играми подчиненных, - не любишь ты его.... – проговорил он, обращаясь уже к Кацураги

- Который полковник, Ая-тааан, - донеслось из-за поворота.

Кацураги, оставшийся один на один с командующим, пожал плечами.
- Никак нет. Беспорядка не люблю, Аянами-сама.
"И все же... их разговор, и слова о воспоминаниях - случайность, или?.."

- А достается всегда Хьюгару... - задумчиво глядя на разводы на двери.
«Все-таки уборка это не его. Поработать что ли над этим? Может позже»

- Достается тому, кто является причиной беспорядка, - Кацураги покрутил в руке тряпку, опустился на одно колено и навел прежний вид примерно секунд за 10. "Отбой, полковник."

- Так на чем мы остановились? - спросил Аянами, - почему ты так расстроился, когда узнал о том, что мне многое о вас известно? Или тебе есть что скрывать?

- Расстроился? - брови взметнулись вверх. Уж как-как, но подобным образом полковник свое состояние не определил бы. - Вы заблуждаетесь

- Ты в этом настолько уверен? - саркастично, - или может мне сказать "испугался"? Чего, позволь спросить? Что могло напугать бывалого офицера, отдавшего пол души Верлорену?

- У вас плохое настроение, командующий Аянами? - полковник был несколько удивлен. Подобный сарказм Аянами не допускал даже в отношении штабных

- Есть варианты как улучшить? - Аянами не нравился тот факт наличия крысы... особенно такой, которой вынужден был полностью доверится.

- Чай? Кофе? - тряпка легла на законное место, аккуратно сложенная вчетверо.

- Виски... или коньяк, в кофе, - уточнил командующий, которому под конец рабочего дня захотелось немного расслабится. «А слухи... пусть ходят. Так интереснее жить и легче управлять мнением совета»

- Есть, - прошел мимо командующего. Секундная слабость - даже не изменившая пульса - ушла в прошлое, полковник работал в привычном режима. попутно получая от работы удовольствие... Через четыре минуты на столе перед Аянами красовалась чашка с кофе...

«Жизнь вошла в привычную колею» - Аянами с удовольствием отпил глоток кофе и улыбнулся своим мыслям.

URL
2009-12-07 в 18:40 

Скрипт.

Жизнь вошла в привычную колею...
Аянами наблюдал. Закинул удочку и ждал ошибки от талантливого прознатчика. Но – вот досада!- ошибок полковник так и не допускал. И придраться - даже если выискивать - было не к чему.... разве что стал чуть более задумчив - в ВНЕУРОЧНОЕ время.

«И слухов лишних не было. Или это не от него информация поступает» - единственное, что изменилось, это тот факт, что Аянами стал больше времени проводить в контакте со своими фрасьонами. Не только с полковником, а со всеми, исключая, пожалуй, только Харуза, да и то только лишь по той причине, что тому становилось плохо от длительного воздействия Верлорена

Полковник, кажется, мало чем отреагировал на почти постоянное присутствие в сознании командира... слишком большой свободой действий обладала "крыса". Слишком. И слишком хорошим солдатом был сам Кацураги...

Аянами собрал своих подчиненных, разнообразия ради, не в своем кабинете, а в большом зале. Как раз все поместились, ведь были не только фрасьоны.
- У нас завелись грызуны... Противник регулярно получает сведения о состоянии войск и их перемещениях. Никто не хочет покаяться?

В ответ - обалделая тишина... плюс переглядывания. И звонкое ХРРРРУСТЬ, на которое Аянами покосился, но промолчал,.
- Следовательно, все считают себе невиновными... что ж, ожидаемо, - Почти довольным тоном проговорил он. - В течение следующей недели, я буду вызывать вас по одному, для проведения личной беседы, - тон командующего не предвещал "крысе" ничего хорошего

Народ перешептывался... переглядывался... но ни к какому выводу так и не пришли. кстати. Среди душевного состояния фрасьонов волнения также не наблюдалось.... ан нет. Азарт от майора.

URL
2009-12-07 в 18:50 

Скрипт.
Хронотоп:
кабинет командующего. На сей раз "на ковер" вызвали именно того, ради кого зателвалась многоходовая партия...

- Я полагаю, что тебе тоже не в чем повинится? - почти скучающий взгляд и натянутые до предела нити, связывающие половинки души Кацураги

- Смотря какой аспект моей деятельности в имеете в виду, командующий, - прикрыл глаза, ибо настолько тесный, и чего уж скрывать - напряженный контакт был несколько болезненен

- Все, Кацураги-кун. Или есть области, на которые мне не стоит обращать внимание? - не ослабляя контакт, не столько из-за того, чтобы не пропустить изменения в эмоциях, сколько оттого, что человек, испытывающий боль склонен меньше врать.

- Вам предоставить полный список? - вопреки ожиданиям Аянами, в воспоминаниях замелькали непонятные колонки цифр, потом рассыпанные стопки архива... если мысль о непосредственной цели и мелькнула - то лишь на периферии, практически неуловимо.

«Педант... а в голове такой хаос, что и не разобрать. Неужели всегда наоборот происходит? Чем больше человек упорядочен внутренне, тем более безалаберен в жизни и наоборот...» - признаться, Аянами был уже который раз удивлен подобным несовпадением.
- Да, если не слишком сложно

- Это потребует гораздо больше времени, - полковник поморщился. Явственное желание потянуть руку к виску… но пока сдержался. Полковник искренне жалел лейтенанта Харуза, которому и мимолетный контакт с Верлореном был болезненнен… Полковник не обольщался, но для него мысленно общение с Верлореном обычно не доставляло неудобств. Если сам Верлорен того не хотел. На себя роль «крысы», о которой говорил командующий, полковник не примерял, считая, что если бы просчитался он, не стал бы Аянами такое шоу делать. Убил бы на месте… или устроил что посерьезнее, чем устный допрос.

- Разве нам есть куда спешить? - Аянами.. нет, почти наполовину Верлорену ничуть не мешал постоянный контакт, он даже получал с этого некоторую часть энергии Кацураги.

- Вы могли бы поставить такой запрос раньше, Аянами-сама, - все же пальцы легко коснулись виска. "Неприятно до болезненности... бедный Харуз, если Аянами-сан проверял его точно так же." - эмоционально отразилось такое сострадание к младшему...

«Либо он маскируется состраданием к Харузу, либо и впрямь его жалеет. Узнать бы более достоверно, да существует возможность убить. А он пока нужен,» - Аянами осмотрел фигуру подчиненного сверху вниз.
- Я сразу спросил о возможных проступках. И, надеюсь, ты понимаешь, что неровно уложенные папки в архиве меня мало интересуют.

- Что конкретно тогдавас интересует? - спокойный взгляд карих глаз. Таким тоном, будто просил обозначить круг поиска, когда к нему обращались в архиве...
"Пока это единственные возможные проступки… которые я могу припомнить - за последнее время."

- Я хотел бы спросить... откуда может в такой организации, как наша появиться утечка информации? - В любимой позе командующего сквозила такая непринужденность, как будто сейчас обсуждалось меню на ужин.

- Вам известен ответ на этот вопрос, Аянами-сама, - Кацураги вздохнул. "Ну зачем спрашивать об очевидных вещах? Или он отрабатывает стандартную процедуру допроса?"

- Я хочу узнать твое мнение по этому вопросу. А так же не знаешь ли ты кто это мог быть? - «стандартные вопросы предполагают стандартные ответы. То есть да или нет. А натянутые нити связи вполне могут послужить детектором лжи. Впрочем Кацураги об этом знать не обязательно»

- Оттуда же, откуда у вас информация о Мироку-сама, - Кацураги чуть заметно улыбнулся. "Хоть Коул и не шпионит в открытую, но Аянами-сан скорее всего не упускает возможности... наблюдать." - Нет, не знаю.

- Если бы к примеру тебя кто-нибудь рискнул использовать подобным образом... Узнаю в первую же секунду, - улыбка командующего стала слишком напоминать оскал черепа, а нити запульсировали в такт биению чужого сердца.

- Тогда к чему этот изматывающий допрос? - недовольство в голосе. И недовольство тем, что головная боль не сразу пройдет, а стало быть не удастся завершить начатую сводку... Только где-то отдаленно - тревога. Тревога, которую давно практически сознательно убили медитацией. Тревога только за то, что не будет выполнен приказ. И полное отсутствие страха

- Я хочу быть полностью уверен в своих людях. Особенно в беглайтерах, - облик Аянами немного поплыл, но пока остался прежним, - так что... – мурлыкнул он, зарываясь нитями глубже, чем когда либо... разве что в момент отделения души.

Кацураги пошатнулся... был почти непреодолимый искус поставить блок, как учили... Не стал. Зато отстранился от своих собственных эмоций и ощущений... Камень не может испытывать боль. Он просто не будет чувствовать... Полковник медленно но верно уходил в себя, чем глубже и болезненнее становилось проникновение. Или зря на его подготовку служба внешней разведки столько сил потратила? Пригодилось. На старости лет.

«Хорош... иных тут и нет», - Неплохи тебя научили, но и камень может превратится в пыль, - теперь очертание лица под фуражкой плыло дымкой. - «Зачем скрываться, если они в курсе?» - в голове Кацураги вместо затверженной мантры и образа каменной стены прозвучал голос. Нет, не командующего, а его собственный, уговаривающий признаться... довериться Аянами.

- Командующий... вы в курсе моей биографии, - голос прозвучал неестественно хрипло. - Определенные навыки не стираются со временем. если бы я захотел... закрыться... - облизнул пересохшие губы, взгляд машинально зацепился за кресло. -Я выбрал бы другой облик. - "Скрываться? Кто в курсе?" - Полковник и не понял сначала. Искреннее удивление... "Не понимаю." - но что-то дрогнуло. Что-то задетое...

«Значит я был прав и не зря его мучаю», - /Все известно и если рассказать можно надеяться на быструю смерть, нежели на долгую жизнь, полную страха./
Аянами, пока еще человек, сел чуть прямее, - Да, в курсе. И не только того, что написано в личном деле...

- О чем еще? - интерес. Интерес, возвращающий к боли, но и фактически от нее отвлекающий. "Какого черта происходит? Жизнь... полную страха? Я не боюсь," - недоумение. Причем искренне.

URL
2009-12-07 в 19:00 

- Практически обо всем, что было, - «До посвящения, но этого ты пока не узнаешь».
//Просто еще не понял, что это такое, но этому все учатся быстро//

- Понятно... Аянами-сама, - стоял теперь полковник с трудом. "И все же... что он хочет от меня?" - неоформленные мысли по поводу того, что знал бы - не стал делать шоу. но это - мыли под таким блоком... можно почувствовать только контекст. Внутреннему «Я» Кацураги не ответил...

- И что ж ты понял? - Аянами нарочно заставлял общаться на несколько фронтов... «люди слабы и часто путают что кому отвечают.» //Какая черная неблагодарность за оказанное доверие. Предательство... лицемерие...//

- Что вы достаточно подробно изучали досье, - смысл разговора был Кацураги непонятен. Разве что только Аянами стремился запутать?...
\\Кто ты?\\ - Кацураги зацепился за несвойственные ему определения.

/Задавать такой вопрос самому себе.../ - внутренний голос замолчал.
- Не только досье, - хмыкнул Аянами, - но и тебя самого, - «Пожалуй на сегодня с него хватит», - но решил еще немного подержать в таком состоянии

\\не себе. я не страдаю раздвоением личности,\\ - полковник внезапно успокоился. "Выходит, это провокация? Ясно."
- Возможно, Аянами-сама, - "никакой конкретики. Играть, тянуть время, в любом случае... вы хотите это увидеть? Потренироваться на мне?... Но все же больно. Я непозволительно позволил себе расслабиться."

- Чтобы ты сделаешь, если я укажу на тебя как на шпиона? – Аянами немного наклонил голову вперед, смотря из-под козырька. Хотя могут ли видеть пустые глазницы? Нити были готовы разорваться с глухим стоном, но все же выдерживали натяжение.

- Спрошу, на чем основаны ваши подозрения, - намек на пожатие плечами и прижатые к виску пальцы. Полковнику очень не хотелось падать на пол перед командующим, но он понимал, что до "заветной минуты" осталось недолго

- Неправильно. Что ты делаешь для защиты? Себя и твоего "второго хозяина", того, кто посмел претендовать на мою собственность. - доводить полковника до обморока не хотелось, но шанс все вызнать представится еще не скоро, а намечалась крупная кампания, о которой противнику знать не следовало.

- Вы говорите так, словно держите в руках подписанное мной признание, Аянами-сама, - кривая усмешка в ответ. "Эта его игра... довольно жестока. Защищать, не имея шанса оправдаться? Хороший вопрос. Но вы еще так молоды, командующий."

- Мне это не нужно, - недовольно повел плечом, - все необходимое у меня есть, - «за исключением мелочи, но это поправимо. Со временем.», - так кто это?

- Вы о чем, командующий? - полковник уже махнул рукой на статус-кво и сел прямо на пол, слегка подтянув колени к груди. "Если хочет, чтобы я стоял - пусть держит.. зайфоном. " - отстраненность и налет привычно-медетативного состояния, явно натренированного давным-давно

- Подозрения всегда основываются на знании, не так ли, полковник? – голос командующего Аянами перестал быть спокойно-вкрадчивым.
«Не вы ли меня этому учили? Но пора заканчивать допрос, а то вероятность того, что он замкнется окончательно слишком возросла», - натяжение нитей стало постепенно, почти незаметно слабеть.

- Нет, - офицер качнул головой. - Подозрения... они на то подозрения и есть... командующий, - облегченный выдох.
"Пожалуй, осталось самое сложное - не свалиться в обморок, когда он прекратит допрос..." - по опыту полковник знал, что сломать проще всего на последней стадии... когда человек уже уверен, что прошел.

- Полковник Кацураги, вам нехорошо. Может воды? - налил в стакан и протянул, не собираясь подниматься из кресла.
«Сильный... таких приятно ломать, когда они уже ни на что не способны,» - но Верлорен постепенно уступал место Аянами и в командующем даже проснулось что-то вроде сочувствие к подчиненному.

- Не стоит, - закашлялся. Подниматься полковник не собирался - знал, что упадет. Или что не удержится...
"Воды, говорите? Спасибо, что не плеснули в лицо..." - отчетливый сарказм в эмоциях. Досада. На себя - за слабость, на Аянами - за предсказуемость действий и за то, что видимо, низко ценит.

