Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Мама, мы все тяжело больны

20:06 

Тайный Санта 2012 :3

Поймать Хенрика Йенсена

Автор: Хён
Фэндом: Hetalia: Axis Powers
Персонажи: Швеция/Дания, пролётом Финляндия
Рейтинг: PG-13
Жанры: AU, Детектив, Слэш (яой), Психология, Повседневность,
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 14 страниц
Кол-во частей: 6
Статус: закончен

Описание:
Человеческая АУ, следователь и преступник, многолетние попытки задержать "Робина Гуда", не уважающего систему, обострённое шведское чувство долга. Желательно UST.

От автора: Получилось не совсем так, как вы просили... а точнее, совсем не так. Робин Гуд из Дании не вышел :С И Бервальд - параноик. И вообще, вышло как-то странно. Но в общем и целом, условия заявки соблюдены. Приятного прочтения и с Новым Годом вас :flower:

В отделении всё было спокойно.

Сотрудники лениво потягивали чай и кофе из пластиковых стаканчиков и занимались своими делами: кто-то играл на компьютере, кто-то от нечего делать перебирал документы, кто-то читал роман или детектив. Тишина и покой. Абсолютный порядок – все папки в секретере разложены по алфавиту, ничего не валяется. Отчёты были давно подготовлены, и поэтому все могли немного отдохнуть от дел насущных.

Следователь Бервальд Оксеншерна сидел за столом, с которого предварительно были убраны все бумаги, и склеивал детали маленького деревянного паровозика. Все они были ещё дома им любовно выпилены и принесены в коробочке на работу. Бервальд знал заранее, что заняться будет нечем – и поэтому решил позволить себе побаловаться немного любимым делом.

Дома полквартиры у Бервальда занимал огромный макет города. Заводы, школы, небоскрёбы, больницы, автобусы, железная дорога – там было всё. Кроме отделения полиции. Которое Бервальд не делал и не собирался.

Нет, пусть уважаемый читатель не думает, что Бервальд Оксеншерна не любил свою работу. Отчего же, он был очень рад тому, что сможет защищать простых граждан от грабителей и убийц путём расследования преступлений. Но он мечтал создать такой город, где его работа не понадобилась бы. И создавал – как на макете, так и в реальности.

За всю практику Бервальда как следователя ни один преступник, так или иначе заявивший о себе, не оставался гулять на свободе. Бервальд старался как мог. Он ночами не спал, если знал, что в городе находится кто-то, кто может доставить неприятности жителям – по его, Бервальда, вине. Как только преступник становится преступником – он должен быть немедленно пойман. Иначе выйдет, что следователь плохо выполняет свою работу. А кому он нужен, такой следователь?

О преступниках как о людях Бервальд не думал вообще. По его ни от кого не зависящему мнению, они того абсолютно не стоили. Грабитель, наживающийся за счёт бедных горожан – человек? Сумасшедший маньяк-убийца – тоже человек? Мошенник, отбирающий у людей жильё – его тоже считать человеком?

Правда, мнения своего Бервальд никому не навязывал. Люди вольны думать, что хотят, считал он. Ведь единственное место, куда никто кроме тебя залезть не может – это твои собственные мысли. Что бы началось, если бы все начали читать мысли друг друга!.. Явно ничего хорошего из этого не вышло бы.

Из раздумий Бервальда вывел громкий стук двери. И сразу же последовавший за ним вопль:

- Срочно!! Выезжаем!! Городской банк ограблен!!!

- Как? – не сразу понял Бервальд. – Городской банк?

- Да, да! Скорее! Бросайте же свои игрушки, Оксеншерна!!

- Городской банк?! Но это невозможно! Он охраняется лучше, чем дом мэра! Сколько было грабителей?!

- … Один.. – после паузы ответил вошедший.

- Это не смешно! Ладно, по дороге расскажешь. Тино! Не стой как вкопанный, марш в машину!

- Иду. – Невозмутимый финн собирал документы в толстенькую папку. – Не кипятитесь, Оксеншерна.

Невозможно. Городской банк. Там же куча охраны… Как они прошли мимо камер слежения? А может, грабитель – сотрудник банка? Да, такое тоже может быть. Нужно скорее выезжать.

