Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Жизнь, полная радости

19:34 

Плесните колдовства

Не знаю, что это было, но ровно по окончании ФИТа и отъезда Пилар мой творческий кризис сбежал и меня накрыло чудесами. Очередная глупая сказка.

— Плесни-ка колдовства.
— Тебе не хватит? — лепрекон за стойкой подозрительно уставился на меня. Ну да, косметика размазана, одежда в пятнах крови и мёртвой воды, волосы торчат во все стороны, да ещё и руки от усталости дрожат. Попробовал бы сам десять часов кряду колдовать!
Ой. Поняла. Заговариваюсь.
Вообще-то я хотела вина, но теперь передумала, вспомнив, что рабочий день ещё не закончен.
— Пожалуй, колдовства мне и впрямь хватит, — согласилась я. — Сделай мне какой-нибудь коктейль. Из твоих фирменных.
Зелёный просиял и засуетился, творя что-то неповторимое. Я немного расслабилась и осмотрелась. Было практически пусто, что неудивительно: когда я входила, солнце только-только принялось зевать. Чёрная кошка, охраняющая двери бара «Нежить», едва успела проснуться и занималась своим вечерним туалетом. На меня она посмотрела с изрядным презрением, что, впрочем, свойственно большинству кошек, даже ласковых.
По залу гулял призрак девочки-подростка, то проступая в узорах обоев, то оставляя мокрые следы на полу, то играя в салки с тенями. Говорят, когда-то в этом подвале жило несколько очень бедных семей, и один ребёнок умер от холода холодной зимой. Рассказывали и более страшные версии происшедшего — о вампирах, похитителях детей, заигравшемся кошмаре. Сам призрак молчал, но истории обожал и всегда с любопытством слушал эти и другие сплетни. Не помню ни одной вечеринки, когда бы она отсутствовала и не крутилась вокруг той или иной компании.
Захватив бокал, чьё содержимое напоминало густо разведённый зелёный краситель, я отошла в сторону. Вслед за мной поплыл аромат имбиря и чего-то волшебного, что Грант всегда кладёт в свои творения и никогда не называет. По чёрным стенам заведения были развешены канделябры и пустые рамы от зеркал. В последние следовало смотреть с осторожностью: никогда не знаешь, в какой мир попытаются тебя затащить. Из одного на меня с подозрением взглянула дикарка со знакомыми рыжими волосами, из следующего подмигнула монашка с чётками в руках, а в третьем обнаружился здоровый дракон, пыхнувший длинной струёй пламени.
— Вира, сколько раз тебе повторять, не подходи к мирам! — взвизгнул лепрекон за стойкой, пока я раскачивалась на каблуках, пытаясь прийти в себя. Каким-то чудом мне удалось отпрыгнуть назад, не попав под пламя, но пятен на платье прибавилось. Эта драконья рожа уже в пятый раз пытается меня поджарить! В пятый! К тому же всегда подползает из разных зеркал, так что поди разберись, какие именно нужно обходить.
Весело заплясавший на креслах огонь внезапно побледнел и замер на месте. Видимо, кто-то его вспугнул, потому что хулиган попятился и скромно уполз обратно в раму, к моему шипастому альтер это. Я обернулась и нос к носу столкнулась с Уль, залётной птицей в наших краях. Единственный синий глаз безумной танцовщицы смотрел в упор, алые губы кривились в усмешке.
— Вирисса…
— Ульяна… — я помедлила, разглядывая серый наряд одноглазки. Он ей совершенно не шёл, но кто же будет критиковать девицу, способную одним движением пальца создать небольшой смерч? Впрочем, в обществе знающих Уль всегда вела себя прилично, и все прочие стихии следовали её разумному примеру. По городу гуляли слухи, что хорошим манерам она научилась не сразу, заплатив сперва правым глазом. Однако у нас вообще любят поговорить, а вот правду говорить не любит никто. — Выпьешь?
— Кубок, Грант!
У меня на миг перехватило дыхание. Кубок смерти — редкий напиток, только бессмертным позволялось заказывать его, а вот я иногда забывала о том, что под вполне человеческой внешностью местных завсегдатаев может таиться кто и что угодно.
— Меловой круг поможет, — посоветовала богиня, элегантно устраиваясь на одном из спасённых диванчиков. — Они перестанут тебя видеть.
— За белый круг меня отсюда выгонят, — хмыкнула я, плюхаясь в соседнее кресло и отпивая остатки коктейля. Приятно убедиться, что Грант вновь точно попал в настроение: терпко-сладкий напиток успокаивал и чуть бодрил. — И половина друзей перестанет здороваться.
— Тогда ты рискуешь однажды спалить саму себя.
— Почему тебя это беспокоит?
— Меня? — она рассмеялась глубоким смехом, с весёлыми нотками дождя и мрачными отзвуками грома. — Я завтра уеду и забуду о вас. Но ты причесаться не успеваешь, — Уль выразительно прошлась взглядом от вороньего гнезда на моей голове, по испачканному платью и залитым кровью чулкам. — Как тебе успеть отследить перемещения миров и образов?
Я начинала понимать, как она лишилась глаза.
— Не твоя весовая категория, — снова развеселилась стихия, заметив, что я смотрю на её чёрную повязку.
Отставив внезапно опустевший стакан, я молча вышла в уборную.

