Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

НЕКИЯ

↓ ↑ ⇑
22:26 

Вихрь горького миндаля. Глава 7

Кроссовер с вселенной The SCP Foundation.
Авторы


- Ну, страху тоже можно. Как правило, мне как раз непуганых идиотов и присылают - типа, вот сейчас выдам им таблетку от Зелёных, и всё пойдёт, как по маслу. Никакого сравнения даже с ГОК, где сразу говорят: вы в жопе, ребята, их не победить обычными способами. Они долбанутые ребята, но откровенные - может быть, поэтому мне так повезло.

Лекционная аудитория - светлая, просторная, полная "молодой поросли" 25-30 лет. Какая-то девушка поднимает голову и, явно узнав Клефа, тихонько говорит "Вау!", остальные изо всех сил изображают полную незаинтересованность.
- Поближе к окошку садись, - кивает Альто рыжему и тихо добавляет, - может откусить от чьих-нибудь эмоций, это будет повкуснее, чем от меня.

Маэстро, напротив, попадает под арт-обстрел полсотни любопытных глаз. Взгляды преимущественно восхищенные (от парней) и ревниво-завистливые (от девушек). В воздухе повисает очень напряженная пауза...
А потом Маэстро ослепительно улыбается. Так тепло и искренне, что вслед за ним начинает невольно улыбаться большая часть аудитории. Да и меньшая часть, более устойчивая к воздействию, заметно расслабляется.
читать дальше

@темы: Другие миры, Вихрь горького миндаля, Оглавление

22:08 

Вихрь горького миндаля. Глава 6

Кроссовер с вселенной The SCP Foundation.
Авторы


- Ура, меня повысили, - радуется рыжий, вертя ключ на пальце, - Как ты себя чувствуешь, Альто Клеф? Готов к небольшой прогулке по твоей территории?
Он садится у кровати и смотрит Клефу в глаза:
- Разумеется, если ещё не в форме, я с удовольствием прогуляюсь один... Или останусь тут, с тобой.
Радость у него в глазах такая горячая и яркая, что греет Клефа почти физически.

- Сам-то как себя чувствуешь? - строго, но со смешинками в глазах, интересуется Альто и садится на кровати. - Ну вот, можешь считать себя сотрудником уровня С и начинать гордиться со страшной силой. Готов к подвигам и приключениям?

- Что такое "уровень С"? - немедленно интересуется рыжий, - Я чувствую себя великолепно и готов к новым приключениям, новым артефактам и новым уровням. Вот только монстров пока пинать не готов.

- До прошлого года это было званием "агента", но все ведь так любят буквы и цифры, что скоро, боюсь, персоналу начнут номера, как у объектов, присваивать. А к монстрам я тебя пока не поведу. К одному, разве что... он занятный.
Выйдя в коридор, они окунаются в неповторимую атмосферу "казённого заведения". Люди в белых халатах, оперативники в хаки, множество цветных указателей на серых стенах, постоянно меняющиеся сообщения на сигнальных панелях общего оповещения.
Клеф кивает на большую, в полстены, карту, на которой - переплетение линий плана Зоны 19 и россыпь мерцающих точек.
- Всегда можно знать, кто и где находится.

читать дальше

@темы: Вихрь горького миндаля, Другие миры, Оглавление

00:00 

Вихрь горького миндаля. Глава 5

Кроссовер с вселенной The SCP Foundation.
Авторы


Просыпается Маэстро под щебет птиц, и первое, что видит - кроны деревьев над головой. За время сна рыжего вымыли, переодели и заново перевязали - часть бинтов снята совсем и Маэстро может воочию увидеть следы от ожогов, порезы и чёрные кровоподтёки. Сейчас, вместо больничного "фартука", на нём длинная серая футболка с радужным пятном на груди. Пятно имеет форму тучки и улыбается...

Первым делом он смотрит на руки. Правую ладонь почти целиком покрывает начинающий затягиваться ожог, пальцы стянуты ломкой хрустящей корочкой. Как будто рыжий схватился за раскаленный стальной прут. Ожог смазан какой-то густой белой мазью с сильным приятным запахом и сейчас почти не болит, но рыжий всё равно озабоченно хмурится. Эта рана была им получена не в застенках Коалиции, а раньше. Гораздо раньше. Однако заживает гораздо медленнее остальных.

читать дальше

@темы: Оглавление, Вихрь горького миндаля, Другие миры

11:36 

Вихрь горького миндаля. Глава 4

Кроссовер с вселенной The SCP Foundation.
Авторы


Мурчит кошка под боком. Где-то крутится чуть дребезжащая джазовая пластинка, выдавая минорную мелодию.
Попискивают приборы.
Дышать больно, глотать больно, говорить - тем более. Двигаться нельзя - да и сил нет. Внутри и снаружи палаты дежурят по двое рослых сотрудников.
За трое суток Клеф приходил всего один раз. И ни сказал ни слова, только поправил какие-то датчики.
На сиплые вопросы Маэстро никто не отвечает.

И всё-таки, проснувшись в очередной раз (теперь ему вводят снотворное, потому что рыжий не может спать без кошмаров, просыпается, кричит, надрывая слабое горло и давясь кровью), Маэстро видит рядом кресло, а в кресле - Альто Клефа. Тот выглядит... усталым. Но вроде орать на подопечного не собирается.