Мысли о том, что грабитель действительно был один, Бервальд не допускал. Ну в самом деле, как один человек может такое провернуть? Невозможно. Не-воз-мож-но.

- Машина готова. Поехали.

* * *

Вернувшись домой с места преступления, Бервальд устало повалился на кровать, не снимая одежды. Он был в тупике – и это слабо сказано. Он был зол и растерян. Ни одной улики. Ни одной! Даже самой незначительной! Хоть одно радует – преступник был в форме работника банка.

Впрочем, это ещё ничего не доказывает. Он вполне мог её украсть.

Почувствовав в кармане вибрацию телефона, Бервальд вытащил мобильник и с удивлением узнал номер Тино. Неужели они что-то нашли?!

- Да?

«Знаете, Оксеншерна… тут одна деталь… не знаю, действительно ли это стоит внимания…. Просто мы подумали, что раз совсем ничего нет, то даже такие незначительные вещи…»

- Ближе к делу.

«В общем, там на журнальном столике в банке лежал флаер. Знаете, такие в людных местах раздают… Купон на бесплатную кружку пива в “BeerKingdom”. Мы бы не обратили внимания, если бы кто-то не сказал мне, что я оставил тетрадь и листовку на столе. Купон был не мой, но я его взял – просто так. А там на обороте цифры».

- Какие?

«1930».

- Девятнадцать-тридцать? Или тысяча девятьсот тридцать?

«Чёрт знает. Я на всякий случай решил вам сообщить. Вы уж разберитесь, Оксеншерна. Может, это пустое. А может, и нет».

- Спасибо, Тино. Я подумаю.

«Вот и отлично. Спокойной ночи».


Бервальд встал с кровати, зачем-то подошёл к модели города, потрогал верхушку телеграфного столба. Бросил телефон на подушку. Снял куртку, включил чайник, понял, что не хочет пить, выключил. Протёр очки (они были чистыми, но привычка есть привычка). Начал мерить шагами маленький участок пола между огромным столом, на котором располагался макет, и кроватью. Два шага туда, два шага обратно. 1930. Что бы это могло значить?

Может, это год? Грабитель на что-то намекает?

Или это всё-таки половина восьмого? Но время преступления – два часа дня… А сейчас сколько времени?

Двадцать один-двадцать. Что бы это ни было – время уже прошло.

С другой стороны, флаер может не иметь никакого отношения к ограблению. И тогда всё снова заходит в тупик.

Бервальд с силой помассировал виски, заставляя себя сосредоточиться. Нет, так дело не пойдёт. Надо вернуться к первой версии. Если это год.. Если это год – тогда что?

Если это год – тогда нужна вся информация о тысяча девятьсот тридцатом.

Он сварил себе крепкого кофе и принялся за дело.

* * *

- Снова недосып, Оксеншерна? – укоризненно покачал головой Тино. – Ужасно выглядите. Вам нужен отпуск.

- И тебе доброе утро, - не глядя, кивнул Бервальд. За всё время его работы здесь Тино был единственным, кто замечал подобные вещи. В глубине души Бервальд был ему за это благодарен. – Какие планы на сегодня?

- Будем допрашивать работников банка. Снова.

- Я скоро к вам присоединюсь. – Бервальд покровительственно потрепал финна по коротким светлым волосам и направился к кабинету.


Днём в пустой квартире Бервальда Оксеншерна зазвонил телефон. После трёх сигналов сработал автоответчик: «Меня нет дома, оставьте сообщение после гудка».

- Вы опоздали, господин следователь, - с сожалением в голосе произнёс кто-то.

И повесил трубку.


Как и ожидалось, опрос «банкиров» не принёс желаемых результатов. Все работающие в эту смену оказались в здании (их зафиксировали камеры слежения) – все, кроме трёх человек.

Одна девушка внезапно заболела и не предупредила свою напарницу, что не выйдет на работу. Её Бервальд отмёл сразу – грабитель определённо был мужского пола. Оставались двое.

