Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Вестник "Распутная Вдова"

23:58 

Дискотека 40 +, 1 тур








Название: ***
Автор: Дискотека 40 +
Пейринг/Персонажи: Ламберт/Евангелина
Категория: гет
Жанр: PWP
Рейтинг: R
Размер: 1705
Кинки: принуждение, грубый секс


В Белом Шпиле, кажется, не было вещи, которая не злила бы Лорда-Искателя. Его раздражали пресмыкающиеся храмовники без собственных мыслей и воли. Его выводили из себя нахрапистые маги, ради неких личных обид мешающие следствию. Его напрягали письма сторонников великого герцога, ненавязчиво побуждающие Круг поддержать притязания Гаспара де Шалона.

Его приводила в бешенство сер Евангелина.

Она немногим старше тридцати. Она красива. Она происходит из знатной семьи, наследницей которой могла бы стать, однако предпочла вступить в орден храмовников ради возможности делать нечто более важное, чем коротать вечера в столичных салонах и состязаться в остроумии с другими высокородными бездельниками.

Ее выборы были теми же, что в свое время принимал Ламберт ван Ривс, и с его стороны казалось абсолютно естественным рассчитывать на ее поддержку. Он безошибочно отыскал сера Евангелину среди всех храмовников Белого Шпиля, отнесся к ней с уважением, которого не удостоился прочий местный сброд, доверился ей – и, как выяснилось к собственному неприятному изумлению, доверился больше, чем даже думал сам.

Они с ней были столь похожи, в конце концов – так отчего же, демоны ее раздери, она отказывается его понимать?

– Заблуждения рыцаря-командора Эрона заразили весь Круг. – Голос Лорда-Искателя раскатывается по всей темнице, отдаваясь глухим эхом. – Под его руководством храмовники разнежились до того, что осмеливаются обсуждать, не следует ли рассмотреть нелепые требования магов – словно забыли, в чем состоит их долг! – Он кривится, а затем разворачивается так резко, что лязгают доспехи. – Сер Евангелина, ты еще можешь остановить это безумие, если не станешь глупить и…

– Я отказалась в первый раз, Лорд-Искатель, – перебивает его храмовница, упрямо сведя брови. – Почему ты думаешь, что соглашусь во второй?

Ее дерзость невыносима, и Ламберт, наверное, уже слегка тронулся умом от злости. Без малейшего влияния рассудка его латная перчатка сжимается на ее плече цепко, как медвежий капкан, и притягивает сопротивляющуюся сера Евангелину настолько близко, что можно различить мелкие морщинки вокруг ее сверкающих глаз. Рука храмовницы непроизвольно метнулась к рукояти меча, но та уже стиснута чужой ладонью – настолько жестко, что скрипит толстая кожа перчаток.

– Благодаря твоему благородству Круги Орлея на грани бунта, сер. Неужели хваленая честь не побуждает тебя хотя попытаться исправить то, что ты натворила?

Лорд-Искатель резко вынимает из ножен и отшвыривает клинок, со звоном сгинувший в темноте подземелья. Окаменевшие желваки ноют от напряжения, которое можно было бы развеять несколькими словами, но сер Евангелина лишь с вызовом поднимает взгляд, исполненный гнева, на который она не имела ни малейшего права. Храмовница стискивает кулаки и резко встряхивает головой, отчего ослабшая лента сползает с ее волос.

– Моя честь побуждает меня поступать правильно, Лорд-Искатель, а если тебе требуется послушание, то советую обратиться к серу Арно. Не сомневаюсь, он с радостью выполнит любой твой приказ.

Лорд-Искатель чувствует, что сейчас задушит ее и бросит прямо на пороге кордегардии.

От темной гривы Евангелины неуловимо тянет ореховым ароматом.

– Тебе вправду интересно, что мне требуется, сер? – рычит он, сжимая пальцы до скрежета доспехов, а спустя мгновение внезапно понимает, что жадно впивается в ее рот, кусает мягкие губы, облизывает и никак не может остановиться. Сер Евангелина зло клацает зубами, отчего ее невозможный вкус дополняется нотками крови и боли, а Лорд-Искатель вслепую стаскивает перчатки, чтобы осязать ее еще полнее и глубже. Кажется, у него впервые за долгое время дрожат пальцы – от с трудом сдерживаемой злости, которую гнев Евангелины распаляет только больше.