Аянами все же подошел, сел на корточки и протянул нормально.
- Знаю, чего ты хочешь. – отметил он.
«Что ж, ты дал мне несколько ключей, которыми я непременно воспользуюсь.»

- Чего же? – протянутое «подношение» полковник не взял, с оттенком интереса разглядывая молодого командира.
"Отпустит?... интересно, он всех так.. проверяет? Что то я не замечал, чтобы после общения с Аянами-сан наши младшие офицеры выходили едва-едва.. только бледные. Чем я так отличился? Или..."

Поставил стакан на пол, рядом с полковником и уже уходя обратно в любимое кресло тихо ответил, так, что можно быть уверенным, что сказанное - всего лишь слуховая галлюцинация, - заботится о собственных внуках, например, - прекрасно зная, что Кацураги никогда и ни с кем не делился мечтами.

Полковник сглотнул. "Ок. Он говорил, что многое о нас знает. Что ж с того, что вынул мечту..." - стало как то мерзковато, как при виде затоптанного журавлика, который дала ребенок в подарок родителю.
- Как это относится к теме разговора? - хрипло.

- Не пытайся скрыть от меня что либо, - Аянами сел обратно и поправил фуражку, - никогда. Это может плохо кончится. Свободен, Кацураги-кун, - уже нормальны тоном. Обычным для внерабочих разговоров.

- Есть, - полковник прикрыл глаза, потом поднялся с пола, оставив стакан нетронутым. "Нехорошо, перед глазами плывет. Все же, я не понимаю его. Если знал - зачем это шоу, если только подозрения - почему так жестоко?.."

- Необходима помощь? Могу позвать кого-нибудь... хотя бы Харуза, он как раз освободился и вполне может составить компанию и проводить до комнаты, - в голосе Аянами был легкий намек на заботу. Извращенный вариант заботы палача о жертве.
«Я прекрасно осведомлен о последствиях подобного воздействия, но, если действовать мягче, то результатов не дождаться»

- Не стоит, - кончики пальцев коснулись стены. "Не стоит Харузу видеть меня в таком состоянии, особенно после разговора с вами. Он и так вас побаивается." - а вот в сознании, плывущем от отсутствия стержня боли, на фоне привычно мелькающих фактов проскользили несколько неотслеженных воспоминаний о командующем армией тыла

«Даже так? От него, не ожидал..»
- Хорошо, полковник, вы мне очень помогли и я лично провожу вас до комнаты, - Аянами кивнул своим мыслям. «Может еще что-то интересной мелькнет»

- Не стоит, - усмехнулся Кацураги. "Кажется, он своего добился... половина души, так? А я плоховато себя контролирую, чтобы противостоять тому, кто половину души контролирует."
До своей комнаты, которую почему-то с ним отказывались делить, Кацураги добрался сам… и свалился в сон без сновидений.

URL
2009-12-07 в 19:48 

Скрипт.
Проверка от Верлорена не оставляла полковника теперь ни на секунду. Наоборот - отслеживалось все, , что может передать, а также самого - то есть нити теперь не убираюлись вообще. Контроль временами становился жестче... порой как до управления кором. Но результата не давал. кроме почти постоянной головной боли и ледяного спокойствия. Словно кацураги уже принял какое-то решение и шел к нему, не обращая внимания на происходящее вокруг. Кацураги чувствовал, что принадлежит себе все меньше, и лишь по прихоти (или лени) Аянами говорит и двигается сам... Он почти утвердился в том, что либо Аянами проверяет, закручивая гайки... либо знает. Но как и откуда? Полковник задумчив... часто задерживается после окончания рабочего дня. Но для командующего - работает, а не ищет с кем то контактов.

Хронотоп: конец рабочего дня. Кабинет командующего. Кацураги что-то проверял по небольшому блокному в руках, методично стаявя галочки. Одна строчка за другой...

Аянами наблюдал за размножением галочек, ожидая, пока завершит. Так как начатое потом никто не доделает... ибо не поймет логику Кацураги.

Полковник посмотрел в блокнот. Закрыл, поднялся и направился к двери, мало внимания обращая на развалившегося в кресле начальника.

- И куда направляешься? – прозвучало в спину.

- Архив, командующий Аянами, - терпеливо ответил офицер. Складывалось такое ощущение, что школьника перепроверяют... легкое раздражение... и колоссальное спокойствие, напоминающее глаз бури

- Зачем? - лениво обернулся, - или дело настолько срочное?
«Надоело за ним постоянно следить»

- Его стоит завершить сегодня... - вздохнул и выполнил команду "кругом", развернувшись на каблуках. - Это ненадолго, Аянами-сама.
"Если вам так необходимо следить за каждым моим шагом. Последнее... на сегодня"

- Завершай и возвращайся, - разрешил командующий, вернувшись в прежнюю позу, - нам надо поговорить.
«Пока опять не стали смеяться над тем, чем я там не угодил своему любовнику. Да и крыса ловится излишне долго»

- Есть, - Кацураги покинул кабинет. В архиве собрал несколько папок... вернулся. Так же молча вернулся к себе за стол, раскладывая их на три стопки. Отправил карандаши в стаканчик. Блокнот лег в верхний ящик стола... такое ощущение, что собрался покинуть рабочее место. Ан нет. Почти отзеркаленным жестом переплел пальцы.
- Слушаю вас.

- Кацураги-кун, я хотел бы узнать пределы твоего терпения и преданности, - «как мне, так и "второму фронту"«, - но пока не получается. Может посодействуешь?

- как, командующий? Вы опять собираетесь провести допрос? - сарказм налетом в голосе офицера.
Кацураги устал за эти прошедшие недели... сорваться и наорать позволить себе не мог, но вот сарказм - вполне. Это определенная разрядка.

- Неэффективно, но можно, если уж ты так настаиваешь, - усмехнулся, - для улучшения навыка. Но, дело в том, что ты можешь его не выдержать и я потеряю информацию. Непростительное расточительство, - казалось, Аянами просто размышляет вслух

- Тогда что вы хотите? - устало откинулся назад. - Сегодня был и так длинный день, не играйте со мной в загадки.

- Можешь просто сказать на кого ты работаешь кроме меня, - командующий пожал плечами, - так жить станет намного проще.

- На империю, Аянами-сама, - стандартный ответ на стандартный в общем-то вопрос. Разве что тишина в душе полковника стала почти звенящей. "Значит, знал. Остается собой гордится - Аянами перестал играть и заговорил прямо. Что дальше?"

Аянами просто надоело тратить силы и время.
- Служа империи, ты работаешь на меня. Разве ты забыл об этом? - нити привычно скользнули в душу Кацураги, но на этот раз не для того, чтобы причинить боль или узнать состояние. Теперь, они медленно, но верно оплетали еще часть души полковника

- И обратно... - вздохнул, потянувшись к воротнику. - Отпустите, мне трудно дышать. Или вам недостаточно той власти, которую вы уже столько времени демонстрируете?

- Дело не во власти. Я хочу знать кому ты передаешь информацию, - пояснил Аянами, оплетя коконом часть души, нити пришли в движение, забираясь во внутрь, подвергая анализу воспоминания и порывы.

"Больно..." - игра пошла всерьез. Кацураги потянул воротник, втягивая воздух резко побелевшими губами.
- Это... официальное обвинение, командующий? - перед глазами поплыл мир, раскрашенный в неземные цвета.

- Можно и так сказать, - улыбка садиста со стажем, - не находишь, что и старые методы могут быть вполне эффективны. Чтобы ты не сделал, я остаюсь в выигрыше. СЕЙЧАС, предпочтительнее информация, чем душа, но в любом случае, крысы больше не будут.

- Вполне эффективны. - офицер закрыл глаза от слепящего света. "Перестать с ним играть, что ли?" - Коул знает, как вы его называете?
В сознании остались только досада, боль, непонятно причем на что досада. По ощущениям: что-то не успел.

- Значит, об этом тебе тоже известно? - «И кому успел сообщить? Это может вызвать некоторые проблемы... Но, главное где я допустил промах?!», - Молодец. Был бы предан только мне - цены бы не было, а так... Да, в курсе. А кто еще, твоими стараниями?

- Что? - монолога командующего полковник откровенно не понял. Просто набор слов сквозь болевую пелену. "Хотя ваша похвала дорогого стоит..." - Но вы не ответили... - закашлялся. - Так Коул знает?

- Если бы ты был чуть внимательнее, то уже услышал ответ. Но, похоже, ты немного не в состоянии трезво мыслить? – насмешливо, пополам с издевкой на фоне холодного расчета, проговорил молодой генерал.

- Вы сами это состояние вызываете, - "Он ответил... нехорошо. А я не слышал... не понял." Сарказм из голоса пропал, осталось только спокойствие, досада... и отчасти - сожаление.

- Я уже говорил, - тон мог заморозить кого угодно, ведь Аянами предельно редко повторялся, - что мне нужна информация. Почему бы тебе просто не сказать? Пока я сам не нашел то, что мне нужно, - нити словно грибница расползлись по остаткам души, выискивая все связанное со службой империи. Не под началом Аянами.

Много чего обнаруживалось... такое ощущение, что в голове у полковника был сплошной хаос. Цифры, обрывки устава, лица, сотни лиц тех, кто проходил через архив, кого встречал, словно специально запоминал. Грязь, полоса препятствий, командование. Задание, перестрелка, какой то допрос или тренировка... и ничего из того, что Аянами хотел бы видите. Ничего из того, что имело бы категориальную значимость для задыхающегося офицера.
- Сказать... о чем?

URL
2009-12-07 в 19:57 

- Какой ты стал невнимательный, - притворно вздохнул Аянами, - на кого ты работаешь, кому доносишь о моих и не только действиях, подрывая оборону?

- Так же, как и вы. – полковник кривой улыбнулся. - Вы ведь тоже невнимательны, командующий. Я никому не доношу... - причем это звучало правдой. Просто у него была иная задача.

- Независимо от этого - крыса в штабе это не допустимо. Значит, доложи не только о личности второго "нанимателя", но и о выполняемых обязанностях, - распорядился Аянами. «Чтоб знать где искать хотя бы..»

- То есть... вы совершено не сомневаетесь в том, что я предан не только вам? – Кацураги вытер тыльной стороной ладони покатившуюся с виска каплю пота. - Неужели такой проверке подвергаются все ваши... офицеры?

Кивок в ответ.
- Абсолютно, - вот только неизвестно на какой вопрос ответил командующий, - так я жду? – поторопил он, тем не менее, продолжая поиски по воспоминаниям. «Никто не может ментально закрыться от самого себя»

В воспоминаниях царила та же неразгребаемая каша. А Кацураги понял ответ... только вот было заметно, что отвечает он на него в ином аспекте... точнее, демонстрирует.
- Бедный Харуз.

- Не стоит его жалеть, он сильный парень, несмотря ни на что, - «У него душа разрывается в прямом смысле, а он о младших беспокоится... поразительно», - может, я все же получу ответ?

- Если вы не можете найти ответ сами... скажите это вслух, - иными словами, полковник уже и не отрицал, что работает на кого-то еще. Просто хотел чуть потешить свое самолюбие... напоследок.

- Ты хочешь, чтобы я повторил в третий раз? Хорошо, - тоном "последнее желание закон", - на кого, кроме меня ты работаешь? Ты хороший сотрудник и будет жаль тебя потерять. - Не угрозой, а скорее комплиментом, ведь это Кацураги столько времени водил за нос самого Верлорена

- Я хочу, чтобы вы признали.. Аянами-сама... что при всех своих... методах... вы не можете найти интересующий вас ответ. Так? - расфокурированные карие глаза. "Все-таки жаль, что я не успел..."

- Ты прав, не могу. Ты мне его предоставишь, - признать собственную неправоту не было табу для Аянами -если только не перед советом, - а потому он легко признался в поражении офицеру, который, если еще немного затянуть нити, забьется в агонии. Желания умирающих надо уважать.

Кацураги качнул головой и тут же пожалел о своем решении.
- Это будет предательством, командующий... а я не предатель, - тихо, твердо и очень убежденно. На секунду мысли в голове стали единой структурой, но прежде чем Аянами сообразил, где искать, воцарился тот же хаос. - Это тяжело, но возможно... вы держите меня на грани потери сознания. Это пока возможно, - почти шепотом. Почти бредом. Очень осмысленным бредом.

- То есть ты предпочитаешь предать меня, нежели кого-то еще, так? - сильно мешающим недостатком силы Верлорена было то, что жертва должна быть в сознании, во время воздействия. В отличие от жертв епископов - там наоборот.

- Я вас не предавал, Аянами... сан, - говорить становилось все труднее. Кацураги все же закрыл глаза, теперь уже не пытаясь их открыть снова.
\\Если вы способны чувствовать правду, вы знаете, что я не лгу.\\ - дыхания на слова не хватало. И совершенно не было страшно.

- Тогда как понимать твои действия? - Аянами чуть ослабил натяжение, ровно настолько, чтоб офицер смог вздохнуть нормально

- Как вам будет угодно, - выдох. Вдох. - Вы меня не отпустите? Раз уж уже поняли... что я работаю не только на вас...

- Я давно об этом знаю, но так ты охотнее отвечаешь на вопросы, - Аянами улыбнулся почти счастливо. Деланно счастливо. «Вот и признался. Теперь осталось только добыть имя»

- Всего то реакция на боль... стар стал, видимо, - покривился Кацураги.

-Опыт показывает, что возраст значения не имеет в данном вопросе, - возразил Верлорен. «Правда, чем моложе, тем быстрее адаптируется организм. То есть он согласен на сотрудничество?», - если я прекращу воздействие, станешь ли ты так же честно отвечать на вопросы?

- То есть вы признаете, что не чувствуете, когда я говорю неправду? Спасибо, командующий Аянами, - полковнику стало чуть полегче, да и соображать он стал более адекватно. Но голова болела нещадно.

- Я признаю лишь то, что ты научился виртуозно владеть собой и обходить ловушки. - ослабляя натяжение нитей, да и их движение стало помедленнее, больше походя на извращенную ласку

- Уже много, - глаза открывать Кацураги не собирался. Просто ловил время, отпущенное на передышку. "Видимо, и вправду стар стал... но как же сложно воевать с половиной собственной души, да еще и с варсом..." - навалилась усталость, тоскливая такая, как после долгой неуспешной работы.