Первый оказался невысоким, нервным, замкнутым и страшно подозрительным латышом. При обыске у него не обнаружили ничего особенного – кроме поразительного количества алкоголя. Тино тогда очень удивился и всю обратную дорогу говорил о том, что латыш совсем не был похож на пьющего, что такие вот нервные и незаметные наиболее опасны для общества, и что вообще – в тихом омуте черти водятся, и что он, Тино, первым делом посадил бы вот этого самого латыша. Бервальду доводы показались высосанными из пальца, но эту версию он на всякий случай оставил – если уж совсем ничего не останется.

Второй был, напротив, высок, болтлив, развязан и даже в какой-то степени навязчив. Отвратительный акцент и совершенно потрясающие запахи с кухни выдавали в нём француза. Поговорив с ним немного, Бервальд сбагрил его Тино и малодушно сбежал – француз вёл себя через чур беспардонно, норовя придвинуться поближе, и томно спрашивал, шепча на ухо: «Что вы делаете сегодня вечером, детектив?». По мнению Бервальда (которое он, опять же, никому не навязывал), гораздо опаснее для общества были именно такие люди – небритые, светловолосые и приставучие.

Финну француз тоже не понравился. Выйдя из парадной дома подозреваемого и обнаружив рядом Бервальда, он с возмущением начал рассказывать о том, что таких как этот Бонфуа надо сажать, а лучше – вешать. И дело даже не в том, что француз – почти наверняка опасный преступник! Нет, говорил Тино, дело в том, что то, как подозреваемый вёл себя по отношению к следователю – это просто омерзительно! Такого нельзя допускать ни в коем случае! И вешать, немедленно вешать, а если всё-таки сажать – то только на электрический стул.

Обычно Тино был спокоен и абсолютно не агрессивен. Полдороги домой Бервальд рассеянно думал, о том, какая муха укусила флегматичного финна, что тот так завёлся. Ничего дельного в голову не приходило.

Зайдя в квартиру, он не спеша разделся, разогрел в микроволновке готовый обед (а точнее, ужин), сходил в ванную. Хотел было поразмышлять над следствием, но быстро понял, что слишком устал для этого. Тогда он с трудом протиснулся в промежуток между макетом города и стеной, чтобы пробраться к кровати.

И только скинув домашние тапочки, и с наслаждением растянувшись на мягкой постели, заметил, как требовательно мигает красная лампочка на висящем возле окна домашнем телефоне.

Бервальд не придал этому особого значения. Но он считал правилом хорошего тона прослушивать сообщения на автоответчике сразу после того, как о них узнаешь.

«Вы опоздали, господин следователь».

Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что имел в виду неизвестный.


Прослушав запись по меньшее мере шесть раз Бервальд окончательно убедился в том, что поспать ему сегодня не удастся. И позвонил Тино. Включил ему кассету, прислонив к аппарату мобильник.

Финн, зевая, сообщил, что думать – это дело Шерлока Холмса, а не уставшего и измученного Ватсона. Однако он считает своим долгом помочь, и потому даже приедет к нему домой, чтобы вместе во всём разобраться. Тщетные попытки Бервальда объяснить, что у него дома точно не стоит ни в чём разбираться, были торжественно пропущены мимо ушей. Если финн действительно чего-то хотел – он мог быть и упрямым, и упорным, и даже навязчивым. Такое случалось с ним нечасто, но всё же случалось. И тогда гори всё синим пламенем, но доставьте Вяйнямёйнену то, чего он хочет.

Приехал Тино через час. У Бервальда уже слипались глаза, и отчаянно хотелось спать, но он заставил себя сосредоточиться и хорошенько подумать. Вдвоём мозговать ситуацию было легче. Выпив по чашке кофе и разбудив друг друга по три-четыре раза они пришли к выводу, что преступник на самом деле был не один. Бервальд удивлялся, как он не понял этого раньше. Ведь кто-то же должен был помочь злодею сгрузить награбленное в машину и увезти? Выходит, их было как минимум двое.

Банк находился в жилом квартале в центре города. Наверняка куча людей стали свидетелями того, как грабитель выбежал из чёрного хода и направился к машине. Значит, надо опросить жителей окрестных домов.

Похвалив Тино за оперативность и сделав для себя несколько далеко идущих выводов, Бервальд решил, что с него на сегодня хватит. К счастью, финн быстро сообразил, что его собеседник более не в состоянии хоть мало-мальски продолжать беседу и вскоре откланялся.


