Не все принцессы одинаково полезны.

— Папа!!!
Воробей резко вспорхнул и улетел куда-то ввысь.
— Папа!!!
Король плотнее вжался в грубую лавку и продолжил писать. Судя по крикам во дворе, дочка успела проверить личные покои государя и выяснила, что настоящий исполнитель её желаний спрятался.
— Немедленно! Найдите! Короля!!!
— Но ваше высочество… — раздался тонкий голосок кого-то из свиты.
— Пока не найдёте, на глаза не показывайтесь!
Правитель перевёл дыхание и взглянул на вошедшего секретаря. Тот выглядел неожиданно довольным. Даже платок забыл достать.
— Я побеседовал с нашей доблестной стражей, — улыбнулся Хуан, прислушиваясь к шуму за окном. — Они пообещали хранить ваше расположение в секрете. Даже предложили организовать походную кровать, если ваше величество пожелает.
— Превосходно! — просиял король. Он ещё не думал о том, что рано или поздно придёт ночь, а проблема разрешилась сама. — Вы же составите мне компанию?
Хуан осторожно выглянул в окно и кивнул:
— Только принесу ещё чернила и те дела, до которых вечно не доходят руки.

Обедала принцесса в пустой гостиной. Кроме накрывавших маленький, на одну персону, столик служанок присутствовал только маг, сидевший у камина и не проявлявший ни малейшего недовольства тем, что его игнорируют. Наконец Изабелла Евгения не выдержала:
— Где все? Почему меня оставили одну?!
— Вы запретили фрейлинам показываться вам на глаза, пока не найдут его величество, — напомнил карлик, любуясь всполохами огня.
Девушка проглотила пару кусочков и снова надулась.
— Дык-Дык, сядьте со мной!
Человечек насмешливо сощурился, но против ожиданий молча перебрался на кресло возле столика.
— Вы можете превратить этого гуся в рыбу? — поинтересовалась девушка, разглядывая содержимое тарелки с таким видом, будто даже после смерти птица пыталась её ущипнуть.
— Могу. Но у меня есть лучшее предложение, — потёр ручки маг. — Вы мне отдаёте гуся, а я вам предложу отлично приготовленную рыбку.
Принцесса было вцепилась в свою тарелку, но ещё раз взглянув на неё, раздражённо пододвинула карлику. И тут же обнаружила перед собой серебряное блюдо с восхитительно пахнущей форелью. Некоторое время они дружно жевали, наслаждаясь едой.
Наконец Изабелла Евгения отставила бокал и с любопытством посмотрела на подаренный отцом кошмар.
— Как ты определяешь плату за то или иное желание?
— По тому, насколько человеку действительно нужно то, о чём он просит, — маг с хлюпом допил своё вино. — Вот, например, за настоящий галеон я бы попросил вашу бриллиантовую диадему: она столь же бесполезна, но так же радует вас.
— Но это моя диадема! Мне её папа подарил!
— Галеон тоже будет вашим.
— Но… ведь… Нет! — она помолчала. — А если я попрошу… например, влюбить в меня… кого-нибудь?
— Ваш поцелуй.
— Какая наглость!
Карлик только пожал плечами.
— Это справедливая плата. Но не чрезмерная.
— Ну хорошо, а если я попрошу… Лучшего скакуна в стране?
— Вы отдадите мне своего дога.
— Паффи? Ни за что на свете! Он же мой!
Услышавший своё имя пёс поднял голову от ножки гуся, доставшейся ему совершенно бесплатно, и лизнул хозяйку.
— Паффи! Не надо! — взвизгнула принцесса, одновременно отодвигая здоровую морду и трепя её за ушами.
— Значит, скакун вам не так уж и нужен.
Изабелла Евгения надулась, продолжая гладить любимца.
— Как насчёт того, чтобы сыграть в мяч? — спросила она наконец. Маг открыл было рот, но девушка перебила: — Я отдам своё колечко с изумрудами.
Дык-Дык подскочил и галантно поклонился, выражая готовность мгновенно исполнять пожелания своей госпожи.