- Значит, ты мне расскажешь, на кого еще работаешь или мне продолжить поиски самостоятельно? - ниточка глубоко внутри чуть конвульсивно дернулась.

- Агхх, - глаза офицера непроизвольно распахнулись. Сузившиеся зрачки... спустя несколько секунд полковник снова прикрыл глаза. - Вы не сможете найти, не убив, Аянами-сама. А убив - не получите ответа... Я не отвечу, поскольку предательство для меня - хуже, чем смерть. Это тупик.
Просто Кацураги был слишком хорошим офицером... это то и губило вайрфайля.

- Тем не менее меня ты можешь предать, не правда ли? - «Он опять прав... в этом хаосе легче просеять сквозь частое сито... но тогда не собрать воедино» - нити снова замерли, иногда подкармливая чужого варса энергией

- Я вас не предавал, - устало огрызнулся офицер, мечтая больше о холодном душе, чем о том, чтобы его отпустили. - И предавать не собирался.

- Тогда как это назвать? – поинтересовался Аянами, снова приласкав варса, автоматически, как кошку запрыгнувшую на колени, - «Интересно, сколько еще он выдержит, если я буду вести поиски в том же темпе?»

Кацураги поморщился. Половина ластилась к Верлорену как к любимому хозяину, вторая... остатки души закрывались всеми возможными способами. полковника разрывало на части не меньше, чем в момент обращения...
- Ккак вам будет угодно. Я вас не предавал.

URL
2009-12-07 в 20:22 

- Хорошо... пойдем другим путем, распиши мне круг обязанностей, которые ты выполняешь на "втором фронте"

- Я наблюдаю за вами, - усмешка в ответ. "Выиграть бы еще времени.... чтобы немного прийти в себя. Чуть-чуть... или наоборот - разозлить, чтобы... Не смеееть, полковник," - более жесткая усмешка.

- Неужели? - саркастичная улыбка, - и давно? Не слишком неприятная обязанность, правда?
\\Тебе ведь всегда нравилось за мной наблюдать...//
- И какие выводы ты сделал, чего хочешь добиться?

- Весьма приятная, - полковник аккуратно свел тему разговора в сторону. - За вами вообще приятно наблюдать... в любых аспектах, - прозвучало несколько двусмысленно.
"Даже сейчас... интересно, а мысли вы читаете?"

- Я знаю, - как само собой разумеющееся произнес командующий, - но чего вы желаете этим добиться?
«Оба, и ты и твой наниматель... а заодно что посулил? Шантажировать тебя нечем, и ты почти мертв, так что угрожать тоже нет смысла»

- Может, вы будете говорить либо вслух, либо... так? - беззвучную связь полковник так и не нашел, как охарактеризовать. Сознание начало постепенно съезжать куда-то... в пустоту. Словно варс захватывал всю душу. Как у обычного кора.

- Не уходи от темы, - Аянами медленно натянул нити снова, - чего вы оба добиваетесь, устраивая за мной слежку?
«Не люблю, когда так медленно и бесперспективно тянется время, хотя... он сильный и мне интересно разбирать его душу на кусочки»

Кацураги поморщился и нового наплыва боли.
- Я ничего не добиваюсь. Я выполняю приказ, командующий. - досада. Полковник устал, сознание плыло, да еще и постоянно подкармливающийся варс настроения не улучшали...
\\сиречь - в принципе готов к сотрудничеству.


- Ты никогда не делаешь ничего просто так, - «Харусе - исключение, но и то забота за фетиш», - так что, кто-то снова претендует на мое место? Или кому-то нужна моя жизнь... а может я сам? Для чего наблюдаешь, Кацураги-кун?

- И то, и другое... как и большинству в штабе, - Кацураги покривился от очередного царапающего движения ниточек в голове. - Повторяю - я выполняю приказ. Не более того.
"Однако... каково же обо мне его мнение. Ничего не делаешь просто так..." - несмотря на состояние, офицер был сильно удивлен

- Чей приказ? - жестко спросил командующий.
«Сколько можно завидовать? Неужели они никогда не найдут себе более достойное занятие..

Кацураги молча покачал головой, хотя по воспоминаниям в прочей ерунде промелькнуло несколько человек из штаба армии... десять или чуть больше.

- А ответь на один вопрос немного личного характера... - Аянами чуть задумался, - ты ведь выполнишь ЛЮБОЙ мой приказ? Или я ошибаюсь?
«Уже меньше.. надо будет их проверить», - память на лица у молодого генерала была превосходной.

- А почему вопрос носит личный характер? - легкая заинтересованность. Отвечать Кацураги не спешил... Хотелось согласиться, но рационально - нет, это было бы слишком опрометчиво.

- Мне понадобится небольшая услуга, - уклонился от ответа, - лично от тебя и так чтобы о ней НИКТО не узнал.
«Особенно твой работодатель»

"Вы уже начинаете торговаться, Аянами-сан?..." – мрачноватая ситуация полковнику польстила.
- Если она будет касаться только лично меня, не затрагивая как знакомых мне, так и незнакомых мне людей, прямо или косвенно, то да.

- Ты всегда внимателен к мелочам, но сейчас это лишнее. Мне необходимо не только имя, мне нужен отчет обо всех его действиях, в частности, направленных против меня, - усмехнулся как кот, укравший крынку сметаны. - Ну и конечно содержание того, что ему обо мне стало известно. Это ведь не слишком много, Кацураги-кун?

- Это не вопрос личного характера, командующий Аянами, это ничем не прикрытая попытка перевербовки, - офицер вернул улыбку, стирая со лба пот.
"Если вы начинаете так действовать.. видимо я вам и впрямь дорог как сотрудник. Лестно... но лучше было бы иначе."

- Ты в этом сомневался, - наигранно разочарованный взгляд, - кстати, а кто был у тебя первым? - Аянами имел ввиду, кто первым нанял Кацураги, он или его оппонент.

- В каком смысле первым? - выгнул бровь. - Аянами-сама, вот уж не думал, что мои, ммм... личные дела волнуют вас настолько. Или?... – получалось, офицер ни на вопрос не ответил, как и командующий, не дал повода посомневаться в готовности к сотрудничеству.

- Кто первым завербовал, - тяжелый вздох, - иногда мне кажется, что Хьюгар даже на тебя смог оказать влияние.
«Сильный... и до сих пор не сломался и не попытался уйти. Хотя бы в бессознательное состояние, что дало бы ему хотя бы передышку. Я не зря его выбрал, теперь только закрепить лояльность и все,» - вот теперь Аянами выглядел довольным.

URL
2009-12-07 в 20:40 

- Не вы, - выкрутился, не давая прямого ответа. - Майор показал мне прекрасный способ воздействия на Верлорена. Разве стоит им поступаться? Он действует, - то, что Кацураги заговорил длинными предложения, было неплохим свидетельством улучшавшегося состояния...

«Если что-нибудь не предпринять. то он опять замкнется…» - Верлорен позволил половине души Кацураги приблизится насколько возможно к основанию связующих нитей. Теперь душа стала практически целой на несколько мгновений. - Может быть майор в чем-то прав, так мы договорились? Я жду отчета по "второму фронту".

- Вы забываете об одной немаловажной детали.... Аянами-сама, - бывший... хотя какой к черту бывший?.. разведчик покачал головой. Медленно, аккуратно. - Вы забываете сказать, что получу я... сейчас я не вижу никакой выгоды. Только минусы любых своих действий кроме молчания.
"Быстро запрягаете, Аянами-сан... так и взбрыкнуть недолго. А излишняя самоуверенность... вот и привела вас к ошибке".

- А что бы ты хотел получить? - привычный взгляд из-под фуражки, - для начала могу гарантировать жизнь и нормальные условия. И твой второй командир не узнает об этом инциденте

- Аянами-сама... меня это не интересует, - офицер совершенно спокойно пожал плечами. "Он не понимает? Провал - он остается провалом... А что до жизни... Я просто не успел," - та же волна досады. И усталость.

- Хорошо, я допустил ошибку, - признал Аянами, - недостаточно хорошо тебя выучил. Так что же тебя может заинтересовать?
«Пусть радуется, что умнее. За это я его и взял.»

- У меня нет личных привязанностей и предпочтений, которыми я бы не мог пожертвовать, - Кацураги откинул голову назад, стараясь чуть снизить боль. - Я выполнял приказ, только и всего. Можете попробовать перевербовать, если вам доставит удовольствие эта игра. Если нет - дайте возможность умереть с оружием в руках.

«Оказывается еще остались истинные офицеры, преданные до мозга костей... вот только кому?»
- Не думаю, что у сейчас тебя получится использовать зайфон. Тем более против меня. И потом, такое умереть я тебе не позволю, ни с оружием, ни как-либо иначе. Ты слишком ценен живым. Следовательно, у тебя нет выбора, кроме как остаться на моей стороне.

- Аянами-сама... вы надо мной издеваетесь? - чуть ли не с жалостью воззрился на командующего. - Или вы действительно считаете, что я собираюсь напасть на вас?... - неподдельное изумление в голосе. - Это крайне непродуктивная стратегия...Кстати. Выбор есть всегда. – спокойно, с легким осуждением в голосе.

Аянами рассеянно приласкал варса.
- Оба предположения неверны, я лишь обосновал свой отказ. Так чего бы ты хотел, в случае принятия моего предложения?
«Что же ты выберешь? Я не могу позволить тебе быть на стороне противника, но и убивать - расточительно. А под контролем производительность снизится вдвое, если не больше»

- Ничего не хотел, - полковник с интересом посмотрел на явно растерянного Верлорена. - В данный момент единственное, что для меня предпочтительно - это достойный выбор смерти. Но, впрочем, если это будет сопряжено с необходимостью предательства или иной необходимости поступиться офицерской честью, этим желанием я могу поступиться.

«Теперь понятно, почему таких как Кацураги так мало осталось... решили умереть достойно, а не в кровати. Что ж.. но этот офицер мне нужен,» - сказать, что Верлорен удивлен, было бы почти верным.
- Мне не нужна твоя смерть, мне нужна твоя жизнь и сотрудничество. Так что предложение в силе, тем более, что я все равно скоро выясню на кого ты работаешь. С твоей помощь или без оной.

- Выясняйте... - почти равнодушно кивнул Кацураги, и в общем-то, не сомневаясь, что Аянами сможет это сделать.
"Но моя совесть останется чиста, и повода винить себя не будет.... А все что было... это была достойная игра. Жаль, проиграл, но это предсказуемый исход."
- И что вы намерены делать дальше? в отношении меня, - уточнил, покривившись.

- Есть ли предположения, а может пожелания, не касающиеся суицидальных мотивов? - Аянами понял, что ничего не добьется от Кацураги и теперь мог позволить себе немного расслабится, поиграть... поиздеваться над подчиненными.

- Пожеланий нет, варианты есть, но хотелось бы услышать ваше решение... не тяните кота за хвост, Аянами-сан.
"Вечер пятницы, дайте дежурным вздохнуть спокойно, они измаялись в караулке."

- Мне интересно, что ты сможешь предложить, - ухмыльнулся Аянами, медленно потянув нити к себе, убирая их из сознания Кацураги

Прижатые к виску пальцы... "Выяснил, что сумел... теперь будет просто издеваться? Не задавая вопросов? Оригинальный способ наказать... только ничего кроме озлобленности не вынесет," - поморщился.
- Я не стану вам подсказывать.

- Я найду своего конкурента, а что до тебя... - Аянами обошел стол и наклонился над Кацураги, - благодарю за сотрудничество, хоть и давшееся такой ценой. - Чуть прижал к себе и резко дернул нити на себя, не повредив душу и избежав более длительной боли.

Рванулся, запоздало пытаясь остановить нити- подсознательно, не более - выкручиваясь из рук Аянами. "Ничего себе сотрудничество.... и что дальше?" - мысленная ругань была в общем, только частью способа защититься...

Верлорен удержал забившееся тело подчиненного.
- Вот и все, зато быстро. А теперь отдыхай и в понедельник жду на службе, - развернулся и вышел из кабинета. На несколько минут показалось, что привычной тотальной слежки тоже нет, но спустя некоторое время выяснилось, что она осталась. В своем наиболее слабом варианте

URL
2009-12-15 в 21:25 

Таймлайн: несколько недель. Аянами старается быть как можно отстраненнее - в плане слежки за полковником - но при этом продолжает с помощью вполне челоевеческих средств контролировать его действия... не в последнююю очередь от осознания бесполезности своих действий. Ни одной копрометирующей встречи. Ни одного срыва. Разве что усталые тени под глазами. Только улекшися генерал этого замечать не желал. Или наоборот - именно к этому и стремился?...

Хронотоп: кабинет командующего, пост-обеденное время. Учитывая, что Харуз в данный момент находится в непосредственной близости от командующего, градус эмпатии, наблюдательности ипрочихгуманичтических чувств у Аянами был несколько повышен. Влияние фрасьона!
Кацураги молча положил папку на подпись, козырнул и развернулся, чтобы покинуть кабинет...


Харуз эмоционально потянулся... помочь. Утешить блин. Но сидит то на Ае, так что с места не сдвинулся, только глазами провожает.

А вот Аянами.... вопросил
- тебе настолько плохо? - даже спокойным и чуть обеспокоенным тоном. Так как сознательно отстранился от Кацу насколько мог.

Кацураги честно посчитал, что спрашивают его любимца.. в результате чего быстро обернулся с крайне обеспокоенным "Харусе, что с тобой?.." и недоуменно замер, наткнувшись на в общем-то довольную мордочку

- С ним, все в порядке, а с тобой, похоже, что нет, - холодно пояснил Аянами, но не потянулся ниточками, чтобы узнать. Затормозил даже порыв.

- Со мной тоже все... в порядке, командующий, - Кацураги несколько удивленно воззрился на Верлорена. По собственным ощущения, сегодня - без нитей - он себя чувствовал гораздо лучше, чем в прошедшие дни.

Харуз притих на коленях командующего – старшие явно поссорились… он беспокоился за полковника, но выказывать это, сидя на коленях у оппонента... не есть лучшее решение.

-Внешний вид говорит об обратном, - рассеянно гладя Харуза по бедру, проговорил Аянами, - возьми выходной и отоспись.

- У вас хорошее настроение, Аянами-сама?- Кацураги все-таки был удивлен. - Я рад, что вы довольны... впервые за несколько недель, - прозвучало несколько саркастично. Впрочем, полковник уже привык огрызаться на постоянные издевки старшего по званию и попросту этого не заметил.