Наутро Бервальд проснулся в крайне странном настроении. Ему казалось, что он упустил из виду нечто очень важное, и ещё он очень остро чувствовал, что скоро что-то произойдёт. Или уже произошло, а он ещё не в курсе.

Всё утро в этом самом настроении Бервальд мерил шагами крохотный участок пола между столом, на котором стоял макет и кроватью. Два шага туда, два обратно. О чём таком важном он мог забыть? Насчёт сообщения на автоответчике они с Тино ночью всё обсудили…

Но было ведь какая-то маленькая деталь. Она до сих пор лежит на краю сознания, маячит совсем рядом…совсем, в общем-то, незначительная… или, наоборот, - самая важная… зацепочка… возможно, даже улика…

Заверещал мобильный телефон, обрывая цепочку мыслей. Звонил Тино; внезапно цепь рассуждений снова воссоединилась и поток мыслеобразов понёсся вдвое быстрее. 1930… 19:30! Флаер! Сообщение на автоответчике! Вот что на самом деле имел в виду грабитель! Он назначал ему встречу в BeerKingdom в половине восьмого, а Бервальд не понял и не пришёл! Но… зачем?

Телефон продолжал трещать без умолку. Бервальд взял трубку.

«Новое ограбление, Оксеншерна», - без обиняков сообщил Тино.

- Что на сей раз?

«Музей. Бесценные произведения искусства и прочая дребедень».

- Ты думаешь, это снова он?

«А что тут думать?»

- Ты уже там?

«Я еду. По пути заберу вас, - пауза. – Если нужно».

- Нужно, конечно. – Бервальд ощутил лёгкое раздражение. В конце концов, он не стал покупать машину сам только из-за того, что в этом не было надобности – Тино по первой просьбе подвозил его куда надо, и это вошло для Бервальда в привычку. Зачем покупать дорогую вещь, если она не понадобится?

«Я буду через полчаса». – Финн коротко выдохнул-кашлянул и отключился. Бервальд задумчиво повертел в руках телефон, снял очки, протёр стёкла специальной тканью.

Через полчаса. Значит, у него есть время посмотреть адрес BeerKingdom.


В музее было удивительно тихо. Не то что в банке после ограбления, нет, здесь царило спокойствие – как будто пропажа картин и древних украшений из драгоценных металлов была для работников обычным делом. Как будто ничего особенного и не произошло.

На сей раз преступник действовал куда более осмотрительно. Пробравшись в здание, он мастерски отключил сигнализацию, затем улучшил момент и ворвался в главный зал. К себе он прижимал молоденькую девушку-уборщицу и упирал ей в висок ствол пистолета.

Примерно так грабитель действовал и в прошлый раз. Но тогда он не учёл, что место очень людное, и что кто-нибудь да заметит хотя бы цвет машины. В музеи же нынче почти никто не ходит…


Теперь вход в зал был загорожен красно-белой запрещающей ленточкой. Бервальду пришлось показать скучающему охраннику корочки, чтобы тот его пропустил. Тино прошёл вслед за ним и сразу же достал свою тетрадь – записывать всё, даже самое маловажное. Но, к их разочарованию (и в особенности – охранника), ничего интересного они не нашли.

Обойдя на всякий случай зал ещё раз, Бервальд попросил показать ему записи с камер слежения. Камер на месте преступления оказалось три, на одной было сплошное мельтешение людей, в ужасе жавшихся друг к другу, на другой – один из охранников, складывающий в живописно огромный и чёрный мешок музейные ценности под угрозой смерти девушки. Третья камера была скрытой. Запись с неё была невнятной и – в то же время – самой полезной.

Бервальд очень внимательно просмотрел её четыре раза. На записи засветился белобрысый висок грабителя и часть довольно высокого лба. Качество видеозаписи было отвратительным, но теперь, по крайней мере, он знал хотя бы что-то. Интересно, почему в этот раз преступник закрыл только лицо?

Стоп.

Снова это ощущение. Упущенной мелкой детали.

Он ещё раз поставил первую запись; затем вторую. Потом опять вторую – самый конец, очень-очень медленно. И понял наконец, что его насторожило.