Ламберт оттягивает ее горжет и прихватывает зубами тонкую нежную кожу, языком нащупывая под ней неистово бьющуюся жилку. Желание прокусить ее поглощает настолько, что Лорд-Искатель напрягает свои мышцы до предела и, кажется, все равно причиняет Евангелине боль. Она

толкает его в нагрудник, тяжело дыша; на шее храмовницы – смазанный кровавый отпечаток.

– Вот как на деле убеждают Искатели Истины, – выплевывает сер Евангелина, трепеща от негодования. Губы ее тоже окрашены искусительным багровым. – Ты посадил Риса под замок, потому что не мог и с ним поступить так же?

Если он немедленно не займет свои пальцы, они неминуемо лягут на рукоять меча. Лорд-Искатель, оскалившись, стискивает ее точеную челюсть и демонстративно, не отводя прямого взгляда, распускает пояс сера Евангелины. Широкий храмовничий подол с мягким шорохом соскальзывает на сырые камни темницы, оставляя на ней лишь простые холщовые штаны.

– Тебя вслед за чародеем нужно посадить под замок, – говорит Лорд-Искатель и какое-то мгновение искренне верит в то, что сумеет сделать все сообразно своим словам. Но его собственная кровь поблескивает на приоткрытых губах сера Евангелины, сквозь которые вырывается прерывистое дыхание, и Ламберт слизывает ее, оставляя пальцами синяки на женской челюсти.

Видит Создатель, он еще мог одуматься – но ладонь храмовницы обожгла щеку обидной оплеухой и уничтожила последние опоры его благоразумия.

Рычащий Лорд-Искатель перехватил ее руку и смял до хруста косточек, с упоением наблюдая за гримасой боли, исказившей красивое лицо Евангелины, а затем стянул перчатку резко, словно снимал шкуру. Храмовница дернулась всем телом, зло лягнула его прямиком по щитку на поясе, что было уже попросту смешно, но Ламберт почти не заметил этого, рассматривая ее ладонь. Нежное уязвимое запястье, плетение синеватых венок, способных кормить его всю оставшуюся жизнь.

Изысканная бледность статуи, которую можно опорочить темным следом зубов.

Он прижал хрупкую ладонь Евангелины к своей щеке, чувствуя мозолистую шероховатость кожи, слегка влажной от пота, и то, как дрогнувшие было тонкие пальцы внезапно до боли впиваются в скулу ногтями.

– На какую низость еще вы способны, Лорд-Искатель? – зло шепчет сер Евангелина и наконец с отвращением отбрасывает его пояс в пустоту кордегардии. Расстояние между ними так мало, что вместо застоявшегося сырого воздуха приходится глотать чужое дыхание, которым невозможно насытиться.

– Ламберт, – отрывисто чеканит Лорд-Искатель, отпуская ее на мгновение лишь затем, чтобы сдернуть мешающиеся штаны. Евангелина моргнула и безотчетно свела обнаженные бедра от холода – но жест все равно отдался внизу живота тянущим жаром.

– Что?

– Меня зовут Ламберт ван Ривс.

Ее руки обхватывают шею Лорда-Искателя и сжимаются удушающим змеиным кольцом.

– Разве это важно?

Ламберт с рыком прикусывает натянутую струной мышцу под ухом, вдыхает пряный ореховый аромат и сразу же зализывает наливающийся цветом полукружный отпечаток. Пальцы подчиняются плохо, шнуровка собственных штанов становится непреодолимым препятствием, вызывающим ненависть более глубокую, чем Мор и маги.

– Нет.

Храмовница изгибается, упираясь сапогом в стену, и подкованный каблук неприятно скребет по неровной каменной кладке. Разобравшись со шнуровкой, Ламберт снова берется за ее бедро, подтягивает повыше – почти забрасывает на локоть, – и шипит от раздражения, когда мешается неуместная одежда. Его член уже настолько чувствителен, что прикосновения пальцев, ткани, даже темных вьющихся волос на лобке Евангелины почти причиняют боль.

Влага между ее бедер кажется раскаленной магмой. Ламберт пристраивается к ее щели и сразу же делает толчок, после которого свирепо закусывает свои костяшки, чтобы приглушить стон. Кажется, словно этого момента он ждал всю жизнь – и за подобное унизительное осознание Евангелина расплатится в полной мере. Она хрипло дышит, прислонившись лбом к его кирасе, и больно оттягивает зажатые между пальцами волосы на затылке.