- Хорошее... тем более, что я получил, что хотел. А теперь исполняй, или этот приказ ты тоже собираешься оспаривать? - крайне ехидно поинтересовался командующий, но почему-то усталым тоном. Все-таки Аянами привык постоянно опираться на своих фрасьонов и теперь ему действительно не хватало давнего соратника.

- Это был приказ? - выгнул бровь. "ах да, мне теперь все ваши слова воспринимать как приказ, а то вдруг про нити передумаете..."

Харуз, явственно обрадовался – мол, старшие хоть и поссорились, но Аянами-сама вроде как не перемирие идет... потянулся встать, потом стих.

- Нет... не более чем рекомендация, - протянул чуть разочарованно, - я даю выходной, а что ты будешь делать - решай сам, - «Он хотел свободы, пусть наслаждается... посмотрим сколько его варс выдержит», - решил Верлорен, автоматически прижал юношу к себе, как бы предъявляя на него права.

- Благодарю, командующий, - старший офицер улыбнулся Харузу. Более чем легкий полупоклон в сторону Аянами... Кацураги покинул кабинет.

А Харуз послушно откинулся обратно, жалея, что старшие не помирились... Впрочем его время ласки Аянами долго не заняли – по мнению среброволосого кошмара всея имперского штаба, даже самые необходимые дела государственной важности не имеют привычки решать сами собой.

URL
2009-12-15 в 21:38 

Хронотоп: кабинет генерала тыла Оги.

Половину выходного дня полковник Кацураги посвятил обдумыванию сложившейся ситуации и судьбы... а потом пошел и попросил аудиенции у генерала Оги.
По традиции, к концу рабочего дня!

Полковник Кацураги, не чувствую ментального присутствия своего «хозяина», находился в глубокой задумчивости... он честно думал, что Аянами будет следить... «Или он следит настолько незаметно»... но в кабинет генерала Оги вошел, останавливаясь у стены

Почти сразу же прозвучал вопрос о причине встречи и настолько вопиющем нарушении конспирации

- Вопиющее нарушение было, Оги-доно, в госпитале... - прозвучало в ответ. - За этот момент прошу вашего прощения. Но причина в другом.

- И в чем же? – нетерпеливо одернул подчиненного генерал, ибо крайне не любил вспоминать о собственных ошибках

- Оги-доно... я прошу вас освободить меня от выполнения вашего приказа, - тихо проговорил полковник. Спокойно. И очень устало.

- Разве это слишком сложно для тебя? Или и на тебя распространилось влияние заносчивого юнца?! - генерал не только рассердился, но и был крайне озадачен - зачем закрывать почти выполненную операцию, если до ее завершения остались считанные месяцы

Кацураги промолчал, не реагируя на вспышку... да и паузу после окрика выдержал небольшую.
- Так надо, Оги-доно. - "Я не могу предать вас и не хочу... не могу больше подставлять Верлорена. Полдуши - это неплохая привязка." - Выведите меня из игры сейчас... пока не стало слишком поздно. - "Пока не перевербовал."

- Я жду объяснений такой нелогичной просьбы, или есть нечто, чего я не знаю?! - генерал совладал со свом характером, но мягкости ему это не прибавило, - или ты решил полностью перейти на его сторону? - «Надо ли было добить тогда в госпитале? Хотя никаких МОИХ секретов ему не известно»

- У меня есть основания полагать, что Аянами-сан постарается использовать меня как двойного агента, - даже в такой ситуации Кацураги не лгал. Просто излагал факты. - Оги-доно, просто... отдайте меня ему.

-То есть ты хочешь, чтобы я просто так отдал неизвестно откуда вылезшему выскочке лучшего офицера? Да ни за что! А что он там попытается - это уже твоя забота.

Полковник наклонил голову. "Значит, из-за своей репутации меня не желают отпускать на Оги-доно, ни Аянами-сан... Это очень плохо."
- Я не могу этого допустить, Оги-доно. Я не могу поставить под удар вас. И... я не смогу этого предотвратить...
"Тем более, что Аянами стоит всего-то натянуть поводок посильнее."

- И что же он сможет сделать? Приказать тебе меня убить? И только-то... просто не подчинишься приказу, не первый ведь раз.
«Вот же упрямец! Нельзя в наше время быть настолько честным,» - Оги досадливо барабанил пальцами по столу.

- Оги-доно... Вероятно, вы не понимаете всей сложности ситуации, - полковник позволил себе подойти ближе с толу. Точнее, рассчитанно сделал несколько шагов, чтобы яркий свет упал на заострившиеся черты лица. - Не спрашивайте. Просто отдайте. Или... - не договорил.

- Или что? - у меня есть встречное предложение. Ты больше не служишь под началом Аянами, полностью переходя в мой штаб.
«Совсем его загоняли...» - у генерала появилось что-то похожее на сочувствие к изношенному механизму.

- Или он заберет сам, - полковник знал, что генерал ТАКОГО точно допустить не сможет. Посему - подошел почти вплотную к столу случайного "работодателя", которому и достался-то... по чистой случайности. И на которого честно работал. Но больше - не мог. Кацураги проигрывал самому себе... точнее - варсу внутри себя.

- Неужели у тебя и воли собственной не осталось? - саркастично спросил генерал, готовый в любую минуту отразить атаку. Пусть и зайфоном. - Плохо выглядишь, Кацураги-сан, все еще последствия того ранения?

"Вы даже не представляете, насколько вы сейчас правы, Оги-сама..." - полковник вздохнул.
- Оги-доно... я когда-либо вас обманывал? - офицер чуть растерянно убрал с глаз темную прядь. - Пожалуйста. Отдайте. Так будет лучше.
На вопрос о ранении полковник предпочел не отвечать...

- Ради Аянами даже ты готов умолять?! - казалось, что генерал был поражен в самое сердце, - И собственная честь для тебя более ничего не значит.... значит слухи о нем были правдой. - замолчал, растерянно глядя на полированную поверхность стола. «Если он смог получить даже душу Кацураги.... настолько, что тот готов ради него на все... то что говорить о простых солдатах, которые служат под его началом.»

- Не ради Аянами... - машинально ответил Кацураги. - Ради вас... в том числе.
"сейчас оправдываться? после того, как отказали даже в последней просьбе? Стоит ли..." - полковнику очень хотелось возразить насчет чести и прочего. Но это бы породило ненужные вопросы. Так что пусть лучше уж слухи, которые и позволят Оги-доно принять правильно решение, и сыграют на руку Аянами. - Так каково ваше решение, Оги-доно?

- Неужели? - крайне саркастично, - не верю. Хорошо, раз уж тебе НАСТОЛЬКО дорог этот щенок, - презрительный фырк, - то иди к нему, но больше мне не попадайся. Мне не нужен офицер, неспособный сохранить хладнокровия в настолько простых вопросах.

- Спасибо, Оги-доно, - поклон. Не полуиздевательский, как при разговоре с Аянами. Искренне благодарный. Правда, выпрямлялся Кацураги несколько неуверенно, с прижатыми с виску пальцами. - Я вас более не побеспокою, Оги-доно.

- Смотри, чтобы он совсем тебя не убил, такими темпами. Мне жаль потерять такого сотрудника, а теперь... вон. - Генералу Оги теперь нужно было решить на кого следующего сделать ставку в битве с Аянами. И на этот раз не единственного офицера, который смог подобраться настолько близко к командующему, что даже перешел на его сторону.

- Не волнуйтесь, Оги-доно... - дверь тихо закрылась. Кацураги некоторое время стоял в пустом коридоре, прислонившись лбом к оконному стеклу, а потом пошел по привычному маршруту в ставку теперь уже единственного командира.
"Вы добились, чего желали, Аянами-сан... Чего вы еще пожелаете?" - варс внутри недовольно метался, привыкнув к постоянному и доброжелательному присутствию Верлорена за эти годы.

Ая специально не следил, прекрасно зная ощущения покинутого варса. Командующий надеялся, то это подтолкнет Кацураги к активным действиям и не ошибся.

URL
2009-12-15 в 21:53 

Хронотоп: кабинет командующего Аянами. Настолько поздний вечер, что уже ранняя ночь.

Уставший от свалившейся на него – весьма неожиданно! Словно Кацураги постралася… - огромного завала документации, Аянами прикорнул на подлокотнике кресла, пользуясь тем, что кресло широкое... фуражкой от света... в общем, представлял собой умилительное зрелище.

Кацураги без стука открыл дверь, прекрасно зная - где находится бедовый командир. Варса тянуло так, что хотелось либо взвыть, либо прикрикнуть. Но, согласитесь, орущий на самого себя офицер - не самое адекватное зрелище в коридорах штаба?

Будить командующего, не поднявшего головы, едва полковник прошел по комнате, Кацураги не стал. Постоял рядом, наслаждаясь тишиной - варс таки смолк и не рвался всей сотней острых коготков... попытался, правда, взмявкнуть, когда офицер отошел к столу - потушить настольную лампу... но тут же благоразумно заткнулся, ибо Кацураги вернулся обратно, к дивану и ничтоже сумняшееся опустился на пол, прислоняясь спиной к мебели. Как раз в дюйме от ладони Аянами... но прикасаться не стал, чтобы не разбудить. Тишина в душе была намного важнее для измученного мужчины.

Аянами сам не заметил как задремал после тяжелого дня. Прямо за чтением отчетов, света от лампы на столе как раз хватало, чтобы различать написанное. Но, тем не менее, командующий свернулся полуклубочком в кресле и крепко заснул, уронив документацию на пол. Настолько крепко, что не заметил вторжения в собственный кабинет. Быть может потому, что почувствовал знакомую ауру?
Рука так и не проснувшегося Аянами медленно опустилась точно на макушку полковника. Потом переместилась на плечо, так, что со стороны казалось, командир довольно нежно обнимает подчиненного. Ая вздохнул и продолжил спать.

Irvis (21:45:04 8/12/2009)
\\так кресло или диванчик?
Quattro_Iqus (21:45:45 8/12/2009)
\\Ая - в кресле. диван рядом.... комплексом..


Кацураги молча посидел, пока с макушки ладонь Верлорена сползла на плечо... переставшая совсем было болеть голова заныла снова, но гораздо тише. Варс успокоенно заурчал, чуть ли не вылизываясь и сворачиваясь клубком. "Интересно, проснется - мне опять издевательств его достанется?" - Кацураги со вздохом покосился на стоящий рядом диван. Но - для этого надо было бы прервать тактильный контакт с Аянами. А вот если вытянуться на полу.... если касаться запястьем - этого вполне хватало...

Верлорен способен пробыть в неподвижности сколько угодно... но вот человеческое тело на такое не способно. А потому пришлось проснуться, ведь несколько часов в одном положении давали о себе знать затекшими мышцами. Аянами попытался было потянутся, но что-то помешало.
« Даже так? Это такой способ вымаливать прощение или варс-таки его доконал? Нет.. дышит спокойно, да еще и счастливо улыбается.», - Не стоит спать на полу - можно заболеть, - чуть хриплым со сна голосом сказал командующий. Но само положение полковника ой как льстило.... ведь оно означало, что Верлорен снова оказался прав.

"Что еще?" - и забытья опять вытаскивали. До этого - побудка, теперь - голос Аянами... Аянами? "Я что - уснул на рабочем месте?" - полковник приподнялся, моргая, и осознавая, что спит то не за столом. "Вот же..." - варс внутри потянулся во всю, эмм.. во все свое расстояние.
- Неужели вас это так волнует? - голос прозвучал сонно и убито. "Кацураги, ты же сам этим вечером промолчал про свою честь и прочая, и прочая..."

-Ты мне нужен здоровым. - Аянами все-таки встал и теперь с наслаждением расправлял затекшие мышцы, как бы не замечая тело у своих ног. Не больше, чем нужно, чтобы не споткнутся, - хочешь спать дальше - ложись на диван.
«Наверняка варсу сейчас хорошо... и самому Кацураги как следствие тоже.» - пара ниточек... только ради того, чтобы приласкать варса, ни в кой мере не посмотреть или проконтролировать. Погладить и убрать, переступая через полковника.

- Нужен, - прозвучало горько и саркастично. Полковник не пошевелился, предоставив Аянами выбор - переступить или наступать. И был, кстати, несколько удивлен, что не наступили даже на край формы. Впрочем, предложение командующего воспользовался - дождавшись, пока Аянами отойдет, подтянулся, перебрасывая непослушное с забытья тело на диван. Только вот спать больше не хотелось, а идея покоя не давала.
- Аянами, вы кажется, говорили однажды, что способны управлять воспоминаниями людей...

- Тех, кто принадлежит мне... -обернулся, поправляя фуражку, - а почему ты об этом вспомнил именно сейчас? «Он хочет спокойной жизни без мук совести? Или забыть прежнего хозяина? Как же слабы люди....»

- А еще вы говорили, что будь я предан только вам, цены бы мне не было, - Кацураги не обратил внимания на презрительные нотки в голосе командующего и словно бы продолжил рассуждать вслух

- Я не отказываюсь от своих слов, - сел на край дивана, заставив полковника немного подвинуться, - так чего же ты хочешь? - «И что Я получу взамен»

Кацураги в основном сделал вид, что подвинулся... чем ближе был Аянами, тем мужчине было лучше, а уж про варса и говорить не приходилось. Обрадованная нежить только что не мурчала вслух... если бы умела.
- То, чего я бы желал, вы мне не разрешаете получить, - полковник изучал край мундира командующего, как самую интересную головоломку. - Быть может... тогда вы заберете воспоминания, которые мешаю вам получить преданного только вам офицера? - прозвучало несколкьо неуверенно. но страха... страха не было все равно

- Я уже говорил, что ты мне нужен, и предпочтительно живым, - задумчиво проговорил Аянами, - ради чего ты готов потерять еще часть себя?
«Насколько же его вымотала двойная служба, что он готов согласится на воздействие такого уровня... заодно я и узнаю, что он делал за моей спиной.» - Аянами удивлялся редко. И предпочитал делать это молча.

- А что можете предложить мне вы, если уж отказываете в желании умереть достойно солдата? - полковник перевернулся на спину и скользнул расфокусированным со сна взглядом по лицу командующего. "Может быть, он согласится на смерть... или отошлет от себя, хотя надеяться на это - глупо."