На самом краю обзора камеры в последний момент мелькнула рука в чёрной перчатке, как будто случайно обронив что-то белое за большую кадку с фикусом.

Бервальд уже знал, что это.

* * *

На сей раз флаер был из StarBar, на бесплатный коктейль. Как мило с его стороны, внезапно со смехом подумал Бервальд, второй раз бесплатно угощать меня выпивкой! На обороте значились цифры: 2030.

Конечно, никаких оснований доверять преступнику у него не было. И, конечно, он не надеялся действительно на встречу с наглым грабителем. Но – чем чёрт не шутит?может, удастся что-нибудь разузнать.

И вот он второй час сидел в шумном баре, оглядываясь по сторонам и внимательно следя за каждым светловолосым клиентом. Он уже успел замечательно поболтать с барменом и узнать адреса постоянных посетителей (маловероятно, конечно… но всё же). На его часах было почти девять.

В помещении было жарко, душновато и пахло табачным дымом. Играла громкая музыка. Барная стойка была до блеска отполирована множеством рук, облокачивающихся на неё и бесчисленными донышками стаканов и рюмок, когда-либо катящихся по ней или просто стоящих.

Он заказал себе выпить.


* * *

Когда он вышел на улицу, была уже чуть ли не половина одиннадцатого. Лил дождь; Бервальд запоздало вспомнил, что забыл зонт у Тино в машине.

Он поднял голову и закрыл глаза, подставляя лицо под мелкие холодные капли. Лёгкий хмель быстро выветрился из головы.

Если… Если в этот вечер преступник был в баре – у него была отличная возможность как следует разглядеть Бервальда.

Но больше ему такой возможности не представится.

* * *

Дома было непривычно тихо после всего этого шума и музыки. Уютно шелестел за окнами дождь. Не включая свет, Бервальд кое-как пробрался к кровати и упал на неё со счастливым вздохом.

Телефон требовательно мигал красной лампочкой.

Бервальд резко сел на кровати. Потянулся к кнопке прослушивания, почему-то отдёрнул руку. Ругнулся про себя.

Сообщение было от Тино. «Уже вернулись, Оксеншерна? Не забывайте, что завтра на работу. Не всё же вам по барам шататься. Кстати… (шелест бумаги) …у меня для вас кое-что есть. Завтра узнаете».

Неодобрительно хмыкнув, Бервальд откинулся обратно на подушку. «Шататься по барам», значит. Ватсон нашёлся.

Уютно шелестел за окнами дождь. Уставший за день Бервальд Оксеншерна повернулся на левый бок и быстро заснул глубоким крепким сном…

Чтобы в середине ночи подскочить от телефонного звонка.

- Алло?.. – он не знал, кто звонил, но заранее ненавидел его всеми фибрами своей души. Как и любой нормальный человек, будучи разбуженным в три часа ночи, Бервальд не соображал вообще, а мог только испытывать простенькие эмоции вроде «ненавидеть», «хотеть убить», а также желания: «спать», «спать долго», «спать всегда».

«А вы симпатичный, господин следователь» - жизнерадостно сообщил пьяный голос. И отключился.


Бервальд чувствовал себя персонажем дрянной пьесы, поставленной режиссёром-дилетантом. Всё шло не так. Совсем не так, как должно было идти. Обычно на первом же месте преступления он обнаруживал какую-нибудь косвенную улику, не замеченную остальными, и с её помощью так или иначе выходил на преступника. А происходящее сейчас – это же просто бред какой-то! Наглец водит его за нос, разбрасываясь идиотскими листовочками, и Бервальд охотно позволяет ему это делать!

А тут ещё Тино когда-то спел опросить пару жителей домов, стоящий возле банка. Грабителей действительно было двое. Точнее, грабил-то один, а второй только помогал. Они быстро погрузили в машину деньги и умотали в неизвестном направлении. Почему в неизвестном? Потому что каждый опрошеный свидетель давал разные показания. Один утверждал, что машина уехала на север, другой – на юг, третий – что машины не было вообще. Бервальд совсем отчаялся, когда вдруг выяснилось, что на заднем дворе банка на всякий случай установлена камера. Ей тыщу лет никто не пользовался, она, в общем-то, было бесполезна – и вот пригодилась!

