Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Вестник "Распутная Вдова"

Дружественные соо


Dragon Age kink на жж (полностью анонимный)



Правила:
читать дальше

Как пользоваться дайри-отделением Кинка.
читать дальше

Если вы исполнили заявку, то можете опубликовать исполнение от гостевого логина.

Некто в маске варгеста - 111111
Некто в долийской маске - 222222
Некто в маске с мабари - 333333
Некто в маске саирабаза - 444444

Для удобства выражения ОЦМ в комментариях благопристойным образом.

Логины:
трепещет один платочек
трепещет два платочка
трепещет три платочка
трепещет четыре платочка
трепещет пять платочков

Пароль для всех




↓ ↑ ⇑
20:16 



Ну что ж, дорогие читатели, авторы и иллюстраторы. Пожалуй, следует признать, что на этот раз наш должный быть развеселым Халамширал прошел не лучшим образом. Есть мнение, что молодежь нынче совсем не та -- и Играть так, как мы Играли раньше, уже не способна, кхе-кхе.

Как бы там ни было, сама Леди лично благодарит наших двух авторов, не постеснявшихся и не заплутавших в однообразных коридорах реальности, и выражает свою самую искреннюю благодарность, а также обещает благосклонность в будущем, а все мы знаем, как высоко ценится в нашем обществе ее мнение.

Дорогие Синьорина Э. ака birdroid и Раэлла, спасибо вам! Вы настоящие герои этого бала, и все Инквизиторы Тедаса мечтают пройти с вами в туре вальса :dances: :gh3:

@темы: организационное, будет_гореть

18:15 

Название: Козы и розы
Пейринг/Персонажи:м! Хоук/Изабела
Категория: гет
Жанр: ER, юмор
Кинки: секс в публичном месте
Рейтинг: R
Размер: драббл, 918 слов
Предупреждение: Ненормативная лексика, специфический юмор, маргинальность, Хоук-жЫвотное

Это был полный провал. Хоук никогда еще не чувствовал себя настолько несчастным. Ни его собственная неуемная фантазия, ни жаркое воодушевление Изабелы не могли заставить крайне важную часть его тела реагировать должным образом. На второй день отчаяние достигло своего пика.

— Ну все, хватит, — расстроенно сказал он, глядя на круглый и аппетитный зад, пристроившийся на его груди. — От того, что ты натрешь мне мозоль, лучше не станет.

Изабела развернулась к нему лицом:

— Может, все-таки попробуешь алхимию? — голос у нее был немного виноватым. В конце концов, тот злополучный пузырек с безграмотной надписью на орлейском притащила Гаррету именно она. — У Элеганты наверняка найдется что-нибудь...

— Нет уж, — буркнул Хоук, встал с кровати, немного походил по комнате, а потом плеснул себе вина. — Хватит с меня алхимии. Поэкспериментировали уже.

Вначале зелье и вправду подарило обещанный «фейерверк ощущений». Гаррету казалось, будто по жилам бежит игристое вино, а его член и впрямь превратился «в непобедимое орудие Джаггернаута». Они занимались любовью сутки напролет, без перерыва на еду и сон, используя для этого все подходящие и абсолютно неподходящие места и поверхности. Это было просто превосходно. Но уже на следующий день неистовый дракон в штанах превратился в апатичного нага.

Изабела покусала губу, а потом решительно уперла руки в боки:

— Одевайся! Мы идем в «Цветущую розу». Предоставим дело профессионалам. А напиться с горя ты сможешь и там.

Хоук немного подумал, решил, что терять ему уже нечего, и потянулся за брюками.

Но, кажется, он недооценил энтузиазм своей подруги. Изабела выстроила перед барной стойкой всех проституток обоего пола и оглядела их с видом генерала, определяющего боеготовность войск. Посмотреть на этот парад сбежался весь остальной бордель.

— Катриэлла и Умница, марш наверх, готовиться по высшему разряду, — приказала Изабела. — Хорошее вино, свечи, много смазки, пара плеток, чистый кляп, ну, вы сами все знаете. Хм-м... Адриано и... Деньер?

— Нет! — быстро отверг гнома Хоук. — Я не буду трахаться с мужиком, у которого борода больше, чем у меня. Только не борода. И вообще, почему мужиков снова больше, чем баб?

— Во-первых, перестань называть Умницу мужиком. А во-вторых, потому что я стою десяти, милый. Ты же сам это говорил, — ласково напомнила Изабела.

Хоук мученически завел глаза, а Квинтус тихо пробормотал за своей стойкой что-то вроде «заебать свиноеба».

— Что? — угрожающе развернулся к нему Хоук.

— Что? — заинтересованно развернулась к нему Изабела. А потом задумчиво спросила: — Хоук, а ты ебал свиней?

Гаррет поперхнулся. А Изабела, не давая ему вставить и слово, уже звала хозяйку:

— Мадам Лусина, у вас есть свиньи?

— К сожалению, нет, милочка, — невозмутимо отозвалась та. — Но могу предложить козу.

— Я не собираюсь ебать козу! — с еще большим возмущением рявкнул Хоук.

— Милый, ты же не пробовал, вдруг тебе понравится? — нежно проворковала Изабела. — Вдруг настолько новые ощущения — это именно то, что тебе нужно?

Гаррет окончательно понял, что над ним издеваются, и молча зашагал к выходу, безумно злясь и отчаянно себя жалея. И почему на его пути встречаются лишь окончательно чокнутые бессердечные чудовища?

— Хоук, стой! — завопила Избела ему вслед, но он и не подумал послушаться.

Она довольно быстро его догнала и зашагала рядом, грустно слушая его яростное сопение. А потом дернула за рукав:

— Ну все, хватит дуться! Я же хотела, как лучше, глупый.

— Вот еще перед шлюхами меня идиотом не выставляли, — пробурчал Хоук. — Мало мне Варриковских анекдотов.

— Ну, не зли-и-ись, — она игриво толкнула его бедром.

— И как тебе такое в голову пришло? — Гаррет фыркнул все еще недовольно, но привычно облапил крепкий бок. — Сама ты коза...

— Для тебя — хоть козочка, хоть свинка, — Изабела сморщила нос в попытке изобразить пятачок. — Хоть кошечка. Хоть собачка: где хочу потра… — Ее глаза внезапно загорелись знакомым шальным огоньком: — Кстати. А хочешь трахнуть меня прямо на улице?

— Что? — Хоук даже остановился и невольно огляделся по сторонам.

Время близилось к ночи, прохожих было немного — но они все-таки были. Изабела потянула его за руку к стене, прислонилась к ней спиной, а потом вцепилась Гаррету в плечи, прижала его к себе ногой и страстно поцеловала. Шедшая мимо парочка бросила на них косой взгляд и ускорила шаг. Хоук заинтересованно хмыкнул и притиснул Изабеллу к стене еще плотнее, оглаживая знакомые скудно прикрытые изгибы. Жар ее тела ощущался даже через два слоя одежды. Его рука скользнула под тунику, прошлась по упругой заднице, погладила спину и бедро, а потом втиснулась ей между ног и ощутила жар еще больший.

— Совсем стыд потеряли! — проворчал кто-то позади них.

Хоук, не отрываясь от Изабелы, продемонстрировал пространству средний палец свободной руки. А потом все-таки высвободил вторую, показал тот же жест ею и жизнерадостно огрызнулся:

– Завидовать нехорошо! Вали отсюда, придурок.

Изабела с восторгом хохотнула:

– Додрочишь дома!

Вдохновленный собственным великолепием, Хоук закрыл ей рот глубоким поцелуем, а потом зарылся лицом в бурно вздымающуюся грудь. Происходящее увлекало все больше и больше. Чужой гневный взгляд приятно покалывал затылок, колени слегка подкашивались от крышесносной безобразности ситуации, а жар под его рукой стал невозможно мокрым и приглашающим. Хоук подвигал пальцами, проникая в горячую влажность глубже и срывая этим одобрительный стон. Незнакомец сзади выругался, сплюнул себе под ноги и поспешно удалился.

А Хоук понял, что от печального нага в штанах не осталось и следа. «Орудие Джаггернаута» было снова в строю. И Гаррет ликующе выпустил его из тесноты одежды, чтобы ворваться в уже ждущую его раскаленную тесноту внутри тела Изабелы. Он ловил губами участившееся дыхание этой невозможной женщины, пил ее стоны, как лучшее из вин, сжимал ее бедра на своей талии и все ускорял ритм, не замечая собственных азартных и похотливых возгласов.

Наслаждение было острым, сдобренным щепоткой стыда и двумя пригоршнями облегчения — у него все получилось! Он снова чувствовал себя собой — самоуверенным и со всех сторон прекрасным сукиным сыном, которому глубоко плевать на мнение окружающих.

— Ох, — протянула Изабела томно, поправляя одежду. — Обожаю тебя, грязное животное. А может, в следующий раз все же попробуем с козой?

@темы: персонаж: Хоук, персонаж: Изабелла, отношения: гет, кинк: публичный_секс

09:27 

10:57 

Мои дорогие!

Второй тур! Тема "Необычный дуэт"




@темы: будет_гореть, организационное

16:34 

Кинк-фест. Индивидуальное участие, внеконкурс.

Название: ***
Пейринг/Персонажи: Адорно Отранто/Иветт Монтилье
Категория: гет
Жанр: романтика
Кинки: мастурбация, фроттаж, немного фантазий
Рейтинг: NC-17
Размер: 1732 слова
Предупреждение: даб-кон
Примечание: с надеждой, что рассказ найдет отклик среди орлейской публики!

— Молодая госпожа, вы играете в очень и очень опасную игру!

— Я это и без тебя знаю, Кло! Лучше помоги мне скорее избавиться от этого проклятого платья!