- Подобная смерть - не достойная... а как удовлетворения желания суицидника, не более того. А если оружие будет направлено на меня, еще и убийство предателя. Я не хочу тебе такой судьбы, - «ведь половина твоей души будет вечно корить меня за этот поступок», - я могу либо запечатать, либо полностью стереть некоторые воспоминания. Но не заменить их. Ты хочешь иметь множество провалов в памяти? Не будет ли это хуже, чем есть сейчас... подумай, пока есть время, - спокойным, почти ласковым тоном, положив руку на плечо полковнику. Дружеский жест, не значащий ничего более.

- Стирайте, - почти сразу и довольно спокойно согласился полковник. "Хуже чем сейчас? Что ж... по крайней мере, у меня будет чем заняться, например, восстановлением собственной памяти по подсказкам, огрызкам, недомолвкам..." Он поморщился, словно ожидал от прикосновения только очередного болевого приступа. Только вот больно было гораздо меньше. И хотелось спать... Кацураги устало прикрыл глаза. "А может, и у него попросить отставки?..."

«И у меня? Значит он ушел и поэтому просит...» - Аянами молча покачал головой, как бы отвечая на невысказанный вопрос
- от чего ты хочешь избавится? - запуская нити, но касаясь только варса, соскучившегося по такой ласке

Кацураги пожал плечами. Тело напряглось мгновенно, прекрасно помня о том, что обычно (по крайней мере, в последние несколько недель) происходило после такого прикосновения.
- Вам лучше знать, что вы хотите получить в итоге.

Тем не менее боли не последовало. Только ласка варсу
- Ты предоставляешь мне право решать за тебя? Хорошо... что бы ты хотел оставить наверняка?, - успокаивающе провел ладонью вдоль руки.

В ответ - совершенно непроизвольно! - рука дернулась, патом полковник сознательно убрал ее из-под прикосновения. Просто.. были неприятные воспоминания.
- Знаете, чем я хорош, командующий Аянами? - бывший разведчик покривился. - У меня действительно нет личных предпочтений.

«Хорошо же я его вымуштровал», - усмехнулся Аянами, - «А все-то пару недель на пределе подержать»
- Хорошо... а ты не боишься, того что может получится в итоге? - убирая все нити из сознания. Чтобы наверняка не влиять на решение.

- Я же не знаю, что будет, - Кацураги явственно облегченно вздохнул. - Может, расскажете... чего мне стоило бы бояться? - усмехнулся. "Мы начинаем еще одну партию, Аянами-сан, не так ли?"

URL
2009-12-15 в 22:03 

- Как пример крайности, могу оставить только плохие воспоминания... или вернуть в детство, но мне нужен офицер, а потому такого не будет, - Аянами искренне наслаждался сменой эмоций на лице усталого полковника, - «вымотался... даже маску не держит.»

"Опять он надо мной издевается..." - принявший было слова Аянами за чистую монету полковник устало отвернулся.
- Аянами-сан, вам доставляет такое удовольствие надо мной издеваться? Или это потому , что вы злитесь на себя за собственные недочеты? - успокоившийся было офицер, который только что довольно расслабленно смотрел командующему в лицо, теперь взгляд встречать не желал.

- Я не издеваюсь, а рассказываю о возможных последствиях, - пожал плечами Аянами, - «Уел.. ну что ж...тогда будем считать, что он согласен», - сейчас или позже?

- Сейчас, - полковник смотрел куда-то в потолок. - Разве что... можно вас попросить о небольшой, ммм.. услуге?

- Конечно, – согласно кивнул командующий. «Последнее желание свято… даже для меня». - Чего ты хочешь? - «Интересно, а майору тоже надо будет память править или достаточно будет сказать, чтобы не лез к Кацураги с вопросами про крыс?»

- Вы можете на ближайшем, ммм... заседании штаба или вне его создать определенную компрометирующую ситуацию? - в карих глазах разведчика зажглось мстительное удовлетворение.

- Например? - Аянами позволил эмоциям отразится на лице. Ведь удивить и заинтереовать Верлорена тяжело. «Что он задумал?! Да еще с таким выражением..»

- Любую. На ваш выбор и соответственно репутации, - признаться, Кацураги сильно задело обвинение бывшего командира, да и выговор тоже. - Так, чтобы натолкнуть Оги-доно на мысль, что я попросил рассчет из-за банальной влюбленности в харизматичного лидера... - улыбочка стала совсем уж мерзкой на полсекунды, потом выражение лица вновь стало непроницаемо спокойным.

- Кацураги... я могу сделать так, чтобы это стало правдой, - Аянами усмехнулся.
«Вот еще один пункт за который я его ценю и не хочу никому отдавать. О всегда может удивить тонким расчетом в ситуации, казалось бы не требующей вмешательства... да и идеи выдает... еще те.» - Развлечемся... а совет будет дооолго обсуждать ревнующего генерала, - улыбка не предвещала ничего хорошего оппонентам.

- Как пожелаете, - полковник пожал плечами. "Влюбленности не наблюдаю. Но вот быть рядом с вами мне хочется... Интересно. его вмешательство будет таким же болезненным, как и в первый раз?..." - теперь офицер отстраненно смотрел в потолок, мимо глаз лидера.

- Хорошо, а теперь просто закрой глаза, - серебряные нити скользнули в сознание, прошлись по особенно болезненным воспоминаниям, стирая их... больше всего походило на прохладную анестезию, постепенно разливающуюся по организму. «Значит, он так и не рассказал всего, что знает... похвальная преданность. И он действительно не врал. Никому из нас. Удивительно...», - стирались ссоры, а вот легкая привязанность только усиливалась, за счет отсутствия плохих воспоминаний.

Подсознательно полковник был голов к боли... а ее отсутствие обманчиво убаюкивало, усыпляло бдительность. Мужчина соскальзывал в сон, несмотря на все свои попытки оставаться в сознании.
"Кажется, это похоже на наркоз. сосчитайте до двадцати, и на счете восемнадцать вы уже будете крепко спать..." Мысли путались, а закаменевшая маска на лице постепенно стиралась, давая выход той неимоверной усталости, которая мучила Кацураги все это время. Спустя несколько минут офицер крепко спал...

Аянами вычистил почти все упоминания о встречах с Оги... то есть все упоминания о себе. Оставил то, что генерал нехорошо отзывался о молодом командующем, чего Кацураги стерпеть не мог. Потому и ушел окончательно. Убрал те две недели мучений для полковника, когда сам разозлился настолько, что не давал покоя никому. Не осталось ни одного упоминания о двойном шпионаже, но и с положительными моментами не перестарался. Верлорену не нужен был влюбленный идиот, только верный помощник.

... Просыпаться не хотелось. Снилась весна, гул, который бывает только в весеннем лесу, когда ручейки шуршат по всей поверхности, где только образовались ложбинки, где ветев отзывается в сотнях набухших почек, не желающих спать более долгим осенним сном, где... Спящий безмятежным сном мужчина машинально облизнул губы. Несмотря на то, что он уже несколько минут назад вынырнул из грезоподобного сна, открывать глаза полковник совершенно не спешил. Тем более, что полутьма помещения позволяла... Глубокий вздох, не открывая глаз мужчина повернул голову набок, стараясь избавиться от неприятного ощущения в занемевших мышцах шеи...

Аянами в полудреме от усталости только крепче обнял лежащего у него на коленях полковника, отметив, что ничего не забыл вычистить.
«Не думал, что насколько тяжело просматривать память за последние 7 лет, стирая лишнее... нужно быть внимательнее»

- Ммм? - полковника объятия не особенно удивили. Разве что в контексте того, что обнимали не лежа рядом... Кацураги открыл таки глаза. Осмотрелся. Очень вопросительно воззрился на сидящего командира, запрокинул голову. "Что-то случилось? Почему он не рядом, а выглядит так, словно раны залечивал, причем не себе." - Аянами-сама?...

- Проснулся? Как себя чувствуешь? - серьезно спросил командующий, окончательно стряхивая с себя сонное оцепенение
«Получилось или... и что я из него сотворил в итоге?»

- Хорошо... - полковник недоуменно моргнул, но подниматься не спешил. Совершенно не спешил. - А что случилось? - закинутая вверх рука, командующего довольно бесцеремонно прихватили за подборок и посмотрели в глаза. - А с вами что случилось, Аянами-сама?
- Немного перестарался и не совсем рассчитал силы, - признался Аянами
«А вот наглости прибавилось... или это из-за того, что волнуется? А может я оставил только то, где я ему слишком много позволял? Нет... наказания я не трогал..»

- А что вы делали? - отпустил, но очень заинтересованно устроился поудобнее. "И почему тогда не он спит у меня на коленях?... Впрочем, я не возражаю. Очень даже." Мужчина прижмурился, скрестил руки на груди и вообще всем своим видом демонстрировал, что менять дислокацию тела в пространстве не намерен...

- Работал.... над укреплением нашей команды, - устало ответил Аянами. «Он так и будет спать? Ладно.... тем более, что сейчас не протестует на счет нитей к варсу», - откинулся на спинку дивана.

- Это надо мной, ммм? - вопросительно хмыкнул. "И что он делал? Вроде ментальная связь не доставляет больших проблем... не как с Харусе..." - И что же конкретно вы... кхм. - Кацураги задумался. Последнее, что он помнил - что с командующим они о чем-то спорили... потом провал. - И что же конкретно ты творил, Верлорен? - последнее слово, обращение почти мурлыкнул.

«Я, случаем не переборщил?» - командующий подозрительно посмотрел на своего офицера
- Над тобой в том числе. А что... так ли это важно? Не хочется повторять в ближайшее время, хотя не так плохо для здоровья, как я ожидал

- Хм, а что со мной было не так? - офицер явственно нахмурился, соображая. - Вы бы лучше над майором поработали... - в сторону, но явно для того, чтобы Аянами услышал. "Надо мной?... А о чем мы спорили? Или я не хотел эксперимента?" - очень задумчивое выражение физиономии.

URL
2009-12-15 в 22:36 

- Все так, просто я исправлял некоторые ошибки. Свои. А до майора тоже очередь дойдет... А почему ты так об этом беспокоишься? - «вернутся стертое не может, а вот докопаться Кацураги попробует... не может не попытаться. Разведчик не отступит...»

- Хм, Аянами-сама, а вы подпишитесь под своими словами? - полковник прищурился почти весело. «Он признался в своих ошибках? Знать бы еще, каких...» - И все таки. Что вы делали? - естественно, природная любопытность и профессиональные навыки никуда не делись.

- Подпишусь, - абсолютно серьезно ответил Аянами, - а на этот вопрос я уже ответил, не находишь? - на пробу погладив по плечу. Так же как и тогда, когда полковник отдернул руку.

- Ничего подобного, вы не ответили, что КОНКРЕТНО вы делали, - фыркнул офицер, дернув плечом. «Это что, вроде как.... извинение?» - полковник честно считал, что Аянами более свободных нравов, нежели... кхм... мда.
- Ладно, командующий. Что конкретно вы делали со мной?

- Ты удовлетворишься только полным ответом ведь так? - устало спросил Аянами, - «разведчика не переубедишь», - хорошо. Я стер из твоего сознания нежелательныt моменты. Вроде этого ранения, - чуть надавил на область не так давно зажившей раны от меча Хьюгара, - чтобы ты перестал корить себя за это.

- Агх, - Кацураги закашлялся, взмахом отбрасывая причинявшую боль руку командующего. «Ничего себе... это где же меня так?!» - он изумленно прижал ладонь к бинтам под формой, слегка округлившимися глазами взирая на Верлорена.
- Качественно... - непонятно о чем прокомментировал полковник. - Так, стоп, - почесал нос в явном размышлении. - Если я ранен, это объясняет, почему вы со мной хм... непродуктивно проводите время. А я ранен, так? - опасно заухмылялся. Не Хьюгаровской улыбкой. Гораздо более... опасной и серьезной

- Ранен, и что с того? Двигаться не мешает, - Аянами положил руку обратно, но лечить не стал - слишком подозрительно было бы, если полковник вдруг покажется на глаза совету абсолютно здоровый. То, что самому мешало спать ночами, Аянами предпочитал не замечать.

- Как это что с того? - прищур никуда не исчез. - О раненом, между прочим, заботиться полагается... а если я не нахожусь в госпитале, стало быть выписан под вашу ответственность. То есть, в случае ухудшения моего состояния вам будет предъявлено обвинение в халатности по выполнению следующих пунктов Устава... - с садистическим удовольствием перечислил полковник, не обращая внимания на руку на груди. Наоборот - потянулся, подстраиваясь под позу командующего.

- Ты опять за свое... - вздохнул Аянами. «Надо было и педантизм почистить... но уже поздно» - Я о тебе и так забочусь по мере сил и возможностей. А в случае ухудшения твоего состояния мне уже явно будет не до устава, не находишь?

- Я опять за свое, Аянами-сама. Потому что вас иначе не проймешь... может, хоть поцелуете наконец? - мрачно обозрел прифигевшего - а иначе и не скажешь! - командующего.

«Кажется я чего-то не учел», - подумал Верлорен
- А тебя только так можно заставить забыть об уставе? Мог бы и сам приподняться, а то даже у меня хребет настольно не гнется, - со стороны это и впрямь больше походило на извращенную попытку доставить себе удовольствие.

- Так давайте проверим... - запрокинул голову назад, снова закидывая руку вверх. На сей раз она легла на вышеозначенный командиром «хребет», пальцы сжались на мундире и немаленьким усилием потянули Аянами вниз... приподниматься «раненый» не спешил.

«Я точно что-то не учел и совершил ошибку... опять. И почему мне так не везет именно с ним?!»
- слишком ты силен для раненного, - Аянами удивленно хмыкнул, но позволил себя притянуть достаточно близко для поцелуя. То, что самому так было крайне неудобно, пока не рассматривалось

Неторопливо лизнул в губы, облизнулся сам, весело хмыкнул.
- Или вы стали слишком... слабым... Аянами-сама, - по хребту, точнее, по выступившим косточкам, прошлась жесткая ласка. Такими движениями, правда, обычно кости вправляют... «И почему он такой удивленный?...» - полковник несколько притормозил желаемые действия.

Кацу ЗАБЫЛ, что ему надо быть идеальным офицером. зато одержимость комадующим во всей красе.