От счастья Бервальд был готов пуститься в пляс, но этого не позволяли ему гордость и положение; поэтому он нетерпеливо оттеснил охранника от монитора, желая поскорее увидеть номер чёртовой машины.

- Тино? Тино, где ты ходил?! Я узнал их машину, пробей номер по базе! Дело закрыто!

Финн только молча вздохнул, печально покачав головой.

- Ну, чего ты? Заводи машину, поехали!

- Мне не хотелось бы вас огорчать, Оксеншерна… но про их машину я уже в курсе. Пока многоуважаемый Шерлок Холмс развлекался в баре, доктор Ватсон успел поездить из отделения в банк и обратно и выяснить, что машина находится в угоне. Если вы обратили внимание, я даже оставил по этому поводу вам сообщение на автоответчике.

Бервальд застонал и обречённо уронил голову на руки.

* * *

Мерно покачивалась чуть выше уровня глаз маленькая куколка, привязанная за нитку на зеркало заднего вида. Тино наивно полагал, что эта штучка поможет ему избежать аварий и ДТП. Впрочем, пока ещё он никого не сбил и ни в кого не въехал… но вряд ли за это нужно было благодарить тряпичную игрушку.

Навстречу им неслось чёрное небо и капли дождя, всё такого же мелкого и моросящего. Капли разбивались о ветровое стекло и рисовали на нём неровные дорожки, сливаясь друг с другом, а потом дворники разбивали хаотичность миниатюрных ручейков, и сквозь всё это яркими световыми пятнами скользили по бокам дороги фонари.

Тино сосредоточенно смотрел вперёд на дорогу: из-за дождя на асфальте возникли лужи, и машину немного вело на поворотах.

- Он мне, кстати, звонил, - вспомнил Бервальд. – Пьяный.

- Кто звонил?

- Да грабитель наш.

- А с чего вы взяли, что это был он?

- Не знаю… Наверное… голос похож был. Но тот, что был на записи с автоответчика.

- И что говорил? Желал удачи? – Тино насмешливо глянул на него и тут же вернулся к дороге.

- Нет. Он сказал… - Бервальд скептически хмыкнул. – Сказал, что я симпатичный.

- Неужели? Вот видите, Оксеншерна, вы вполне ещё даже ничего, если уж даже преступники анонимно делают вам комплименты! Больше ничего не сказал?

- Нет.

- Обидно.

- Знаешь, Тино… В последнее время я начал задаваться вопросом…

- Каким?

- Откуда?!! Откуда, чёрт возьми, он знает мой номер?!!

- О Господи… Ради всего святого, Оксеншерна! Не кричите. Мало ли откуда он мог его узнать. К тому же, даже если он знает телефон – далеко не факт, что он знает и адрес тоже. А даже если и знает, и решит вдруг наведаться к вам ночью – у вас есть пистолет. Так что вам не о чем беспокоиться.

- Тино, перестань. Ты же понимаешь, что я не об этом. Далеко не каждый в нашем отделении знает мой домашний телефон… Знаешь, что это значит? Что он подослал кого-то к одному из наших ребят. И разузнал номер.

- Но, к сожалению, это нам ничего не даёт.

- Вот это-то и бесит меня больше всего! Он делает что хочет! А я… мы… ничего не можем сделать! Он будет грабить музеи и банки, подбрасывать листовки из кафешек и звонить на домашние телефоны, смеясь на дурачками полицейскими! И всё это будет сходить ему с рук!

Дождь разбивался о ветровое стекло, хаотично растекаясь миниатюрными ручейками. Жёлтыми пятнами плыли по краям дороги фонари; в темноте столбов, на которых они крепились, не было видно, и казалось, будто круглые шары яркого света висят в воздухе.


Никаких зацепок не обнаружилось ни спустя неделю, ни две недели, ни месяц. В отделении всё было спокойно, никто и бровью не вёл: ну, поразбойничал немножко человек и затих. Бывает. Может, заморозят дело. А может, и нет.

И только Бервальд не находил себе места. Ему казалось, что временное затишье – всего лишь насмешка над ним, следователем. Ехидный светловолосый грабитель в маске мерещился ему из-за каждого угла. «Вы параноик, Оксеншерна», - устало говорил Тино. Бервальд упорно его игнорировал.