Иветт нетерпеливо ерзала перед зеркалом и то и дело прислушивалась ко всему вокруг. Широкий открытый балкон, впускавший в спальню лёгкий прохладный бриз, открывал вид на южную гавань. До Иветт доносились отголоски болтовни моряков и портовых работников, крики чаек, отдаленный шум прибоя. А на улице царила полуденная тишина, по крайней мере — пока. В любую минуту со стороны мостовой могли послышаться шаги родителей, возвращавшихся от банкира Арно. Или вдруг братья решат нагрянуть пораньше? Тогда либо все её старания обернутся даром, либо, хуже того, её упрячут в отдаленное аббатство в какой-нибудь глуши!

— Кло, ты там, что, уснула? — прикрикнула Иветт за плечо.

— Узел на шнуровке запутался, госпожа, потерпите ещё чуть-чуть!

— Так порви ты этот проклятый шнур! Или возьми ножницы с комода, руки тебе для чего?

Наконец верхнее платье с шелестом упало к ногам Иветт, и она тут же прыжком перешагнула его, при этом едва не лишившись туфли. Она поправила на груди и талии складки сорочки и присмотрелась к отражению в высоком, в полный рост, зеркале — по словам отца, их семья чуть не разорилась, когда они его купили для их крошки Иветт. И теперь эта самая крошка Иветт распускала свои темные кудри по плечам в попытке придать себе как можно более фривольный вид.

Она обернулась и взглянула на своё отражение со спины.

— Ну, как я? — спросила она служанку, не глядя на неё. — У меня получится совершить задуманное?

— Госпожа, вы прекрасны, но вы играете с огнём.

— Нет, это вся моя семья играет с огнём! Это Отранто играют с огнём! Помолвить нас, и даже не спросить меня! Зла не хватает!

Иветт вырвала из рук служанки платье, которое та складывала, и бросила его за ширму, как бесполезную кучу тряпья.

— Прекрати медлить и зови уже синьора Отранто! И поживее!

Кло, надутая, будто это её выдают замуж против воли, унеслась прочь из спальни выполнять приказ. А Иветт повторила в уме план: завести непринуждённую беседу с Отранто, показать ему, что она — беспутная скандалистка, от которой лучше отказаться, пока ещё есть время, а затем… затем придумать что-нибудь ещё! Хоть выпалить, что она-де фантазирует об утехах с жеребцами! Что угодно! Свадьбы не будет, и её родители и дорогая сестричка ещё пожалеют, что подсунули Иветт такую свинью!

Иветт затаила дыхание. В уме рисовались события за стеной: вот Кло убеждает Отранто войти в спальню, приговаривая, что, разумеется, встреча пройдет при ней, и никто ни о ком не отзовётся дурным словом; вот Отранто колеблется, но не решается отказать во встрече своей невесте; вот он идёт к спальне, открывает дверь, и…

— Дорогая моя Иветт, вы хотели меня… видеть?

Она непринужденно обернулась к дверям. Отранто стоял с открытым ртом и разглядывал её, но не успела она насладиться первой победой, как он мгновенно уставился в противоположную стену.

— Мне сообщили, что вы приболели, и я пришел… Ваша служанка заверила меня, что она будет здесь, но…

— Ох уж эта Кло! — деланно вздохнула Иветт и присела на табуретку, выгнув спину и выпятив ягодицы. Стыд? Какой стыд, когда она в полном одиночестве боролась за свою свободу? — Вечно носится где попало, никогда её не найти!

Отранто дернулся к выходу.

— В таком случае, я, пожалуй, выйду, пока не…

— Нет! — вскочив с места, крикнула Иветт и тут же побранила себя за то, насколько отчаянно и совсем не кокетливо прозвенел её голос. — Нет, синьор Отранто, зачем? Разве вы не хотите приподнять своей невесте настроение в час болезни? Ах, это так жестоко с вашей стороны!

Его рука замерла на ручке двери, и сам он тоже застыл. Над золотистым парчовым воротником на его шее расцвел багровый румянец. Иветт боялась даже выдохнуть в сторону Отранто, чтобы не спугнуть.

— Пожалуй… пожалуй, я бы мог остаться, но, ради всего святого, моя дорогая Иветт, накиньте сверху что-нибудь.

Иветт в мыслях топнула ножкой. Одеться? Вот ещё что выдумал!

Она напевно простонала:

— Ах, мой синьор, не мучьте меня! Я страдаю от такого невыносимого жара!

Что-то в её голосе наконец заставило Отранто обернуться к ней лицом. Он окинул её фигуру ещё одним растерянным взглядом, а затем ещё и ещё. С балкона подул прохладный ветерок, и юбка её сорочки волнительно заколыхалась в ногах. Отранто не смог оторвать взгляд от этого зрелища, и Иветт не сдержала улыбки.

Она поздравила себя со второй победой.

— Как ваши дела, мой дорогой друг? — спросила она и под руку повела его вглубь спальни. Он присел на кресло, поставленное напротив кровати.

— Подготовка к нашей свадьбе идёт полным ходом. До тех пор я тороплюсь заключить несколько соглашений, которые могли бы обеспечить вам достойное будущее. Я едва вижу стены родной Антивы.

Мысли о планах и делах несколько охладили пыл Отранто, и он уже заметно лучше ориентировался в обстановке. Ни её практически полная нагота, ни их уединение очевидно больше не смущали его. Иветт прикусила губу от досады. Она как бы забывшись потянула за шнурок на груди — и завязка расползлась сама собой.

— Иветт, что у вас на уме? — спросил Отранто, несколько вжавшись в спинку кресла.

— Ничего предосудительного, не беспокойтесь. — Взгляд её жениха на долю секунды сполз на приоткрывшийся вид на грудь, и Иветт решила больше не оттягивать главное действо.

Она, откинувшись на постель, приподняла подол сорочки до самых бедер, а затем запустила пальцы между ног и стала тереть себя средним пальцем. Другую руку она запустила за воротник и сделала вид, будто ласкала свою грудь.

Отранто вскочил с места.

— Но Иветт… — сказал он куда-то в пол. — Ваши родители заверили меня, что вы чисты. То, что я вижу…

Иветт совершенно искренне рассмеялась.

— Вы, что, правда думаете, что девушке нужно лишить себя невинности, чтобы получить удовольствие? Мой дорогой синьор, если ваш ум настолько скуден, то нас ждёт будущее, щедро приправленное моими любовниками. Вы готовы делить свою молодую жену с другими?

Иветт позволила себе прикрыть глаза и представить себя зажатой между Отранто и вторым мужчиной. Вдвое больше ласк по её телу, горячий член и в промежности, и сзади, оба толкают её, будто соревнуясь…

Из мира грёз её вернуло ощущение горячих ладоней, разводящих её колени широко в стороны. Отранто бесцеремонно забрался на кровать, расстегнул ремень и спустил штаны. Иветт мгновенно побледнела от ужаса. В её планы совсем не входила никакая близость со своим женихом! Если кто-нибудь узнает, иного пути кроме свадьбы с ним уже не будет!

— Синьор Отранто, что вы себе позволяете? — с нескрываемой злобой прикрикнула она. — Немедленно идите вон из моей комнаты!

Когда Отранто высвободил из штанов член, Иветт потеряла всякий дар речи. Она никогда не видела мужское достоинство так близко от себя! Но вот оно… стояло и готовилось превратить её в женщину прямо на месте, и снова без её согласия!

— Адорно Сиэль Отранто, если вы лишите меня…

— Ничего я вас не лишу, моя дорогая Иветт, — перебил он. — Я старше вас почти на пятнадцать лет, и вы уж точно навряд ли чем меня удивите.

Он откинул ее влажную руку и приложил к её промежности член по всей его длине. Иветт невольно ойкнула от прикосновений горячей кожи и щекочущих жёстких волос. Часть её негодовала от возмущения и вот-вот готова была призвать кого угодно на помощь, но другая часть…

Иветт приподняла бёдра навстречу Отранто, высвободила плечи из плена сорочки и собрала её на талии. Отранто затуманенным взором окинул её оголённые груди и довольно хмыкнул.

— Тогда, монсиньор Отранто, — произнесла Иветт, — может, это вы сможете меня удивить?

Он скользнул между её ног по влажной дорожке и издал сдавленный выдох. Затем надавил членом сильнее и повторил движение. Он тёрся об Иветт с таким диким рвением, что она поняла, почему многие женщины сравнивали своих мужчин в постели с животными. И всё же, его ласки не были лишены некоторого мастерства. Её разум затуманивался с каждым его движением, и вся сила воли Иветт уходила на то, чтобы промолчать о том, как сильно ей хотелось познать его внутри.

Ей это слишком нравилось.

Вдруг через открытый балкон с улицы донеслось:

— Кло, почему здесь стоят люди Отранто? Где наши сыновья? Иветт там, что, с ним одна?

О, только этого не хватало! Если их застанут, ей конец!

— Синьор Отранто, немедленно слезайте, — полушепотом прошипела она.

Ее жених в ответ протяжно простонал.

Сразу за этим снизу послышалось:

— Чей это был голос? Кло, почему ты молчишь? Язык проглотила?

Иветт изловчилась вдеть руки в рукава сорочки и попыталась толкнуть Отранто бедрами — результат оказался прямо противоположным. Он с ещё большим упорством затёрся об ее промежность, будто позабыв обо всем на свете. Иветт и сама чувствовала скорый приход, но топот из фойе внизу быстро охладил ее пыл.

— Отранто, вы ставите нас…

И брызги мужского семени ответили за него. Отранто с каждым ударом сердца неисправимо пачкал её сорочку снова и снова, и если мама́ увидит её в таком виде… уж лучше Иветт умрет!