У Маэстро куча вопросов, но почему-то теперь при одном взгляде на Альто Клефа у него холодеет в животе. Где та солнечная радость, которая охватывала его при появлении Альто? Сменилась давящей холодной тревогой. Что-то не так. Что-то очень сильно не так. Что же не так, чёрт побери?!
Он закрывает глаза. Снова открывает. Отчего Маэстро чувствует сейчас что-то вроде... вины. Словно он в чём-то виноват перед Альто Клефом. И Маэстро неожиданно сердится на самого себя за это чувство.
Ты обещал, что со мной ничего не случится.
Отчего-то Маэстро не может высказать это обвинение направленно. бросить в лицо. Словами, или мыслями. Просто не может - и всё.
Потому что он чувствует также, что если здесь и есть чья-либо вина, то точно не Альто Клефа.
"От меня сплошные проблемы, да?"
читать дальше

@темы: Оглавление, Другие миры, Вихрь горького миндаля

13:14 

Вихрь горького миндаля. Глава 3

Кроссовер с вселенной The SCP Foundation.
Авторы


- Ну, тогда поправишься - и вперёд, в междувременье. Люди вряд ли тебя начнут догонять и вылавливать обратно, я позабочусь. Могу слово дать, - хмыкнул Альто, нарочито подчёркивая дистанцию между "люди" и "я". То, что разговор принимал вид ювелирного прощупывания степени безопасности обмена сведениями, было увлекательным.

"Я смогу видеть? Скоро?"

- Скоро. Ну, через пару дней, конечно, если ты не пожелаешь форсировать события, как с ногой.

"Я тебе... верю. Когда я тебя встретил..." - слабая болезненная гримаса, воспоминание о боли, крови, о том, как шлёпнулся под ноги. О том, как почти умолял о помощи.
"От тебя странно пахло. Не совсем как... от человека. Я бы хотел посмотреть на тебя, Альто".
Разумеется, Маэстро имел в виду не только "посмотреть глазами". Самое интересное - что у Альто Клефа внутри. Что там окажется, если развернуть бархатную оболочку, проникнуть за стальные пластины воли? Что там - внутри той эфемерной зыбкой субстанции, которую смертные обычно зовут душой? Есть ли у Альто Клефа вообще душа, или нет? Может, это просто ходячий набор эффективных решений и действий? Не похоже, но всякое может быть.

- Когда ты меня встретил, тебе очень повезло, - немного резко заметил Клеф, - будь это любой другой из моих коллег, ты бы уже сидел в клетке в наручниках, обклеенный датчиками, под присмотром нескольких десятков камер. Но здесь, в Зоне 19, спорить со мной никто не будет и никому ничего не скажет, поэтому ты можешь быть относительно спокоен. Хочешь меня увидеть? Могу тебе это устроить.

читать дальше

@темы: Оглавление, Другие миры, Вихрь горького миндаля

12:08 

Вихрь горького миндаля. Глава 2

Кроссовер с вселенной The SCP Foundation.
Авторы


На первое время. Да-да, жизнь теперь станет куда интереснее. Откровенно говоря, шифтеры интересовали Клефа - ещё со времён его работы в Коалиции - тем, что всегда имели двойное, тройное, четверное дно и множество скрытых мотивов. Интересно, что удастся раскопать вот в этом рыжем?
Да, он казался сейчас мягким, трогательным и беззащитным. Но уж это обмануть Альто никогда не было способно. И сейчас тоже не.
На всякий непредвиденный случай всегда есть всякие непредвиденные варианты. Хоть какое-то разнообразие.
Ну, и...
Хотя вот это вот "ну, и" было определённо лишним, а потому отправилось как можно глубже в подсознание.
Пожалуй, не зря слова "Вами заинтересовался доктор Клеф" считались в узких кругах практически проклятием.
- Ну, я не предлагаю тебе есть кошку, - тихое хмыканье, - я предлагаю тебе об неё греться. Не тошнит, кстати?

читать дальше

@темы: Оглавление, Другие миры, Вихрь горького миндаля

23:44 

Вихрь горького миндаля. Глава 1

Кроссовер с вселенной The SCP Foundation.
Авторы


День начинался вполне обычно - в таких случаях говорят: "ничто не предвещало". Собственно, из "предвестий" у Альто Клефа имелись в наличии лишь чашка кофе, пара пончиков и квартальный отчёт, что радовало и огорчало одновременно. Прекрасно всё-таки быть эмпатом и уметь аккумулировать свои спектры эмоций - как позитивный, так и негативный.
В семь утра в коридоре административного блока Зоны 19 было тихо, пусто и полутемно. Самые сознательные только занимали очередь в душ, самые несознательные нежились на казённых койках, а некоторые, вроде самого Клефа, ещё даже не ложились. Он старался соблюдать режим 3\1, то есть, спать планировал только завтра. После отчёта.
Но, разумеется, сначала - кофе и пончики.
Прижав карту с изображением альтового ключа к двери и дождавшись смены алого огонька на зелёный, а попутно деактивировав несколько простейших защитных сеток, Клеф уже взялся за ручку и даже нажал на неё, но что-то заставило затормозить. Может быть, это был порыв ветра с запахом мимозы, который означал спонтанный разрыв реальности посреди Зоны.
Непорядок.
Ай-ай.
Глядя на пошедшую волнами стену, Альто задумчиво почесал нос, с искренним интересом ожидая незваного гостя. Или гостей. Давно такого не было, что уж там.

В стене образовалась воронка. Точнее было бы сказать, что воронка образовалась в идее стены. А если совсем точно, то текстура просто запузырилась. И изящно отрыгнула прямо под ноги Клефу голое, покрытое какой-то радужной субстанцией существо. В целом это напоминало какие-то жуткие сюрреалистические роды, только новорождённым оказался не младенец, в вполне взрослый длинноволосый... То ли парень, то ли девушка - Клеф пока не разобрал. Упавшее немедленно страшно раскашлось, забрызгав ему низ штанов всё той же радужной жижей. А потом с неожиданной силой вцепилось в ботинок исцарапанными тонкими пальцами и прохрипело:
- Посмотри... мне идёт кровь?

