Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Free staat Lehtenstaarn

Когда-то это была я: elvenroad
↓ ↑ ⇑
21:27 

Да, с чувствами у меня всё точно так же, как с нужными мне материальными предметами: они забиты подальше в шкаф, двери которого или заперты, или заставлены баррикадами из фиг знает чего. Но иногда, раз в сто лет, я собираюсь с духом и пишу про них тексты, которые нельзя показывать никому, кроме меня и (теоретически) психолога. Потом пытаюсь посмотреть на всё со стороны. Иногда что-нибудь понимаю.

23:29 

Случайно упомянула в разговоре кукол - с головой закопалась в форум... Миллион лет там не была. Но всех помню. Теперь самое трудное - выбирая чудеса, чтобы показать, вовремя остановиться.

01:32 

Дом. Дела любви и дела ненависти.

...или люди, которые могут себе позволить роскошь принять ванну.

Интересная история: как раз накануне вечером меня неожиданно взяли и засунули в ванну, и сказали: "Плюхайся!" Да ещё и чаю с печеньками принесли. В моей вселенной это событие тоже из категории "почти никогда не бывает". Отдел фантастики на втором этаже. Почему? Так исторически сложилось. Почему-то у меня и мама, и бабушка всегда несказанно гордились тем, что в ванне никогда не валяются. Только душ, и побыстрее. И мне это транслировали постоянно. Сидящей в ванне, наполненной водой, и заворожённо переливающей её из пустого в порожнее я себя помню только в доме моей другой бабушки - папиной. А дома я закрывала дверь, включала душ, и... Нет, не кидалась скорее мыться, как требовали старшие. Просто сидела под ним, глядя в одну точку, наблюдая, какие мысли проносятся в голове, то и дело понимая что-нибудь для себя нужное. До тех пор, пока мама не начнёт стучаться в дверь: "Ну, сколько можно? Целый час уже моешься! За это время слона помыть можно! Чего там мыть: намылила голову, намылила всё остальное, смыла и вышла! Давай уже, заканчивай!" Но дело в том, что побыть одной я могла только там. Своего пространства и права в нём на время запереться у меня никогда не было.

С идеей о том, что приятно и ничуть не предосудительно валяться в тёплой ванне сколько влезет, меня познакомил Фёдор. Но не успела я к ней как следует привыкнуть, как тут начались разные младенцы, которым срочно меня надо в любое время дня и ночи. Все мамы мелких детей знают этот чудесный феномен: душевой психоз. Ты укладываешь чадище спать и тайно надеешься (раз в сто лет!) помыться. Запираешься в ванной, становишься под душ, намыливаешься - и тут тебе кажется, что оно проснулось и плачет. Ты выключаешь душ, прислушиваешься - а, нет, показалось! Включаешь снова. И снова вроде бы плачет. Выключаешь. Выглядываешь как мокрая курица из ванной. Нет, опять показалось. Возвращаешься под душ. И вроде опять плачет. Да ёлкина палка!!! Заворачиваешься во что попало и, как мыльный инженер Щукин, крадёшься в комнату. А там тишина."Да ну, на фиг!" - думаешь, - "Вот пойду и помоюсь, и хоть трава не расти!" И как только становишься опять под душ и как следует намыливаешься, как маленькая сирена реально просыпается и включается на всю катушку!!! Расскажи это любой маме маленьких детей, и увидишь, как она плачет горючими слезами. Потому что это у всех так. У всех, у кого родственники не горят желанием отвлечь ребёнка хотя бы на полчаса. У всех, кто целый день не может ни поесть, ни помыться, ни в туалет сходить спокойно. И это не раз и не два, это на несколько лет. Поэтому мамы младенцев - это такой спецназ, который моется только в крайних случаях, только под душем и всего за две минуты. За две минуты - ничего лишнего. Только намылиться и смыться. Пока не началось. Никаких больше процедур. Поэтому подошвы через некоторое время начинают напоминать мозолистые лапы страуса - за две минуты раз в сто лет не очень-то с ними чего сделаешь. А потом дети вырастают, разум в них побеждает, а привычка мыться только в крайних случаях и как можно скорее... остаётся. Ну да, потом как-нибудь. А то ещё других дел куча... Ну, или так: мыться каждый день, но не полностью, а только то, без чего никак. Поэтому так странно и приятно вдруг оказаться в ванне с пеной. С чаем и печеньками. И когда никто не ломится в дверь с желанием немедленно пообщаться. Теперь осталось осознать как следует, что я сама могу устраивать себе такой праздник, и для этого не надо ждать сто лет.

