Размещается с разрешения автора Roberthe

Часть 1.

Звёздная вечность кружит меня,
хохочет
твоим голосом,
смотрит на меня
твоими глазами,
всякий раз по-другому.
Я знаю:
ты - дождь,
способный наполнить бездну,
мрачную бездну
в моей груди.
И я
захлёбываюсь
тобой.

Если ты мрак,
бездна,
то тайна твоя
печальна и священна,
но зла в ней нет,
потому что это
часть сути.
Твои мысли сияют,
как Сильмариллы,
о которых ты
никогда не слышал.
Их сияние вечно,
надёжно,
более,
чем свет звёзд,
ведь звёзды рождаются и умирают.
Они приносят беду всем,
кроме тех, кто безвинен.
Подобно Истине,
произносимой безмолвно.

Ты знаешь, я боюсь забыть тебя,
очнуться
и понять, что ты мой сон.
Боюсь проснуться,
чувствуя
невыносимую боль
ненужности
и бесполезности.
Я спорю молча,
до хрипоты.
Представляешь?
Я говорю себе, что это
нечестно.

Да,
это дьявольски нечестно, знаешь ли,
любить,
шагая в бездну,
любить,
прекрасно зная,
что всё кончится.
И ничего не требовать взамен.
Нечестно,
невозможно.
Никто не сможет,
кроме тебя.
Ведь это
так же сложно, как
вдох
и выдох.

Часть 2.

Вдох
и выдох.
Систола и диастола.
Солнце и Луна.
Чёрное и белое.
Золото и серебро.
Мудрость и безумие.
Заботливость и озабоченность.
Веселье и серьёзность.
Яркие огни и глубокая синева.
Везение неуклюжести и упорство грациозности.
И это щёкочущее,
обжигающее,
неуловимое чувство,
как вино,
искрится на языке
и покалывает
в кончиках пальцев.
Хочет быть узнанным,
но не названным.
Разливается теплом в груди,
сонной истомой во всём теле,
ты плавишься от доверия
в моих объятьях,
ты горишь,
что само по себе
невообразимо.
И боль уходит.
Судьба
лукаво мурлычет,
трудно представить -
смущает тебя!
Путает
разноцветными снами,
водит
волшебными тропами
хочет,
чтобы ты улыбался
и все думали:
ты сошёл с ума.
И тысячи звёзд
всегда
будут смеяться для тебя.

Часть 3.

Не все,
кто уходит и бродит,
потеряны.
Но попробуй найди!
Легки их шаги, а ты -
словно камень в гору.
Не все,
кто остался дома,
от нас далеко.
Но попробуй-ка встреть!
Так много похожих, знакомых,
но все они - тени.
Прыгающим шагом
по весенней улице
возвращение.
Странную башню
трудней заметить,
чем тебя
на горизонте.
Терпеливым шпилем
из длинных пальцев
ожидание.
Белый парус
не будет так виден,
как ты в окне.
Погляди-ка,
как всё
перепуталось:
кто из нас
должен падать
без сил,
кто кому,
усмехаясь ласково,
запускать
руки в волосы?

Часть 4.

Говорят, если долго
смотреться в зеркало,
можно увидеть демона.
Я вижу
не то ребёнка,
не то старика.
Ты подходишь
и говоришь,
что и так, и так хорошо.
А потом
останавливаешь моё время
где-то посередине,
и это похоже на спасение.
Ты не можешь
пройти
мимо чужой беды.
Всегда
бросаешься на помощь.
Считаешь,
что всё поправимо,
даже смерть.
Осуществляешь
безумную затею,
роняешь в ладони
исполненное желание.
И при этом смотришь
на меня,
как на главное чудо,
не оставляя демонам
ни единого шанса.
Теперь я знаю,
почему во Вселенной
так много
прекрасного
и удивительного.

Часть 5.

Научи меня
утекать,
как вода,
уходить не сразу,
а по частям,
но при этом немедленно.
Рассыпаться снегом,
растворяться,
как сахар в воде.
Научи меня,
не задумываясь,
шагать в пустоту и лететь.
Научи
не искать и не ждать
неизвестного,
усмирять
своё глупое сердце,
которое не знает,
чего хочет,
но рвётся
на край земли.
Научи меня
растягивать
миг в вечность.
Разумеется,
часть меня знает,
что ты ответишь,
я догадываюсь,
чему
нужно научиться,
чтобы суметь остальное.
Но гораздо заманчивее
разделить
это
с тобой.

Часть 6.

Набегают к ногам грациозные волны,
Имена вечным ритмом сплетя на пути,
Море в голос шумит, ты взываешь безмолвно,
И, конечно же, я не могу не прийти.

Потому что не зря, с мастерством каллиграфа,
Твёрдой поступью лёгких и мягких сапог
Труд, достойный отдельного книжного шкафа,
Переписан на серый прибрежный песок.

Отрезвите меня, дайте свежесть мороза,
Родниковой воды необъятный ушат!
Это правда, серьёзно? "Конечно, серьёзно" -
Волны с лисье-кошачьим лукавством шуршат.

Как добыть негативы загадочной плёнки,
На которой заснята реальности суть,
Где ты мне улыбаешься, будто ребёнку,
Если я вдруг пытаюсь себя обмануть?

По узорам мозаик, флиртующих с солнцем,
Танцем длинных, почти что эльфийских ступней
Привечая ветра, словно старых знакомцев,
С каждым днём ты подходишь всё ближе, тесней.

Поцелуи в ладонь и объятия сзади,
Плечи тёплыми складками кутает сон.
Ветер ласково треплет солёные пряди,
Знаешь, он ведь тобою давно приручён.

Часть 7.

Иногда мне кажется,
что это уже было.
Тогда ты притворялся ребёнком,
а я – зверем.
Может, поэтому
я забочусь теперь
о таких же
детях
и зверях?
В сущности, ничего не изменилось:
цветы
сложны, но понятны,
мужественны
и столь же капризны,
звёзды
прекрасны,
но далеки,
люди
глупы в своей массе
и удивительны
в одиночестве.
Ничего не изменилось,
и нам всё так же больно расставаться,
хотя тогда ты не забывал прощаться
и всегда приходил в одно время.
Почему я об этом говорю?
К тебе является существо,
маленькое,
но могущественное.
Не может слышать,
но чувствует нас,
разумом
или хотя бы в дрожи земли.
Не может закрыть глаза,
чтобы не видеть
слишком
много.
Но говорит, что сможет
помочь тебе однажды.

@музыка: Grace Jones - Libertango

@темы: Стихи из Мира Паука