Всё валилось из рук, ничего не выходило. Неделю назад он попытался начать делать здание мэрии для деревянного городка, и в итоге не только испортил материал, но и чуть не угробил весь макет, неловко протиснувшись между дверным косяком и столом. «Вам нужен отпуск, Оксеншерна», - устало говорил Тино. Бервальд и сам это прекрасно понимал.

Никогда в жизни с ним не происходило ничего подобного. Он злился, не спал ночами, стал вспыльчив и раздражителен. С позднего вечера и до утра, бывало, всё мерял шагами маленький участок пола между моделью города и кроватью: два шага туда, два шага обратно. Пока не затрещит будильник, извещая, что пора собираться на работу. И был только один способ покончить со всем этим раз и навсегда – посадить наглого засранца за решётку. Что, увы, не представлялось возможным.

Бервальд ждал, уверенный, что что-то должно произойти. Ну хоть что-то! Незначительное, маловажное… или, напротив, очень значимое… хоть что-то.

И был вознаграждён.

Всего лишь одна строчка: «Ну что, вам всё ещё интересно, господин следователь?».

Бервальд поднял на ноги всё отделение.

Письмо пришло ему на электронную почту ночью. Днём он уже был в интернет-кафе, куда привёл его адрес местонахождения IP, с которого было отправлено письмо. Ему уже было всё равно, откуда беззаконник знает его емэйл. Он хотел только одного – поймать гада. И вырвать ему ноги.

Парень-админ, заведующий интернет-кафе, быстро сориентировался и назвал пару примет посетителя, побывавшего у него в три часа ночи: высокий, блондинистые волосы растрёпаны и чуть не стоят дыбом, и вроде как серые или голубые глаза. На этом он не отделался, молодого человека потащили в отделение – составлять фоторобот. Бервальд удовлетворённо потирал руки; он наконец-то был занят делом.

- Ну теперь-то ты у меня попляшешь, голубчик. Я твои портреты по всему городу развешаю. Рано или поздно попадёшься, никуда не денешься, - вполголоса произнёс он.

- Разговаривать с самим собой – первый признак сумасшествия, - флегматично заметил неслышно подошедший сзади Тино. – У вас, кстати, очки грязные.

- А… Спасибо. Я и не заметил. – Бервальд рассеянно протёр стёкла очков краем рубашки.

- Что с вами происходит, Оксеншерна?

- Ничего особенного.

- Если это охотничий азарт – то раньше он как-то по-другому проявлялся. Вы с утра поели?

- Какая разница? Тино, когда ты так говоришь, у меня появляется ощущение, что ты моя мама. – Бервальд издал нервный смешок.

- Вот вы всё шутите, патрон, а между тем у вас мешки под глазами и лицо осунулось. – Финн серьёзно смотрел на него, скрестив руки на груди.

- Ты слишком много беспокоишься, - он со смехом потрепал Тино по волосам. Тот не двинулся, не отводя от Бервальда пристального озабоченного взгляда. – Это всё не важно. Главное сейчас – поскорее поймать сударя нашего уголовника.

- Да… Да, пожалуй, вы правы. – Тино наконец отвернулся и решительным шагом направился к двери.

* * *

Постепенно он узнавал о нахальном светловолосом грабителе всё больше и больше. Имя, национальность, черты лица и характера, привычки. Информация была нужна ему как воздух.

Всё остальное перестало существовать.

Преступления совершались Хенриком Йенсеном с завидной регулярностью после того насмешливого затишья. Иной раз Бервальду удавалось в последний момент предугадать, где и когда будет совершено следующее ограбление, и он спешил, сбиваясь с ног, и всё равно опаздывал – неуловимый злоумышленник ускользал.

Сумасшедшая гонка вытеснила из повседневной жизни Бервальда всё. Засыпая, он думал о Хенрике Йенсене, и просыпаясь – о нём же. Шёл ли он на работу, сидел ли в баре с кружкой пива – перед ним маячил образ саркастично ухмыляющегося датчанина.

Он знал. Знал, что рано или поздно его найдёт.