Отранто отстал от её бедер, лишь когда израсходовал свои запасы. По лестнице уже слышался отчётливый топот ног, Кло пыталась остановить её родителей какими-то сумбурными доводами, граничащими с безумием, а Иветт, почти вся в мокрых белесых пятнах, только-только поднялась на ноги. Не говоря ни слова, она беззвучными скачками юркнула в одежный шкаф и, подобрав подол, затаилась там. Дверцы никак не поддавались её попыткам закрыться изнутри, и тогда Отранто, уже затягивая ремень на поясе, помог ей, поплотнее надавив на них ладонями.

С порога спальни донеслась бессвязная болтовня Кло и решительный топот ног, которые резко остановились.

— Синьор Отранто, — поздоровались мама́ после значительной паузы. — А что вы делаете… здесь? Никак не терпится пообщаться с невестой? — попыталась она пошутить, хотя голос выдал с головой болезненное напряжение.

— О, госпожа Монтилье! Ваша дочь куда-то запропастились. Она хотела показать мне свои картины и отправилась искать свою служанку, чтобы та могла поручиться за нашу честь, и… вижу, служанка нашлась, но теперь потерялась невеста!

Иветт отсчитывала молчание, казалось, часами.

Наконец мама́ подала голос:

— Ну так не стойте здесь, совсем покинутый и одинокий! В конце концов, мы уже почти одна семья, и негоже морить вас голодом. Кстати, мы с мужем только что вернулись от банка Арно! А вы знали, что из-за новых пошлин…

Голос её матери и ленивые шаги утихли где-то в коридоре. Иветт, растрёпанная и раздосадованная, вышла из душного шкафа и наконец сделала несколько глубоких вдохов. Все её старания даром! Сорочка испорчена! И надо срочно отыскать какой-нибудь холст, а все свои работы она хранила внизу, в мастерской!

И, хуже того, она теперь не знала, так ли сильно ей не хотелось замуж за Отранто.

@темы: отношения: гет, кинк: фантазии, кинк: мастурбация

10:24 

Ну что ж, любезные читатели! Вот мы и посмотрим, насколько вы соскучились по нашим веселым рассказам и откровенным иллюстрациям.

Просим к публикации ваши работы. Тема "Во власти стихий"








В эпиграфе есть пароли от гостевых масок.

С нетерпением ждем вас!

@темы: 1 тур, будет_гореть, организационное

12:37 

Дорогие маски, платочки и гости!

Объявляем о проведении весеннего озорного праздника, который "Будет гореть в ваших сердцах" :sunny:




Традиционно для нашего издания мы приглашаем участников группами и поодиночке. В первом случае допускаются команды до 4 человек (допускаются работы от АД: один Ад - один текст на тур), во втором - только помощь беты. Команды формируются по принципу общности (что выступает объединяющей темой, команда решает сама), к соло-участникам требований нет.

Участвовать можно в любом количестве туров - хоть в одном, хоть во всех. Штрафных баллов за пропуск тура не начисляется.

Темы туров и даты выкладок
7 апреля - 1 тур "Во власти стихий"
14 апреля - 2 тур "Необычный дуэт"
21 апреля - 3 тур "Диковинные средства"

Голосование начнется сразу после первого тура и продлится до 28 апреля. Тогда же можно будет начинать деанон.
На этот раз мы снова вводим правило, что определение победителей произойдет только в том случае, если проголосует не менее 20 наших читателей. Готовьте не только платочки, но и надушенные розовые бумажки :rom:


Просим вас не забывать три вещи:
1. Никаких ограничений, кроме законодательства РФ и правил дайри.
2. Каждый кинк - чей-то сквик, но и наоборот тоже, поэтому будьте взаимно вежливы.
3. Много кинков не бывает.

Безудержного удовольствия, мои дорогие! :bigkiss:










@темы: организационное, будет_гореть

12:00 

Ну что же, мои дорогие, ваш энтузиазм пылает, как прежде, а значит традиционному празднику быть!

В ближайшие дни на страницах издания появится официальное объявление со всеми-всеми правилами, сроками и, конечно, иллюстрациями, которые вы сможете забрать себе.

А пока предлагаю вам начать формировать команды, задуматься об участии соло и разгрузить свой напряженный график визитов и званых обедов ради компании самой Леди и ее избранных друзей :goodgirl:

До встречи на фестивале!

А вот небольшая тайна, которую удалось подсмотреть нашему барду в личной переписке Леди Мантильон: первая выкладка назначена на 7 апреля ;-) точите ваши перья!

Доброго вам дня, мои любимый читатели!

Леди Мантильон проснулась сегодня в хорошем настроении, но стоило ей выглянуть в окно, как на душе стало тоскливо и одиноко. Решив, что общество дорогих подписчиков и немного трепетания платочков просто жизненно необходимы, Леди интересуется и Вашим мнением о, можно сказать, ежегодном весеннем мероприятии - три раза, как-никак. Уже традиция.

Но, прежде чем высказывать свои пожелания, имейте в виду: все веселье запланировано не раньше апреля, а скорее, ближе к середине, поскольку график светских мероприятий не позволит Леди заняться организацией бала раньше.

Итак, мои дорогие?
запись создана: 06.03.2019 в 08:45

Нужен ли весенний кинк-фест?
1. Непременно приму участие  6  (18.75%)
2. Очень желаю попасть, но не уверен/а, что будет возможность  18  (56.25%)
3. Опять? Нет, спасибо.  8  (25%)
Всего:  32

@темы: организационное

08:46 

Начинаем трепетать платочками, милые!

Истории, которых ждут наши читатели
Изабела/Карвер, внезапный секс в неожиданном месте
Вивьен/Железный Бык, фемдом
Дориан/Андерс, кинк на веснушки обгоревшего на солнце Андерса
Аришок/ж!Хоук, её изнасиловали - ей понравилось
Орсино/Мередит, провоцировать друг друга прилюдно
ф!Тревельян/Блэкволл, искупление вины за ложь, пожестче
Сэрбис/Кальперния, нежное связывание
Сирил/Элисса, измены
Алистер/ф!Страж, секс по пьяни
ж!Хоук/Алистер-Страж, кинк на униформу

Если вы готовы поделиться своей историей, то опубликуйте ее от маски в комментариях к этой записи или новым постом.





В строке "Заявка" нужно указать свое пожелание вместо выполненного в следующем виде: Персонаж 1/Персонаж 2, кинк.
Персонажей может быть больше двух.
Кинк может быть только один.
Раскладка - это важно ;) Тот персонаж, который стоит перед слешем, выступает субъектом, тот, который после, - объектом кинка. Например, Инквизитор/Страж, асфиксия будет значить, что Инквизитор душит Стража. Если кинк обоюдный, то можно игнорировать этот момент.

Если вдруг пару, которую вы хотели принести, уже выполнили, все равно несите - заказчику и читателям будет приятно. А если вы принесете свою работу в течение суток с момента первого исполнения, то тоже имеете право сделать заявку.

Сообщать о трепетании ваших платочков можно и нужно в комментариях к этому посту или к посту исполнения, если работа вывешена отдельно.
запись создана: 13.09.2018 в 21:01

@темы: любовь на вылет, организационное

10:37 

UPD. Ну что, милые, развеем скуку и хандру? Сегодня в 21.00 по времени Вал Руайо Москвы вывесим пост для набора первой десятки любовных пар :heart:

Дорогие наши авторы и иллюстраторы!

Леди Мантильон одолевает осенняя хандра, и она предлагает вам немного отвлечься, развлечься и поделиться жаром своей души. Как вы смотрите на небольшую игру для своего и чужого удовольствия?

Создадим список из 10 пейрингов, к каждому по одному кинку. Затем как в известной забаве "сейв-килл", только без очков: любой желающий выкладывает исполнение по понравившемуся пейрингу (арт, стрип, скетч, однострочник, драбблик, миник), тем самым вычеркивая его из списка, и добавляет свое пожелание. В списке снова 10 вариантов, и следующий исполнитель может выбирать из них.

Мы можем назвать эту игру "Трепетное прощание на осеннем ветру" :smirk:
запись создана: 11.09.2018 в 21:52

Интересно ли тебе, дорогой читатель "Распутной Вдовы"?
1. Звучит увлекательно, стоит попробовать.  9  (37.5%)
2. Вроде и ничего, но лень, депрессия, опустошенность и что-нибудь еще.  6  (25%)
3. Нет. Просто нет.  1  (4.17%)
4. Вариант для тех, кто сам не пишет и не рисует: да, пожалуйста, очень хочу свежих историй.  8  (33.33%)
Всего:  24

@темы: организационное, любовь на вылет

22:52 

Название: Братик
Пейринг/Персонажи: ОЖП, Варрик/Кассандра, Фенрис/Мерриль, Авелин/Изабела, м!Хоук/Андерс, Железный Бык
Категория: джен с упоминанием гета, фемслэша и слэша
Жанр: флафф
Рейтинг: PG
Размер: 700 слов
Предупреждение: семейные ценности в сиропе

Когда Пенелопа услышала, что у неё скоро будет братик, тот тут же побежала к родителям в спальню. Она боялась не успеть, потому что «скоро» — это очень-очень быстро. Например, если папа говорил «скоро стемнеет», то доиграть в увлекательную игру про отважную принцессу и коварного дракона не получится и придётся идти спать. А если мама говорила «скорее, подай мой меч», то значит, она опять пойдёт отчитывать закованных в железо дяденек. Иногда «скорее» кричали всадники на улицах, и тогда люди бросались врассыпную, а кони словно пролетали над землёй. Жуть.

Поэтому она бежала по ступенькам со всех ног, но когда открыла дверь в комнату, то никого, кроме мамы, не обнаружила. Опоздала. Её братик наверняка не стал её ждать и пошёл играть с игрушками в свою комнату.

— Где он?!

— Кто? — нахмурилась мама и оторвалась от книги.

— Братик! Он уже появился, да?

Мама неожиданно покраснела и помотала головой. «Дети так скоро не рождаются», — сказала она, но отвечать на вопрос, как они рождаются, не стала. Ей отчего-то срочно потребовалось наточить меч.