читать дальше


 

@темы: Оглавление, Другие миры, Вихрь горького миндаля

22:21 

Небытие - не самое весёлое место.

00:05 

Междуглавие 9. Седьмое веснаря. Вечер-ночь

Междуглавие 9.
В котором Китобой встречает Мари и знакомится с хозяйкой теневой стороны "Дайса".




Он снял футболку и нес её в руках. Вода стекала по груди струями, водопадом спадала по спине, капли путались в волосах на затылке, он шел среди ливня, словно вовсе не замечая его. Губы его шевелились - он молился.
Его молитвы не были набором воззваний и восхвалений, как в большинстве религий. Они были наборами звуков и слогов, ритмичными, сложенными так, чтобы облегчать миру боль от людских движений или делать его собственную дорогу безболезненной.
Однообразные, четкие ритмы, приходившие к нему чаще всего во сне.
Мостовые здесь были мощеные, затейливые флюгеры мотались под ветром. В строчных канавах неслись полноводные реки, а в них мусор, которого много в любом городе. Город не походил ни на европейские города, которые он видел в своих странствиях, ни на русские.
Создан был словно бы из смеси всего, вынут из сказки и расплывчатых людских фантазий.
Через некоторое время он увидел прыгавшую по лужам девочку. Та была босой, и словно бы плясала, подпрыгивая и вертясь прямо посреди полноводного ручья, в который превратилась улица. Вокруг не было ни души, в окнах домов горел тусклый свет.
Ребенок был хорошим собеседником для начала.
Он потянул эту свою маску - их арсенал пригодился бы ему везде - и окликнул девочку:
- Эй!
Та обернулась и он, казалось, сумел увидеть, как она измеряет взглядом расстояние и убеждается, что сумеет убежать. Через все лицо у неё тянулся шрам от когтей.

читать дальше

@темы: Город, Междуглавие

18:48 

Междуглавие 8. Седьмое веснаря. День-вечер-ночь

Междуглавие 8.
В котором идёт дождь, а Рыбка кое-что вспоминает.




На улице Плащей и Кинжалов хлестал проливной дождь. По-летнему буйный и по-осеннему холодный. Август передёрнул костлявыми плечами и поглубже забился под широкий жестяной карниз, служивший ему временным убежищем. Он был голоден, но о полётах в такую погоду было нечего и думать. Август сердито клацнул зубами и уставился на мягко освещённые окна соседнего домика. Этот дом оскорблял взор жителей Теневой стороны просто одним своим наличием. Выкрашенный весёленькой, ярко-оранжевой краской, которая никак не желала выцветать до допустимого правилами местного приличия тускло-коричневого, он дерзко выделялся среди прочих, одинаково уныло-невзрачных домов, словно дикая орхидея, выросшая среди бурьяна.
Этому домику неоднократно бросали камни в окна, раз или два пытались поджечь, но злоумышленники каждый раз почему-то исчезали при таинственных обстоятельствах, и мало-помалу за домиком закрепилась дурная слава заговорённого, а покушения постепенно сошли на нет.
На подоконнике, в двух симпатичных ящиках из светлого дерева, радостно и задиристо желтели десятки одуванчиков-бессмертников, разгоняя подступающую серость и хмарь. В цветах деловито копошился пушистый сиреневый зверёк - его нос был густо выпачкан в золотистой пыльце.
Август раздражённо фыркнул, переступил с лапы на лапу - когти скрежетнули по ржавой ободранной жестяной крыше, служившей ему насестом - и сунул голову под крыло. Его нервировали не одуванчики, и не единственный солнечный заяц на Теневой стороне, такой же вопиюще нелепый, как и оранжевый дом посреди царящего вокруг мрачного нуара. Август был горгульей - опытной, матёрой, закалённой в воздушных драках. Ему доверяли не только письма, но и ценные посылки - всем известно, что горгульи - лучшие почтальоны, они никогда не путают адреса и не теряют доверенные послания. В какой бы части Города ни находился адресат, можно было быть уверенным - горгулья доставит письмо точно в срок, если ей не помешают. Август был одним из лучших, он обладал прямо-таки потрясающим нюхом на письма. И сейчас он нервно топтался в своей уютной нише, тряс ушами и то и дело слизывал длинным шершавым языком шальные холодные капли с иссечённой боевыми шрамами морды.
В оранжевом домике жгли не отправленные письма. Много писем. Целые десятки. Август чуял запах посланий, обращённых в серый дым, и от этого запаха ему становилось неуютно на душе.

читать дальше

@темы: Город, Междуглавие

14:00 

Глава 32. Седьмое веснаря. Утро.

Глава 32.
В которой Рыбка катается автостопом, а Китобой теряет машину и кнут, не теряя, однако, самообладания.