чтение новой книги ... в ванной


Уххаха! С этим связан один такой смешной эпизод: однажды я вспомнила, что в ближайшем книжном мне попадалась на глаза книжка с загадочным и притягательным названием "Хоббит". И что-то вдруг страсть как захотелось её купить и узнать, что там внутри. И я её купила и принесла домой, но открыто читать не решилась, потому что мама же спросит, откуда у меня новая явно не библиотечная книжка, а я, как всегда, не смогу соврать. И начнётся лекция о том, что все подряд книжки покупать никаких денег не напасёшься, есть же библиотеки, и т. д., и т. п. И я читала её, стоя под душем и держа в вытянутых руках, чтобы не намочить. Читала, естественно, до тех пор, пока в дверь не начала стучать мама. И сколько силы воли мне понадобилось, чтобы заставить себя её закрыть, спрятать под полотенце и одежду и быстренько домыться! И потом ждать, когда предоставится возможность тайно почитать дальше. Это был второй курс Универа, насколько я помню.

Это уход за лицом

Ещё раз уххаха. Есть крем, но нет привычки им пользоваться. И понимания нужности этого. А у бабушки не только привычки, но и крема-то никакого никогда не было. А отсутствием косметики она вообще несказанно гордилась. У мамы всё было в разы веселее, но, похоже, в этом смысле я больше почерпнула от бабушки. Я умею, конечно, умываться, мыться, чистить зубы и причёсываться. Практикую каждый день. Но всё остальное у бабушки носило статус "от лукавого", а у мамы - нужное, но "тебе ещё рано". Тот момент, когда мне стало в самый раз, я как-то пропустила. Я до сих пор не осознаю себя взрослой тётенькой, которой всё можно. И крем для рук отправляюсь разыскивать только тогда, когда зверские морозы, и руки трескаются до крови. Для сравнения, Ася Петрова зимой достаёт его после каждого мытья рук.

А дальше пойдёт про домашние дела. Те самые, которые могут быть делами любви, а могут стать каторгой.

В частности, я поняла, для чего надо мыть пол, только когда стала жить отдельно. Нет, не потому, что иначе мама придёт, проверит и отругает, как это много лет подряд и было. А для того, чтобы приятно было по полу ходить босиком. Но до этого понимания надо было дойти. Да, своими ногами. Босиком. И со всеми остальными делами точно так же. Неуютно в хаосе. Приберусь, станет хорошо. А не из страха скандала, когда твои вещи и мамины крики летят вдоль по коридору, а ты не знаешь, в какую нору забиться.

Но только я успела начать это понимать, как тут вместо моей мамы набежала не моя мама, которая, конечно, хотела как лучше. И хочет до сих пор. Помочь с детьми, со стиркой, готовкой, уборкой. Помочь советом, улучшить, исправить, поругать для моей же пользы. И для пользы семьи, за которой я - кто бы сомневался-то! - всегда недостаточно хорошо ухаживаю. А поругаешь меня - я наверняка же улучшусь, и всем польза выйдет. 13 лет тесного почти ежедневного взаимодействия в таком режиме - и сейчас я начинаю заранее нервно икать, когда вижу звонок от неё в телефоне. Или могу всю ночь вместо сна лихорадочно исправлять свои хозяйственные "косяки", потому что в 8 утра придёт строгий контролёр, увидит и рассердится. И всё равно всё полностью исправить не успеваю, и меня всегда найдётся за что поймать и прищучить, а это значит, что именно так и произойдёт. Неважно, сколько я всего переделала. Важно, сколько я недоделала. А в 4-комнатной квартире с четырьмя чуваками, у которых уборка в сознании отсутствует, виновата всегда буду я, а в чём именно - всегда найдётся.