Папа сидел за столом и сосредоточенно грыз перо. Вообще-то Пенелопа помнила, что в такие минуты лучше его не беспокоить, но сейчас она не могла ждать: братик вот-вот мог появиться, а она даже не знала, когда, где и как. Папа, видимо, тоже не знал. Он только пробормотал что-то про «любовь и малахитовые стержни» и снова принялся писать.

О малахитовых стержнях Пенелопа раньше не слышала, зато однажды папа заметил, что у тёти Мерриль малахитовые глаза. Возможно, это было как-то связано, и она могла рассказать больше о появлении детей. У неё же откуда-то взялись двое.

В детях тётя Мерриль действительно разбиралась. Пенелопа давно усвоила: чем непонятнее взрослый говорил, тем умнее он был. А рассказ тёти Мерриль весь состоял из незнакомых слов вроде «далан», «Эльгарнан» и «зачатие». Пенелопа так бы и сидела до вечера, открыв рот, но вернулся дядя Фенрис и сообщил, что если она и «дальше будет слушать этот бред, то у её братика вырастут длинные острые уши».

— Как у кошки? — уточнила Пенелопа, но дядя Фенрис выставил её за дверь.

Неподалёку жила тётя Авелин, и Пенелопа решила зайти и к ней. Она вроде бы когда-то была замужем.

Объяснение тёти Авелин быстро простым и понятным. Дети появлялись по воле Создателя в назначенный час. Кто такой Создатель Пенелопе давно объяснила мама, а назначенный час — это время, когда надо было что-то сделать. Например, умыться или убрать свою комнату. Ближайший назначенный час приходился на ужин, и Пенелопа радостно захлопала в ладоши, твёрдо уверившись, что теперь-то точно не пропустит появление братика, когда сидевшая в кресле тётя Изабела усмехнулась:

— Только если этот «создатель» вытащить забыл, а лекарь с противозачаточным зельем накосячил.

Тётя Авелин отчего-то рассердилась, и Пенелопа решила сбежать — вдруг рассердятся и на неё.

Что должен был не забыть Создатель, Пенелопа так и не поняла, зато знакомый лекарь у неё был. Дядя Андерс.

Тот, к счастью, оказался дома, услышав вопрос «Откуда берутся дети?», почесал нос, потянулся было за книгой, но потом покачал головой и ответил:

— Сначала люди влюбляются друг в друга, потом начинают жить вместе, а потом — магия!

Пенелопа нахмурилась. Дядя Андерс и дядя Хоук, по словам папы, любили друг друга. Они жили вместе. Оба были магами… Пенелопа огляделась. Детей вокруг не было, только мабари грыз косточку у камина.

— Это ваш сын? — Пенелопа ткнула пальцем в собаку.

Дядя Андерс закашлялся, а дядя Хоук, спускавшийся с лестницы, громко расхохотался.

— Приёмный, — сдавленно пробормотал дядя Андерс, и Пенелопа кивнула. Приёмный братик ей был не нужен, она хотела настоящего.

Но солнце уже садилось, других знакомых взрослых у неё в городе не было и пришлось идти домой.

В гостиной на диване сидел дядя Бык. Он иногда заезжал по делам, и в этом время Пенелопа всегда пряталась. Её однажды едва не боднула корова.

Но дядя Бык тоже был взрослым и мог знать, как появляются дети.

— Из живота.

Пенелопа нахмурилась. Мамин живот был сегодня совершенно плоский. Туда бы не поместилась даже кошка, не то что ребёнок.

— Он постепенно надувается, как бурдюк с водой, а когда воды становится слишком много, она вытекает из живота вместе ребёнком.

Пенелопа посмотрела на свой живот. Если она съедала много сладкого, то он тоже увеличивался. Наверно, дядя Бык не врал.

Она побежала на кухню, схватила кувшин с водой и понесла его к маме. В погребе стояла ещё бочка с папиной красной водой.

Пенелопа надеялась, что для рождения братика этого будет достаточно.

@темы: Dragon Age: Inquisition, Dragon Age: другое, отношения: гет, отношения: джен, отношения: слеш, персонаж: Андерс, персонаж: Варрик, персонаж: Железный_Бык, персонаж: Изабелла, персонаж: Кассандра, персонаж: Мерриль, персонаж: Феликс, персонаж: Хоук

22:21 

Название: Все любят Мерриль
Пейринг/Персонажи: Варрик, Изабела, Хоук, Фенрис, Себастьян, Авелин
Категория: джен, элементы гета
Жанр: флафф
Рейтинг: G
Размер: 600 слов



— Гаррет! — Изабела широким взмахом руки обвела окрестности и выразительно приподняла брови.
— Да понял я, — хмуро ответил Хоук, — понял. Лучше бы ей остаться, как я и говорил. Но, раз уж так вышло, дом ей найдем самый лучший. Ну, из тех, что тут есть.
— Ничего ты не понял, чурбан, — насупилась она, — ее тут будут обижать! Она останется жить у меня и точка.
— Ривейни, ты права в том, что это место не самое лучшее, — развел руками Варрик, — но Мерриль не может жить с тобой в «Висельнике». Во-первых, она хочет жить с сородичами, во-вторых, она взрослая, ей нужен свой дом.
Гаррет поскреб заросший подбородок и вздохнул.
— Мы проведем профилактическую работу.
— Чего мы проведем? — подозрительно протянула Изабела.
— Он имеет в виду разговор по душам с местным населением, — хмыкнул Варрик. — Ну, знаешь, добрым словом и арбалетом можно добиться большего, чем одним только добрым словом.
— О, Варрик…
—Вот увидишь, они полюбят Мерриль.

***

— Авелин!
— Изабела! Что это у тебя? Гроза Северных морей покупает на рынке сладкие пирожки?
— Ты совсем не умеешь шутить, подруга. А между тем, что у тебя? Так-так… Мука, десяток яиц, яблоки… И кто у нас любитель пирожков? Решила завлечь мужиков стряпней?
— Хватит, Изабела. Просто заткнись.
— О, Авелин, извини. На самом деле я знаю, что ты хочешь испечь их для Мерриль. Меня она тоже пригласила на новоселье, вот, видишь, — Изабела помахала свертком с пирожками.
— О…
— Что поделать, мы все любим нашего котеночка.

***

— Ого, Мрачный эльф, вот это да!
— Не зови меня так.
— Ты вроде вышел отлить, а на деле искал повод проткнуть кого-нибудь своим огромным мечом.
— Очень смешно.
Варрик склонился ниже, силясь разглядеть подробности в этой демонской темноте. Протрезвевший и злой Фенрис молча стоял за спиной.
— Сиськи андрасте, парень! Да это храмовники! Ты укокошил двух храмовников!
— Помоги мне что-нибудь сделать с ними. Спрятать. Что-нибудь.
— Какого демона ты их порешил?
— Они пришли за Мерриль.
— Что?
— Я слышал их разговор, они пришли за отступницей.
— Они охотятся за андерсовой подружкой из «Висельника», которой и след давно простыл. Мне влетает в копеечку благополучие Маргаритки в Нижнем городе, но в карманах храмовников оседает вдвое больше золотишка от Хоука, так что она в безопасности. Подожди! — Варрик разогнулся и уставился на Фенриса. — Ты беспокоился о Маргаритке? Впрочем, я вижу твое недовольное лицо, можешь не отвечать. Все любят Мерриль, даже делающие вид, что не любят.

***

— Оу, Себастьян, что это у тебя?
Изабела выхватила сверток и немедленно заглянула внутрь. Впрочем, Себастьян не сопротивлялся, знал, что это бесполезно.
— Теплая одежда для сирот, — просто ответил он.
Изабела с вытянувшимся лицом рылась в ворохе вязаных носков.
— Ты вяжешь носочки сиротам?
— Мерриль. Она отдала это мне, чтобы я отнес в церковь. Она сказала, что раз у сирот нет своего клана, который может о них позаботиться, то хочет сделать что-нибудь для них.
— Ох, Котеночек…
— Изабела, ты плачешь?
— П-ф-ф… Нет, конечно нет, — быстро сказала Изабела, пряча глаза, — просто люблю Мерриль.

***

— Карвер!
— А?!
— Да не пугайся так! — Варрик примирительным жестом выставил ладони перед собой. — И осторожнее, ты сейчас раздавишь букет своими ручищами! Нет нужды прятать его за спину, я уже все видел. Кто эта счастливица?
— Не твое дело, гном.
Карвер, насупившись, мял в руках потрепанную охапку цветов и смотрел исподлобья.
— Ого, какой ты скрытный. Хотя, дай я угадаю! Все любят Мерриль…

***

— Гаррет!
— Что?
Вечер был хорош, они приступили к пятой бутылке, а может и к шестой. Варрик придвинулся ближе и самым доверительным тоном, на который был способен, спросил:
— Что ты сделал с Мередит?
— А что я сделал с Мередит?
— Андерс в Казематы носа не кажет. А Мерриль ты таскаешь с собой к Мередит.
— Я так и не понял, что, собственно, не так.
— Ты. Разгуливаешь. По Казематам. С отступницей.
Гаррет пьяно улыбнулся.
— Просто все любят Мерриль. Она очень обаятельная, ладно?




@темы: персонаж: Хоук, персонаж: Фенрис, персонаж: Себастьян, персонаж: Изабелла, персонаж: Варрик, персонаж: Авелин, отношения: джен, Dragon Age: другое

23:02 

Название: Любимцы
Пейринг/Персонажи: Изабела/Хоук/Андерс
Категория: гет, слэш
Жанр: юмор, флафф
Рейтинг: G
Размер: 475 слов

Изабела проснулась от того, что кто-то нагадил в ее сапог. Точнее, она встала, посмотрела на безмятежную задницу Хоука, засунула руку под кровать и окончательно проснулась. Один из ее любимых сапог был безнадежно мокрым и неприятно пах.