Лорд-Искатель может простить ее, а может уничтожить.

Он и сам пока что не знает.

Ламберт грубо запрокидывает ее голову и толкается снова и еще раз, запуская пальцы между приоткрытых губ Евангелины, оттягивая ее щеку. Такой славный мокрый рот, который можно использовать для гораздо более полезных вещей, чем пустая праведная болтовня; храмовница зажимает зубами его пальцы и мелко облизывает их.

– Быстрее, – неразборчиво просит она, жмурясь, словно от боли. Ламберт невероятным усилием останавливается вовсе, медленно выдыхая, и со злым удовлетворением нашаривает основание ее языка. Евангелина содрогается всем телом и закашливается, пытаясь отвернуться.

– Разве это важно?

По ее подбородку стекает слюна.

– Д-да, – с усилием выговаривает храмовница, болезненно кривя губы. – Да… Ламберт.

Молчание застывает на несколько бесконечно долгих мгновений, нарушаемой лишь прерывистым дыханием. Лорд-Искатель оскаливается медленно, торжествующе, и сер Евангелина неловко опускает взгляд, стиснув челюсти до проступивших желваков. Но ничего – ей не мешает переосмыслить свое поведение. Ламберт внезапно подхватывает Евангелину под оба бедра и поднимает на высоту собственного роста, грубо всасывая тонкую кожу на беспомощно обнаженной гортани.

След останется, отчетливый и заметный – нескрываемое клеймо ее окончательного поражения.

Щиколотки храмовницы перекрещиваются за его спиной, колени сжимаются, притягивая еще ближе. Ламберт снова вставляет в нее член и надолго припадает к сладкому рту Евангелины, чувствуя, как разрушается ее воля к сопротивлению. И как саднит прокушенная губа. Он рычит вновь, почти непроизвольно, резко вбивается в нее и жалеет лишь о том, что не может хлестнуть ее по заду или измять грудь, будь прокляты эти доспехи.

Евангелина постанывает сперва тихо, затем вскрикивает тонко и жалобно, цепляясь за его горжет.

Ламберт закусывает прядь ее волос, ускоряясь, пока немота в мышцах еще не превратилась в слабость. Обострившийся запах Евангелины разжигает новое, незнакомое, но свирепое пламя, и лишь поэтому он даже не пытается – не хочет – заткнуть ее, когда храмовница мучительно воет, тревожа темницы протяжным эхом.

Ее постанывающее дыхание сводит с ума. Ламберт утыкается в ее висок, борясь за последние крохи рассудка, которые удерживают его от того, чтобы прямо сейчас разорвать Евангелину на клочья. Внутри нее он забывает даже свое имя, теряет все, что прежде имело смысл, и на краткий миг от всего мира остается лишь дразнящий аромат ореха.

Это было бы больно – если бы не было прекрасно.

Ламберт позволяет себе слабость держать ее, пока не замедлится бешеный бит сердца. Евангелина бессознательно перебирает его волосы, и странным образом это лишь успокаивает. Теперь, после нарушения всех правил устава, он вообще чувствует необычайное спокойствие – и возвратившуюся ясность мыслей, ту самую, за которую несколько лет назад Леди-Искатель Николина выбрала его своим преемником.

Если бы Ламберт знал раньше, насколько полезна может быть Евангелина, он отправил бы ее не в Адамант, а в свою постель.

– Время у вас пока что есть, сер, – говорит Лорд-Искатель, быстрыми привычными жестами оправляя одежду. Член еще влажный от ее соков и семени, и это отвлекает от выбранного тона разговора. – Конклав чародеев состоится ближе к вечеру. И я надеюсь, что к тому моменту вы примете правильное решение.

Евангелина поднимает веки и бросает на него пронзительный взгляд. Она так хороша прямо сейчас – диковатая, растрепанная, с припухшими губами, с багровыми пятнами на шее. Ламберт снова испытывает настойчивое желание взять ее, но у них уже нет времени на подобные глупости. Храмовница подпоясывается, пряча мускулистые литые бедра под бесформенными штанами, и напряженно рассматривает мыски своих сапог.

– Правильное? – переспрашивает она. Лорд-Искатель небрежно сгребает с пола перчатки и потирает ладонью шею, вдруг ощутив, как ноют на ней незамеченные прежде укусы.