- Ты почему, дрянь такая, ни разу не навестила Дезмонда в больнице?!
Рыбка сперва опешила, а потом затрясла головой, стараясь вытряхнуть из неё дурное видение. Но видение никуда деваться не собиралось, а внаглую засело за столом в её собственном доме на улице Плащей и Кинжалов. Восседало оно по-хозяйски, закинув ноги прямо в сапогах на её личный стол, который служил по совместительству рабочим и обеденным. Впрочем, следовало признать, что на сапогах не было ни пылинки - подошвы сверкали как зеркало, хотя улицы на Теневой стороне ослепительной чистотой никогда не отличались. Словно он не пришёл пешком, как все нормальные люди, а прилетел по воздуху. Некоторое время Рыбка то краснела, то бледнела от возмущения, не зная, что и сказать, созерцая подобное безобразие, но потом сообразила, что Воки просто-напросто копирует её собственную позу, причём делает это весьма искусно, вплоть до взгляда и поворота головы. И невольно прыснула со смеху - гнев как рукой сняло. Воки по-акульи ухмыльнулся:
- Ну так что? Ты почему его не навестила? - повторил он вопрос, убирая всё-таки ноги со стола. Нет, Дезмонд не жаловался, даже Вороне, но Оскар знал, какими он глазами смотрит каждый раз на вновь открывающуюся дверь палаты. Глазами, полными надежды. И всякий раз надежда не оправдывается. Оскар знал. Чувствовал. Видел вороньими глазами, хотя она тоже молчала не хуже партизана.
Рыбка немного подумала, прежде чем ответить. Хамить создателю Города определённо не следовало.
- Я не хочу, чтобы он ко мне привыкал, - максимально безразличным тоном ответила она. Сейчас это была высшая мера вежливости, на какую она только была способна - проклятый день высосал из неё все силы, так что энергии не осталось даже на раздражение.
- Хочешь, чтобы он посильнее по тебе соскучился? - понимающе уточнил Воки.
- Да! - отрезала она, не имея желания обсуждать эту тему дальше, - Что тебе здесь нужно? Бордель и моя квартира - это моя личная территория, мне казалось, мы договорились, что ты сюда соваться не будешь!
- Прежде всего, мне нужно, чтобы ты поела и выспалась, - непререкаемым тоном сообщил Воки, - Ты обессилена и истощена, поэтому так нервничаешь и злишься. Ты не в состоянии сейчас трезво соображать. Ты даже на ногах не держишься. И ещё у тебя зверски болит плечо, но ты слишком горда, чтобы в этом признаться.
- Ничего у меня не боли... - выпалила Рыбка и поспешно прикусила губу. Проклятый бессмертный попал прямо в яблочко. В самый райский запретный плод, благоухающий, как клитор Евы. Вот, какой плод познания Господь запретил Адаму пробовать на вкус, а вовсе не экзотическую породу фруктов.
- Позволь, я всё-таки тебе помогу... - он буквально перелился по воздуху и приобнял её за плечи. От пальцев Воки в Рыбку потекло струйками щекочущее тепло... Его рубашка была сшита из такой тонкой ткани, что казалась мокрой - сквозь батист просвечивало тело.
Рыбка дёрнулась, метя затылком по аристократическому носу Оскара Джаббервоки, надеясь услышать сладострастный хруст костей, но промахнулась, встретив пустоту. Реакция у господина Джаббервоки существенно превосходила его собственную. Сломанную ключицу прошило молний боли, Рыбка вскрикнула, не сумев удержаться.
- У тебя неправильно срастается кость, - как ни чём ни бывало сообщил ей Оскар шёпотом прямо в ухо, - Если так и оставить, будешь мучиться всю жизнь... очень долгую жизнь.
Рыбка, чуть не рыдая от злой беспомощности, сдалась и даже безропотно позволила Воки усадить себя в кресло.
- Ты ещё не устала ненавидеть меня, девочка? - снова мурлыкнул ей в ухо Оскар, опять наполняя её грудь шелковистыми нитями ласкового, уносящего боль тепла.
- Зачем ты тратишь на меня силы, идиот? - простонала Рыбка, смаргивая непрошеную слезу, - У тебя же их и без того мало осталось. Ты же сдохнешь так опять!
- Ты мне нужна, - просто ответил бессмертный. Вернее, мне нужна твоя невинность.
Рыбка истерически расхохоталась:
- Ты хочешь, чтобы я для тебя кое-кого родила? - выкрикнула она, захлёбываясь смехом.
- Я хочу, чтобы ты для меня кое-кого убила, - отозвался Воки, немного, как ей показалось, обескураженно.

читать дальше

@темы: Оглавление, Город

10:03 

Междуглавие 7. Шестое веснаря. Вечер - ночь.

Междуглавие 7.
В котором рассказывается о трудностях межрасового взаимопонимания.




- Заколебало, - заявил Сергей и запустил в стену отвёрткой. Уронил голову на сцепленные руки и просидел так несколько секунд. Потом, что-то ворча под нос, поднялся, подобрал ни в чём не повинный инструмент и положил на место.
- У меня всё равно ничего не получится, - попытался он оправдаться. - Эта штука вообще ходить не должна. Она цепляться будет за всё что можно. При условии, что хотя бы сможет стоять. Двигательные аппараты так не делаются, понимаешь?
Бац-Бац под потолком задумчиво щёлкнул жвалами. Он никогда не спорил. Не в последнюю очередь - благодаря отсутствию хоть какого-нибудь речевого аппарата.
- Ну не знаю я, что мне делать, не знаю, - Сергея, видимо, вполне устраивала и такая реакция. - У меня противоречивые задачи. Несовместимые. Почему они все не могут быть как ты?
Не прекращая жаловаться, он вышел из мастерской, сбрасывая на ходу халат. Паук следовал за ним по потолку. Больше он даже не щёлкал - только слушал.
- Пойду пройдусь, - сообщил механик, снимая с крючка штормовку. - Будут ломиться Валеты - откусывай головы сразу.
На Светлой стороне он повесил табличку "Ушёл на базу". Теневую предпочёл оставить как есть.