Изабела еще раз взглянула на безмятежную задницу: нет, вчера они выпили максимум по кружке, да и меткость пьяного Хоука всегда оставляла желать лучшего.

Изабела оглядела каюту. Андерс опять с самого утра куда-то убежал, но мочиться в сапоги кого-то, помимо храмовников, он бы вряд ли стал. А Изабела храмовником точно не была — они носили слишком безвкусные доспехи.

Получалось, что кроме нее испортить сапог никто не мог, но подозревать саму себя было как-то глупо. Поэтому Изабела вывалила на кровать вещи из ближайшего сундука и, не найдя там ничего похожего на обувь, надела ботинки Хоука. Ему не привыкать — как-то раз он сбегал из тюрьмы в одних подштанниках.

У зеркала ее ждал еще один неприятный сюрприз. На локоне отчетливо виднелся белый волос. На голове, к счастью, после тщательного осмотра похожих не обнаружилось. Блондинка у них была в последний раз месяц назад. Хоук в принципе почти всегда расчесывался ладонью, да и волос был слишком длинный. Оставался Андерс. Однажды он спросонья надел серьгу Изабелы, так что вполне мог взять случайно и расческу. К тому же Изабела давно подозревала, что он поддерживает рыжину волос либо магией, либо банально красится.

Представив недовольное лицо Андерса, она хмыкнула и потянулась за припасенным с ужина окороком. И обнаружила его валяющимся на полу и изрядно поеденным. Любой из них троих, если бы и стащил окорок, то съел бы его целиком, а не бросил бы на пол, понадкусывав. Вывод был один — в их каюту добрались мыши.

Из подсобки раздался писк и подтвердил ее подозрения. Изабела схватила кинжал и, твердо решив пригвоздить к полу каждую из тварей, распахнула дверь.

Андерс мечтательно разливал молоко по мискам, но, увидев ее, вздрогнул и замер. Пушистая белая кошка недовольно мяукнула, и выводок таких же белых котят повторил за ней. Изабела подбросила кинжал в руке. Андерс вряд ли поверит, если она скажет, что перепутала котят с мышами. Чего доброго, еще разозлится и взорвет корабль.

— Их чуть не разодрала собака в порту. Я едва успел ее отогнать.

— Жизнь жестока, — пожала плечами Изабела.

— Они могут ловить мышей.

— Пока они поймали только мою курятину.

— Разве тебе их не жалко?

«Нет», — хотела было сказать она, но не смогла. В глазах всех кошек и Андерса была вселенская печаль, а Изабела никогда не могла пройти мимо брошенных существ. Животных там. Или даже мужчин.

Поэтому она только махнула рукой и вернулась в спальню.

Мабари Хоука уже успел проникнуть внутрь и теперь растянулся на кровати рядом с хозяином, пуская слюни на подушки.

Изабела вздохнула. Наверно, ей тоже стоит завести животное. Например, попугая. Или обезьяну. Говорят, они в моде у пиратов.

Хоук недовольно заворочался на кровати. Андерс с охапкой котят в руках осторожно выглядывал из-за двери.

Изабела помотала головой. Зачем? Ведь у нее уже есть домашние любимцы.

@темы: персонаж: Хоук, персонаж: Изабелла, персонаж: Андерс, отношения: слеш, отношения: гет, Dragon Age: другое

23:09 

Название: Из Кинлоха с любовью
Пейринг/Персонажи: Самсон, Каллен, Мэддокс, Мередит, Алрик, Эмерик, Карл
Категория: джен
Жанр: драма, сплаттер, AU
Рейтинг: NC-17
Размер: ~2600 слов
Предупреждение: dark!персонажи, тревожащие темы, насилие, нон-кон
Примечание: частичный ретеллинг The Human Centipede

I

Самсон зябко поежился. Было раннее утро, сырое и пасмурное, обычное для Киркволла в эту пору года. Камень вокруг надежно сохранял холод ветров из гавани.

Площадь Казематов пустовала в эти предрассветные часы. Стоящий рядом Эмерик потер слезящиеся глаза и глухо откашлялся. Ему явно нездоровилось, но от ночного наряда его это не уберегло.

— Скоро нас сменят, — сказал Самсон, не зная, кого успокаивает, себя или его. — Сейчас придет рыцарь-капитан.

На душе было паскудно. Гложущее, недоброе предчувствие гнездилось в груди.

— Легок на помине.

Эмерик мрачно сплюнул под ноги, пробормотав что-то про «везучего кинлохского выскочку». Самсон, которому довелось, пусть и недолго, делить с ним комнату в казарме, так не думал, но промолчал. Дождавшись, пока командир приблизится, он чуть приподнялся на каблуках, привычно вытянулся в уставном приветствии.

— Рыцарь-капитан.

Эмерик душераздирающе высморкался. Резерфорд холодно оглядел его с ног до головы, затем перевел взгляд на Самсона.

— Можете идти.

— Я никогда не пойму, как он ухитрился стать рыцарем-капитаном, — пробурчал Эмерик. — Ведь что в нем особенного-то? Да и служит без году неделя, а поди ж ты. Вот как люди так устраиваются?

Быстрое возвышение новичка из Кинлоха не пришлось по душе никому, а кое-кто, как Эмерик, давно мечтавший о повышении, так и вовсе пришел в ярость.

— Ты все отмалчиваешься, как я погляжу. — Эмерик снова надрывно отхаркнул мокроту на каменные плиты. — Самсон? Ведь тоже мог бы стать рыцарем-капитаном, выслуга, выучка, все при тебе.

— Нет.

Самсон не тешил себя надеждой. Он был на плохом счету, и знал об этом.

— Ну теперь-то конечно нет, это же в твое дежурство бежали эти чокнутые.

В груди снова противно заныло.

— Это все лириум. Я изрядно перебрал тогда.

Они уже почти дошли до дверей казармы. Эмерик чуть притормозил, сочувственно потрепал Самсона по плечу.

— Знаешь, я, если что, тебя не виню. Все мы… — он запнулся. — Все мы зависим от этого зелья, будь оно неладно.

— Эй, Самсон!

Он оглянулся. Каллен смотрел на него, поигрывая рукоятью меча.

— Мы поймали их.

Во рту пересохло. Где-то в отдалении загрохотал гром. Усилием воли Самсон заставил себя держаться непринужденно.

— Что?

Каллен сухо улыбнулся, повел шеей, словно застежка плаща сдавливала горло.

— Я говорю, мы взяли их. В Оствике. Они уже здесь, в подземелье. Нам повезло, что мы их поймали, ведь кто-то выкрал их филактерии, но мы с этим непременно разберемся.

— Ясно.

Самсон беззвучно выдохнул.

Значит, Мэддокс не выбрался, бедняга. В Оствике — значит, они были совсем близко к цели, лодка должна была ожидать их в порту вчерашней ночью. Самсон, не мигая, выдержал испытующий взгляд рыцаря-капитана. Он все равно узнает, проклятая ищейка. Плевать.

— Жаль парня, — сказал Эмерик, который явно не пропустил ни слова, и сплюнул на каменные плиты под ногами.

Самсон пожал плечами.

— Усмирят, эка невидаль, не он первый, не он последний, Мередит это любит.

Но он ошибался.

II

Усмирение Мэддокса не входило в планы рыцаря-командора Мередит Станнард. Что, почему — Самсон не знал, ему не докладывали. Палач прибыл к вечеру. Одетый в бесформенную серую хламиду, красноречиво выдававшую его род занятий; немолодой, высокий, болезненно худой мужчина с красным морщинистым лицом. Самсона поразили его глаза, белесые, почти белые, будто затянутые бельмами.

Странно, конечно. Мередит и раньше расправлялась с магами на свое усмотрение, пренебрегая Эонаром, как того предписывал устав, предпочитая всем видам наказания усмирение. Быстро, надежно, рационально — каждый маг обладал ценностью, которой не было смысла разбрасываться. Наверное, будь воля Мередит, она поставила бы печать-солнышко на каждый мажеский лоб.

Но Самсон понимал, что это невозможно. Кому нужны Казематы без магов. Да и Владычице это не понравится, злоупотребление усмирением не одобрялось. Командорское кресло и так вовсю угрожающе раскачивалось под упругим задом Мередит Станнард. Думая об этом, Самсон испытывал потаенное злорадство.

Помечись, стерва.

И вот палач. Зачем он нужен в Казематах, где все поголовно носят мечи, и снять с плеч несчастную мажескую голову ни для кого не составляет труда.

Попросили бы рыцаря-капитана Каллена, на худой конец, подумал Самсон, сдерживая истеричный смешок, — тот любому палачу сто очков вперед даст. О молодом выскочке ходили слухи, жутковатые даже по меркам пропитанного мертвечиной Города Цепей. Поговаривали, после случившегося в ферелденском Круге он сошел с ума и однажды в приступе ярости зарубил нескольких вверенных ему магов, изуродовав так, что их не смогли опознать, просто сгребли останки в мешок и сожгли.

Каллена Резерфорда держал в плену демон во время восстания магов крови в Кинлохе, он и изувечил его разум. Сначала думали, Каллен уже не оправится, но через какое-то время он все же пришел в себя. Стал почти нормальным — почти, потому что Самсон помнил, что тот шептал по ночам, погружаясь в забытье между сном и безумием.

Об истории в Кинлохе Самсону поведал сэр Бардел, с которым они вместе ходили в увольнительную, подхалтуривать, чтобы заработать на пару лишних капель синего яда.