В этом году я поняла, что мысль о домашних делах стала вызывать у меня тоску, отчаяние и чёрный депрессняк - потому что они не кончаются, потому что что-нибудь всегда не так, потому что они должны быть сделаны, хоть умри - но в то же время делать их никто не хочет, и неизвестно, на что я трачу больше сил - на то, чтобы переделать всё самой или на то, чтобы заставлять всех по три раза в день делать то, что они должны сами каждый раз делать по умолчанию. Мне кажется, то на то и выходит. Потому что в этих делах я всегда одна. Лошадка сдохла и уже никуда не ползёт. Температура на градусниках "тяжело физически" и "тяжело морально" сравнялась - оба эти градусника скоро взорвутся, потому что дальше некуда. КПД упал до почти нуля. Утром с 6 до 8 часов я пытаюсь приготовить всем обед и завтрак, проследить, чтобы все взяли в школу то, что надо, чтобы у всех были полные комплекты одежды на выход, чтобы никто не забыл вторую обувь, форму на физ-ру, папку по технологии, папку по изо, пакет для бассейна, ключ, телефоны чтобы были заряжены и хватало денег на счету, чтобы Саша встал и успел доделать перед выходом уроки, чтобы Витя встал и с утра не ударился в скандал с отрицанием всего и вся... Выпроводить в школу постоянно норовящего опоздать Сашу (за его опоздания получить отдельный гарантированный нагоняй от бабушки), отвести в садик Витю (который только недавно перестал там скандалить и вопить под лавкой) и ухитриться не опоздать на работу (когда как, на самом деле... получить нагоняй ещё и от отдела кадров...) Примчаться на такси в последнюю минуту. Умыться, причесаться и почистить зубы на работе. И там же позавтракать... кружкой кофе. Работа для меня - относительный отдых от всего этого ада. Потому что интроверт, много лет живущий наизнанку (наружу!) и улитка, обгоняющая по пути зайцев - это все незаметное ежедневное насилие над моей природой. Но я сама завела себе троих детей и поэтому почти никогда не жалуюсь - молчу и бегу. И стараюсь рассчитывать каждое своё движение с учётом максимальной эффективности - чтобы ни секунды не пропадало даром.

Вечером я почти ничего не могу. Только лежать и хотеть лежать ещё сильнее. Но надо забрать Витю, зайти в магазин, приготовить ужин, заставить всех поесть, перемыть посуду, заставить всех делать уроки, а когда они отлынивают от уроков, ловить и водворять на место. А я лежу носом в диван и не имею сил пошевелить ничем. Малявки пользуются - пырятся в комп до последнего. Наконец, ближе к 10 вечера, когда уже надо всем спать, я начинаю заставлять себя встать и готовить ужин. Заодно пытаюсь напугать всех уроками. Спать все ложатся сильно позже, чем следует. А я пытаюсь сделать хотя бы самые нужные домашние дела. Но от них веет такой тоской и отчаянием, что ни в сказке, ни пером... ни топором. И вот уже три часа ночи, а через три часа вставать - и снова побежали! У меня хватает сил на приготовление еды и одежды, а на уборку наглухо не хватает. А потом приходит бабушка и говорит мне, что я не люблю свою семью, я специально над всеми издеваюсь, развожу пыль, чтобы довести всех до аллергии, астмы и кровавых соплей. Я дожидаюсь, когда она всё скажет, и иду есть валерьянку и пустырник.

По вечерам я не хочу идти домой, особенно если знаю, что она у нас. Идти и делать мне помогают только чёрный "Halls" в неразумных количествах и музыка в наушниках. У меня больше нет сил ни на какие другие занятия. На то, что так возмущает бабушку ТМ. На то, что позволяло мне быть живой. В собственном доме я не чувствую себя хозяйкой, потому что в нём нет для неё ни одного недоступного места. Она всё переустраивает по-своему, а у меня нет сил этому противодействовать. Мой стол-шкаф стоит разобранный несколько лет, а мне всё внушают ненавистную мысль, что мамин кабинет - это кухня. Мой шкаф с одеждой пребывает в состоянии "и надеть нечего, и впихнуть некуда", потому что рассортированную на то, что я буду носить и то, что не буду, одежду сначала развалили и смешали дети, потом подобрала и гневно перестирала бабушка, потом воткнула всё обратно в шкаф, а вход в него теперь загорожен снятой со стены огромной полкой, столиком, который принесла бабушка, корзинами для белья в стирку и Сашиным великом. Поэтому я ношу случайное, то, что близко лежало, и чаще всего несколько дней одно и то же. Потому что готовить одежду для себя - это в последнюю очередь же! Нефиг баловаться. Мой шкаф с рукодельностями - это отчасти музей былой славы (потому что рукоделие возможно только когда всё остальное переделаешь, а оно всё не кончается!), отчасти свалка, потому что пока меня нет, бабушка всё, что плохо лежит, кидает туда. А когда она попыталась в нём на свой вкус прибраться, меня колотило от возмущения ещё долго. Я заперла его на замок, но его потом сломали - так получилось... Мой книжный шкаф до сих пор стоит запертый на замок - сама не читаю и другим не даю. Да, новые интересные книжки, которые я так хотела. И их довольно много. То ли потому, что мои аццкие книги надо держать подальше от детей (вы ещё не забыли эту милую историю с "Благими знамениями"?), то ли затем, чтобы бабушка хотя бы туда не совала свой нос. Про коллекцию фарфоровых кукол и домик я совсем молчу - они уже много лет в глубоком подполье... Итог: моё пространство - не моё, всё самое любимое вроде и есть, но заперто мною же не только от бабушки ТМ, но и от меня самой. Ничего не развивается, ничего не работает. Я бегу изо всех сил только для того, чтобы хотя бы оставаться на месте. Привет, Алиса!

