Как уже известно, Замоскворецкий районный суд подтвердил включение «Левада–центра» в реестр иностранных агентов. Но аргументация минюста не выдерживает никакой критики.

В частности, политической деятельностью посчитали интервью директора «Левада–центра» Льва Гудкова и руководителя отдела социокультурный исследований организации Алексея Левинсона, но эти интервью не имели отношения к «Левада–центру», заявил адвокат. Он напомнил, что Конституционный суд разъяснял, что нельзя применять закон об иностранных агентах за высказывания частных лиц несмотря на место их работы.
Объяснение такое.
Решение является законным и обоснованным, заявила представитель Минюста. По ее словам, политической деятельностью признано распространение мнения непосредственных руководителей и учредителей организации, в своих публикациях они отождествляли себя с организацией и указывали свои должности.
То есть, Гудков и Левинсон в своих публикациях должны были делать вид, что никакого отношения к "Леваде" не имеют?
Как видим, мнение Конституционного суда Минюсту не указ.

Также характерна дискуссия о свободе слова.
...представитель Минюста: «Представитель организации говорит свое мнение о каких–то процессах, организация солидная, вашим мнением интересуются многие. Вы полагаете, что такие формулировки, как "парадокс успеха аморальной власти" и "система власти как мафиозная и коррумпированная" в интервью Льва Гудкова не угроза основам конституционного строя»? Адвокат уточнил, как соотносится это со свободой слова. «Свобода слова бесспорна, и никто ее не оспаривает. Но это право не может быть исключительным, если речь идет о защите прав других граждан. Никто не запрещает вам говорить, просто была создана такая форма, при которой вы должны вступить в определенный реестр», – сказала сотрудник Минюста.
Таким образом, любая критика власти минюстом приравнена к угрозе основам конституционного строя.
А заявление, что свобода слова не нарушается, даже если за нее последуют репрессии (если не играть словами, то включение в список иностранных агентов есть репрессия), напомнило мне фрагмент любимой с детства книги Рафаэля Сабатини "Одиссея капитана Блада":
Полковник Бишоп попытался протестовать.
— Вы принуждаете меня силой… — начал было он.
Капитан Блад любезно прервал его:
— Позвольте, я ни к чему не хочу вас принуждать. К чему насилие? Вам предоставляется совершенно свободный выбор между пером и верёвкой. Этот вопрос можете решить только вы сами.
Бишоп гневно взглянул на него, а затем взял перо и присел к столу. Дрожащей рукой он написал офицерам письмо
.
Наши власти нам тоже предоставляют аналогичный, хотя пока что не столь суровый, свободный выбор.

По наводке


@темы: права человека, беспредел