Тогда, в темном, пропахшем скисшим элем и тяжелым духом перебродившего хмеля «Висельнике», Бардел склонился к уху Самсона и прошептал такое, что человеку в здравом рассудке и в голову прийти не могло. Отрезвев, Самсон долго думал, что услышанное ему померещилось в тяжелой, ломящей кости лихорадке, порождаемой жаждой. Но в глубине души Самсон поверил. Сразу. Наверное, такие невозможно дикие вещи, не могут, не должны быть выдумкой, слишком уж они приземленно-чудовищны.

… когда Каллена нашли в крохотной каморке под лестницей, вокруг была кровь, его собственная и чужая. Рядом валялся обезображенный труп какого-то бедняги-храмовника со вспоротым животом. Сам Каллен, съежившись, как бродячий пес над костью и голодно урча, глодал скользкую сизую кишку, жадно всасывая в себя ее содержимое.

Самсон потер переносицу, пытаясь сосредоточиться. Палач. Да, палач. Зачем его вызвали?

Тем временем палач прошел мимо, обдав Самсона застарелым запахом крови. Тяжелым духом, обволакивающим и тошнотворным. Самсону отчаянно захотелось принять еще дозу, хотя он уже выбрал свой паек на две недели, но сейчас это последнее о чем стоило беспокоиться. Он ждал, когда его вызовут на дознание, внутренне понимая, что это конец. Можно было бежать, но Самсон чувствовал себя слишком усталым. Опустошенным.

«Идем с нами», — сказал тогда Мэддокс, и Самсон пожалел, что отказался. Его скорее всего убили бы сразу, но он хоть сражался бы. А не терся по темным углам, как крыса.

— Идем. — Самсон обернулся, уже зная, кого увидит.

Каллен. Плотно сжатые бледные губы, белое как мел лицо, верхнее веко мелко подрагивает. А рыцарь-капитан преизрядно нервничает, отметил Самсон — интересно, почему.

Они миновали коридор, ведущий к покоям рыцаря-командора, но свернули, не доходя до массивной дубовой резной двери. Когда сырость подземелья дохнула Самсону в лицо, до него запоздало дошло, зачем понадобился палач.

— Ни к чему это, Резерфорд. — Самсон остановился, стиснув рукоять меча.

Каллен повернулся к нему, криво усмехнулся.

— Ты тоже свое получишь, Самсон, в свое время. А пока иди за мной. Молча.

Низкий потолок нависал над головой, огни факелов разгоняли темноту на несколько шагов вперед — дальше по-прежнему безраздельно царила тьма.

В камере находились рыцарь-командор Мередит, Алрик, Меттин и палач — не считая пойманных магов. Сердце Самсона екнуло — трое. Не двое, трое. Карл, Мэддокс — и Эйми, бедная девчонка из Нижнего города, подружка Мэддокса, которой Самсон носил его письма.

— Она что тут делает? — спросил он, обращаясь к Каллену, — она не беглянка.

С таким же успехом Самсон мог спеть вторую строфу Песни Света, аккомпанируя себе стуком сапога по каменному полу. Никто не обратил внимания. Все внимание было обращено на палача, который, тем временем, деловито раскладывал свой нехитрый инструмент — молоток, длинную сапожницкую иглу, узкое стальное долото.

Пытка, понял Самсон. Заплечных дел мастера позвали, чтобы мучить этих несчастных. Усмирение стало настолько обыденным делом в Казематах, что им уже никого не напугать, теперь требовалось кое-что пострашнее. Нечто, способное навести ужас даже на уставших бояться магов их позабытого Создателем Круга.

Самсон обратил внимание на странные одеяния пленников — все они были одеты в короткие полотняные рубахи, доходившие им едва ли до середины бедер. Съежившись углу, Эйми старалась натянуть куцый подол до колен, тщетно пытаясь укрыться от похотливого взгляда Алрика.

Избитый до крови, Мэддокс старался не смотреть на Самсона, то ли презирая, то ли боясь ненароком выдать. Карл тяжело дышал, с ненавистью буравя Мередит единственным глазом, второй заплыл багровым бесформенным кровоподтеком.

— Начинайте, мастер, — велела Мередит. Она даже не обернулась, чтобы взглянуть на вошедших. — Все в сборе.

Самсон попятился к двери. Что бы тут ни происходило, он не хотел в этом участвовать, и плевать на последствия.

— Ты останешься, — прошипел Каллен, толкнув его в спину. — И будешь смотреть. Иначе я прямо сейчас скажу рыцарю-командору, кто выкрал филактерии. Хочешь?

Самсон замер.

Палач выбрал молоток с долотом, подошел к Мэддоксу. Тот заорал, когда острый конец вонзился в сочленение коленного сустава. Раздался тошнотворный хруст. Проделав то же самое со второй ногой, палач перешел к Карлу и споро повторил процедуру, не обращая внимания на крики. Эйми зарыдала, спрятав лицо в ладонях. Мэддокс изрыгал проклятья вперемешку с угрозами и мольбами оставить ее в покое.

Самсону хотелось зажать уши, чтобы не слышать. Ничего не слышать, не видеть, не жить. Безумно хотелось глотнуть хотя бы каплю лириума. Каллен стоял рядом, жадно пожирая взглядом происходящее. Глаза у него при этом были прозрачные и совершенно безумные.

— Кого первым? — поинтересовался палач, удовлетворенно рассматривая результаты своей работы. К раздробленным коленям добавились сломанные пальцы на руках.

Мередит задумалась. Алрик склонился к ее уху и принялся что-то нашептывать, скабрезно улыбаясь. Одарив его гневным взглядом, Мередит отодвинулась.

— Его, — сказала она, указав пальцем на Карла. — Потом девку, а третьим Мэддокса.

Все это казалось Самсону каким-то калейдоскопом цветной, сводящей с ума дикости. Меттин поднял скрючившегося от боли Карла, поставил на четвереньки, придерживая за подмышки. Палач вооружился сапожной иглой и, насвистывая, склонился над жертвой.

— Теперь девчонку, — отрывисто велел он. — Вот так, держите, не давайте брыкаться.

Алрик засмеялся.

— Что они творят? — прошептал Самсон.

— Сшивают их вместе, — ровно сообщил Каллен, не сводя глаз с увлеченно орудующего иглой палача. — Рот к анусу. Как многоножку. Так точно не сбегут.

Уголки его рта едва заметно дернулись вверх. Желчь, поднявшаяся из желудка едкой волной, обожгла язык, Самсон закашлялся, сплевывая себе под ноги вязкую желтую слюну.


III


Спустя несколько дней многоножка, неуклюже покачиваясь и неловко перебирая изувеченными конечностями, ползала по внутреннему двору Казематов. Мередит отдала приказ всем магам собраться и смотреть. Всем без исключения.

Смотрели молча. Кто-то потерял сознание, кого-то стошнило, судя по сдавленным звукам, но никто не произнес ни слова, все внимание было приковано к троице несчастных. Первым полз Карл, вращая налитыми кровью глазами. Он единственный из троицы, кто мог говорить, но, судя по помутневшему рассеянному взгляду, вряд ли стоило от него ожидать чего-то осмысленного. Эйми беззвучно заливалась слезами, ни на кого не глядя и по очереди поджимая покалеченные кисти, замыкающим полз Мэддокс, приволакивая распухшие ноги, с тугими, врезающимися в плоть повязками.

Самсон видел их боль, но страх и отвращение терзали их сильнее, чем физические страдания. Он вглядывался в лица товарищей, надеясь увидеть отголоски собственных чувств.

Мередит излучала самодовольство, она не улыбалась, но голубые глаза светились неприкрытым торжеством. Каллен выглядел бесстрастным и сосредоточенным, но Самсон не хотел даже думать, что творится в его изъеденном безумием мозгу. Среди храмовников велись горячие споры, кому принадлежит этот жуткий замысел, большинство сходилось на том, что это затея Алрика, подобное вполне в его стиле, многие считали, что это придумала сама Мередит, но Самсон был уверен, что это Каллен.

— Это ведь временно? — неуверенно спросил Бардел, ни к кому конкретно не обращаясь. — Их же потом разъединят?

Самсон в это не верил, поэтому промолчал. Он снова думал, как нуждается в лириуме. А еще — в смелости и силе воли, чтобы исправить хоть что-нибудь.


IV

— А, это ты, смени… — начал Эмерик, завидев Самсона, но договорить не успел, лезвие меча плавно вошло в грудь, выдернув тонкий веер кровавых брызг. Меттин оказался проворней и почти успел вытащить меч из ножен, но Самсон ударил его кулаком прямо в удивленно округлившийся рот, вонзил меч в живот

Лириумная буря, бушующая в крови, сделала Самсона сильнее и смелее. Главное, не размышлять — делать. В полутемной камере навстречу угрожающе бросились тени. Они мелькали на освещенной факелом стене, причудливо изогнутые, искаженные.

На полу валялся окровавленный стилет. Алрик, кряхтя и похрюкивая, словно боров, трудился над девчонкой Мэддокса, ритмично вставляя скользкий от крови член в дыру в ее боку. Мэддокс утробно подвывал, вздрагивая всем телом в такт его движениям. Каждую фрикцию сопровождал глухой звук, — это Карл безмолвно, размеренно бился лбом о стену.

Самсон сжал челюсти, отдаленно ощутив медный привкус на онемевшем языке. По подбородку побежала теплая струйка.

Самсон воткнул кинжал Алрику в основание шеи, метя между позвонками, пинком отбросил обмякшее тело в сторону. Склонился над Эйми — она еще дышала, но ей уже было не помочь, — синюшно-белая кожа, остановившийся взгляд. Из глубокой раны в боку с бледными, будто обсосанными краями, толчками лилась кровь, скапливаясь на полу вязкой темной лужей.

Мэддокс протяжно замычал. Рубаха на бедрах задралась, обнажив зад, покрытый потеками дерьма и крови. Самсон заставил себя отвести взгляд. К его удивлению, Алрик не желал умирать. Задыхаясь, он полз к двери, словно за пределами этого темного вонючего подземелья его ждало спасение. Самсон наблюдал, как он отчаянно пытается дотянуться до порога, оставляя за собой липкий красный след — словно гигантская мокрица. Эта мысль позабавила Самсона, и он услышал отдаленный лающий кашель, запоздало осознав, что это его собственный смех.