– Вы знаете, что может произойти, если вы ошибетесь, – жестко произносит он и оборачивается к лестнице. Больше слов не требуется, знает Лорд-Искатель – знает Ламберт ван Ривс, – поскольку и эти сер Евангелина в молчании темниц будет обдумывать оставшиеся до конца караульной службы часы, будет обдумывать, обтирая свое тело мокрым полотенцем, будет обдумывать до самого конклава, пока не рассчитает досконально, насколько мир внутри Круга перевешивает ее честь.

Они с ней были столь похожи, в конце концов.

Так отчего бы ей наконец не понять его?




Название: Аргумент
Автор: Дискотека 40 +
Пейринг/Персонажи: Джитанн/Мередит
Категория: гет
Жанр: PWP
Рейтинг: R
Размер: 2131 слово
Кинки: фингеринг, неловкость
Примечание: «Так вот значит, стоит наш пылкий командор в дверях, а я абсолютно готов ей помочь свершить её праведный долг. А она взглянула на меня и едва слышимым, тонким голоском выдохнула: «Простите». Теперь вы всё знаете о моей единственной встрече с рыцарем-командором. Это была любовь с первого взгляда.»



Свеча на столе дрогнула от непонятного сквозняка. Мередит потерла затекшую шею и отложила бумаги, буквы на которых уже начинали расплываться в мутные пятна от усталости. Она неделю спала по четыре часа в сутки, и тело предательски отказывалось работать в привычном ей ритме без надлежащего отдыха хотя бы на денек. Но солнце еще даже не подошло к горизонту, и Мередит не могла позволить себе уйти спать так рано.

Тяжелые доспехи звякнули, валясь на пол, и Мередит облегченно вздохнула, растирая плечи через кожаную куртку. Сегодня она опять ляжет спать в кабинете, а побеспокоить сегодня ее никто не должен был. Вернувшись к столу, Мередит снова взялась за бумаги. Одержимый в эльфинаже. Несправедливые убийства магов храмовниками. Подозрения горожанина в магии крови. Каждый день одно и то же, Мередит даже на секунду задумалась, а не одни ли и те же отчеты ей приносят каждый день? Устало усмехнувшись собственной мысли, она вытянула ноги, зудящие после целого дня в закрытой обувке.

Ее минуту покоя прервал стук в дверь.

- Войдите, - со вздохом произнесла Мередит, выпрямляясь на стуле.

- Командор Мередит, - вошедший храмовник не выказал удивления ее виду - ему уже доводилось заставать ее вот так - и выпрямился по струнке. - Прощу прощения за беспокойство, но к вам посетитель.

- Кто? - Мередит удивленно вскинула брови.

- Работник из, э-э, "Цветущей Розы", - кашлянув, ответил храмовник, избегая контакта взглядов. Возможно, не будь такой уставшей, Мередит заметила бы эту заминку, но сейчас лишь вздохнула и махнула рукой, веля впустить.

Храмовник кивнул и пропал в дверном проеме, в котором через секунду возник рыжеволосый эльф, улыбаясь вслед уходящему храмовнику. Подождав, пока за ним закроют дверь, он сделал два шага вперед и поклонился.

- Добрый вечер, госпожа, - предельно вежливо поздоровался он, улыбаясь одними губами. - Помните меня?

Мередит недовольно подняла голову и оглядела гостя. Рыжие волосы, пронзительно синие глаза, хитрая полуулыбка. Воспоминание ударило ее, как дубина. В прошлый раз он стоял перед ней точно так же, но в этот раз он был одет. Чувствуя, как начинают гореть щеки, Мередит тряхнула головой и нахмурилась, пытаясь взять себя в руки.

- Что тебе нужно, эльф?

- Мое имя Джитанн, госпожа, - он плавной походкой подошел к ее столу и обнажил зубы в очередной улыбке. - Приятно, наконец, познакомиться с вами.

- Говори по делу или уходи, - недовольно бросила Мередит, с ощутимым усилием заставляя себя смотреть на него.

- Ох, прощу прощения, вы, наверняка безумно заняты, - Джитанн с любопытством оглядел кучу бумаг и сложенные на полу доспехи. - Хозяйка сказала мне, что вы хотите закрыть нас. Неужто это правда?

Тяжело вздохнув, Мередит вернулась к бумагам - с этим вопросом она разделается быстро, спровадит эльфа, который почему-то своим присутствием выбивал ее из чувства равновесия, и вернется к работе.