— Федерико, миленький, прошу тебя! — Микаэла, младшая из фрейлин принцессы, чуть не плакала. Её кузен и одновременно лейтенант стражи отводил глаза и качал головой на все просьбы.
Совместными усилиями придворные дамы выяснили, что охрана знает, где скрывается король, но ни одной ещё не удалось добиться правдивого ответа. Не помогали ни кошельки, ни обещания поцелуя, ни призывы к совести. Стражники либо молчали, либо отшучивались, храня верность повелителю.
Настал второй день опалы, а фрейлины всё ещё не нашли государя.
— Микаэла, скорее! — внезапно позвала её старшая дама. — Принцесса зовёт нас.
— Я бабушке пожалуюсь! — бросила девушка на прощание. Федерико дрогнул, но промолчал, только коротко взглянул на окно башни.

Несмотря на все свои таланты Дык-Дык оказался слишком требовательной компанией, и принцесса позвала фрейлин обратно.
— Вы нашли короля?
Дамы опустили опухшие с недосыпа глаза и тихо прошелестели:
— Нет, ваше высочество.
Изабелла Евгения всплеснула руками, но заметила насмешливый взгляд мага и промолчала.
— Судя по всему, его величество приказал никому не сообщать, где он, — пискнула Микаэла.
Принцесса нахмурилась.
— Рано или поздно папе придётся появиться, и тогда мы поговорим. Помогите мне нарядиться, мы идём в сад. Диана, причешите меня! Амалия, где мой крем?!
Размявшись на придворных дамах, Изабелла Евгения перешла на слуг, стражников во дворе и прочих встречных. Они были так милы, что тут же кидались выполнять поручения и даже отдавали свои вещи. Однако никто из них не мог подарить ей корабль, дворец или принца. Нужен был папа… или Дык-Дык.
— К вашим услугам, госпожа, — улыбнулся волшебник из-под её локтя. Он вырядился в зелёный камзол с золотым шитьём и кремовые панталоны, но всё так же обёрнутая вокруг талии грязная борода портила весь эффект.
— Хочу грифона!
— Грифона? — карлик поднял брови, безмолвно намекая на очевидное.
— Да. Надеюсь, этой диадемы тебе хватит на настоящего грифона? — Изабелла протянула ему ту самую бриллиантовую диадему, которую он просил за галеон.
Раздался визг разбегающихся фрейлин, и на аккуратно подстриженную лужайку опустилась здоровенная помесь льва и орла. Зверь клацал клювом и косил жёлтым глазом на каждого, кто пытался приблизиться.
Принцесса просияла и отправила за главным конюхом — чтобы привёл грифона к ней. Остаток дня прошёл в попытках урезонить неприрученное сказочное создание. Уже перед ужином Изабелла Евгения догадалась добавить к оплате ожерелье и прокатилась на спине нового питомца.

Что Белле нравилось в исполнителе желаний — он являлся в тот же миг, когда его зовёшь. Однако это было единственное желание, которое он исполнял без пререканий и пошлого спора о цене.
— Выйдите! — принцесса выгнала всех из будуара и осталась один на один с магом. Прошлась из угла в угол, собираясь с силами. — Я покажу портрет принца, а ты влюбишь его в меня и сделаешь так, чтобы он приехал к нам…
— Я же сказал…
— Да-да, я тебя поцелую! — сердито топнула принцесса. — Но он ведь скоро приедет?
— Завтра же.
Белла вздохнула и вытащила из-под диванной подушки миниатюру с симпатичным юношей в богатой одежде.
— Папа отправил ему мой портрет, но принц Филипп так ничего и не ответил.
Дык-Дык молча ждал. Даже обычная насмешка сошла с его лица, словно он сочувствовал девушке. Вряд ли, конечно.
— Только глаза закрой! — дождавшись выполнения приказа, Белла чмокнула мага в щёку. И отскочила: тот внезапно стал меняться в размерах. Волшебник то увеличивался до мужчины нормального роста, то сжимался до крохотного гомункула в мизинец высотой. Наконец метаморфозы прекратились, и карлик расплылся в улыбке:
— Рекомендую заняться подбором наряда и меню, так как уже завтра вы принимаете своего обожателя.

Принц Филипп был красив, галантен и поглощён общением с Изабеллой Евгенией. Вернувшие расположение принцессы фрейлины тихонько бродили по соседним дорожкам и старались не привлекать к себе внимание. Развалившийся на садовой скамье Дык-Дык перебирал перстни и прочие безделушки, которые выуживал из несуществующих карманов и прятал обратно.
— Микаэла, прикажи подать нам щербет! — отвлеклась от беседы её высочество.
— Ах, вы так любезны. Я счастлив уже тем, что нахожусь рядом с вами. Но возможность отведать щербет из ваших рук…
— Диана, принеси мою шаль!
— Я укрою вас своим плащом, если позволите…
— Филипп, женитесь на мне!
Последовала пауза.
— Дорогая моя, прелестная…
— Вы не хотите?!
— Я желаю этого всей душой. Но сперва нужно получить благословение вашего отца.
Изабелла Евгения вспыхнула, нахмурилась и, сорвав перстень с руки, протянула его немедленно появившемуся рядом магу.
— Приведи сюда моего отца!