Но я ещё помню, с какой радостью и любовью обустраиваешь по-настоящему СВОЁ пространство, когда делаешь всё согласно со звучанием своего внутреннего камертона, когда идёшь по встроенному компасу и чувствуешь, куда он указывает. Когда делаешь эти дела, чтобы стало ХОРОШО, а не из ужаса перед неминуемым возмездием. Моешь пол, чтобы было приятно ходить. Прибираешься, чтобы было уютно. Готовишь, особенно с кем-нибудь вместе, потому что это прикольно и приятно, и чтобы потом вместе съесть и порадоваться.

Дом, в который вкладываешь столько любви, даёт тебе силы. Становится действительно крепостью. "Я в домике!"

У меня сейчас только одно такое место - улиточная группа ВК. Там я раскладываю всё так, как хочу. Стихи, рассказы, песни. Ушла из реала в виртуал. И долго не решалась её людям показывать. Да даже просто написать в разделе "Информация", что это мои стихи, рассказы и песни. Совсем заулитилась. Но потом всё-таки немного расчерепашилась. И пошла потихоньку.

Я хочу любить свой дом, а не вот это вот всё.

Иногда лучшее, что можно сделать для человека - это оставить его в покое.
Жизнь сама научит его тому, как вести свой дом.
Просто удивительно, каких высот можно достичь, когда живёшь, а не выживаешь...

@музыка: Майк Науменко - Ода ванной комнате

12:19 

"...If we don't we might as well lay down and die..." (c) ABBA

Лечь да помереть мне хотелось вчера.

Вместо того, чтобы спешно собирать Вову и Витю, бежать с ними не знаю куда, купить подарки для Оли и Маши,вызвать такси и успеть на день рождения.
И прийти, и поздравить с весёлым лицом.
И не сдохнуть.
И всё это за 45 минут.

Казалось, что это совсем невозможно.
Лучше лечь да помереть прямо сейчас.

А потом мы приехали и попали в волшебный мир Оли и Алевтины - они создают другую реальность. Ненадолго, но настоящую. И у них хватает на это сил и фейской пыльцы.
А потом я попала в волшебный мир дружелюбных людей, которые не выносят друг другу мозг.

А потом я попала обратно.
Лечь да помереть.
От ужаса.
По поводу того, сколько всего нужно сделать до утра.
От полной невозможности пошевелиться и сделать хоть что-нибудь вообще.
Оттого, что это всегда будут только мои проблемы.

Но я продолжаю, как этот светофор.

Если у меня когда-нибудь будет отгул, не посвящённый чьим-то надобностям, я мечтаю прийти в какой-нибудь хостел, упасть и выспаться с утра до вечера. Но я знаю, что в общем и целом это мне не поможет.

Пассажирский самолёт "Бройлер - 747" терпит крушение на протяжении 1487 серий. Сериал "Крутое пике".



09:21 

Лечь да помереть

Непозволительная роскошь.

09:19 

Точнее и не скажешь, пожалуй.


17:15 

Только ЧУЖИЕ шастают...

Чужие долбаные правила создают монстров в моей голове. Я не хочу, чтобы эти чудовища управляли моей жизнью, действиями, поведением, настроением.

11:53 

Bugs in my head #6

Я всегда была человеком без языка. Языка нет постучаться. Страх перед закрытой дверью, за которой сидит тот, к кому - хочешь, не хочешь - придётся обратиться по делам. Неизбежно. Перед каждой дверью я всегда придумывала, что скажу и что мне могут ответить.
Мне гораздо проще написать, сочинить на бумаге или здесь, чем сказать вслух. Письмо, блин, Татьяны!!!
О самом трудном почти невозможно говорить вслух и кому-нибудь. Поэтому я иногда пишу здесь длинные сверхсекретные телеги, зная, что их видят 1 или два проверенных человека.
Я - человек без языка, но с буквами. Спасибо, Господи, за буквы.

