Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

вид на пролив

На заре одиннадцатого года мне было очень скучно и очень плохо, и поэтому я завела какой-то дневник на каком-то форуме.
На заре четырнадцатого года мне было очень скучно и очень плохо, и поэтому я завела какой-то дневник на каком-то форуме.
На заре восемнадцатого года мне стало очень скучно и очень плохо, и поэтому я завела какой-то дневник на каком-то форуме.

П.С.: Я буду рада с кем-нибудь познакомиться.
↓ ↑ ⇑
14:40 

челику из прошлого

Осень и весна — самые отчаянные времена для психов, но я никогда не была такой, правда? Ебать-ебать, драмка на драмке драмку погоняет, и 95% — вымышленное, засело в голове. У меня тут жизнь, кстати, в сотый раз начала налаживаться. У меня тут друзья, кстати, появляться начинают снова. Руки страшно замёрзли на холоде, но в офисе 24/7 проветривают, так что забежать в помещение не поможет. И философские рассуждения пятидесятилетней бабы с российского тв (а это уже, знаете ли, приговор): тёплая парка — греть-то некому. Только у меня не парка. Перчатки.

Вся неделя на нервяках. Приснился сон дурацкий на понедельник, и я подскочила в 7:42 (это почти смешно), приснился сон дурацкий; а там — ты, настоящий, живой, в 3д, без ебаного синего экрана смерти, и реальность такая, ну, почти девяностые, всратые автобусы, твоя чёрная майка, хвостик образца пятнадцатого. И я бегу к автобусу. А потом торможу и уйти собираюсь. И тут ты такой: здрасте, тоси-боси, а разрешите доебаться. Курим на лавочке. И твоя тёлушка выходит, беременная коровушка со своими остренькими, презирающими глазонькими, и её Юлечкой почему-то там звали, она такая же, как я её и представляла себе в реале. И ты её грушей называешь. Типа, ахах, беременная тёлочка на грушу похожа. Ну, не груша — “груш”:

— Груш, тебя долго ждать? Знакомьтесь: Софа — Юля, Груш — София. Мы с ней дружили раньше.

— Очень приятно, — это я руку тяну. Груше.

И груша такая стоит, смотрит на мою руку, будто от неё говном пахнет, и, мне от этого так дико-жутко, будто бы груша знает обо мне что-то, чего я сама не знаю. Ты мне писал в начале шестнадцатого: скучаешь? Ты приехать, там, обещал. Потом ссыканул из-за армейки, мол, мамка наругает, и я аж в целых — ебать-ебать, двух постах у тебя по самый сегодняшний день тэгнута, а над постами — флаг, рефрен, и чуть ли не лого: “Дорогие друзья!” Служу партии, блядь.

И я проснулась, в понедельник, в 7:42, бесцельно ходила по квартире, потому что боялась лечь спать, и по сегодняшний день (а это пятница, 23 ноября, 2018 год, и прошло уже четыре дня), я всё так же бесцельно бржу в постоянном броуновском движении, и у меня голова не работает на морозе. Потому что, блядь, ты. И пишу я это тоже, потому что, блядь, ты.

Если знать, где смотреть, то, когда к тебе на фейс заходишь, можно найти заметки под русский рэпчик — эдакая помесь, такого, тру пацанчика с района, у которого распечатка пацанского цитатника в левом заднем кармане, чётки, кепка, и тупой пизды. В любви, там, признаёшься, бабам левым.

Пока писала — дважды сорвались планы на пятницу. Мама тебя любит за что-то. Интересно, за что. Надо будет у нее как-нибудь у самой поинтересоваться, авось, и я тебя меньше ненавидеть начну. Мама кактус имени тебя хотела назвать. Кактуса в форме хуя не нашлось, так что с именем вышла загвоздка, но у меня теперь перед монитором гордо стоит Яков Моисеевич. Кактус, мать его, завёлся, а мужика так и нет.

Нравится один челик, кстати. Будто бы тебя перечеркнули, и нарисовали заново, просто наоборот. Но он скоро свалит. Твоё наследие до сих пор действует, что сказать. У кота экзистенциальный кризис. Я два раза застревала в лифте. В первый раз вытаскивала мама, я села жопой на острый край металлической двери и выла от боли, пока мама на меня не наорала и я не спрыгнула на табуретку. Во второй раз вытаскивал МЧС, было не так весело, но сильно спокойнее и безопаснее.