- Именно так. Ваш бордель плохо влияет на моих людей. Которые продолжают ходить туда, не смотря на запрет, - она подняла взгляд, намеренно встречаясь с чужим. - А вы продолжаете их пускать.

- Ну, разве можно отказать путнику, ищущему отдыха? Для нас нет разницы, кого услаждать, - богача ли, бедняка ли, просто офицера или высокопоставленного командора, - говоря это, Джитанн расхаживал по ее кабинету, подходя все ближе, пока он, наконец, не обошел стол и не встал прямо напротив Мередит. - Любой найдет у нас что-то себе по душе.

- Услаждать, - фыркнула Мередит, отмахнувшись от слов Джитанна, как от мухи. - Каких только слов не придумают для обыкновенного распутства.

- Помилуйте, госпожа! Вы же не думаете, что утоление низменных инстинктов - это все, чем мы занимаемся? - Он притворно оскорбился и отшатнулся, оглядев ее стол.

Мередит уже открыла рот, чтобы выгнать его и вернуться к работе, как вдруг заметила, что рука Джитанна потянулась к ее столу. Она проследила, как он медленно берет перо, поднимает его, после окидывает долгим взглядом. Покрутив в руке и сжав его подушечками пальцев, Джитанн медленно пропустил сквозь, притягивая взгляд к своим пальцам.

- Тогда я прекрасно понимаю, почему вы хотите нас закрыть. Но позвольте вас просветить - это не так. Конечно, сексуальные услуги - одна из основных наших услуг, но при этом лишь часть. Иногда клиенту нужно лишь поговорить. Иногда - послушать, - его голос вдруг раздался у самого уха Мередит, заставив ее дернуться и повернуться, чтобы найти взглядом Джитанна, который все еще игрался с перышком, перебирая его пальцами. - Иному достаточно лишь красочно описать, что мы можем с ним сделать. Правильными словами и правильной интонацией обрисовать достаточно яркую картинку, чтобы прикосновения были не нужны.

Мередит проследила, как перышко в его руке описало круг в воздухе и оказалось у подбородка. Джитанн, кажется, задумался, и кончик перышка скользнул к губам, меж которых показался розовый кончик языка. Воздуха стало недостаточно - наверняка из-за свечи - и Мередит разомкнула губы, вдыхая через них, пока ее глаза пристально следили за передвижениями перышка.

- Некоторым не требуется само проникновение, ведь удовольствие можно доставить самыми разными способами. На теле множество чувствительных точек, которые принесут ему столь нужную разрядку, если найти их в правильной последовательности. - Рука Джитанна потянулась к ней и Мередит отпрянула, но быстро расслабилась, когда поняла, что тот не собирался ее касаться. - Мочки ушей, тонкая кожа шеи, внутренняя сторона бедра, реже - живот и спина. Уверяю, с их помощью можно сделать многое. Даже не прикасаясь руками.

Ее шеи коснулся кончик пера, и из груди разом выбило воздух, будто Мередит опрокинули наземь. Она резко дернулась, прижимая к шее руку в месте касания, которое теперь пульсировало. Ей стало жарко.

- Например, пером. Теперь понимаете, госпожа? - Джитанн стоят на почтительном расстоянии и улыбался, протягивая ей ее перо.

- Пока все это вписывается в то, что я назвала "распутством", эльф. - Мередит спешно вырвала у него из рук перо и кинула на стол, старательно заставляя себя не смотреть на него и отстраниться от дурных мыслей, вызванных этой проклятой штукой. Шея все еще пульсировала в месте прикосновения, и воображение красочно воспроизводила фантомные ощущения его возможного присутствия в местах поинтереснее.

- Но, госпожа, мы ведь можем не только это. Умницу можно не стыдясь взять на любое светское мероприятие, и она не ударит в грязь лицом, а добрую половину Киркволльских аристократок с легкостью заткнет за пояс. Я, помимо прочих умений, мастер массажа, - его глаза вдруг странно блеснули, от чего у Мередит в животе шевельнулось нехорошее предчувствие, до странного приятно. - Охотно докажу это, если вы позволите.

- Нет нужды, - отмахнулась Мередит, избегая пронзительного взгляда Джитанна. - Это все равно не изменит моего решения.