В этом городе ему никогда не удавалось долго раздражаться. Улицы привычно ложились под ноги, петляли, вели знакомыми любимыми маршрутами, и с каждым шагом злость и усталость улетали прочь. Последние солнечные лучи скакали по крышам, отражались в оконных стёклах, заглядывали в глаза, будто приветствуя и играя.
История повторялась - этой ночью Сергей снова проснулся часа в три и работал почти без перерыва до самого вечера. Рано или поздно тело должно было припомнить ему все издевательства, но сейчас не было даже сонливости. Механик вдыхал прохладный вечерний воздух, шагал по пустынным улочкам Светлой и старался ни о чём не думать.
Получалось до самой окраины, когда вместо привычной брусчатки под ногами оказалась трава, а шум и перезвон отходящего ко сну города сменились шелестом деревьев. Сергей запрокинул голову, глядя на верхушки сосен, явно разменявших не один век. В этой части карманного мира ему бывать ещё не приходилось, он даже не знал, что рядом с Городом вообще есть хоть что-то. Покосился на ботинки - не самая подходящая обувь для прогулки по лесу. А затем махнул рукой и зашагал по узкой лесной тропинке.

читать дальше

@темы: Оглавление, Междуглавие

10:35 

Междуглавие 6. Шестое веснаря. Ночь.

Междуглавие 6.
В котором на кладбище встречаются двое Бессмертных. И больше ничего, ровным счётом, не происходит.




Когда стемнело, Оскар подошёл к кладбищенской ограде. Или, может быть, наоборот, стемнело, когда он к ней подошёл? Наверняка сказать было невозможно - городское кладбище являло собой особое место - особое даже для Города. Высокая кованая ограда потемнела от времени и непогод, хотя непогоды в Городе - относительно редкое явление. За оградой зеленели могильные холмики, шелестели вековые сосны и кипарисы, плакали мраморные ангелы, прижимая к лицам замшелые ладони.
В сумерках между могил имели обыкновение бродить тоскующие духи, порой ведьмы приходили за крапивным волокном или косточкой утопленника. Лунные лисицы собирались танцевать на могильных плитах каждое полнолуние - и тот из смертных, кому доводилось подглядеть за их танцами, к утру исчезал бесследно.
Но самым занимательным было то, что кладбище не принадлежало ни Светлой, ни Теневой сторонам, оно было само по себе, являя собой бесспорное доказательство того, что смерть уравнивает всех.
Витая тяжёлая калитка протяжно скрипнула, пропуская одинокого посетителя - словно предупредила. Оскар побрёл по центральной аллее, машинально читая надписи на каменных надгробьях. Под подошвами шуршал мелкий гравий, в голове шумело.

Серый шел не тайными тропами, а своими ногами. Возможно, не хотел тратить силы. Возможно, хотел проветрить голову. Возможно, хоть вероятность и была исчезающе мала, что ему просто захотелось посреди ночи погулять по кладбищу. Клетка чувствовал его - каждое движение, каждый шаг, каждый вдох - и улыбался. По мановению его руки затеплились свечи. Прозрачная кошка, заведшая привычку ночевать в часовне, повела ухом, но не проснулась.
Мир подрагивал. Клетка чувствовал его дрожь. Он сам был землей, деревьями и воздухом. Он видел Цвета, перетекающие друг друга, друг друга заканчивающие и продолжающие. Он был натянутой струной, на которой трепетал мир. Он был ладонями, в которых бабочка-мир складывала крылья.
Тропинка под ногами Серого вильнула в сторону, уходя прочь от часовни.
Старая, как мир, игра. Старая, как мир, уловка.

читать дальше

@темы: Город, Междуглавие

19:03 

Глава 31. Пятое веснаря. Вечер - ночь.

Глава 31.
В которой заурядная ярмарка чуть было не оборачивается незаурядным апокалипсисом.




Вечер сиял под окнами огнями. Переливались цветные фонарики, натянутые в воздухе на веревках, разбрызгивались искрами бенгальские свечи, таинственно мерцали в глубинах шатров зеленые и алые лампы. Молодой человек с кожей смуглой и сухой, похожей на шкуру ящерицы, выдыхал изо рта пламя под радостные визги детворы. Крохотная девочка с раскосыми узкими глазами плясала на перекатывающемся блестящем шаре.
Вечер был полон цирком, словно цирк и был вечером.
Ворона наблюдала за вакханалией, сидя на подоконнике. Волосы её аккуратной волной лежали на плечах, футболка, вопреки обычному состоянию, была выглаженной и чистой. Ворона чувствовала себя одомашненной и приглаженной, и это даже не вызывало ожидаемого раздражения.
Ещё Ворона скучала по Дезмонду - его отсутствие ещё не стало привычным, а то, что он валялся в больнице, ещё и добавляло беспокойства. Это было похоже на злой рок - только отделившись он, вместо того, чтобы гулять по кабакам и пьянствовать дорогой виски, валялся в постели и терпел компрессы.
Она уже успела пару раз его навестить и проникнуться всей глубиной его скуки.
Как-нибудь ночью она собиралась, дабы развеять её, явиться петь серенады под окно или орать что-нибудь вроде "Леопольд, выходи, подлый трус!". Но явно не этой ночью.
Этой она собиралась вытащить Воки погулять. В конце концов, от любой работы нужно отдыхать, и нельзя замкнуть весь свой мир в одной Башне - даже если она столь велика и прекрасна, как Часовая.
Ворона соскочила с подоконника и, сосредоточившись, постояла некоторое время у двери. Фокус с тем, чтобы открыть любую дверь в любое помещение Башни давался ей через раз пока, но она очень старалась. Представила во всех подробностях комнатку Воки, вид из окна, узкую кровать. Коснулась ручки дерева, погладила кончиками пальцев.
Потянула на себя.