Когда я вернулась в зал, он был полон. Нечисть любит ночь, и это не всегда означает охоту. Иногда ночь — это время встреч, флирта или ссор, выпивки и карт. И работы, конечно, если вам особенно не повезёт.
Я осторожно заглянула в раму у входа. Вопреки опасениям это оказалось настоящее зеркало и даже вполне приятное. Рыжие волосы теперь лежали аккуратно, джинсы и блузка сидели как влитые, а кулон-четырёхлистник почти не привлекал внимания. Даже не подумаешь, что перед тобой страшная ведьма, только сегодня по кусочкам собравшая ребёнка, столкнувшегося с грузовиком.
Уль оккупировала танцплощадку и кружилась там в каком-то диком сплетении рук и ног. Её партнёрами были одновременно джинн, несколько вампиров, бес и многорукий загорелый бог. Лишь последний оказался достаточно быстр, чтобы поспевать за одноглазой дамой хоть немного. Из колонок неслось безумное сочетание "Полёта валькирий" и барабанной дроби.
Я присела у стойки, вновь оглядывая залу и отвечая на приветствия знакомых.
— Позвольте угостить прекраснейшую из дам в этом заведении! — обратился ко мне невысокий человечек с парой зонтов под мышкой. Это при том, что весь день сияло солнце. Что-то в нём казалось знакомым, но вспомнить имя и обстоятельства общения не удалось.
— Прекраснейшую из дам? Врёшь ты всё!
— Возможно. Но разве не приятнее мне поверить? — он легко и лукаво рассмеялся.
Я улыбнулась в ответ, но покачала головой. Весельчак пожал плечами и вскоре уже пытался разговорить девочку в уголке, тоже рыжеволосую. Девочка переминалась с ноги на ногу, послушно внимала ему и не отвечала ни слова.
В бар ввалилась компания высоких светлоглазых красавцев в серебристых одеждах. Длинные пальцы нервно дёрнулись, когда они заметили орков, старательно опорожняющих бочонок с пивом. Но чёрная кошка не любит оружие, и сюда приходят пить, а не сражаться. Воевать им было нечем.
К стойке подошли горгона и солидный мужчина в тёмно-синем костюме. Пока Грант их обслуживал, до меня донёсся разговор:
— В городе краски безнадёжно сереют. Нельзя хранить произведения искусства в таком задымленном воздухе. Вот ты где выставляешься?
— В основном на Ваганьково, — мрачно пошутила змееголовая красавица.
— Хорошее место, — серьёзно ответил собеседник. — Зелень хоть немного да скрывает от дороги. А мне полотно приходится прямо над городом расстилать, над всеми этими выхлопными газами! И что же? Разве люди что-нибудь заметят при такой-то иллюминации?! Они даже голову не поднимут.
Вот ты какой, Небописец. Скучный и ворчливый, прямо как мой вечер. Даже обидно. Я отвернулась от парочки и вовремя.
Он появился. Юный, серьёзный, даже красивый — если вам нравятся смазливые и почти не бреющиеся мальчики. Он стоял в дверях и оглядывал всё это безобразие. Я чуть сместилась и успела заметить в отражении рамы львиную гриву. А юноша не так уж прост! Хотя простой бы и не попал в такое место, даже не узнал бы о его существовании.
— Ах ты плюшка!
— Это я — плюшка?! Да ты тогда мороженое! Крем-брюле!
— Сама ты брюле! Пастила ванильная!
От созерцания юного героя меня отвлёк спор двух феечек, бегающих друг за дружкой по барной стойке и уже готовых пустить в ход кулаки. Заметившая их компания кикимор радостно подзуживала хулиганок. Фей никто особо не любил: привычка мелких задир делать гадости исподтишка и тут же прятаться в какой-нибудь щёлке любого достанет. Я даже пыталась пару раз их прихлопнуть, но крылышки у них не для красоты болтаются.
Вновь повернувшись к дверям, я обнаружила, что мальчик успел скрыться.
