— Убей их!
Разъярённая Изабелла Евгения металась по гостиной, швыряя на пол встречные вазы и стулья.
— Отдай руку, — невозмутимо ответствовал Дык-Дык, окопавшись на диване и наблюдая за бурей.
— Какую ещё руку?
Маг ненадолго задумался.
— Правую. Убийство — дело серьёзное.
Зарычав, девушка вновь принялась вытаптывать ковёр.
— Почему ты не сделал так, чтобы он всегда любил только меня?!
— Вы всего лишь поцеловали меня, а Микаэла…
— Не смей произносить это имя!
— … потрудилась, расчесала мне бороду.
— Я сама тебя убью!
Карлик лишь усмехнулся.
— И как папа посмел мне отказать?! Я… я тебя сейчас поцелую, и Филипп вернётся ко мне, а папа…
В покои ворвалась перепуганная горничная:
— Королю плохо!

Отец лежал бледный, неровно дышал и всё так же пах чесноком. Белла подошла и положила ладошку на его лоб. Горячо!
— У короля лихорадка на нервной почве, — вещал тем временем королевский лекарь. — Он поправится, но нужно отдохнуть несколько дней. Никаких волнений, никаких государственных дел.
Белла перехватила сердитый взгляд Хуана, обращённый на карлика. Тот хмуро стоял в уголке, безучастный ко всему.
— Прошу прощения, — вошедший слуга нервно переводил взгляд с принцессы на лекаря, на секретаря и вновь на принцессу. — Посол Аретии просит принять его. Срочно.
Все посмотрели на постель государя.
— Я приму его, — вздохнула Белла. — Пригласите в малый тронный зал мою свиту… Кроме Микаэлы. Хуан, расскажи по дороге, что у нас с Аретией. Дык-Дык, будь рядом.

— Ваше высочество, — распинался завитой и надушенный почище иных дам посол, сладко улыбаясь принцессе, — я чрезвычайно огорчён известием о болезни его величества. Тем дороже мне ваше внимание. Мой государь испытывает горячую любовь к вашему батюшке и желает подарить ему эти драгоценные специи, а также несколько экзотических животных, привезённых из дальних стран.
Изабелла Евгения подалась вперёд, разглядывая клетки с яркими птицами и подвижными обезьянками, но тут заметила корчащего рожи карлика. Одними губами Дык-Дык произносил: «А что мне за это будет?» Принцесса улыбнулась послу:
— Ваш государь чрезвычайно любезен. Но чем же мы можем отплатить ему за такое внимание?
— О, сущей безделицей! Подарите его величеству вашего шута.
Тощий дылда в красно-жёлтом костюме с бубенцами в панике воззрился на госпожу из своего угла. Шут из него был так себе, но отец жалел парня и продолжал держать при себе.
— Нет, нет, я имел в виду вашего карлика! — поспешил объясниться посол.
— Достопочтенный Дык-Дык не шут, но исполнитель желания! — возмутилась принцесса и вновь покосилась на мага. Тот так усердно подмигивал ей, что вполне сошёл бы за дурака. — Я не могу просто отправить его вашему государю… Но думаю, ради дружбы между нашими странами мы сумеем договориться.
— Я весь внимание, — посол улыбался, но плечи его напряглись.
— Возможно, ваш государь будет так расположен к нам, что снизит пошлины на ввоз нашей руды?
— В обмен на карлика?
— На исполнителя желаний.
Дык-Дык огладил свою бороду и важно посмотрел на вельможу снизу вверх. Секретарь замер над пером и бумагой, словно гончая, почуявшая добычу. Посол помялся и кивнул:
— Уверен, мой государь будет рад укреплению дружеских отношений с вашим высочеством.

Девушка постучала по клетке, и попугай заклекотал, пытаясь укусить палец. Глупая птица. Зато её видно, в отличие от выторгованных пошлин. Во что она превратилась с этим Дык-Дыком?
— Моя госпожа? — нарядный маг стоял в дверях, всё так же лучась хитростью и желанием выпросить что-нибудь недопустимое.
— Ты не против, что я отправляю тебя в Аретию?
Голубые глаза сощурились, улыбка стала ещё шире.
— Давно мечтал попутешествовать, да всё дела, дела…
— Хорошо. Что ты попросишь за то, чтобы отец выздоровел?
— Ничего. Он и так скоро поправится, уверяю вас.
— А чтобы принц Филипп забыл всё произошедшее здесь и вернулся домой?
Карлик наклонил голову, оценивающе глядя на Изабеллу Евгению.
— Вот этого попугайчика!
Девушка лишь удивлённо подняла брови. Потом наклонилась и поцеловала мага в щеку.
— А это за что, госпожа?!
— Просто так…
— Просто так… — Дык-Дык потёр щёку. — Я просто так ничего не принимаю. Дааа, пошлинами здесь не обойтись. Моё почтение, принцесса!
И он исчез. Изабелла Евгения повернулась к фрейлинам, смотревшим на неё, разинув рты.
— Микаэла, отнесите клетку в карету посла, скорее! Амалия, подготовьте перо и чернила. Диана, почему секретарь ещё не здесь?! И кто-нибудь, выясните, как себя чувствует мой отец!

Нравится?
1. Да  7  (100%)
Всего:  7

@темы: сказочный город внутри