Вечер полнился звуками - пронзительными выкриками ковёрных, визгом и смехом детворы, треском шутих, рёвом и ржанием. Теневая сторона Башенной площади, обычно мрачная и безмолвная, сегодня разразилась огнями и музыкой до такой степени, точно под окна Часовой башни переехал разом весь Квартал Потех.
Не то, чтобы он что-то имел против шумной весёлой толпы, но шумная и весёлая толпа прямо под окнами - это...
Оскар едва не плюнул из раскрытого окна прямо на макушки снующих туда-сюда по площади зевак, но вовремя одёрнул себя. Создатель Города не может плевать на головы жителей - это неэтично и... не эстетично. Он вздохнул и захлопнул окно, отрезая назойливые звуки. Перешёл ко второму, выходящему на Светлую сторону - там царила благословенная тишина. Вечерний ветерок доносил ароматы сирени и жасмина, мягкий свет городских фонарей рассеивал лиловые сумерки.
За спиной скрипнула дверь. Оскар улыбнулся раньше, чем обернулся:
- Девочка?
читать дальше

@темы: Оглавление, Город

01:06 

Глава 30. Второе веснаря. Утро - вечер.

Глава 30.
В которой празднуют день рождения Джека Ингвера, но подарков не дарят, скорее, наоборот.




В ту ночь Оскар так и не смог заснуть - им овладела тупая, бессонная усталость, когда мысли становятся тяжёлыми, а воздух кажется слишком густым и душным. Он сидел на полу, откинув голову на постель, смотрел, как медленно движется в ночном небе больная красноватая луна и слушал спокойное дыхание спящей невесты. Время от времени ему начинало чудиться, что этого тихого, равномерного звука больше не слышно, и тогда замирало его собственное сердце, отказываясь биться. Потом луна ушла, он смотрел в клубящуюся за окном темноту сухими воспалёнными глазами, а минуты текли чересчур долго.
Через подоконник перемахнул белый полупрозрачный зверь, оказавшийся кошкой, бесшумно приземлился на лапы и негромко, вопросительно мурлыкнул.
Оскар хотел погладить кошку, но не смог пошевелиться и тогда понял, что всё-таки спит.

За окном занимался рассвет, серый, как его крылья.

читать дальше

@темы: Оглавление, Город

21:36 

Глава 29. Второе веснаря. Полдень - вечер.

Глава 29.
В которой Джеки приглашают Джилл в гости с ночёвкой, а Рыбка отправляется в зоомагазин.




Их звали Джеками все, кто имел несчастье знать их в лицо и никогда не говорили о них в единственном числе, словно не разделяли их на одно существо. Есть Джеки - двое, выше которых только Королева и небо Города, но нет Джека Первого и Джека Второго, или Джека Старшего и Джека Младшего, потому что они родились в один момент, ступили на землю Города в один момент, первый раз выстрелили в человека в один момент и даже голос у них словно бы один на двоих, бросающий фразы и тут же подхватывающий их.
Если Джеки что-то сделали - значит, они сделали это, даже если на самом деле там был только один из них.
Если Джеки что-то сказали - значит, они сказали это, даже если на самом деле говорил только один из них.
Если Джеки присягнули кому-то - значит, оба будут верны, даже если клялся один из них.
Так было всегда. Так обещало и пребывать вечно.
Вечной же обещала быть и их репутация. Самые чокнутые ублюдки в этом Городе, под которыми ходят шлюхи от Порта до Часовой Площади, все мокрушники, щипачи и стрелки, все форточники и медвежатники.
Тем страннее и неприятней было одно внезапное открытие, случившееся с ними в один не самый прекрасный день.
В этот день Джеки открыли бордель, который до этого не замечали и который не принадлежал никому. Невозможная, дикая и идиотская ситуация - ничейный бордель на их земле, который простоял там уже кучу времени и который они проморгали.
Репутация затрещала и пообещала пойти по пизде, если кто-то об этом узнает.
Джеки заматерились и пообещали себе предпринять срочные действия, пока никто об этом не узнал.
Так и вышло, что в один далеко не прекрасный день на пороге "Делириума" оказались несколько неприятного вида молодых людей в масках с мерзкими улыбками - самая проверенная неболтливая кавалерия.
- Кто хозяин? - вопросили молодые люди и для острастки пальнули в воздух.
Один поэт сравнивал войну с объятым огнем борделем - подумали Джеки. И улыбнулась, предчувствуя скорую возможность сравнить.

читать дальше

@темы: Оглавление, Город

03:52 

Глава 28. Второе веснаря. Позднее утро

Глава 28.
В которой к Сергею наведываются некоторые влиятельные личности с Теневой стороны.




Никто из живущих поблизости не мог точно сказать, в какой именно момент над дверью много лет заброшенного дома появилась кованая металлическая вывеска, а заколоченные окна вновь распахнулись навстречу миру. Еще когда город погружался в зимнюю спячку, дом оставался мертвым и покинутым. Однако уже поздним утром второго дня весны вывеска в форме шестеренки покачивалась над входом, а рукописное объявление, прибитое к двери сообщало: "Заводные игрушки. Починка и изготовление на заказ". И, что было для города редкостью, та же самая дверь глядела и на улицу, расположенную на Теневой стороне. С той лишь разницей, что объявления на двери не было, а шестеренка обзавелась восемью весьма реалистично исполненными паучьими лапами.
Больше ничего необычного в доме, теряющемся среди множества похожих на него соседей, не было.