- Сомневаюсь, - в одно движение садясь прямо и утягивая повисшего полковника в полусидячее положение, - Значит ты хочешь поиграть? - перехватив запрокинутую себе за шею руку так, чтобы полковник не смог быстро выпутаться

- Хочу, - Кацураги кивнул, подтягиваясь на полукольце собственной руки и укладываясь поясницей на колени к командующему, а локтем второй упираясь в подлокотник. «Кстати, как хорошо, что они еще наподобие мягких...» Пальцы с хребта перебрались на затылок Аи, затем спустились на скулу, поглаживая. - А во что поиграем, Аянами-сама?

- В перемену ролей, - убийственно серьезно заявил Аянами, который слишком много сил потратил, чтобы вести игру, а вот использовать этот эпизод для того, чтоб узнать что же он натворил совсем не прочь. - Без новых впечатлений скучно
«Хотя на сегодня мне хватило,» - покривил душой командующий.

- Поясните, Аянами-сама, - полковник заинтересованно прислушался. «В перемену ролей? Но он уже был внизу... и ему понравилось. А что еще он хочет?» - ладонь съехала со скулы командующего по груди, машинально Кацураги устроил руку как раз на повязке - рана немного ныла от резких движений. - А что бы вы хотели?

По лицу расползалась предвкушающая улыбка
- Чтобы ты реализовал свои фантазии на счет меня.
«Все-таки перешерстка памяти и сознания крайне полезная вещь... кто бы мог подумать, что в общем-то безобидный фетиш на форму перерастет в такое.»

- Аянами-сама, вам уборку в кабинете делать пора? - по лицу расползлась явно издевательская усмешка. - Вы даете мне карт-бланш без последствий? - задумчиво уточнил предусмотрительный офицер, глубоко задумавшись. «Аянами-сама действительно заскучал? Да... последнее время не было занимательных военных кампаний. Ну что ж...»

- Нет, уборка проводилась не далее как позавчера, - постарался не заулыбаться Аянами. «Вот почему от него все шарахаются..» - Я надеюсь на твое благоразумие, - внимательный взгляд в глубину карих глаз
«Ведь если что пойдет не так, я всегда могу активировать зайфон...»

- Вот черт, досадненько, - скопировал майора офицер, потом резко посерьезнел. - Нет, Аянами-сама. Либо вы мне даете карт-бланш, либо жестко оговаривайте свои желания... - прикрыл глаза, отводя в сторону. «Вы тут лидер, вы, незачем об этом столько раз напоминать.....»

- Просто учитывай, что завтра совет и не стоит их СЛИШКОМ шокировать... - Аянами вспомнил данном ранее обещании, - а так, делай, что хочешь.
«За то, что он потерял полагается небольшая награда... За то, что он пережил, из-за моей невнимательности»

- Так бы сразу и сказали, что лицо не трогать... - полковник пожал плечами. Звучало почти как подначка, учитывая, что офицер прекрасно помнил о лечебных способностях своего командира. - Хорошо, Аянами-сама... - Кацураги улыбнулся, поднимаясь с удобного лежбища. - Ая, подъем.

«Вроде как за последние семь лет он не фантазировал ни о чем сильно жестком на мой счет... надеюсь ничего не пропустил».
- Только одна просьба, не стоит копировать майора Хьюгара... я хочу тебя, а не его, - командующий послушно поднялся навстречу

- Хм, вот вы мне первый раз по-человечески и в любви признались... все, умолк, больше не цитирую, - хохотнул офицер, наблюдая как вытягивает физиономия старшего по званию. - Тааак... - Кацураги задумчиво оглядел кабинет, дошел до «трона», пошатал спинку. - Подойдет. Иди сюда, Аянами.

«И ведь специально издевается... лааадно, сегодня я заслужил», - решил командующий, подойдя к «трону» в ожидании дальнейших указаний, - достаточно крепкий, - «проверено Харузом... неужели все так банально будет?»

- А много и не надо... - Кацураги пожал плечами. - Аянами... только один вопрос - одежду пожалеть или черт с ней? - уселся на край стола, удерживая трон за шашечку на спинке и покачивая его на двух ножках.

- У меня здесь есть запасной комплект... - чуть подозрительно отозвался командующий, которого временно лишили этой привилегии, - так что поступай, как знаешь.
«Так будет интереснее.»

- Ладно, - Кацураги поставил стул нормально, осмотрел, переставил почти в центр комнаты, правда для этого пришлось покинуть удобный насест... - Аянами, иди сюда... - подождав, пока команду выполнят, прошествовал к окну и неторопливо выволок весьма прочный шнур из шторы. - Аянами, руки на спинку, запястьями внутрь.

- А более конкретно? - припомнил командующий недавний допрос, - я не понял приказа, - виновато пояснил он, хотя глаза светились весельем
«Хочет покомандовать - пусть пожинает ВСЕ плоды оного занятия»

- Конкретно тебе, - усмехнулся. Хлопнул по спинке. - Подойди сюда... - командующего за плечи развернули лицом к спинке стула, как если бы он стоял за кем-то во время совета, руки быстро и довольно крепко связали шнуром. Полковник, не прекращая ухмыляться, присел рядом на корточки, расстегивая форму командования.

«Навыки не утратил... когда тебе последний раз приходилось кого-то связывать? Не по моему приказу точно», - Аянами не мог не проверить крепость узлов, но сделано было действительно на совесть, только затянул немного крепче
- Нравится? А ведь это только начало, - предвкушающе спросил Верлорен, так, как будто это он сейчас лишал партнера одежды, а не наоборот.

- Пока не очень, но ты не волнуйся... - расстегнул мундир, самым развратным образом стянув его на плечи командующему. Пожалел, что в форме не предусмотрен галстук... впрочем, шейный платок идеально подошел для того, чтобы завязать глаза любопытному Верлорену. Далее - звук удаляющихся шагов, и уже от двери, - Вот так и постой... подумай о своих фантазиях, - судя по звуку, дверь не закрыли. То есть любой проходящий мимо мог узреть командующего в весьма соблазнительном виде...

URL
2009-12-15 в 23:03 

«А такого я не видел!!! Когда успел? Или эта страсть всегда была при нем, а не появилась за последнее время... Хорошо, что сейчас ночь и мало кому необходимо пройти мимо моего кабинета. Но, даже если и так.... слухом больше будет обсуждаться на совете.» - Аянами не мог заставить себя не прислушиваться к шорохам за дверью, но повязку снимать не стал.

Впрочем, полковник отсутствовал недолго… вскоре по коридору раздались быстрые шаги... причем не одного человека. Скрипнула дверь.
- ой... - из кабинета явно постарались вылететь со сверхсветовой скоростью.
- Не «ой», Харусе, а заходи.. - мгновенно покрасневшего и смутившегося лейтенанта почти силком втянули в кабинет. Когда Кацураги предлагал юноше поиграть с ним и командующим, он не уточнил, что младшим игроком в этой партии станет не Харуз...

«Мы кажется так не договаривались...» - но Аянами смолчал, ибо любопытство подвело, - «И как он себе это представляет? Хотя...»
- Это уже интереснее, что еще придумаешь? - с явной заинтересованностью спросил Аянами, повернув лицо в предполагаемую сторону парочки и прислушиваясь к легкому шуршанию формы, - «что они делают?! Теперь я понимаю, каково Коулу..»

Харуз тем временем отчаянно старался забиться в угол, чему полковник препятствовал. Лейтенант наконец сдался, только получив от Кацураги уверение, что «Аянами-сама»не против, иначе бы тут уже от зайфона..» - последнее было аргументом, и юноша явственно неуверенно, судя по шагам, пираньей стал кружить вокруг привязанного командира, рассматривая. А вот полковник чем-то щелкал в стороне... по звуку - вставлял аккумуляторы.

- И что вы принесли? - Аянами опустил голову на перекрещенные руки, так как следить за «акулой» было не удобно, да и не достойно, - вибратор или шокер? Или что-то еще?
«Скажите что-нибудь, а то я скорее от любопытства сдохну, чем вы начнете!»

Кацураги весело хмыкнул, Харуз проговорил что-то невнятное, но явно смущенное... а по эмоциям - весьма позитивное и предвкушающее.
- Харусе, да подойди ты к нему... - полковник откровенно веселился. У мальчика горел почти лихорадочный румянец. Аянами несмело потрогали за плечо....

Не выдержал, рассмеялся, - Харусе, я не кусаюсь... точнее, не сегодня, - «Интересно, на сколько метров он подпрыгнул?» - но Верлорен специально не лез посмотреть на ментальном уровне. Не хотелось нарушать приготовленный сюрприз. Да и потом будет просто не интересно, ведь так? Ради радости беглайтеров можно и потерпеть муки любопытства

- Вы еще ни разу не кусались, - осторожно поправили командующего. Потом обратили внимание на полковника и настроение явно поднялось... Кацураги просто одобрительно кивнул. А Харуз, честно пряча румянец, потянул привязанного к стулу, заставляя выпрямиться. «Аянами-сама позволяет с собой такое... Значит, мне тоже можно немного... поиграть. Тем более, кто Кацураги-сама этого хотел...» - Харузу на камеру работать откровенно понравилось. Вот и хотел добавки.

- Это с тобой, правда, Кацураги? - весело отозвался Аянами, услышав знакомое жужжание объектива, - тебе ведь нравится, - безропотно подчиняясь малейшему движению Харуза. Впрочем, в его присутствии легко копировать покорность, все лишь заглянуть к себе в душу.

- Это со мной, Аянами, - полковник щелкнул пару раз для проверки. Подошел, поправляя форму на командующем... и что-то вполголоса объясняя более робкой «модели». Причем модель сглатывала, заводилась, пугалась таких объяснений, но не возражала...

«Он специально делает так, чтобы мне не было слышно?» - Кацураги... а мне пояснить? - хмуро, но в целом благодушно. Ведь пока ничего не было, тольк пара вполне приличных кадров, да обжигающая волна смущения от Харуза.

- Обойдешься, Аянами, - лидера небрежно потрепали по голове, набросив длинную челку на повязку. - Харусе, просто поиграй с ним так, как хотелось бы, чтобы обращались с тобой, хорошо? - юношу поцеловали, отчего смущения не убавилось. А полковник, судя по звуку шагов, чуть отошел.

Аянами потянули наверх, откидывая на себя, причем медленно… мало того, что Харуз в принципе был немного скован в движения, он еще и на камеру сейчас работал... водя лапками по плечам и груди командующего, потом обнял за пояс и начал осторожно вылизывать заманчиво открытую шею.

«Иногда, даже хорошо, что он немного выше» - послушно выгнувшись, памятуя, что руки с кресла снимать нельзя, да и не возможно, - «Хорошо, но я бы хотел немного сильнее, Харуз боится и потому слишком ласковый»,
- хочешь, прикуси... я разрешаю... – проговорил Верлорен чуть хрипловатым шепотом из-за неудобной позы

Харуз от неожиданности и прикусил... то есть довольно сильно сжал зубки. Полковник аж присвистнул - настолько откровенно эротичной получались фото при практически полной одетости партнеров. Благо лейтенант не кинулся извиняться... А просто стал старательно зализывать. С мурчанием. Так же весьма извинительным.

«У куртки воротник высокий, скроет... но может, когда мотивация правильная.» - молодец, - на выдохе, - «Если Кацураги хочет эротическую сессию, он ее получит», - на губах блуждала мечтательная улыбка.

- Простите, Аянами-сама, я не хотел так сильно... - юноша виновато лизнул еще раз, над пульсом. - Вам правда нравится? - осторожно поинтересовался Харуз, которого ситуация привлекала все больше и больше, разве что еще чуть раздеть Аянами-сама... и самому. А то становилось жарко. И немного тесно в брюках... Румянец заставил щеки полыхать.

- Не стоит извиняться, лучше продолжай в том же духе, - говорить Аянами ничего не мешало, а вот увидеть мордочку смущенного донельзя мальчишки хотелось. Но не позволяли, потому приходилось только представлять... фантазировать. Да еще форма начинала мешать все больше. Аянами чуть свел плечи, позволяя куртке соскользнуть ниже

- Есть,- юноша воспрял духом и потянулся. Отстранился, расстегивая собственную форму, подержал, отпуская - от командующего одобрение он уже получил. а полковник просто подошел, чуть обнимая и придавая нужную позу раздевающемуся мальчику. На фоне связанного аи... Разве что - смешок - Аянами несильно толкнули под ноги, ставя на колени. Уж чего-чего, а по стилю и властности, а заодно и уверенности прикосновений Кацураги и Харуз отличались как небо и земля

- Так ракурс лучше, да? - Аянами полностью изображал пленника, разве что плечи подрагивали не от боли или плача, а от с трудом сдерживаемого смеха. «Я хочу серьезных действий, но сейчас должен слушаться...» - не уставал напоминать себе Ая.

- Правильно, Аянами, - на затылок надавили, пригибая голову к спинке трона. Кацураги наслаждался... кто бы знал, что мимолетная идея может принести столько удовольствия. Уж двоим - это точно, - рассудил он, глядя на раскрасневшиеся щеки лейтенанта. Который, кстати, вел себя как заправский инкуб... без подталкивания со стороны начав стелиться вокруг «беспомощного пленника»

- Наслаждайтесь, ребята, - потянувшись сначала к Харузу, как бы в поисках продолжения ласки, то резко в сторону, как если бы испугался, и лишь веселая усмешка на лице, повернутом от камеры выдавала настоящее настроение командующего
«Можно и на камеру поработать, если уж им обоим так нравится»

- Аянами, ты провоцируешь фотосессию со специфической атрибутикой? - Кацураги присел рядом, помогая юноше разувать-раздевать непосредственное начальство. - Так это не проблема... Только тогда Харусе не участвует, а ему сегодня тоже так хочется поиграть.... - по обнаженному бедру проскользил змейкой перевязь, ложась на паз и превращая порносъемку в эротику.

- Хорошо, атрибутика будет в следующий раз, - хмыкнул Аянами, - играйте как нравится, - буркнул, даже не попытавшись прикрыться. А зачем, ведь ничего нового никто не увидит.. разве что доказательство того, что фотосессия для командующего тоже даром не прошла

«То есть в принципе он не против?» - офицеры переглянулись с противоречивыми чувствами. Харуз, успевший на себе испытать некоторые прелести такого времяпровождения, непонимающе, испуганно... и облегченно, ибо в таком роде съемок участия принимать не хотел. Кацураги - изумленно. И подозрительно... мало ли, скорее всего Аянами захочет в этой сессии доминировать, а не подчиняться.