Помнишь, я была хорошей девочкой, потому что не курила? Больше нет. Жаль, ты не здесь и сиги у тебя не стрельнешь, конечно. Стрелять забросила. Не хочу, не успеваю, работа важнее. Два месяца назад была выставка, все так застряло в памяти, будто было вчера. Нашла, наконец-то, Замятина. Добью его и пойду искать “Маятник Фуко” Эко. Через десять дней мне исполняется двадцать лет. Мой лучший друг устроился на работу по тапшу к своему бате в компанию, просто в другой отдел, ходит в костюме и начал смахивать на нормального человека. Я всё ещё такое же уёбище, каким была три года назад. Сейчас, возможно, даже ещё больше. Но на др всё ещё жду поздравлений.Тренирую радио интеллектуальный изъеб на коллеге-начальнице. Беременная она, так что груша может спать спокойно, потому что у меня просто загоны на эту тему, и их люд мне везде мерещится.

До мамы доебались телевизионщики в беларусском магазине. Я очень хочу горячего шоколада. Надо делать домашку назавтра на курсы, но мне лень. Друзья, которые старые, не которые новые, меня динамят. Надо как-то закончить, но не получается. Надо что-то сказать, но мы давно уже друг другу сказали всё, кроме до свидания.



P. S.: Никакой ты мне не друг, пидор, блядь.

18:26 

безотносительно всего

привет, давно не виделись. я всё на беонах.
привет. я стала старше на несколько месяцев, страшнее, сильно хуже. у меня всё обломалось в турции. я не думаю, что когда-нибудь туда вернусь.
привет. я работаю. я ничего не успеваю писать, потому что работаю и ещё не очень привыкла. у нас маленький коллектив. девочка крутая. в мальчика влюбилась: он показывает камеди, я ржу.
привет. я наконец-то поняла шутку из криминального чтива. ту, которая про помидоры.
привет. я успела закурить и бросить. закурила, чтобы не сидеть одной в офисе, когда ребята курят. бросила, потому что девочка забеременела и попросила о женской солидарности.
привет. в баку много сумасшедших старушек — сильно больше, чем я хотела бы видеть. сегодня столкнулась с одной на остановке. у неё заблокирована карточка с пенсией, она предлагала мне свой пустой проездной в обмен на 6 манатов. у меня был только целый полтос, на который я живу неделю и я опаздывала на работу — менять не стала. мне очень ебано, не представляю, насколько ебано бабульке.
привет. у нас в автобусах написано, мол, все дороги ведут в карабах. а. шутит, что у нас появился лишний мотиватор не засыпать до конечной.
привет. у подружки серьёзно переболел отец. после выписки перебрался домой к старшей дочери, потому что там лифт и крутой дворик без машин, а у них — пиздец. в пустой хате было грешно не устроить весёлую вечеринку на двоих., как раз у нас были выходные в честь курбан-байрама, быстро выжрали лимончеллу и к двенадцати пошли за добавкой. купили винища, красного полусладкого, оно оказалось уже открытым и какого-то хуя газированным. меня это не остановило, я добила и бутылку. к ночи у меня шла пена изо рта, подружка думала, что я умру. а я написала т., потому что ничего умнее, чем когда случается нерассказываемый ма пиздец, бежать к т. за советами. утром было стыдно, но он за меня переживал, что здорово. да-да, мы помирились наконец-то.
привет. я решила, что лучше писать ни о чём, чем снова не писать вообще.
до встречи

21:50 

Тут вся любовь, которую можно вложить в весенний день, весенний день невозможно не полюбить, насколько прекрасно небо, насколько прекрасно выходить на улицу в свежесть и магию, а не в белый кисель. И ты — прекрасный, прекрасный, прекрасный. Не парень, не друг даже, два разговора за все полтора года учёбы бок о бок и статуса талантливых студентов, и я не умею говорить красиво, или по-умному — но вот так просто всё, так здорово, и я бы даже обняла тебя, просто потому что могла бы, но перепугалась, а ты назвал меня сильной. И правда захотелось поверить. Мне нравится новый альбом Ники Л, я всё ещё смотрю блядскую "молодёжку", и, в целом, всё ещё ничего не могу и не хочу сказать. Но мне сказали: "ты сильная", просто так, без нытья, за маленькое признание и похуй (не похуй — парализующий ахуй, от пустоты, от чувства несправедливости, от "как так, почему со мной?"). Мне сказали: "ты сильная", и я глубоко в душе верю.