- Даже если и так, вы окажете мне честь, позволив помочь вам, - встретившись с недоуменным взглядом, Джитанн ласково улыбнулся, склонив голову. - Госпожа, вы выглядите очень уставшей. Массаж - это то, что вам сейчас нужно. Гарантирую, после него вы ощутите небывалый прилив сил и забудете про боль. Даже не касаясь, я могу понять, насколько у вас болят плечи.

Разум кричал ей выгнать взашей эльфа и лечь спать, но, едва Джитанн упомянул о плечах, те мгновенно отозвались ноющей болью. В конце-концов, может после этого он успокоится и уйдет, оставив ее в покое. Словесный поединок без шансов оставался за ним, а усталость все сильнее давала о себе знать. Помолившись Создателю, Мередит вздохнула, скинув волосы с плеч. Джитанн тут же оказался позади, невесомым касанием пройдясь по ее плечам и недовольно цокнув языком.

- Куртку придется снять. Кожа слишком толстая.

Сначала Мередит хотела возмутиться, но вынуждена была признать, что в словах Джитанна был смысл, а посему повиновалась. Он принял куртку из ее рук и бережно положил к остальным доспехам. Мередит услышала, как он шумно втянул в себя воздух, видимо, готовясь, и через мгновение его руки коснулись ее плеч через рубаху.

- Милостивая Андрасте! - Джитанн отдернул руки, словно коснулся раскаленного прута. - Что у вас с мышцами?

- У меня что-то с мышцами? - недоверчиво повторила за ним Мередит, поворачивая голову так, чтобы видеть его хотя бы краем глаза.

- Я будто камень потрогал! Нет-нет-нет, это никуда не годится. Живо снимайте рубаху, здесь нужно хорошо поработать руками, - Джитан упер руки в боки, недовольно сведя брови к переносице.

- Тебе не кажется, что ты превысил лимит позволенной тебе наглости, эльф? - Обернулась Мередит, смеряя его недовольным взглядом.

- Ничуть, ведь я действую из лучших побуждений. В данный момент у меня нет пола, так что не беспокойтесь об этом. Я перевидал много женщин, и обнаженной спиной меня не пронять, - на губах Джитанна сверкнула обезоруживающая улыбка. - Даже если это спина Рыцаря-Командора.

Щеки полыхнули огнем, когда перед глазами на секунду Джитанн вновь предстал перед ней обнаженным - проклятая улыбка, почему он не может не улыбаться вот так?

Пробормотав что-то неразборчивое, чтобы скрыть смущение, Мередит сняла рубаху, прикрываясь ею - непонятно, зачем, ведь плотный бинт скрывал ее грудь, а Джитанн сам сказал, что ему безразличны другие ее части тела. Он сказал что-то, но в ушах шумело, и Мередит не расслышала, а когда его руки снова легли на теперь уже обнаженные плечи, слышать и не хотела.

Его мягкие и на удивление сильные руки обожгли кожу едва коснулись ее, затем отстранились и теперь, словно изучая, прошлись лишь пальцы.

- Один момент, - шепнул ей на ухо Джитанн, убирая руки. Когда он вновь коснулся ее, его руки были смазаны чем-то влажным и скользили по коже куда лучше.

- Что... Это? - Шепнула Мередит, борясь с удовольствием, которое приносили руки Джитанна ее одеревеневшим мышцам.

- Всего лишь масло, - промурлыкал он в ответ, проводя пальцами по шее - Мередит с охотой подставилась под касания. - Поможет мышцам быстрее расслабиться и сделает процесс приятнее.

Джитанн не соврал - он действительно действовал очень профессионально, и вскоре вместо ноющей боли мышцы тянуло уже от удовольствия. Мередит блаженно прикрыла глаза, благодаря Создателя за то, что согласилась на эту авантюру. Руки Джитанна скользнули к позвоночнику, занявшись уже им, пока не уперлись в повязку.

- Извините, госпожа, но она мешает. Я сниму? - голос Джитанна вновь раздался возле уха, а горячее дыхание обожгло мочку, выдергивая из воспоминаний его рассказ о чувствительных точках тела. Возражение было уже на языке, когда бинт соскользнул с груди и упал на колени. Разумом тут же овладела паника. Она, Рыцарь-Командор, в своем кабинете, полуголая, позволяет проститутке трогать себя. Огонь со щек охватил все лицо, Мередит инстинктивно согнулась, закрывая грудь руками, и набрала в себя воздуха, готовя поток возмущений...