Ладно, это тоже часть моей роли в испытании: вместо того, чтобы бежать всех спасать, я буду тихо сидеть, потягивая сок и позволяя герою отыскать своё чудовище самостоятельно. Хотя победить без меня он вряд ли сможет — суперважный артефакт, которым фактически можно спасти весь мир и ещё пару галактик в придачу, хранится в кармане моих джинсов. А вы что думали, если б не такой ответственный груз, я бы давно валялась дома на диванчике с уютным пледом и любовным романом. Вместо этого приходится таскаться по барам и прятаться от собственного отражения, пытающегося меня спалить. Работа ведьмы, ненормированная, рекомендую.
— Он задал вопрос эльфам! — радостно сообщил красавчик в пёстром разлетающемся наряде. Расцветки его костюма были настолько кричащими, что хотелось зажать уши. — О, эльфы расскажут ему всё! От сотворения мира, через все великие войны и, конечно, исключительно со своей точки зрения!
— А значит, нужную информацию они так и не сообщат, — я с улыбкой чмокнула его в щёку. Один из позитивнейших посетителей «Нежити», так что я ему всегда рада. Хотя этот болтун и не является нежитью в прямом смысле. — Твои прогнозы?
— Юноша свалит на песне Мелькора и как раз налетит на дотанцевавшую Уль, а она отправит его к тебе.
— Интересно… Ты считаешь, она поможет?
— Ты же ведьма и наверняка когда-нибудь танцевала в грозу, верно?
— Эммм, почему ты спрашиваешь?
— Значит, танцевала, — удовлетворённо заметил он. Потом блеснул глазами: — Голой?
— Вот ещё! Так и простыть недолго.
— Жаль… В общем, Уль любит тех, кто с нею танцует. Не важно, успеваешь за нею или нет, впоследствии она всегда будет на твоей стороне.
— А если я поссорюсь сейчас с тем джинном? — я махнула рукой в сторону тяжело дышащего духа. Бедняга продолжал преследовать одноглазку и вне танцпола, обещая сокровища и дворцы за нежный взгляд.
Ответ я не получила, так как мальчик уже нашёл дорогу к артефакту:
— Простите, вы… — он глянул в шпаргалку — Вирисса?
Бирюзовое лоохи мелькнуло между спинами и исчезло, оставив меня один на один с испытанием. Я придала взгляду высокомерие злобной ведьмы:
— Кто ты такой, что знаешь моё имя?
— Меня зовут Рома, я ищу свою любимую. Она пропала неделю назад, и мне сообщили, что… Это ведь всё настоящее? — он вдруг сбился и обвёл бар взглядом. — Когда тот дед сказал, что её похитили сирены, я решил, что дед пьян, но ведь это всё настоящее, верно?
— Что — это? — я угрожающе сощурилась. Если он посмеет «этим» обозвать кого-то из троллей или девочку-призрака, совершенно искренне дам ему в лоб. А «любимую» обучу на ведьму, чтобы не связывалась с такими дураками.
— Этот бар и зеркала, которые не зеркала, и… там был напиток, который взорвался облаком, а они, — он неопределённо махнул рукой, — его нюхали, а не пили. И кошка у дверей заставила меня выложить перочинный ножик.
— Да, это всё настоящее, — наконец ответила я.
— Вы… вы поможете мне найти Свету? — просто спросил он, глядя в упор. Глаза у него были карие и словно обволакивающие теплом и доверием. Эх, если б не роль, я бы тут же выдала ему эту Свету, настолько он был хорош!
Вместо этого я отвернулась к лепрекону и подала условный знак. Вместе с красным вином в бокал заструился божественный весёлый смех. Опять Вакх перегулял вчера и перепутал бутылки!
— С какой стати я должна спасать твою… Свету, да? Лучше выпей со мной, угощаю.
От его серьёзного взгляда мне стало стыдно. Я и забыла, что может быть так стыдно при общении с честными и порядочными людьми. Да что ж этот мальчишка творит-то! Сейчас весь сценарий испытаний порвёт на клочки!