@темы: воспоминания, мысли вслух, универ

00:58 

Тема того, насколько спорт крут и полезен не перестанет меня коробить, наверное, никогда. Отчасти из-за неё я так не люблю заядлых зожников, которые пассивно-агрессивно навязывают всем, что спортом заниматься надо, спорт важен, спорт, спорт, спорт. Только что с подружкой говорили про всё, от переоценённости футбола, до тренеров-живодёров и тренеров, которым просто похуй. Хотелось плакать. Свой спорт я обожаю и вернусь в него, когда появятся деньги, но я точно не стала более здоровой от того, что у меня полетела спина и левое плечо, потому что спонсоры для тренера важнее, а контролировать себя на одних ощущениях как-то не алло.

@темы: спорт и я, мысли вслух, воспоминания

05:10 

Есть такая идиотская интонация, как у русички в средней школе — на моей памяти, из семи преподов по русскому и литературе, через которых я прошла, только две не обладали этой суперспособностью. Сидит пятый класс, русичка просит кого-то зачитать с выражением, жертва начинает орать, и издеваться над окончаниями в согласных. И это полбеды, потому что тотальный пиздец по всем фронтам наступает, когда русичка царственной рукой останавливает горе-чтеца, и решает показать мастер-класс. Эту интонацию, по итогу, кажется, осваивают все и ставят её в свой личный режим «по умолчанию».
Я писала заметку про Стамбул, захотела выложить её на Фейсбук, подредактировала, чтобы она не обижала тонкую душевную организацию моей мамы, тонкую душевную организацию моей мамы я не обидела, ей очень понравилось всё. И я уже промолчала бы о том, что мама тут же, как увидела, позвонила и начала выяснять, в кого же я влюбилась (в незнакомую девушку из интернета, мам, мне правда стоило это сказать и схлопотать весёлые скандальчики, которые экран покажет наш). Мама начала читать мне отрывки из заметки, с этой самой интонацией, я услышала, и решила, что большего дерьма написать было просто нельзя, хотя текст вроде был мне приятен. И да, это всё опять про атмосферу. И маму я очень сильно люблю.

@темы: мысли вслух, рассуждения, атмосфера

03:54 

Не знаю, кто первый ввёл в архитерктуру понятие «атмосфера» — возможно, это был Петер Цумтор, но, даже если это был не он, Петер Цумтор сделал для того, чтобы этот термин прижился в среде, больше всех. На первом курсе мы семь недель лепили из внутренностей кубической коробки абстрактную сцену по мотивам одной из четырёх рандомно разданных студентам поэм По. Мы были маленькими смешными желторотиками, и всё понимание дизайна у нас укладывалось в рамки того, что по запросу выдаёт — не, даже не Пинтерест, — Инстаграм. Какое пространство, какой скетчинг, какие концепции. Вроде как минимализм, уют, пара дешёвых выебонов в Хоумстайлере, стеклишка побольше, чтобы было лухари, корявые дудлы за пять секунд, трапециевидные очки и кружка из «Старбакса». Чему учиться четыре года?
Собственно, от подобного дилетантского восприятия нас отучали весь первый семестр. «Уважайте материалы, с которыми работаете, учитесь понимать их свойства, учитесь понимать пространство, тень и свет и избавьте нас от своих дурацких орнаментов». Всё в лучших традициях Адольфа Лооса. Мы сидели в день смотров в серой-серой комнате, мигала лампочка в холле, каждые пять секунд проверяли списки и бегали за кофейком. Мы не понимали, за что нас хвалят, за что ругают, нахуя мы это всё делаем, и где там затесался дизайн интерьера, или, на худой конец — архитектура. С высоты середины второго курса, (высота, сука), я бы подошла, и сказала бы — потому что атмосфера. На все вопросы. И тут же стала бы в глазах себя самой прошлогодней невероятным хуйлом. Смешнее всего для меня то, что атмосферу создавать я так и не научилась, но именно её я ценю в любой форме творчества больше всего.
Вообще-то, изначально я хотела написать про то, как меня злит, что вот уже две недели я не могу даже написать ничего толкового для продолжения к «песням злых цветов». После национального чемпионата я вернулась в Стамбул, и не могу материально потянуть членство в спортклубе, спортивная атмосферка сериала «Добиться или сломаться» перестала действовать на меня после второго пересмотра. Поэтому, я решила смотреть «Молодёжку». И теперь я не могу писать продолжение к «песням злых цветов», потому что я смотрю блядскую «Молодёжку» с утра до вечера и даже на скучных парах. Сука. Как так-то.