Но вместо них вырвался тяжелый стон - Джитанн надавил ей на спину, заставив выгнуться обратно, скользил руками уже по всей спине, вытворяя с ней что-то невообразимо приятное.

- Не могу закончить в полной мере. Госпожа, прилягте на диван, - его руки оказались у нее на локтях, помогая встать - Мередит лишь стиснула зубы, молясь, чтобы он не решил взглянуть ей в лицо, и диван, на который ее уложили на живот, стал для нее спасением.

Пальцы Джитанна скользили по ребрам и позвонкам, руками он сдавливал кожу и мышцы. И все это он проделывал молча, будто зная о смущении Мередит, которое она так старательно пыталась подавить. Вскоре она окончательно расслабилась, позволяя Джитанну делать то в чем он оказался демонски хорош.

- Теперь ноги, - его голос раздался откуда-то издалека, и Мередит с запозданием поняла его слова - сапоги уже стояли рядом с прочим ее снаряжением, а Джитанн касается пояса ее штанов. - Но придется снять это. Я охотно помогу, если вы позволите.

Приняв ее судорожный выдох за согласие, Джитанн профессионально быстро стянул с нее штаны и сел на колени возле ног. С ними он справлялся не хуже, чем с плечами. По ощущениям даже лучше - Мередит кусала свои пальцы, чтобы не выдать, насколько ей приятно, пока пальцы Джитанна то мяли ее стопы, то поднимались к икрам.

- Госпожа, у вас потрясающая мускулатура, - горячий шепот пустил мурашки по телу. - Все бы отдал, чтобы вы повелевали мною хотя бы одну ночь.

Рука Джитанна прошлась по внутренней части бедра - чувствительная, подери ее, точка, - а лопатки коснулись губы, лишь слегка, но для разгоряченного удовольствием и стыдом тела это был как удар током. Вторая рука скользнула под тело к животу, поглаживая его пальцами, пока губами Джитанн изучал спину Мередит. С живота рука скользнула выше, и пальцы сжали сосок, заставляя Мередит дернуться и прогнуться навстречу губам. Рука с внутренней поверхности бедра скользнула выше, пройдясь в болезненной близости от промежности, а кожу на лопатке стянули зубами.

Не в силах больше сдерживаться, Мередит хрипло простонала, стискивая пальцами ткань обивки.

- Я ведь говорил вам, что я мастер, - прошептал Джитанн и на мигу ухватил зубами мочку ее уха, тут же прильнув ниже к шее. Мередит вывернулась, подставляясь под губы, задышала хрипло и тяжело. Ловким движением ее перевернули на спину, и Джитанн вернулся к ласкам шеи, умело чередуя губы и зубы, стягивая нежную кожу прямо у бьющейся жилки, когда его рука опустилась ниже по животу.

Из груди Мередит вырвался стон почти облегчения, когда внутрь нее погрузились два пальца. Джитанн двигал им мучительно медленно, уделяя больше внимания ее телу. Желая подтолкнуть его, Мередит выгнулась и попыталась двинуться ниже - Джитанн прочитал ее и погрузил пальцы глубже.

Его движения стали резче и грубее, дыхание Мередит перешло в короткие постанывания, сама она вцепилась в волосы Джитанна, ласкающего ее шею и грудь попеременно. Она изогнулась, когда пальцы коснулись какой-то точки внутри, от которой разум окончательно отключился, сжала бедра, не желая выпускать их их себя, и Джитанн удвоил усилия в том самом месте, подставив под укусы свою шею.

Мередит содрогнулась всем телом, гортанно застонав и откинув назад голову, когда оргазм настиг ее.

Джитанн подождал, пока она придет в себя, и подал ей руку, помогая встать.

- Надеюсь, госпожа довольна, - поклонился он, не в силах сдержать улыбку. Мередит сидела напротив, растрепанная и растерянная, дышала, как загнанная лошадь, а взгляд блуждал далеко-далеко. - А мне, боюсь, пора.

Когда за Джитанном закрылась дверь, Мередит рухнула обратно на диван, и накрыла лицо рукой. Происходящее казалось сном. Сном, который хотелось повторить.

Возможно, закрывать бордель действительно не было необходимости.