Он проснулся рано утром от звонка мобильного телефона. Звонил Тино; Бервальд сбросил звонок и вырубил мобильник. Предчувствие звенело у него в ушах, заставляло уголки губ тянуться к ушам.

Из окна в комнату вливался солнечный свет. Деревянная модель города в его лучах казалась золотой, волшбеной, появлялось ощущение, что вот-вот сдвинется с места и загудит, выпуская пар, миниатюрный паровозик, зашумит завод, из домов выйдут люди…

Бервальд распахнул створки окна. Его крик заставил в недоумении оглянуться парочку ранних прохожих.

- Сегодня! Сегодня я поймаю тебя, Хенрик Йенсен!!

@темы: хеталия, фанфик, Швеция/Дания, яой

URL
Комментарии
2011-12-31 в 13:42 

Спасибо. Прекрасно пишите, понравилось.)
Ждём ещё работ.) На Книге Фанфиков вечно читаем.)
С Новым Годом Вас. :3

2012-01-02 в 04:49 

Скажу некрасивую вещь, которую лучше авторам не говорить, но - почему так мало?! D: Только входишь во вкус, интрига все раскручивается, атмосфера накалена и вот он конец. Честно говоря я бы всю историю до победного конца с удовольствием бы прочитал :shy:

Знакомые персонажи очень органично вписались в человеческую реальность со своими привычками. Хобби Бервальда ужасно ему подошло, он и вправду выглядит как человек у которого может быть такой досуг кроме работы. Если честно я постоянно подозревал Тино, точнее с момента: "Откуда он узнал мой номер телефона?!". Кстати датчанин вполне мог узнать кто ведет дело и просто посмотреть в телефонном справочнике - найти личную информацию не так уж и сложно, надо знать где искать. Я почти ожидал что он к Бервальду ввалиться ночью в квартиру и будет... то что должно быть. И скажу насчет стиля - непривычный формат для фанфикшена, однако я определенно помню что-то из печатной литературы в таком роде, даже понастальгировал немного)

2012-01-03 в 03:13 

Автор, я не знаю, каким образом вам выразить свою благодарность. Правда не знаю. Это совершенно чудесно, совершунно прекрасно же! Я очень жалею, что добрался до компьютера и прочитал ваш фик только сейчас.
Очаровательны у вас вышли даже совсем мимолётные Райвис и Франциск, которых я, как и скандинавов, нежно люблю, и это ещё не говоря о главных героях. Бервальд просто чудесен, у меня нет другого слова, со своим хобби и со своей возникшей из-за датчанина манией, Хенрик (о, да, в моём фаноне у него даже имя такое же)) повёл себя очень задорно и здорово, чёрт возьми, покорил же, а Ватсон-Тино - это, по-моему, получился незаменимый человек, который должен быть у всех главных героев, у каждого Холмса - та самая поддержка со второго плана, которая на самом деле нехило двигает сюжет. И да - сюжетом я тоже очарован, думал отложить текст на завтра, но, начав читать, - не смог оторваться.
Наверняка с моей стороны будет некрасиво так говорить - но я соглашусь с Deorum - затягивает рассказ, и душа просит продолжения банкета же)
В общем, автор, кланяюсь вам. Новогодний подарок вышел шикарнейшим, просто шикарнейшим, спасибо огромное!
В такой текст можно было бы влюбиться)
Совершенно довольный заказчик.

2012-08-28 в 20:42 

Странное впечатление оборванности. До пятой части читал с нарастающим напряжением "Ну? Ну? Ну когда же он его поймает?", а кульминация взяла и обернулась пшиком, клубом пара. И куча вопросов. Поймал ли Бервальд Хенрика, хотя бы.

2019-06-14 в 00:07 

Мошенник @MentalStorm (Mental Ментал)

Острожно кидок @MentalStorm Mental Ментал (скам) Скамит всех людей что попались,
так же имеет группу телеграм в которой скамят людей (шоп) @blackmarketru

Кидает на доставку цветов и различную технику

Кинул 9 человек на сумму более 150 тыс рублей.

Будьте осторожны.

Мошенник @MentalStorm (Mental Ментал)

URL
 [?]:
  
:
  
  

 

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100