Совсем близко, в одной из соседних рам показался кончик шипастого хвоста. Только пожара мне сейчас не хватало! Когда в зале толпа, и в параллельных мирах есть чем заняться, но этот дракон упорен, как… как какой-нибудь влюблённый герой! Я чуть отодвинулась в сторону от рамы и от мальчика.
— Тот дед, Кузьма Прокофьич, сказал, что вы мне поможете найти дорогу к Свете. И сказал, что достаточно сказать «пожалуйста». Пожалуйста! — мальчик снова заглянул мне в глаза, но в этот раз волшебство не сработало, так как я была зла. Не на него, на Кузьку.
Мы же договаривались о шоколадке! Одной банальной шоколадке! А он опять — «достаточно пожалуйста»! Конечно, я знаю, что по правилам ведьма не может брать плату. Но шоколадка — это ведь и не плата вовсе. Это всего лишь вкусняшка!
Сама я всё время забываю её купить с этой работой.
— Я понимаю, что это несравнимо с вашей помощью, но… вот… — он достал из рюкзака помятую «Алёнку».
Это было… это было так хорошо! Я наконец улыбнулась, но тут за моей спиной раздалось многозначительное покашливание. Ах да, испытание.
— Что ж, сегодня я добрая. Но может, всё-таки выпьешь со мной? — я протянула один бокал Роме. Он всё так же серьёзно изучил его и покачал головой:
— Сначала нужно спасти Свету, а уж потом пить. Как мне пройти к ней?
— Задача, милый мой, не в том, чтобы пройти к ней, а в том, чтобы не забыть её по пути и вернуться обратно. Это, знаешь ли, сирены, а не соседские девчонки.
Сунув руку в карман, я достала беруши.
— Не смотри, что мелочь! — строго рыкнула я на недоумевающий взгляд. — Это волшебные вещи — вставь в уши и иди по карте, — из другого кармана появился потрёпанный атлас Москвы, с маршрутами общественного транспорта. — Они живут на чердаке, дверь взламывать придётся без меня. Разве что разрыв-траву найдёшь… — я многозначительно замолчала. Потом ещё строже добавила: — И не забудь потом вернуть беруши!
Через пять минут мальчик на ходу разгадывал мои зашифрованные рекомендации по маршруту и спешил к самой сложной части испытания. Разрыв-траву ему должен дать леший по пути через Битцевский лес. А вот бенефис сегодня у сирен, всю ночь работать придётся.
Я вернула Гранту бокалы и потянулась.
— Хорошая работа, — кивнул лепрекон, выливая сонное зелье в урну и возвращаясь к серному коктейлю для компании троллей.
— Спасибо. Теперь можно и баиньки.
— Не посидишь ещё? Или можешь потанцевать, я скажу диджею. Чардаш, да?
— Плясать после Уль? Да ты шутишь! Это будет настоящий позор: неуч после мастера!

На улице лило, и я вспомнила весельчака с двумя зонтами. Капли дождя в свете фонарей превращались в крохотных любопытных фей, собирались в стаи и вливались в журчащие сплетнями парады вдоль тротуаров.
Среди луж и отражённых фонарей танцевал высокий темноволосый тип в трогательных кроссовках с пальчиками. Он подпрыгивал, взбивая воду в фонтаны, и кружился на месте, и кувыркался в воздухе, строя рожи и дурачась.
Я рассмеялась в ответ и присоединилась к его танцу. Так мы и пошли домой — подпрыгивая и кружась друг вокруг друга, словно два глупых мотылька у ночной лампы. А где-то далеко грохотал гром и смеялась Уль, любящая всех, кто с нею танцует.

Нравится?
1. Да.  9  (100%)
Всего:  9

@темы: сказочный город внутри

URL
Комментарии
2015-09-28 в 05:20 

Очень понравилось, молодец! :heart::hlop::bravo:

2015-09-28 в 06:30 

~Либертина~, спасибо большое :goodgirl:

URL
E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100