Неторопливо обогнув Алрика, Самсон захлопнул вожделенную дверь, до которой тому оставалось каких-то пять дюймов. Наступив ему на затылок, Самсон медленно и с удовольствием надавил каблуком, ощущая, как под тяжестью храмовничьего сапога сминается плоть и трещат кости.

Алрик забулькал, произнес что-то вроде «агрр хавагав». Самсон с силой опустил сапог, давя Алриков череп, точно жука в хитиновом панцире. И еще раз. А потом еще и еще. Пот заливал глаза, возбуждение захлестывало Самсона лихорадочной дрожью. Покончив с Алриком, он прислонился к стене. Лириумная ярость постепенно выгорала, оставляя ощущение мерзости, словно это он сам насиловал этот шевелящийся, безумный сплетенный воедино организм, когда-то бывший двумя мужчинами и женщиной.

Повернувшись, Самсон, тяжело дыша, заставил себя посмотреть на Мэддокса, Эйми и Карла. Так их зовут, и будь он проклят, если забудет об этом. Эйми затихла, пряди грязных волос закрыли ей лицо. Карл бездумно водил головой из стороны в сторону, что-то невнятно бормоча себе под нос. Мэддокс едва слышно всхлипывал.

Это и моя вина, отчетливо понял Самсон. Я тоже виноват в том, что случилось. В том, к чему все это пришло. Я часть всего этого.

— Потерпи, дружище, — сказал он Мэддоксу. — Я попробую вас разъединить. Будет больно, но я осторожно, бедняжке Эйми уже без разницы.

Мэддокс отчаянно замотал головой, точнее, попытался, умоляюще замычал, размеренно отделяя короткие горловые звуки одинаковыми паузами, снова и снова, — и тут до Самсона дошло.

«Убей меня».

— Убить?

Мэддокс затрясся всем телом, закивал.

— Нет. — Самсон вытер глаза. — Нет, Мэддокс, послушай, я освобожу вас, и мы уйдем отсюда.

Пелена слез застилала взор. Самсон подобрал стилет Алрика, опустился на пол возле Эйми, не обращая внимания на тошнотворную смесь нечистот и крови, вставил лезвие между еще теплых ягодиц, стараясь не поранить Мэддокса. Тот забился, глухо и протяжно застонал, но Самсон не обращал внимания, осторожно ведя острие вниз, чтобы распороть грубый шов, соединяющий тела Эйми и Мэддокса.

— Можешь встать?

Освобожденный Мэддокс распластался на полу. Самсон понимал, что, наверное, и сам обезумел. Мэддоксу и Карлу раздробили колени, они не смогут идти.

— Убей меня, — пробормотал Мэддокс. Израненный рот не вполне подчинялся ему.

— Нет.

Но Самсон понимал, что другого пути нет. Где-то вдалеке загрохотали шаги. Мэддокс кое-как сел. Глаза на покрытом кровью лице горели надеждой. Глубоко вдохнув, Самсон привлек его к себе в неловком скупом объятии.

— Мэддокс, — прошептал он. — Прости, дружище. Сейчас это все закончится.

Полоснул стилетом по горлу. Бережно уложив Мэддокса на пол, он проделал то же самое с Карлом. Из коридора доносились возбужденные голоса, трупы Эмерика и Меттина не остались незамеченными. Кто-то требовал позвать рыцаря-капитана.

Самсон вытащил меч, крепко сжав липкую, в темных разводах рукоять. Подумал, решаясь. В полированном лезвии отражалось лицо, мало чем походившее на человеческое. А ведь это он, Ралей Самсон. Храмовник. Воин Церкви. Самсон скривил рот в вымученной улыбке, ощущая, как натягивается кожа на скулах.

Направил острие в живот, напрягся. Отстраненно подумал, что будет грязно. Когда вскрываешь брюхо, всегда грязно.

Не грязнее, чем есть.

Он — человек. Ладно, нет. Он лишь его подобие, слепленное вкривь и вкось небрежной рукой Создателя.

«Встань, твою мать, и сражайся, — произнес в голове сэр Марстон, его старый, давно покойный наставник. — Ты, ни на что не способный тощий кусок говна».

Самсон поднялся. Голоса за дверью стихли, значит, сейчас ворвутся внутрь. Он принял боевую стойку. Идеальная средняя стойка, сэр Марстон остался бы доволен: корпус чуть наклонен, рука с мечом отведена в сторону, острие смотрит вниз — обманчивый, сбивающий противника с толку прием.

— Давайте же, — прошептал Самсон, жадно вдохнул пропитанный смрадом воздух, ощущая прилив азарта.

Дверь распахнулась.

@темы: отношения: джен, кинк: изнасилование, кинк: dark, AU

21:42 

Название: Чудовище
Пейринг/Персонажи: Андерс/Архитектор
Категория: слэш
Жанр: драма
Рейтинг: R
Размер: 818 слов
Предупреждение: нестандартные пищевые предпочтения, физические увечья

Андерс не хочет умирать. Андерс, в конце концов, пообещал себе не умирать как можно дольше, когда увидел покачивающееся на поясе тело. Генри приехал в Круг вместе с ним, но провёл тут всего четыре дня. Он очень сильно скучал по матери и не хотел колдовать. Пояс Андерс забрал себе — тот был блестящий и красивый.

Андерс не хочет умирать и убегает от смерти много лет — она не поймала его даже в Киркволле. Но Зов в голове настолько силён, что из ушей течёт кровь, а глазам становится тесно в глазницах.

Андерс сидит у моря, смотрит, как волны набрасываются на берег, и думает, что всего несколько шагов решат его проблему. Но он обещал. Поэтому он встаёт, зажигает факел и спускается в пещеру.

Все Серые Стражи заканчивают одинаково: погибают в окружении порождений тьмы. Его уже заждались на Глубинных тропах.

Первого гарлока он встречает только спустя несколько дней, когда дно фляги высыхает, а глаза окончательно привыкают к темноте. С посоха почти срывается огненный шар, но гарлок неожиданно манит его за собой.

Что-то это всё ему напоминает. Жаль Амелла нет рядом: в прошлый раз от разумных порождений он пришёл в восторг.

Так и есть: Архитектор ждёт их в ближайшем зале. Кажется, он почти не изменился: может, только чуть потрескались кости, и левый глаз сполз ещё ниже. А у Андерса уже половина волос — седые и некрасивые морщины бороздят лоб. Хорошо быть мёртвым.

— Рад видеть тебя, мой давний друг, — распахивает объятия Архитектор.

Андерс хочет сострить в ответ, но внезапная, словно вспышка, боль пронизывает тело. Он падает на колени, и последнее, что он видит перед тем, как потерять сознание, — серое пятно ползёт по его руке.



Сознание возвращается к Андерсу урывками. Вот порождения тьмы куда-то несут его, а в следующий момент Архитектор поит его красной тёплой жижей с какими-то травами. Вот Зов разрывает его разум на части, а через какое-то время Андерс уже может свободно дышать.

Его руки — серые и выглядят так, будто по ним проехал конный отряд. Андерс рад, что вокруг нет зеркал. Он не хочет знать, во что превратился. Он никогда не видел красивых порождений тьмы.

— Теперь ты свободен. — Архитектор подходит к нему сзади и кладёт руки на плечи.

«Теперь я чудовище», — хочет возразить Андерс, но молчит. В глазах многих он стал чудовищем, когда первая искра магии скользнула с его пальцев. Сейчас он только изменился. Чуть-чуть.

От Архитектора исходит сладкий аромат, как от свежеиспечённого земляничного пирога, и у Андерса скручивает желудок. Хочется есть. Хочется есть настолько, что он готов вцепиться в свою руку. Или в пальцы Архитектора, которые поглаживают его по плечам. Они наверняка вкусные, как мясные рёбрышки.

Архитектор касается его висков и слегка массирует их. Съесть пальцы уже хочется меньше, но голод продолжает будто подтачивать изнутри.

— Ты привыкнешь. Нужно только потерпеть.

Нажим на виски усиливается, и Андерс послушно кивает. Раньше, когда не было еды, он просто ложился спать. Надо сделать так и в этот раз. Наверняка порождения тьмы тоже отдыхают.



Спустя какое-то время — день, неделю, месяц — Андерс не может сосчитать — голод отступает. Хотя время от времени хочется нанизать на вертел генлока пожирнее. Вместо этого он ест крыс и пауков. На завтрак, обед и ужин. По привычке. Не то чтобы ему надо было питаться.

А ещё Андерс по-прежнему может колдовать, и Архитектор отводит его в полуразрушенную библиотеку.

— Я устал быть один. — Однажды Архитектор присаживает рядом, когда Андерс изучает тевинтерский трактат о заклинаниях крови. Теперь она не вызывает у него отвращения. Лучше так, чем жить вообще без магии.

— А как же те милые ребята в соседнем зале?

Архитектор качает головой.

— Они другие.

«Они родились мёртвыми», — думает Андерс, но опять молчит. Раньше ему как-то не доводилось рассказывать порождениям, что они бывшие тевинтерские магистры. Надо было посоветоваться с Корифеем.

Интересно, он сам тоже забудет всё?

Архитектор прижимается сильнее, и это неожиданно приятно. Похоже, скверна окончательно поразила его мозг.

С другой стороны, а что ему терять?

Андерс разворачивается и стягивает с Архитектора маску. Обычные порождения тьмы на ощупь, как высохшая лягушка. И отвратительно воняют. У Архитектора кожа наоборот гладкая, немного холодная, и он больше не пахнет ничем. А рубцы на лице только возбуждают. Андерсу всегда нравились шрамы.