Командующего мучили еще минут 20.. пока у Харуза дыхание совсем не сбилось, а от позы Аянами в плане именно что эротики остались только ракурсы... Причем командующего просто «забыли», выключив аппаратуру и устроившись где-то чуть в стороне.

- Вы ничего не забыли? - поинтересовался Аянами через некоторое время сосредоточенного шуршания рядом. Шелеста одежды и неровного дыхания. В то время как самому тоже хотелось и внимания, и ласки... и секса. «Завели и наслаждаются... не знал, что у моих беглайтеров настолько развиты садистические наклонности»

- Харусе?.. - Аянами покрутили за плечи, и очень виновато кивнули под смущенные смешки лейтенанта. - И правда, забыли! - щелкнул нож для резки бумаги, и через пару минут на Аянами остались лишь повязка на глазах для путы... А Харуза опять утянули к себе на колени, не обращая внимания на его смущенное «А Аянами-сама точно не хочет присое...»

Скрипт.

URL
2009-12-17 в 00:55 

Таймлайн. 5-8 дней. Все прошелщее время кацураги методично искал пробелы в памяти. Искал, чем они могли быть заполнены. Старался вспомнить визуализацию варсфайля... и зачастую был в недоумении. Потому что "половина души" помнила все так, словно Аянами бил специально... Кацураги же в нынешнем своем состоянии этого представить ен мог, хотя призавал некоторую свою не очень адекватную влюбленность в старшего по званию.

Хронотоп. Кабинет командующего Аянами.
Аянами на диване, пытается читать. Ключевое слово - пытается... ибо сидящий на ручке дивана майор занятию всячески мешает. Полковник, честно работаший у шкафа, черех некоторое время не выдержал, и подошел, останавливаясь почти у самых колен командующего.



Ая поднял голову, ловя взгляд Кацураги, а вот майор покосился крайне недружелюбно
- Нэ, что-то ты слишком быстро закончил. Крысун.

- Аянами-сама... вы разрешите побыть рядом с вами? - полковник упрямо не обращал внимания на коллегу, отчего-то так его невзлюбившего.

- Почему бы и нет... когда это ты начал спрашивать разрешения на такие мелочи? - присутствие Хьюгара все-таки сильно сказывалось на Аянами, а упомянутый майор только фыркнул

- Вы заняты общением с майором, - Кацураги пожал плечами. Очень острый и спокойный взгляд на вышеозначенного типа. «Если я прав... я понимаю, почему он так недружелюбен.» Молча растянулся на диване, устраиваясь на коленях командующего, чуть на боку и почти что мордочкой вниз.

- Не настолько... пока, - успокаивая возмутившегося было майора, - что-то случилось? – поинтересовался Аянами, проведя по волосам и удобно устроив руку на плече Кацураги

- Нет, - мужчина прикрыл глаза. Хотя чувствовалось, что ответ на грани лжи... - Я хотел спросить. Но не уверен, будет ли уместен вопрос в присутствии... грызунов, - честно считая, что крысой просто дразнят, полковник начал в ответ изредка называть хомячком.

Аянами обернулся на Хьюгара, заявившего, то никуда тот уходить не собирается, особенно, по просьбе всяких.... крыс.
\\А если таким способом?\\ - командующий тяжело вздохнул
- Но майору я доверяю полностью, как и всем вам. Или у меня есть повод усомнится в воем телохранителе? – вслух договорил он с ухмылкой.

- Вероятно нет... тогда я задам его чуть позже, - Кацураги потерся щекой о бедро, устраиваясь поудобнее.
\\Потому что я не хочу, чтобы вы меня прогнали... после этого вопроса.\\

\\Почему ты так считаешь?\\
- Дело твое, но.... – Аянами выдержал паузу. «Меня же потом майор загрызет, выспрашивая подробности» - я бы предпочел, чтобы вопрос прозвучал в течение 5 минут.
«думаю, ему хватит времени на «приласкаться»

Вместо ответа Кацураги приподнялся и посмотрел на наручные часы. Аянами уже давно пора было привыкнуть, что все его пожелания ныне исполнялись как непререкаемый приказ и истина в последней инстанции

А командующему было просто приятно находиться в компании своих варсфарлей. Голова одного на коленях, в то время как своя собственная покоится на плеч другого.

- Пунктуальный, аж смотреть тошно, - проворчал майор и переключился на разворачивание очередной конфеты, которую протянул Аянами.

Кацураги и впрямь смотрел на секундную стрелку. Одна минута. Вторая. Третья... Четвертая перевалила за свою половину, но вопрос еще не прозвучал... Полковник машинально подобрался, одергивая рукав.
- Я не оставил себе времени на то, чтобы объяснить. Но я правда долго пытался понять в чем дело... Аянами-сама. если вы оставили меня при себе, то вы, вероятно, должны знать. По чьему приказу я должен был вас убить?

Придремавший было Аянами чуть не рассмеялся, зато на ухом раздался крайне стервозный смешок Хьюгара,
- Нэ, Кацу... имей такие мысли ты бы к Ае-тан и на киломер не приблизился!

- Кацураги-кун... ты ошибся, - «немного, но все же» - ты не мог бы меня убить. И не хотел этого. - «вместо этого ты предпочел чуть не убить себя самого» - Аянами больше не хотелось спать. «Если он об этом задумывается... значит я плохо выполнил зачистку. Жаль, если придется повторять»

- Тогда... в чем дело? - полковнику стало несколько легче от такой мысли. - Я полагаю, что ранить меня мог только майор Хьюгар. Причем если настолько серьезно, что потребовалось ваше вмешательство - это был не тренировочный поединок. Значит, он защищал вас... - взгляд в беспечно смеющуюся и осточертевшую физиономию.

- Зря не прибил, - хмыкнул майор, за что получим острым локтем под ребра, - прости-прости, Ая-тан, но зато ты не можешь меня упрекнуть в халатном отношении к оружию. Как в масло.... - почти мечтательно, за что и схлопотал второй раз, после чего согнулся и замолчал.

- Вы поссорились, я при том не присутствовал. - Ответил Аянами, застал уже конец, когда вы закончили разносить коридор.
\\Хьюгар... я не хочу стирать ему память... снова\\ - протянул он в адрес Хьюгара, как бы извиняясь, за то, что повесил свою вину на него. «Не стоит говорить ему о том, что он сам насадился на меч... но тогда майор обижается.»

- Значит, все же вы, майор.... - полковник кивнул своим мыслям. - Поэтому вы меня так... не любите. Но форма вашего выражения чувств... - Кацураги приподнялся, моргая. - Аянами-сама... можно... еще один ... вопрос... ?

\\Нэ. Ая, а сотри, путь не такой педантичный будет, ааа? Крысууууун\\ - протянул майор. \\ Вон он у тебя какой ручной стал. Залюбуешься.\\

«Неужели я поднял руку только на майора? Но Аянами-сама не стал бы стирать только из-за ссоры или дуэли. Да и ... неуставные отношения здесь не запретная тема...» - Кацураги недоумевал.

\\Тогда я сотру часть его личности, мне нужен офицер, а не послушная кукла. В тебе тожемногое раздражает... тоже подчистить? \\ - ухмыляясь, поинтересовался Верлорен у улыбчивого подчиненого

\\Нэ, ая, меня не надо, ты без меня не проживешь, я такой один!\\ - на командующего весело хрустьнули очередной карамелькой.

\\И слава Богу... второго такого мир не вынесет, ему меня хватает\\, - ложной скромностью Аянами никогда не страдал. \\Хьюгар, я помню, что ты защищался, но…\\
- Майор порой перегибает, но тогда он был прав... Говори, не стоит опасаться возможного исхода, - это уже звучало в адрес полковника.

- Хорошо. - Кацураги сел уже нормально. Серьезность момента располагала. - Если я допущу, что майор в курсе некоторого... специфического сленга, то у меня останется один вариант. который меня несколько.... смущает. Или как двойного агента используете? - улыбка на секунду превратилась в оскал, а сам полковник напрягся, подсознательно приготовившись к ставшей привычной за месяц боли.

Майору многого стоило не заржать и промолчать, дабы не злить Аю еще больше
- А ты помнишь что-то, что могло навести на подобную мысль? - Аянами вновь перешел в модус главнокомандующего. Без эмоций, только тонкий рассчет.

- Нэ, Кацу, я не виноват, что ты вечно где-нибудь роешься?! И как правило там, где не надо... хоть бы и в моих вещах, - Хьюгар почуял, что пахнет жареным и решил немного переключить въедливого полковника на другую тему.

- А мне стоит порыться... в вещах майора? - кацураги напряженно ухмыльнулся. «Не удерил сразу - значит, не успел предать. Полставить. Но переспросил - значит, я на верном пути.»

- Нет, Аянами-сама. Я не помню. Но много косвенных воспоминаний... говорят о том, что... - полковник нахмурился, формулируя фразу. - Что мои с вами отношения были натянутыми.

- Например? - холодно спросил Аянами, останавливая взметнувшегося было майора.

- Тебе там делать нечего! - прошипел Хьюгар, недовольно устраиваясь обратно

Кацураги качнул головой.
- Аянами-сама, перед тем, как... у меня нет провалов в памяти, я пролистал свою записную книжку. - пусть сейчас полковник говорил несколько косно, но он надеялся, что его поймут. - Аянами-сама... я был готов к смерти. как минимум - за неделю. Или чуть больше. Потом - сумбур. Только пометки. как будто было некогда. Несколько дней. потом - пусто. Понимаете? - заглянул в холодные фиалковые глаза. Чуть ли не с надеждой. «Может, он поможет мне расставить все по местам?»

- Тебе действительно было не до записей, - отозвался Аянами. «А вот и первый просчет... Я не подумал, что он ведет ежедневник, хотя педантам свойственно», - на лице промелькнула тень досады.

Хьюгар внимательно, и, что самое удивительное, молча слушал исповедь Кацураги.
\\Так он оказывается почти все восстановил.. Нэ, Ая-тан?\\

\\да уж... \\ - Аянами был восхищен и раздосадован одновременно

URL
2009-12-17 в 01:57 

- А я о том. И потом... именно на это время.... на нем остались наиболее неприятные воспоминания. О вас, - Кацураги уселся верхом на колени командующего, проигнорировав возмущенное шипение майора. - Почему вас даже варс сторонился? Его-то за что?

«А это зачем? Он опять смерти добивается и опять от рук майора? Нет признаков возбуждения, так что.... или просто «напоследок» сделать то, чего всегда хотелось?» - Аянами пожал плечами.
- По другому не достучатся было, а мне был нужен результат. И не было времени ждать. В конце концов, это сработало.

- Расчетливо. Впрочем, как всегда... Что же вы тогда делали, Аянами-сама? - интерес был вполне искренним. - Пытали? Допрашивали? Я не помню... Но вы загнали в угол даже часть себя, которую отдали мне взамен половины души, - полковник потянулся, обнимая, устраиваясь на плече. Знания - знаниями, но к командующему хотелось быть как можно ближе. И было очень пусто... одиноко. Рук машинально дернулись - Кацураги вспомнил, что было в дымке... в некоей визуализированной реальности. В его собственной душе.

- Спрашивал, Кацураги, просто я хотел получить ответ, а не очередные проповеди, - с подлокотника явно весело фыркнули
«Еще одна ошибка.... я не тронул память варса», - лицо Аянами стало совсем непроницаемым,
- Чего ты сейчас хочешь? И зачем сам себя мучаешь?
\\Опусти катану, он ничего не сможет сделать,\\ - обратился командующий к насторожившемуся майору, положив руку тому на колено

- Я не епископ Барсбургской церкви... - Кацураги рассеянно покосился на острие в руках верного телохранителя. - А я не собираюсь нападать сейчас, Аянами-сама... Я понять хочу. Что же произошло... расскажите? - прикрыл глаза. «Было очень больно. И холодно. И...» - Почему вы бросили варса?

- Так ты это помнишь? - чуть удивленно протянул Аянами, - ты не хотел идти на контакт, хотел избавится от моего постоянного внимания, потому я и прекратил взаимодействовать. Остальное - только последствия долгой разлуки.
«А теперь ты сам ластишься при каждом удобном случае.... хоть и не помнишь наверняка»

- Нет, варс. Ему без вас одиноко... Показать? - Кацураги задумался. И позволил реке памяти поволочь себя назад. И в свой внутренний мир - мужчина не сомневался, что любопытный Верлорен откажется от приглашения...

А Верлорен кивнул и стер границы, объединяя души в подобие одной, следуя за фрасьоном. «Я тут уже был, когда пытался стереть... а теперь - добровольно позвал»

Город. Пустынный. Высокие офисные здания в шахматном порядке. В городе никого нет, только серые улицы, моросящий туман и облака на небе. На улицах холодный пронизывающий ветер гоняет какие то обрывки бумаг, написанных от руки... тень более темная. Вспышка - как будто перенесли в какой-то переулок. Две фигуры у стены - человеческая и собачья. Силуэтами. Не рассмотреть, если не подойти...
При приближении видно, что фигуры полусидят-полулежат... точнее, человек сидит, у него на коленях лежит большой пес, а вот лицо человека уткнуто в загривок псу.

Аянами направился ближе к фигурам, подозревая, что это и есть хозяева того мира, в который его пригласил фрасьон.

При приближении человек поднял голову... Лицо чуть моложе, чем сейчас. В царапинах. ссадинах. Если совсем близко подойдет - видно, что форма не штабная и не отряда Аянами, но отряда внешней разведки. Порвана. В буроватых засохших подтеках и комках.

«Неужели Кацураги таким был совсем недавно? Ведь не так уж много лет прошло. Или служба у меня плохо влияет на здоровье?» - командующий остановился чуть в стороне
- Кацураги?

Мужчина поднял голову... Наверное, полковник себя просто таким запомнил. Или внутренне не хотел меняться. Стер струйку крови с подбородка. И повторил вопрос
- За что вы... пса?... – голос звучал хрипло. Обреченно. Пожалуй... сломанно.

Аянами подошел вплотную, присел на корточки, посмотреть что с собакой, «Значит он давно так себе варса представляет»
- Что с ним?

Пес открыл глаза... поднялся, пошатываясь и приволакивая заднюю лапу. Похромал -0 те полтора метра, что отделяли командующего и обитателей странного мира. Шерсть свалялась, уже и не понять, какого цвета. Засохла грязь на брюхе - сосульками. Ухо порвано...
Кацураги промолчал.

