Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Истина где-то рядом

↓ ↑ ⇑
Записи с темой: Литература (список заголовков)
16:41 

Сергей Есенин — "Эх вы, сани! А кони, кони..."


Эх вы, сани! А кони, кони!
Видно, черт их на землю принес.
В залихватском степном разгоне
Колокольчик хохочет до слез.

Ни луны, ни собачьего лая
В далеке, в стороне, в пустыре.
Поддержись, моя жизнь удалая,
Я еще не навек постарел.

Пой, ямщик, вперекор этой ночи,—
Хочешь, сам я тебе подпою
Про лукавые девичьи очи,
Про веселую юность мою.

Эх, бывало заломишь шапку,
Да заложишь в оглобли коня,
Да приляжешь на сена охапку,—
Вспоминай лишь, как звали меня.

И откуда бралась осанка,
А в полуночную тишину
Разговорчивая тальянка
Уговаривала не одну.

Все прошло. Поредел мой волос.
Конь издох, опустел наш двор.
Потеряла тальянка голос,
Разучившись вести разговор.

Но и все же душа не остыла,
Так приятны мне снег и мороз,
Потому что над всем, что было,
Колокольчик хохочет до слез.

1925


Сегодня — день рождения Сергея Есенина.



@темы: литература

14:18 

Гном вернулся — Дома нет. Дом вернулся — Гнома нет.


В детстве мне нравилось стихотворение Михаил Либина "О том, как гном покинул дом..."

Заголовок поста - строка из этого стихотворения. А вспомнилось оно мне потому, что Минский процесс нынче происходит в формате этого стихотворения.

Все, думаю, помнят, как Путин решительно отказался от встреч в нормандском формате после сообщений о предотвращении теракта в Крыму.
Но внезапно: В Кремле не исключают встречи лидеров «нормандской четверки» в ближайшее время
Зато теперь Запад вдруг не готов: Правительство ФРГ пока не имеет конкретных планов по проведению новой встречи в «нормандском формате» (Россия, Германия, Франция, Украина), перспективы такого рода консультаций зависят от прогресса в минском процессе. Об этом ТАСС сообщил представитель германского правительства.


В общем,
Дома нет
И гнома нет,
И в лесу затерян след.
© ;)


@темы: Трёп, красивые картинки, литература, политика, юмор

14:34 

Ад — не будущность


"Великий Хан уже листает карты городов, образы которых представали пред людьми в кошмарах и проклятьях: это Эпох и Иеху, Вавилон, Бутуа, Дивный и Новый Мир.

И изрекает:

— Все тщетно, если так или иначе мы попадаем в город–ад, куда нас все сильнее затягивает, как в водоворот.

А Поло:

— Для живущих ныне ад — не будущность, ежели он существует, это то, что мы имеем здесь и теперь, то, где мы живем изо дня в день, то, что все вместе образуем. Есть два способа от этого не страдать. Первый легко удается многим: смириться с адом, приобщиться к нему настолько, чтоб его не замечать. Второй, рискованный и требующий постоянного внимания и осмысления: безошибочно распознавать в аду тех и то, что не имеет к аду отношения, и делать все, чтобы не–ада в аду было больше и продлился он подольше."

Итало Кальвино — "Невидимые города"

Очень актуально звучит для нас сегодня, имхо.

(картинка - ©Мартин Колпанович)


@темы: литература, красивые картинки, Трёп

14:48 

Удивительный волшебник из страны Оз



















Иллюстрации колумбийской художницы Лорены Альварес (Lorena Alvarez) к книге американского писателя Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник из страны Оз» (The Wonderful Wizard of Oz), переизданной в 2014 году в Usborne Publishing.



@темы: литература, красивые картинки

15:33 

На манеже братья те же

Случайно наткнулся на эту запись пятилетней давности. За это время она нисколько не устарела, даже наоборот...