Целуется Архитектор тоже неплохо. Для тысячелетнего. И под мантией у него нет ничего. Вообще ничего, только обтянутые кожей кости. Андерс невольно отшатывается, с опаской косится вниз и выдыхает. Его ноги всё ещё на месте, член тоже. Сморщившись, висит. Безжизненно серый, словно разлагающаяся гусеница, так и не превратившаяся в бабочку.

— Ты привыкнешь. — Архитектор виновато пожимает плечами. — Зато твой разум не пострадал.

Андерс предпочёл бы сойти с ума.

Архитектор опять приобнимает его за плечи, и становится приятно и хорошо. Какая-то магия, точно. Ну и пусть.

Андерс снова тянется за поцелуем. Ещё и ещё, пока он и от них не перестал получать удовольствие.

Но хочется большего. Не только секса — поесть, выспаться, принять ванну. Почувствовать себя живым.

А ведь Корифей тоже был тевинтерским магистром. И смог воскреснуть, после того, как Хоук его убил.

Андерс задумчиво смотрит на Архитектора. В одной из книг был описан ритуал перемещения. И если их одновременно убьют два Серых Стража…

Осталось дождаться Шестой Мор.



@темы: Dragon Age Origins + Awakening, Dragon Age: Inquisition, отношения: слеш, персонаж: Андерс, персонаж: Архитектор

12:39 

Название: Семья
Пейринг/Персонажи: м!Хоук, Андерс, Карвер и др.
Категория: джен
Жанр: хоррор
Рейтинг: R
Размер: 314 слов
Предупреждение: расчленёнка

Отец говорил, что магия идёт из сердца. Отец был выдающимся магом, и Хоук всегда думал, что сердце у того тоже необычное, сверкающее, например. Но никак не тот тёплый, склизкий кусок мяса, который он держит в руках. Такое сердце больше подходит простолюдину — тевинтерские маги в наши дни уже не те.
Хоук выбрасывает сердце в реку.
Остаётся проверить, насколько измельчали эльфы.
Орсино считается могущественным магом, но почти никогда не покидает казематы и ничем Хоуку не может помочь. Зато Маретари, кажется, ещё не увела свой клан подальше от Киркволла.
Хоук вытирает с кинжала кровь и спешит — мать не любит подолгу оставаться одна.

У Андерса такие же красивые ореховые глаза, как у Бетани. Мать говорила, что в глазах человека отражается его душа, и Хоук не может с этим не согласиться. Андерс взволнованно ходит по комнате, рассказывая про новое изученное заклинание, и глаза его сияют так же, как у Бетани, когда она впервые поняла, что может колдовать. Радость, любопытство, восторг.
Хоук разливает вино по кубкам и хлопает по кровати рядом с собой.
— Так давай же выпьем за это!
Андерс косится на кубок, но всё-таки немного отхлёбывает.
Снадобье подействует через полчаса. Андерс просто уснёт.
Его красивая душа не пострадает.

Брат всегда много говорит. Жалуется, негодует, возмущается и отчитывает его по пустякам.
— Гаррет, до меня дошли слухи, что… — осекается.
Хоук вздыхает: ещё брат всегда приходит в самый неподходящий момент. Как хорошо, что у дверей уже стоит магическая ловушка.
Он аккуратно зашивает живот мабари, укладывает его на ковёр перед камином, смахивает с лица матери мух и поднимает с пола брата. Тот всегда хотел сидеть рядом с отцом — Хоук как раз оставил для него место.
Усадив его на стул, Хоук вытирает пот со лба. На столе горят свечи, по комнате разносится аромат запеченной в травах курицы, перебивая любой другой запах, отец и мать смотрят друг на друга, Бетани улыбается, а Карвер сидит, насупившись, как всегда.
Впервые за долгое время его семья ужинает вместе.

@темы: персонаж: Хоук, персонаж: Карвер, персонаж: Андерс, отношения: джен, Dragon Age: другое

12:02 

СквикФлафффест — часть 1, Сквик

Дорогие друзья! Мы ждём ваших шокирующих и страшных историй!

Шапка для оригинального текста



Шапка для перевода



Шапка визуального контента

Гостевые аккаунты для желающих:
Некто в маске варгеста - 111111
Некто в долийской маске - 222222
Некто в маске с мабари - 333333
Некто в маске саирабаза - 444444
трепещет один платочек - vdovaM
трепещет два платочка - vdovaM
трепещет три платочка - vdovaM
трепещет четыре платочка - vdovaM
трепещет пять платочков - vdovaM

@темы: организационное, СквикФлафффест

01:15 

СквикФлафф-фест, пост заявок

Дорогие авторы и читатели нашего вестника, с прискорбием вынуждены сообщить об обнаружившейся досадной ошибке: один из наших редакторов по забывчивости не предложил вам обсудить идеи для нашего СквикФлафффеста.

Редактор слёзно раскаивается и обещает впредь не совершать подобных ошибок, а мы попытаемся исправить эту оплошность и переносим первую выкладку на неделю, на 9 и 10 июня.

В комментариях к этой записи вы можете предложить и обсудить самые безумные, самые порочные, самые вызывающие идеи, которые вызвали бы в иное время бурю негодования или насмешек.

Предлагайте персон, чьими страданиями и грехопадениями вы хотели бы насладиться, поделитесь ситуациями, бросающими вас в дрожь или заставляющими ваши платочки трепетать.




запись создана: 31.05.2018 в 00:10

@темы: организационное, СквикФлафффест

01:15 

СквикФлафффест — правила

Дорогие друзья, желающие разбавить томные будни чем-то ужасным, но притягательным; страшным, но в то же время будоражащем воображение, заставляющим писать строку за строкой или с болезненным любопытством вчитываться в написанное — наш новый челлендж для вас!





Правила СквикФлафффеста

Форма мероприятия: тематический фестиваль без конкурсной составляющей
Форма участия: индивидуальная, без предварительного обязательного заявления
Дата проведения:
9–10 июня: выкладка Сквик-тура
16–17 июня: выкладка Флафф-тура
23–24 июня: «угадайка»
25 июня: деанон (по желанию)

Авторы создают работы подходящей сквик- или флафф-тематики, и публикуют их анонимно, от гостевого аккаунта. (Или можете прислать ее на u-mail сообщества, её выложат организаторы).

Условия для работ Сквик-тура:
- обязательно раскрытие тревожащей темы. Простое упоминание чего-то неприятного будет недостаточным.
- обязательно точное указание в шапке характера тревожащей темы (если требуется, подробности под катом) и степень её раскрытия (без акцентирования на подробностях, подробно, графично и т.п.)
- если рейтинг высокий, то ставить указание, за что присвоен этот рейтинг (за насилие, за грубую речь, за эротику и т.д.)

Условия для работ Флафф-тура:
- обязательно раскрытие тёплых, ничем не омраченных отношений между персонажами.
- теплые романтические или дружеские отношения должны быть центральной темой работы. Простое упоминание того, что герои любят друг друга, будет недостаточным.

Все остальное на выбор авторов — направление, рейтинг, размер текста и количество работ и их форма.

Что такое сквик?
«Сквик — это глубокое и внутреннее отвращение, испытываемое читателем. Не обязательно связанное с сексом» — Фанлор
Для каждого человека строго индивидуально как чувство отвращения, так и восприятие каких-либо тем, как лежащих вне пределов "нормальности". Поэтому на данном мероприятии под сквиком будет подразумеваться шок-контент любой направленности и интенсивности, подаваемый так, чтобы вызывать у среднестатистического читателя тревогу, омерзение, неприятие.

Признаки сквика:
1) детальное описание сцен насилия, физиологии;
2) откровенные, акцентированно странные сцены секса (нестандартные сексуальные практики, тот случай, когда сквик это вполне вероятно чей-то кинк);
3) ситуации, подразумевающие разрушение культурных, социальных и моральных норм.

Примеры тревожащих тем: (разумеется, не берем запрещенные правилами дайри): нетрадиционные сексуальные практики, каннибализм, инцест, геронтофилия, снафф, графичное насилие, селфхарм, бодихоррор, наркотические галюцинации, болезни, сексуальные перверсии, фобии (например, дисморфофобия, трипофобия), мании (например, тератофилия, формикофилия).

Что такое флафф?
«Флафф — это отношения персонажей без ангста. Не обязательно романтика. Что-то милое и воодушевляющее» — Фанлор
В некоторых сообществах устоялось, что флафф — это строго романтический жанр, но на этом мероприятии под флаффом понимаются подчёркнуто теплые отношения любого рода, как романтические, так и родственные или дружеские.
запись создана: 19.05.2018 в 21:23

@темы: организационное, СквикФлафффест

05:40 

Дискотека 40 +, деанон







PaterNumless — авторитетный орлеееб орлеевед в целом и знаток истинного императора Орлея в частности, главный пораженец команды.

Работы:
"***", Ламберт/Евангелина — 1 тур
Бонус — 1 тур
"Ученики вдовы", Леди Мантильон/Сирил — 2 тур
"Пределы твоей империи", Гаспар/Бриала — 3 тур



Dead Sun. — провозглашена командной Императрицей Дедлайнов в третьем туре, магистр #большеникагда но #каждыйразснова

Работы:
"Аргумент", Джитанн/Мередит — 1 тур
"Богатый господин", Бран/Орана — 2 тур
"***", Изольда/Теган — 3 тур



ноунейм — темплеродрочер и кривоартер по совместительству

Работы:
"Свобода выбора", Грегор/ж!Аммел — 2 тур
"Больная", Самсон/ж!Инквизитор — 2 тур
Бонус — 2 тур
"Ролевые игры", Евангелина/Рис — 3 тур




Спасибо всем за участие и комментарии!
:heart::heart::heart:



@темы: Дискотека 40+, деанон, нет_покоя_грешникам

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100