11:44 

Bugs in my head #5

Иногда я пропадаю с радаров и делаю так, чтобы меня не было. В самые худшие моменты я вообще ничего нигде не пишу. У меня в голове соревнуются две сирены с мигалками. Одна кричит: "Ты всех достала, лучше бы тебя не было!", другая: "А никто и не заметил, ха-ха-ха, неуловимый ты Джо!"
Тут я - как черепах в том стишке. Сам придумал, сам пострадал, сам ушёл навсегда, а волынка как лежала на берегу моря, так и лежит до сих пор.
Я вдруг на всём ходу нечаянно наступаю на какую-то "ядерную кнопку", и моя ракушка захлопывается, и я не могу открыть её изнутри.
Странно, но при всей этой долбанутости у меня ещё остались некоторые друзья. Странно, что мне вообще удалось друзей найти.

11:06 

Bugs in my head #4

Я ни черта не умею просить о помощи. Справляйся со всем сама и в быту, и у себя в голове. До какого-то времени это так или иначе получалось, а потом перестало. А привычка ползти вперёд, пока не упадёшь, осталась. На вопрос "Как дела?" всегда отвечать не честно, а вежливо.

10:51 

Bugs in my head #3

Я почти никогда не хожу в гости к другим людям - нет, не потому, что у меня есть дети и нет времени. Скорее, потому, что очень легко сказать: "Приходите к нам!" и почти невозможно спросить: "Можно, я зайду к вам?"
Даже если люди раньше говорили: "Заходи к нам тоже", мне всё время кажется, что теперь-то у них всё изменилось, и это будет не к месту, не ко двору. Как будто где-то есть волшебная кнопочка обнуления. Но кто её всё время нажимает?

00:29 

Bugs in my head #2

И если про предыдущую фигню я ещё смутно догадываюсь, откуда она может взяться, то сейчас будет совсем иррациональная.
Есть такая старая шутка: если по улице навстречу человеку идёт какая-нибудь пара, то встретивший их мужчина прежде всего смотрит на женщину, а женщина... не угадали, опять же - на женщину. Чтобы рассмотреть, во что та одета.
Я тоже делаю так, но вряд ли кто-нибудь в здравом уме сразу догадается, почему.
Тадам! - барабанная дробь! - чтобы эта женщина не дай бог не подумала, что я слишком пристально разглядываю её спутника.
Откуда эта хрень взялась в моей голове? Почему мне должно быть дело до того, что она подумает? Почему я не могу смотреть на кого хочу?
Можно подумать, мне каждый день устраивают скандалы на почве ревности чьи-то жёны или возлюбленные. Так ведь нет же! Ни разу за всю жизнь никто не устраивал и не собирался.
Но я почему-то всё равно из любой пары друзей общаюсь больше с женской половиной, а если пожимаю руки или даже обнимаю на прощание, то только обоих сразу, одновременно.
Отступить в тень, слиться со стеной, только чтобы никто ничего такого про меня не подумал.
Я не понимаю, что это и откуда оно во мне, и зачем. Такая автоматическая фигня, которая сама собой срабатывает, и надо очень постараться, чтобы не сворачиваться от любого щелчка, а то потом не развернёшься.

23:57 

Bugs in my head #1

У меня есть куча странных багов, с которыми непонятно что делать.
Например, допустим, да: вчера мне были рады. Это само по себе странно, но ладно, пускай. Но сегодня - то, сегодня-то уж вряд ли мне будут рады опять.
И это не про незнакомцев (пофиг мне на незнакомцев), это про лучших друзей.
И я каждый день подбираюсь мелкими шагами заново, осторожно, искоса поглядывая и пытаясь понять: а как будет сегодня? Неужели как вчера, или мне опять надо идти нафиг к чертям собачьим, куда я себя направляю сама по щелчку чьих-нибудь пальцев...
Причём, люди - то тут совершенно не при чём, они ничего такого не хотели сказать и даже не догадываются.
А у меня в голове каждый день один и тот же вопрос: уже бежать или пока ещё можно и не надо...

23:17 

Вдруг начинаешь вспоминать и рассказывать всякую фигню, которую нельзя вспоминать, и сначала кажется, что становится легче, а потом начинает казаться, что она никуда не делась, хотя и не происходит прямо сейчас. Она из меня никуда не делась. Может быть, надо засунуть её обратно внутрь, и подальше, поглубже. Но она уже обратно не помещается. Так и торчит на полдороги.

21:54 

Одна кружечка была навеки прикована...