Работа кипела. Стражники установили в башне пару походных кроватей и ещё одни козлы — секретарь приносил и уносил всё новые пачки бумаг. Чесночная похлёбка оказалась неплоха, но в итоге король попросил принести ему также кусок холодного мяса с кухни. Фрейлины перестали его искать, принцесса кричала лишь где-то вдали.
Жизнь определённо была хороша!
— Приветствую, ваше величество! — карлик появился сразу посреди комнаты, перепугав Хуана.
— Здравствуй, здравствуй, — улыбнулся правитель своему спасителю. — Как поживает Белла?
— Собралась замуж…
— ЧТО?!
Дверца полетела на пол вместе со всеми бумагами. Секретарь кинулся подбирать документы, а обнаружив залитый чернилами международный торговый договор, молча оторвал золотую пуговицу и протянул магу. Тот кивнул, и Хуан сложил исправленный лист на второй стол.
— Её высочество вызвала принца Филиппа и намерена выйти за него замуж. Сейчас она просит вас прийти и благословить её, — спокойно продолжил Дык-Дык, наблюдая за ползающим вокруг секретарём.
Услышав имя жениха, король немного расслабился.
— Что ж, Филипп неплох. И унаследует трон прекрасной страны…
— Всё верно, — карлик внезапно стал мрачным, как каминная доска. — Но сейчас я сообщу вам свою просьбу, ваше величество, и вы её выполните.
Хуан бросил бумаги и встал рядом с напрягшимся королём. Не то чтобы он мог защитить от мага… Но встать он должен был.
— И чего же ты просишь за свою работу?
— Вы отправитесь к принцессе и сообщите ей, что отказываетесь благословить брак с принцем Филиппом.
— Но я… я… К-к-как же… — на государя напал приступ заикания, и инициативу перехватил Хуан:
— Ты же обещал не вредить интересам государства!
— Принцесса наследует королевство. Принц без памяти влюблён. Кто защитит от них государство? — сухо ответил маг и снова посмотрел на короля. — Вы дали слово, ваше величество. Выполняйте!
Правитель обменялся с секретарём безнадёжными взглядами. Карлик прав, только… как отказать принцессе в том, чего она действительно давно хочет?
— Мне нужно переодеть… — король замолчал, оглядывая рукава свежего камзола и начищенные ботинки. — Идём, Хуан.
И государь двинулся навстречу судьбе величественной и крайне неторопливой походкой.

На выходе из башни к ним подошла Микаэла и, сделав глубокий реверанс королю, обратилась к карлику:
— Могу ли я попросить вас об одолжении, достопочтенный Дык-Дык?

— Папа!!! — Белла кинулась на шею отцу и тут же отстранилась: — Почему ты пахнешь чесноком?
— Здравствуй, дочка, — тихо поздоровался король, потом кивнул гостю: — Приветствую вас, дорогой Филипп.
— Папочка, я так счастлива! У меня есть грифон. И мы с Филиппом хотим пожениться! Благослови нас, а то он отказывается брать меня в жёны без твоего согласия.
Принц, со счастливой улыбкой стоявший рядом, внезапно поднял голову и с той же улыбкой посмотрел на приближающуюся Микаэлу. Рядом с фрейлиной шёл карлик, поглаживая тщательно расчёсанную бороду.
— Белла, я…
— Папа, давай же! Филипп, ты куда?!
— Белла, я… я не могу дать своего согласия на твой брак, — выдавил король и чуть не разрыдался, увидев огорчение на обожаемом личике. Он нахмурил брови и продолжил строже: — Я устал от капризов и больше не стану им потакать!
Голос сорвался в сипение, но его заглушил вопль принцессы:
— Но мы любим друг друга!
— По-моему, нет.
Девушка обернулась к жениху и обнаружила его держащим за руку счастливую фрейлину.
— Микаэла!
Та даже не услышала.
— Папа!
— Дочка, нет.
Принцесса завизжала и кинулась в замок.

Нравится?
1. Да  6  (100%)
Всего:  6

@темы: сказочный город внутри