@темы: мысли вслух, жалею себя, воспоминания, атмосфера

23:01 

В три года я усиленно пыталась что-то рисовать, в пять пришла в группу по пианино для самых маленьких при консе, в семь рифмовала на полях тетради всякую хуйню, в одиннадцать, не зная ещё ни про интернеты, ни про эти ваши фанфики исписывала от корки до корки сорокалистовые тетради. Потому что почему бы и нет. И набатом всю жизнь в голове — ничего ты не придумаешь нового, дура, успокойся, именно это я думала, когда подавала документы в архитектурный, именно это звучало у меня в голове, перекрикивая звук из наушников, когда нам в студии дали первое задание, когда у меня было ещё полторы недели, чтобы соскочить, чтобы пойти в инженерный, математический, английскую литературу — в общем, куда угодно, чтобы избавить себя от этой хуйни, которую я на подкорке не принимала всю свою жизнь. Я знаю, что никогда не напишу, не нарисую, не сочиню и не спроектирую ничего свежего, для меня по-настоящему головокружительно и интересно писать конспекты и информативные эссе, щепоточка собственного мнения, но автор в стороночке и ни на что не претендует, автограф-сессия с тенью не случится. Я хочу, чтобы меня заёбывали чейры на МООН, хочу пить кофе в Старбаксе и копаться в листочках, я стрелять хочу, в конце-то концов, на соревнования ездить и пытаться 72 раза подряд выполнить семисекундную работу идеально.
Я подсознательно тянусь к тому, чтобы что-то создавать, но у меня всю жизнь какой-то ёбаный творческий кризис, настолько запущенный, что я не понимала никогда, что может быть вообще как-то по-другому. Мне нечего сказать, нечего предложить, я могу выучить каждый стандарт, каждую грамотную цветосхему, могу найти ошибку в рассчётах, заметить безграмотность планировки, у меня скрипят зубы от некоторых заезженных сюжетов, и я часами могу объяснять, почему какой-то сериал/книга/фильм — хуйня, что мне не нравится в съёмке, почему язык плох, почему цветокоррекцию лучше было бы сделать по-другому, каких деталей не хватает, почему диалоги отвратительны. У меня есть прекрасно сформировавшееся и только совершенствующееся мнение о том, что есть хорошо, и ещё более чёткое мнение о том, что есть плохо, серая шкала — не потерянный мир, а чёткая система. Я просто пустой человек. И от этого мне очень нехорошо, потому что с каждым днём я всё сильнее погрязаю в пучине мира, который мне непонятен и чужд, мира, где я затеряюсь, мира, в котором я однажды не смогу вытянуть планку «средненько» и порушу свою жизнь, мира, где человек попадёт в инвалидную коляску потому, что однажды я настолько всё возненавижу, что не удосужусь проверить рассчёты. Кажется, будто передо мной сборник задач, в которых нужно не только найти ответ, но и вопрос поставить самостоятельно. Вопрос возникнет всегда, а вот решения даже к самой простенькой я не найду.
Тем более странно для меня видеть, что этот самый мир, который не принимаю я сама, встречает меня с распростёртыми объятиями, педагог из художественной академии, с которой я вместе готовила портфолио для поступления хвалит меня. Меня хочет взять на стажировку женщина, перед чувством стиля, пространства и вкусом которой я преклоняюсь. Авторы, работы которых я люблю нежно, дают позитивный фидбэк на то, что я делаю, вместо того, чтобы работать непосредственно над проектом, моя русичка в том, что я писала в далёкой уже старшей школе видела во мне потенциал. Люди, которые натыкаются на моё «творчество», и мнение которых должно меня до небес возносить, видят во мне потенциал. И я правда не понимаю, почему, в чём, как он проявляется, всё, что я делаю — вторично от того, что уже вторично. Я очень запуталась и не понимаю, как перерасти своё долбанное чувство собственного недостоинства, как либо смириться с тем, что вижу в себе я, либо принять то, что видят во мне другие. Я правда не заслуживаю своего окружения. У меня в голове сейчас такая же жвачка, как и в моём никнейме.

@настроение: запуталась

@темы: мыслебред, мысли вслух, рассуждение

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100