Оригинал взят у vagabond_v в На манеже братья те же
Сверстал подборочку под впечатлением событий последних дней (включая шоу кремлёвских карликов и адское единение РПЦ с партией). Ничего антинационального в ней нет. Констатация очевидного только - меняются у нас только даты. Остальное - по всё той же постылой колее.

"....Хищнически разграбляются богатства природные, истребляется мир животный, все это вывозится, и ровным счетом ничего не предпринимается, чтобы заменить существующий порядок..."
("Книга о скудости и богатстве", 1724-1725 гг, автор - Иван Посошков, первый российский экономист. После отправки этой книги на имя царя в августе 1725 года попал в Петропавловскую крепость, где через полгода и умер)

"Русское государство имеет то преимущество перед всеми остальными, что оно управляется непосредственно Самим Господом Богом. Иначе невозможно объяснить, как оно вообще существует" (1765 г.)
(фельдмаршал Х. А. Миних, 1683-1767)

"Иногда кажется, что Россия предназначена только к тому, чтобы показать всему миру, как не надо жить и чего не надо делать"
(П.Я. Чаадаев, 1794-1856. Его труды были запрещены к публикации в императорской России, журнал "Телескоп" после публикации «Философических писем» закрыт, а сам Чаадаев объявлен сумасшедшим)

"Страданием своим русский народ как бы наслаждается"
(Ф.М. Достоевский, 1821-1881. Прошёл каторгу и ссылку)

Правовая необеспеченность, искони тяготевшая над народом, была для него своего рода школой. Вопиющая несправедливость одной половины его законов научила его ненавидеть и другую; он подчиняется им как силе. Полное неравенство перед судом убило в нем всякое уважение к законности. Русский, какого бы звания он ни был, обходит и нарушает закон всюду, где это можно сделать безнаказанно, и совершенно также поступает и правительство” (сказано в 19 веке).
• "Народ нельзя освободить больше, чем он свободен изнутри"
• "Я вижу слишком много освободителей, я вижу слишком мало свободных людей"

(Александр Герцен, 1812-1870. Умер в эмиграции, в Париже)

"Для того, чтобы заставить русского человека сделать что-нибудь порядочное, надо сперва разбить ему рожу"
(граф Аракчеев, 1769-1834)

"Русская история до Петра Великого сплошная панихида, а после Петра Великого – одно уголовное дело"
(Федор Тютчев, 1803-1873)

"....В эти темные и страшные для России дни нередко приходится слышать нарекания на церковь. Почему молчит церковь, почему собор не скажет своего властного слова об ужасах, переживаемых Россией, о духовном падении русского народа? Пусть церковь не должна заниматься политикой, пусть должна она стоять бесконечно выше политической борьбы. Но ведь не о политике ныне идет речь. Погибает Россия. Душа народа растлилась и пала так низко, как никогда не падала, корысть и злоба, зависть и месть безраздельно правят русской жизнью. Казалось бы, нарекания на церковь и, в частности, на собор, имеют основание. Так, до революции многие недоумевали, почему церковь не возвышает своего голоса против зла самовластья, против растленья власти, против царства распутинства...." ("Народоправство", № 23-24, с. 3-7, 1 февраля 1918 г.)
(Н.А. Бердяев, 1874-1948. Выслан из России в 1922 году. Умер в эмиграции, под Парижем )

"Период все нарастающего, из недели в неделю, из месяца в месяц, тягчайшего для нормального человека ощущения какой-то моральной смертоносной духоты, которую даже трудно определить точным словом, разве термином "нравственной асфиксии". Люди поставлены в условия, когда со всех сторон их обступала смерть либо физическая, либо духовная... Все делается лживо, обманно, враждебно, озлоблено вокруг вас и безмерно, беспредельно, интегрально-беззаконно. Декреты сыплются на обывателя без счета, а закона нет, и самый принцип его отсутствует. Нет ничего удивительного, что русские люди устремились к границам — кто куда: в Финляндию, на Украину, в Польшу, Белоруссию. Хотелось жить как угодно: в бедности, в убожестве, странником, пришельцем, лишь бы не быть принуждаемым жить не по совести"
(видный русский учёный и врач Иван Манухин, в 1921-м бежавший из Советской России. Умер в эмиграции, в Париже)