«Так вот как это выглядит изнутри...» - Верлорен рухнул на колени навстречу псу, не думая о форме или чем-то другом. Обнял, завалив на себя раненную животинку.
- Что я могу сделать? – тихо спросил он, аккуратно перебирая шерсть на спине.

Пес поскулил, потянувшись вылизать... Мужчина все еще молчал. Но вот под руками Аянами грязь потихоньку слезла, раны подзатянулись... через десять минут на командующего смотрели преданные карие глаза красавца-ретривера. Впрочем, умывать этого самого командующего не перестали... только нос был, как и полагается, не горячим и сухим, а мокрым и холодным.

Аянами прижал к себе пса уже сильнее, чтобы утешить, а не только вылечить. «Не думал, что сделал ему настолько больно, просто оставив без поддержки. Потому-то Кацураги и решился на отчаянный шаг. Все равно наполовину был почти мертв». На глаза разве что слезы не наворачивались... Аянами все-таки был слишком привязан к своим.

Кацураги в реальном мире тихо зашипел - вернувшаяся боль была почти физической... Во внутреннем мире так и остался сидеть. Не двигаясь. Полагая, что милосердие здесь - только для собаки... или что Аянами просто не досмотрел. Не проверил. Сторонний наблюдатель - тот, что сейчас пустыми глазами смотрел на лезвие катаны Хьюгара, только скептически и болезненно усмехнулся. «Не говорите, что не знали, что творили...»
- Зачем вы пришли? - поинтересовались у Аянами, вытирая очередной сгусток крови с губ. - Того, что делаете - недостаточно?... - он все еще воспринимал мир таким, каким оставался в памяти...

- Нет, - Аянами чуть оттолкнул пса, чтобы позволил встать, - я делаю неправильно, - наклонился, положив ладони на плечи того, молодого Кацураги. «Как же мне не хватает опыта обращения с душами... тех, кого нельзя пускать в расход»

Рядом тихо выругался Хьюгар - хватка сжавшейся на бедре руки и не собиралась ослабляться, что грозило оставить нешуточные синяки. А значит и ходить больно будет. Но мешать не посмел, да и незачем... «Ая-тан лучше знает, что ему нужно сейчас.»

- Не.... - от Аянами попытались отодвинуться, вжавшись в стену. - Впрочем, раз уж пришли... бейте. - Полковник закашлялся. Где-то закричали вороны... раздалось хлопанье крыльев.
Скоро на ближайший выступ приземлилась одна... глухо каркнула.... вокруг вороны были словно голубые нити. птица взвилась в воздух, обрушилась на фигуру человека, пройдя сквозь руки Аянами, клюнула и взмыла ввысь.

Пес, едва его отпустили, заскулил… шерсть вновь стала облазить, на ухе загноилась непонятно откуда взявшаяся царапина.

Аянами свистнул собаку к себе, вновь опускаясь на колени
- Я пришел не для этого, - покачал головой Аянами, активируя силы на лечение. Обоих - и Кацураги, и пса.
«Страшно... не мне, половине его души. И к тому же больно, а что сделать - неизвестно, ведь прошлого не изменишь»
Во внешнем мире Аянами стал превращаться в мел. По цвету кожи. Откинулся на спинку кресла с закрытыми глазами, так и остался сидеть… только похолодевшие пальцы сжались на тепле тела Хьюгара. Но энергию не качает

Майор от подобной картины только сам сереть начал. От злости. И невозможности ничего предпринять.
- Кацу.... нэ, убью, крысун, - прошипел майор с ненавистью, пнув в бок коллегу. Не помогло. «Что.. подождем.... Аянами - знает, что и как делает. А если Кацураги выживет - ему же хуже...» Майор начал тихо ненавидеть.

- Что вы делаете? - удивление мужчины достигло предела... а ветер чуть стих. Потом стало теплее. Из-за туч выглянуло солнце. А из рта перестала течь кровь

URL
2009-12-17 в 02:46 

- Исправляю ошибки, - тихо проговорил Аянами, уже сам опираясь на плечо Кацураги.
«Значит действует... сейчас облака и птиц уберу и порядок.»
- тебе лучше?

- Почему? – полковник в почти восстановившейся форме разведчика потерся щекой о сукно. - Вы... вы убили меня... там? - голос тал глуше. Половинка человеческой души сглотнула, из уголка глаза покатилась слезинка. - Спасибо... - тихо-тихо.
Варс потянулся к человеку.. улегся к тому на колени. Вильнул хвостом. Где-то вдалеке закаркали вороны.. стаей. Небо стало темнеть уже от крыльев.

- Прости. - Аянами прижал к себе офицера, - ты мне нужен. Надо возвращаться, - на миг оглянувшись.
«Незачем ему это повторно переживать. Урок он уже выучил... я надеюсь»

Хьюгар даже очки сдвинул чуть ниже, чтобы лучше видеть, - что там у них происходит, что даже у крысы слезу выбило? Ая его убивает что ли и сие от боли? Да не похоже...»

- возвращайтесь... - на человека спикировала стая. Не обращающая внимания на Аянами. В полной тишине заклевывающая дернувшегося закрыть лицо руками полковника... и от этой сосредоточенной тишины стало еще страшнее. По пытающемуся отогнать ворон псу клювами тоже попадало.. А командующего потянуло прочь из этого мира. Словно гнали, не желая дальше вспоминать...
В реальном мире Кацураги тихо сползал в обморок...

«Ну наконец-то!» - не обращая внимание на полковника, Хьюгар и физически и ментально затормошил Аянами, ибо тот не спешил открывать глаза

«Я не знал, что для него это было настолько страшно... надо будет немного позже закончить лечение. И как я не заметил, когда чистил? Может потому, что там уже все склевали с костей...» - Аянами рванулся закрыться скрещенными руками, ведь та стая летела через него. Сквозь, а не огибая. Резко сел прямо, широко открыв фиалковые глаза, на дне который метался ужас. То что боялась лишь ассимилированная половина души Кацураги значения не меняло.

Кацураги тихо сполз на пол... не удержали его. Никто.

Хьюгар отбросил меч в сторону, обхватив командира и начал целовать побелевшее лицо. Крысуна он мысленно пообещал убить... «Ая... что ж ты так. Что ж там делал-то, нэ?... бедный... кошмар какой. Убивал ты его там? Да нет, вроде жив. Крысун чертов.»
- Нэ.. Ая, Ая... Я тут... - растерянно бормотал майор, увидев ужас в фиалковых глазах
Взгляд прошелся по лицу Хьюгара, почти не узнавая, метнулся к телу на полу...

«Это не мой страх... тем более, что я сам его причина», - Аянами со всей силы вцепился в плечи майора, пытаясь убедится, что тот реален, а не очередной мираж. Но миражи не боятся... и не лезут целоваться. Еще один, но уже чуть более спокойный взгляд на полковника. «Я переборщил, если сейчас такой откат... учитывая, что больше половины он помнить не может.»
- Я ошибся... - тихо сказал Аянами.

Майор покривился, придавив командующего своим телом и не давая смотреть на проклятую крысу, бесчувственно раскинувшую лапки на полу.
- Нэ, Ая, Ая.... что эта тварь с тобой сделала? - зло блеснул стеклышками очков

Кацураги постепенно выплывал из того мира, куда утянул и своего командира. Было тепло... только все равно очень-очень пусто. Нет... руки холодило. И щеку. Полковник открыл глаза, глядя на доски пола перед собой. Перевернулся , садясь и зябко поводя плечами. Удивленно посмотрел на мокрые следы на полу, потом потер щеку.

- А... здесь тоже... - голос у полковника чуть удивленный, но как обычно, спокойный. Отстраненный... как на протяжении всего прошедшего месяца.

- Не он... я, - взгляд Аянами становился более осмысленным, - я сделал. С Кацураги, - попытался выбраться из-под майора, но как-то не слишком уверенно, - он жив? Это хорошо... долечить надо. Я его почти уничтожил... зазря. - Аянами еще не полностью отошел от пережитого и потому говорил первое, что приходило в голову, - И не говори, что так и надо. Я за любым из вас так полезу в.... под собственный удар.

- Нэ, АЯ!! Эта крыса шпионила за тобой два года, а ты - зря?! - майор не слишком обращал внимание на то, что «крысун» его слышит. А Кацу слышал и тихо обалдевал... - Уничтожил зазря... Нэ, Ая, за такое вешают по военному времени... - Хьюгар облизнулся, не выпуская командующего и вольготно на нем развалясь. - Нээ... Ая, Ая, дай, я тебя погрею, холодный стал... - майор приподнялся, по-быстрому расстегивая свою и чужую форму, прижался уже к футболке.
«Да что там у них происходило?!? Нэээ, точно все выпытаю. Только как ая-тян в себя придет. Ну крыыыысун, моего воспитанника так!....»

Кацураги посидел на полу некоторое время, глядя на возню на диване. «Лишний я им... зря Аянами-сама показал. Наверное, не стоило. Так теперь вообще не подпустит. Или, может, качественнее память почистит?» - чуть улыбнулся, прислоняясь к столу спиной.

- Три с половиной, Хьюгар... - уточнил Аянами, ничуть не противясь согреванию, наоборот запустил ледяные ладони под куртку майора. - Но он не рассказал ничего критично важного и потом перешел окончательно на мою сторону. Зря убивать хорошего офицера.... варсфарля с таким стажем... слишком расточительно. Тем более таким образом, - командующий замер на несколько минут, прижавшись всем телом и впитывая чужое тепло, - он в порядке? - «Я слишком не в порядке, чтобы чувствовать это самому, ведь его душа до сих по мечется в панике..»

- Ничего себе... у, крыссууун - нечто, похожее на уважение. На полсекунды. - Ничего с ним не сделается, как ходил последний месяц весь такой тормознутый, так и сейчас такой.... Грызюки живучи.
- Нэ, ая, ну не надо его убивать, - согласился Хьюгар. - тем более, он у тебя ручной такой стал. Все ластится... скоро меня переплюнет, - заухмылялся.

- Плохо... но сейчас сойдет, - отозвался Аянами, - а тебя никто не переплюнет. Такого еще поискать... разве что я, ведь у мня половина твоей души. - попытавшись встать, - отпусти-ка, проверю, - запуская руки ПОД футболку...

- Ияяааа!! Ая!! - второй вопль уже был шутливым, но первый - вполне искренним. Ледяные прикосновения майору совсем не были по нраву. Вы суньте ледышек десять, а?!?! Но и отказывать командующему он не собирался. - ммм... нэ, ая, ты при нем хочешь? - польщенно залыбился на признание своей уникальности

- Нет... Я хочу посмотреть его состояние, а потом уже греться, - переведя взгляд на полковника, - «почти норма... последнего месяца», -Кацураги.... ты получил ответы? Хватило? - крайне стервозно, - мне тоже... сядь сюда, неудобно разговаривать, - похлопал рукой по дивану, почему-то рядом со своей головой. \\Хьюгар... мне он сейчас нужен, не гони. И не уходи\\, - чуть переместив ладони на более теплое место, прижав, чтобы не вырывался

- Нет, - полковник пожал плечами, обрадовавшись, что на него обратили внимание. - Просто я не понял, за чт вы варса... ему больно было. а он вас любил. Любит, - поправился полковник, сглотнув. «И я кажется тоже... наверное...» - Я останусь, не надо... - покачал головой, поймав взгляд майора. Очень недружелюбный. - Все хорошо, Аянами-сама. Просто вспомнилось. - мужчина помолчал, глядя на пол перед собой. - Аянами-сама... я спрошу еще... Мне интересно. Вы довольны, что сломали меня?

- Я не рассчитал сил, - чуть виновато сказал Аянами, у которого после такой встряски эмоции еще не устаканились полностью, - и, учитывая то, что я вижу... и видел до того, не сломал. Не полностью по крайней мере. Мне нужен боеспособный офицер... А ситуация с варсом только подтолкнула тебя в нужном направлении. Сразу бы так...
«Не мог Кацураги так быстро сломаться... кажется ему теперь еще и этот эпизод вырезать... вместе с кучей ошибок, что я допустил»

Хьюгал злобно покосился на полковника
«Хорошо хоть у него ума хватило не приближаться. Но.... Ая.... как же так? Зачем ты настолько выкладываешься ради сломанной, да и к тому же ненадежной игрушки!?» - прижал крепче, невзирая на холод

- Вы не ответили, - Кацураги устало вздохнул. «Ну сколько можно со мной играть? Наверное, до этого долго... и сейчас е отвечает.»
- Ладно... Простите, Аянами-сама. - моргнул, рывком поднялся. - Не буду вас больше отвлекать.. я найду ответы сам. если... если вы не сочтете нужным... повторить...
«А если это происходит не первый раз?» - Полковник зябко обнял себя за плечи. «Сколько же я потерял...»
По чувствам - обреченность, пустота и одиночество придавили. Мужчина неторопливо пошел к двери. «Разве что Харусе поискать... он хороший мальчик.»

- Стой, - окликнул Аянами, - я ответил, но повторю... нет, не доволен и даже жалею о том, что не посмотрел изнутри раньше. - немного приподнялся, выворачиваясь винтом под Хьюгаром, - а повторять я пока не стану, так как нет смысла, ты все равно докопаешься до сути, - «разве что позже, когда залечу раны... твои и варса», - я найду тебя утром, если ты не хочешь остаться сейчас.

Кацураги выслушал молча. Кивнул, выходя... к командующему хотелось быть ближе, несмотря на его действия... поэтому то полковник и сказал про «сломал». Что-то вроде аналога «стокгольмского синдрома». Да, наверное так.

- Нэ, Ая.... сколько можно с крысой так носиться? Ласковые нравятся? - раздраженно куснул на уровне ключиц. - Так Харусе у нас мальчик ласковый, и не крысятничает при том....

- Мне нужен его опыт, - чуть поморщившись и ложась нормально, ответил командующий - а именно сейчас нужно тепло... ты вроде обещал? - Аянами медленно приобретал нормальный цвет кожи и интонации голоса... вот только в глазах еще оставались проблески пережитого ужаса.

- Ммм.. нэ, Ая, я сверху? - майор муркнул и потащил с себя футболку.
«Чем он Аю так задел-то?» - ревность не угасала..

- Да, но не в активе, - хмыкнул Аянами, проводя п бокам, как-то забыв, что руки еще не полностью согрелись

- Аяяя!!! - майор извернулся, удачненько потеревшись бедром о пах командира... - Нэ, Ая... ну ладно.

скрипт

URL
E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100