Ведущая на теневую сторону дверь распахнулась и в магазин вошли двое. Тот, что пониже, был полноват, имел спутанные длинные волосы на голове и почти мефистофельскую бородку, над которой красовалась широкая, но отнюдь не добрая улыбка. Второй был на пару голов выше, угрюм и насуплен. В его взгляде читался неиссякаемый голод, а на правой руке красовались четыре кольца, сделанные из крысиных черепов. Оба были одеты в одинаковые чёрные костюмы и красные рубашки. Тот, что повыше как раз недовольно одёргивал рукава пиджака.
- Не нравится мне этот костюм, мистер Круп.
- И что в нём не так, мистер Вандермар? Сидит на вас он просто прекрасно. К тому же, обратите внимание на цветовую гамму. Кровь и тьма — разве вам они не по вкусу?
- Со вкусом у меня всё в порядке. Я люблю кровь... И мясо... Особенно головы.
- Я слышал это много раз, мистер Вандермар.
- Только я не понимаю, какое отношение всё это имеет к дурацкому наряду.
- Не нам судить о вкусах наших нанимателей, мистер Вандермар.
Дверь захлопнулась. Последним звуком, донёсшимся с улицы было нечто, похожее на клацанье зубов. Или на звук брошенных игральных костей. Мистер Круп улыбнулся ещё шире и обвёл взглядом помещение:
- Могу я увидеть хозяина этого замечательного магазина?!

читать дальше

@темы: Город, Оглавление

21:01 

Ретроспектива 5. Первое веснаря. Утро.

Ретроспектива 5.
Из которой мы узнаем, что случилось с Яном.




Свет играл с ним. Прыгая с одной грани стакана на другую, свет распадался и снова складывался, ослепляя на мгновение держащего стакан бармена. Юлий улыбнулся.
- Зима закончилась.
Сидящий напротив него человек в широкополой шляпе, чьё лицо было скрыто в тени, кивнул и взболтнул содержимое своего стакана. Прочие посетители не отреагировали.
Весна, изменившая город, оказала своё влияние и на клуб, добавив пару собственных штрихов к его обстановке. Юлию это нравилось, хотя он и не понимал, что же всё-таки изменилось. Например, эти посетители, они всегда были здесь? Или горгулья на насесте. Ему показалось или её формы стали грубее, а движения жестче? Это было очень странно.
Входная дверь скрипнула. Порыв свежего весеннего ветра ворвался в дверной проём, принося с собой запах города, нового посетителя и странный клацающий звук, будто кто-то бросил на стол пару игральных костей.
Бармен поднял глаза:
- Добро пожаловать в клуб «Игральная кость», молодой человек! Проходите, присаживайтесь! - он поставил стакан на стойку, - что будете заказывать?
Горгулья несколькими резкими, отрывистыми движениями повернула голову и немигающе уставилась на Яна.

От приветствия Ян нервно дернулся.
«Присаживаться» и тем более «заказывать» он, понятное дело, не собирался. Поэтому просто подошел поближе к бармену, не обращая внимания ни на что и ни на кого вокруг. Нужно выбраться отсюда — остальное неважно. Ян не помнил, когда ему настолько сильно хотелось вернуться домой, к рутинной и привычной жизни.
— Здравствуйте. Я не понимаю... мне никто не говорит где в этом дурац... кхм, в этом замечательном городе вокзал и отправляют к вам. Я не хочу у вас останавливаться, да даже выпить не хочу, только уехать. Вы можете мне помочь?..

читать дальше

@темы: Ретроспектива, Город

10:06 

Глава 27. Первое веснаря. Ночь.

Глава 27.
В которой изо всех щелей лезут тени прошлого.




Иногда люди, когда хотят показать, как они устали, говорят о себе: "Я как выжатый лимон!"
Оскар сейчас чувствовал себя лимоном, попавшим под гидравлический пресс, который сплющили, выжали до последней капли, а потом еще и высушили до хрустящей корочки. И не мог понять, как он до сих пор ухитряется держать глаза открытыми и переставлять ноги.
Наверное, несмотря ни на что, в нем еще оставалось немного сока.
Хотя это казалось совершенно невозможным, учитывая, сколько энергии он сегодня затратил.
Таковы люди. Они отдают больше, чем имеют сами.
О том, чтобы отнести Ворону в Башню на руках, не могло быть и речи. Оскар беспокоился о том, как бы самому не рухнуть ей на руки по дороге, но, по счастью, все обошлось.
Ворона по пути вопросов не задавала и он ей был бесконечно благодарен. Не то, чтобы он не хотел ей ответить. Просто сил не было ни на что.
На лестницу он даже не посмотрел - рухнул на диванчик в кухне.

Тени шуршали за ними еле заметным чернильным ручейком, точно чувствовали себя в своём праве, раз уж их вспомнили. Ворона не оглядывалась на них, но знала точно, что они есть - ползут, текут, следуют неотступно, легко спрячут, если кому-нибудь менее могущественному, чем бессмертным, захочется вдруг замахнуться на неё.
Сосуд, который нельзя разбивать.
На котором стоят все мыслимые и немыслимые защиты.
"Ночной, блин, горшок, в котором бродит драгоценное вино, от того что виноделу не нашлось другой посудины в момент вдохновения..."
Чувства были растрепаны, мысли звенели и обрывались на полуслове. Маска, которую она так и не выпустила, оттягивала ладонь, щурила пустые глазницы насмешливо - ну что, будешь рассказывать ему о своих приключениях? Будешь утверждать, что он тебе не хозяин?
Ворона отмахивалась от неё. Она вообще слабо представляла, зачем тащит с собой весьма сомнительный сувенир из весьма сомнительного места. Может быть, дело было в её любви к маскам вообще. Может быть, в некотором идиотизме. Может быть, внезапно проснулась дремавшая прежде жадность...
Только на кухне Башни она смогла уложить маску на стол. Закатный свет из окна играл на белой коже, рождал на ней подобие живого румянца.
Показав маске язык, Ворона пошла добывать чайник и искать заварку. Впрочем, вид у Воки был такой, что хотелось накрыть его одеялом и убраться на цыпочках в другую комнату. чтобы не мешать ему отдыхать... Останавливало её, возможно, отсутствие одеяла.
- Чай будешь? - спросила она, разжигая огонь, и подумала как-то печально, что хорошо бы кофе...
Но где-то сейчас был Дезмонд, который умел его готовить?
"Вот они, последствия прощания с шизофренией"