Это чистой воды пытка - когда больно и плохо, и хочется побыть одной, а надо быть вместе со всеми и улыбаться. А потом они все хотят поспать вокруг меня, и один ложится на мою руку, а другой пытается сделать подкоп и втиснуть под меня и руки, и ноги, и надо лежать на стыке раскладушки и кровати и не шевелиться, а они не хотят спать, они хотят со мной тусить и разговаривать как можно дольше, и вот они вроде бы засыпают, и нельзя шевелиться, чтобы не разбудить, руки и ноги ноют, но нельзя, а хочется бежать куда глаза глядят, прямо в ночь, и, наконец, осторожно отползаешь в коридор, а там... Отпустите меня, к чертям собачьим...

08:03 

Теперь меня трясёт ещё и от телефонного разговора. К чёрту всех! Бросила трубку и больше отвечать не буду.

07:33 

Наконец-то меня не трясёт от нервов по поводу не сделанной работы.

Теперь меня трясёт от недосыпа по причине сделанной работы.

Почувствуйте разницу!

08:37 

По сравнению с бабушкой мои чуваки суперадекватные, хоть и бардачники. К ним я не боюсь идти домой. А она уже ушла к тому времени, оказывается.

Теперь им тоже хочется то ли съехать, то ли сменить замки и не пускать бабушку, но это пока никак не получается. Однако, меня греет уже то, что они на моей стороне. Потому что когда она орёт или шипит на меня, пытаясь вызвать во мне чувство вины перед каждым из них, мне начинает казаться, что и они все стоят в этом же ряду и хотят сказать мне то же самое, что и она. А ОНИ - НЕТ! НИЧУТЬ! НАДО ЭТО НЕ ЗАБЫВАТЬ.

Вчера она решила заглянуть под двухэтажную кровать в детской, а там были два больших складных икеевских ящика (в которых я несколько лет прячу от неё то, что мне не полагается, с её точки зрения, иметь вообще - фарфоровых кукол и домик 1:12), склад всякой мелкой дребедени, которую постоянно тащит под кровать Вова, и некоторое количество пыли. Я периодически отодвигаю кровать и ящики, выметаю дребедень и протираю там пол, но не очень часто. Не каждый раз, когда пол мою в детской. И тут НАЧАЛОСЬ. Пара феерических телефонных разговоров со мной, после которых я полдня ходила как пришибленная. Выволокла мои ящики из-под кровати. Навела под ней чистоту и пустоту. Вышвырнула всё с самой верхней полки шкафа-купе в коридоре. Закинула туда ящик с куклами (внутри всё перемешалось, одна точно разбилась, другие - не знаю). (НО КАК??? Мне потом удалось его оттуда снять, а поднять обратно не удалось, ещё и "молния" на нём сломалась, пришлось перекладывать всё в два маленьких икеевских ящика.) Не хочу представлять себе подробности этого действа. Мне хватило и пары слов по телефону.

Утром удалось уехать на работу раньше, чем она придёт.

Теперь мне очень хочется снять квартиру или комнату, перевезти туда все свои вещи, чтобы они никого не возмущали, а домой приходить только на пару часов утром и несколько часов вечером. Эта мысль меня греет больше всего. Но я понимаю, что это означает сдать замок без боя и тратить кучу денег в пустоту.

Upd: на следующий день было ещё хуже. Бабушка нашла в шкафу "Благие знамения", устроила разборки Саше, а когда узнала, что ему её Ваня подарил, назвала Ваню больным ублюдком. Потом она позвонила мне на работу и спросила: "Лена, ты сатанистка?", потом устроила мне допрос с пристрастием по поводу того, к какой конфессии я себя отношу.
Я пришла домой и увидела, что она пыталась навести свои порядки в шкафу с моими личными вещами. На следующий день я повесила замки и на этот шкаф, и на книжный...

12:56 

Поговорила одну минуту по телефону. Вернее, послушала, какими именно словами на меня орут.

Сделала непроницаемое лицо снаружи.

А внутри меня как будто грузовик сбил. Вышибло из себя. Тело ходит и творит всякую фигню. Дух всё ещё летит, но не понимает, куда, и как остановиться, и как вернуться.

Такое ощущение, что домой мне лучше совсем никогда не возвращаться.

И в то же время нельзя не возвращаться.

Сжаться в точку и самоуничтожиться.

07:55 

Игры и поездки? Серьёзно? Потратила целые сутки за последние два года. Слишком много, да. И от этого сразу все проблемы произошли.

Идите к чёрту, при всём уважении и благодарности!!!

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100