@темы: персонаж: Ламберт персонаж: Евангелина персонаж: Джитанн отношения: гет нет_покоя_грешникам кинк: фингеринг кинк: принуждение кинк: неопытность кинк: грубый_секс кинк: волосы кинк: pwp Дискотека 40+ Dragon Age: другое персонаж: Мередит

Комментарии
2018-03-19 в 09:13 

Ламберт/Евангелина Интересно, что было бы, если б Ламберт действительно приказал Евангелине явиться в его постель вместо похода в Адамант? Мне кажется, история с восстанием получилась бы иной.
Спасибо, автор - и страстно, и немного страшно. Но завораживает в любом случае.

Аргумент первое слово, пришедшее на ум - прощелыга :-D А второе - мастер супер-класса! Это надо суметь - превратить железную Мередит в мягкий воск :smirk: Понравилось! :white:

От бонуса орнула. ЗАШТО? :lol:

2018-03-19 в 10:19 

Ламберт/Евангелина поехавший слегка на почве всех переживаний Ламберт впечатлил. Как он цеплялся за ускользающие вожжи самоконтроля! Нездорово, отчаянно и ооочень горячо.

Аргумент Все такое неторопливое, со знанием дела. Мередит - бедная птичка в когтях хитрой, ласковой кошки. Какая она... наивная, если к ней вообще применимо это слово. Не поняла, что угодила в ловушку, пока уже не стало поздно. Джитанн - хорош! Чего не сделаешь ради сохранения стабильной работы, но, кажется, такой показательный мастер-класс ему только в радость был. Как он плавил Мередит, уууух. Очень понравилось :heart:

Бонус убил, а потом убил еще раз :-D

2018-03-19 в 16:26 

Раэлла, Ламберт/Евангелина
я думаю, если бы он сразу отправил ее в постель, но получил бы ээ грубый отказ. Но вот после такого... :eyebrow:
Аргумент
Ну, судя по их первой встрече, это не так сложно. Главное знать, куда давить :shy:

Doriane_Brain, Ламберт/Евангелина мы очень рады, что понравилось! райтер переживал, что не вышло
Аргумент, ну, не везде же с ней фемдом писать :smirk:
Уставшая Мередит залог успеха. Если правильно подойти, конечно же!

Бонус мы сначала думали поставить на заглушку. Но потом решили, что это слишком жестоко :lol:
Спасибо вам за приятные слова! :gh:

2018-03-20 в 06:14 

Дискотека 40 +, а мне показалось, что Евангелина в сторону Ламберта изначально неровно дышала)) Потому и сейчас вот так отреагировала - давняя тайная страсть, все такое)) Видимо, мой хэдканон.

2018-03-20 в 13:01 

Аргумент - просто эпик вин, именно то, что нужно на кинк-фесте :yayy: Джитанн офигенный, не зря он всегда мне нравился :smirk:

2018-03-21 в 18:57 

Охохо! Нежданно-негаданно мне додали Ламберта, да еще так горячо :heart: если бы ОТП могло состоять из одного человека - это был бы Ламберт :-D
Очень, кхм, покайфовала в процессе чтения :eyebrow: спасибо вам за это))

Аргумент - шикарен от и до :love:

А ваш бонус это что-то из запрещенного общечеловеческой моралью и законами пары сотен государств:lol:

2018-04-02 в 21:57 

Аргумент шикарен однозначно! :crazb: Джитанн тот еще проказник))) надо было согласится моей Хоук на его предложение видать Никогда бы не подумала, что можно описать Мередит такой беспомощной. Автор молодец.

И я орнула от бонуса, как теперь это развидеть? :-D

2018-04-06 в 05:55 

Ламберт/Евангелина
Понравилось, жестко, даже жестоко, но при этом очень чувственно.

2018-04-07 в 01:13 

Подлинный Коркоран, спасибо! :heart: Джитанн тот еще кадр, по его взгляду все сразу понятно становится :eyebrow:

трепещет пять платочков, кайфуйте на здоровье, все для вас :squeeze:
А ваш бонус это что-то из запрещенного общечеловеческой моралью и законами пары сотен государств
Don't try it. You will love it :eyebrow:

Valerie Aks, увы, там кроме темного экрана ничего и нет. Хотя, ведь всегда остается воображение... Спасибо вам за похвалу!

LenaSt, с Ламбертом иначе не получится :shy: рады, что вам зашло!

2018-04-07 в 02:39 

Аргумент - это превосходно! :laugh: В "Розе" работают настоящие специалисты, даже к Мередит найдут подход :hlop:

 [?]:
  
:
  
  

 

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100