Чай? Ему сейчас требовался не чай, а хорошая порция убийственной страсти... или злости. На худой конец, сошел бы и панический страх, или тотальная безысходность...
- Буду, - кивнул Оскар и тихо добавил, - И, пожалуйста, положи побольше сахару...

Ворона пила чай без сахара.
Всегда - это был какой-то закон её собственной маленькой вселенной. Возможно, привычка пошла от отца, который всегда пил чай огромными кружками по поллитра, заедая одной карамелькой, а, может быть, из убеждения, что так напиток куда вкуснее и ничто не портит его собственный вкус...
Впрочем, если о сахаре просят - значит, он нужен.
Сначала она заглянула на нижние полки и в нижние шкафчики. Потом пошарила по шкафчикам верхним и, не найдя, вздохнула от безысходности и подтянула к себе табуретку. Возможно, Воки с его ростом легко доставал до нужной высоты, но ей было не дотянуться.
А ведь никогда не чувствовала себя низкой...
Сахар обнаружился в большой белой банке на самой верхотуре. Ворона зачерпнула его ложкой и щедро сыпанула в чашку, предназначавшуюся Воки, сразу несколько, да с горкой.
Возможно, сработала интуиция.
- Держи, - прокомментировала она, наконец, устраиваясь рядом с диваном прямо на полу и протягивая демиургу его чай. Нужно было рассказывать, но, может быть, лучше было завтра...
Она не знала, что говорит в ней - сочувствие или малодушие.

читать дальше

@темы: Город, Оглавление

00:59 

Глава 26. Первое веснаря. Вечер-ночь. Второе веснаря. Утро.

Глава 26.
В которой никто не любит больницы.




Дезмонд ненавидел больницы.
Истово, всем сердцем - так, как всегда предавался любым чувствам, от любви до зеленой тоски. Началось это с его собственного детства, продолжилось вороньим - особенно памятен был раз, когда они угодили в пожар и очень долго отлеживались на больничной койке - и потому в городскую лечебницу он пошел только потому что сломанная ключица, как он предполагал, явно не могла сама пройти - а так он обычно лечил все болезни, кроме совсем уж страшных.
Как ни странно, всегда действовало.
Но сейчас случай явно был не тот.
Город помогал им - подстилал ровные мостовые, манил в неприметные переулки - Дезмонд подозревал, что вместо получаса они могли тащиться весь день и так никуда и не добраться, а у него слишком болела спина для таких подвигов. Анестезия, наложенная Воки, долго не продержалась, и в результате в приемный покой они вломились замечательнейшей компанией - нежно-зеленый Дезмонд с нежно-зеленой Рыбкой на руках, и несколько розоватым - видимо, от ощущения себя третьим лишним - Коном позади. Молоденькая медсестричка в белом халатике оторвалась от чтения какой-то толстой книги, заложила её обрывком бинта, и, ахнув, убежала звать кого-то из более высокого начальства. Всё закрутилось, приемный покой наполнился людьми, и за десять минут общения с ними у Дезмонда создалось впечатление, что в Городе редко случалось что-нибудь серьезное...
Рыбку у него, конечно, быстро перехватили, уложили на почему-то сиреневую каталку, и когда он, через три часа, троих докторов и сеанс лечебного массажа осведомился, как она, ответили что-то достаточно обтекаемое про то, что жить будет.
Насколько долго и качественно не сказали.
Зато известили, что навещать её - ни-ни, и вообще мужикам в женские палаты нельзя, если только не в приемные часы и не к умирающим. Даже под большим секретом. Даже с бутылкой коньяка для главной медсестры. Даже за красивые глаза. Даже если он перетрахает всю женскую часть персонала больницы. Даже если всю мужскую.
Нет, нет, никак нет.
Дезмонд включал обаяние, вздыхал, изображая несчастного, сходящего от беспокойства с ума, влюбленного, подумывал дать кому-нибудь в морду - но ему твердо отказывали.
До следующих приемных часов было около суток. Кона где-то закружили и тоже, видимо, подвергали массажу.
Дезмонд не-на-ви-дел больницы.
Изо всех сил своей широкой души.
Потому ночью он выбрался из койки, попробовал было уйти в тени - не получилось - и просто по стеночке пошуршал в женское крыло. Идея была безумной, и если бы дежурная медсестра не дремала на посту - ничего бы у Дезмонда не вышло.
А так он сунулся в одну палату, в другую, плюнул, включил хваленую интуицию, и пошел на запах шоколада, шампанского, губной помады и солнечного света. Так пахли рыбкины сны, а здесь он скорее вообразил себе запах, чем по-настоящему почуял его...
В любом случае, за третьей дверью он нашел нужное место и, скрипя забинтованной спиной, просочился внутрь.

читать дальше

@темы: Город, Оглавление

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100