Докладчик закончил рабочий день (за скобками оставим "как можно закончить то, что не начинал" и предположим, что параметр "да ты даже не сдох к концу дня, чем ты вообще занимался" нужно как-то менять) и планирует сходить на узи щитовидки, на психотерапию, выпить рома с колой, заказать таблеток на еще одну неделю в Арктике ("остаточный кашель" ТМ пульмонолог предполагает лечить множественными ингаляциями, в составе предстоящего лечения два вида антибиотиков, бронхолитик и противовирусное, спонсор аптечных сетей этого города - this guy, "остаточный" my ass), а потом таки обнять подушку и, рыдая, попытаться еще раз прорваться сквозь первую серию Защитников.

Я не знаю. Как. Как это можно вообще пережить. К Защитникам Мэтт просто к черту раздавлен, разрушен, убит, пуст внутри, и при этом старательно делает вид, что ВСЕ В ПОРЯДКЕ. Я В ПОРЯДКЕ. НЕ ОБРАЩАЙТЕ ВНИМАНИЯ ЭТО НЕ СЛЕЗЫ ЭТО ПРОСТО ДОЖДЬ.

Я не буду сейчас искать картинки, чтобы проиллюстрировать свою мысль, так что без слайдов, но просто следите за руками.


Второй сезон заканчивается почти сразу после того, как Мэтт дословно говорит Электре следующее:
- Я хочу быть с тобой.
- Я готов бросить все, уехать из этого города, который - самое важное, что у меня есть, только чтобы быть с тобой.
- Мне важно, что рядом с тобой я могу быть собой. Ты видишь те части меня, которые больше никто не хочет видеть и признавать.
- Мне важно быть Сорвиголовой. Мне важно быть собой.
- Когда я это делаю, я живой.
Это, похоже, самый душераздирающе искренний момент Мэтта, когда он прямо открывается like hell и прямо признается в своих чувствах.
Дальше Электру убивают.



С чего начинаются Защитники и что оченьспокойный!Мэтт говорит Карен:
- Да, я в порядке.
- Я работаю бесплатным адвокатом, мне нравится.
- Я больше не Сорвиголова, и я не скучаю по этой жизни. Этому городу лучше без Сорвиголовы.


*мы вынуждены прерваться, пока докладчик вьёт гнездо из бумаг, забирается внутрь и рыдает, перемежая чириканья всхлипами*

Затем Мэтт приходит в церковь на исповедь, и говорит следующее:
- Я согрешил, я только что солгал своему другу.
- Я сказал, что не скучаю по прежней жизни.
(Твой ум и твоя душа не в единстве, говорит ему святой отец)
- Я очень стараюсь не слушать свою душу, сдержанно и спокойно отвечает Мэтт.



Я не знаю, как вы. Но я на этом моменте хочу выть и трясти решетку. И он сука совершенно один в этом, он похоронил любимую женщину, похоронил ту часть себя, которая жива и что-то чувствует, и сдержанно и с достоинством кровоточит внутри месяцами, стараясь никого не потревожить.

Правда, вся история Мэтта - пиздец, но к Защитникам мне прямо невыносимо на это смотреть, у меня все внутри сжимается.
Пойду на узи. Нужно как-то держаться.





I'M OUTTA HERE.



@темы: хорошее место Санта-Барбарой не назовут, работа - не волк! работа - work!, Танцы! Соло! Танцы! (с), *трясет решетку*, "Мы не только специалисты в области спама..." (с), "Может, у супергероев так принято. Может, он зажимает ему боевую рану!" (с), "Бессмертная русалочья принцесса ниндзя, эротический диско-сатана" (с)