"К сожалению, сегодня русские окончательно утратили способность убивать своих тиранов"
(Владимир Набоков, 1899-1977. Умер в эмиграции, в Швейцарии)

"Из этого дерева и дубина, и икона"
(Иван Бунин, о русском народе. Умер в 1953 году в эмиграции, в Париже)

В соседнем доме окна желты.
По вечерам - по вечерам
Скрипят задумчивые болты,
Подходят люди к воротам.

И глухо заперты ворота,
А на стене - а на стене
Недвижный кто-то, черный кто-то
Людей считает в тишине.

Я слышу всё с моей вершины:
Он медным голосом зовет
Согнуть измученные спины
Внизу собравшийся народ.

Они войдут и разбредутся,
Навалят на спины кули.
И в желтых окнах засмеются,
Что этих нищих провели.


(Александр Блок, "ФАБРИКА", 24 ноября 1903. Весной 1921 г. вместе с Фёдором Сологубом просит выдать выездные визы. Политбюро ЦК РКП(б) ему отказывает. 7 августа 1921 года умирает в Петрограде, без средств к существованию)

"Вся Россия - пьющий Гамлет"
(Фазиль Искандер)

"Русские долго запрягают, но потом никуда не едут. Просто запрягают и распрягают, запрягают и распрягают. Это и есть наш особый путь"
(Григорий Горин, 1940-2000)

"Русское грядущее прекрасно, путь России тяжек, но высок; мы в гавне варились не напрасно, жалко, что впитали этот сок"
(Игорь Губерман. Эмигрировал в 1987. Сейчас живёт в Иерусалиме)

Update 28.01.2012. Избранные дополнения от комментаторов в репостах:

From douchine

Л.Н. Толстой (1828-1910):
"Вонь, камни, роскошь, нищета. Разврат. Собрались злодеи, ограбившие народ, набрали солдат, судей, чтобы оберегать их оргию, и пируют".
(о Москве, из дневников, 1881 г.)


"...Треть России находится в положении усиленной охраны, то есть вне закона. Армия полицейских - явных и тайных - все увеличивается. Тюрьмы, места ссылки и каторги переполнены, сверх сотен тысяч уголовных. политическими, к которым причисляют теперь и рабочих. Цензура дошла до нелепостей запрещений, до которых она не доходила в худшее время 40-вых годов. Религиозные гонения никогда не были столь часты и жестоки, как теперь, и становятся все жесточе и жесточе и чаще. Везде в городах и фабричных центрах сосредоточены войска и высылаются с боевыми патронами против народа. Во многих местах уже были братоубийственные кровопролития, и везде готовятся и неизбежно будут новые и еще более жестокие.

И как результат всей этой напряженной и жестокой деятельности правительства, земледельческий народ - те 100 миллионов, на которых зиждется могущество России, - несмотря на непомерно возрастающий государственный бюджет или, скорее, вследствие этого возрастания, нищает с каждым годом, так что голод стал нормальным явлением. И таким же явлением стало всеобщее недовольство правительством всех сословий и враждебное отношение к нему.

И причина всего этого, до очевидности ясная, одна: та, что помощники ваши уверяют вас, что, останавливая всякое движение жизни в народе, они этим обеспечивают благоденствие этого народа и ваше спокойствие и безопасность. Но ведь скорее можно остановить течение реки, чем установленное богом всегдашнее движение вперед человечества. Понятно, что люди, которым выгоден такой порядок вещей и которые в глубине души своей говорят: "apres nous le deluge" *, могут и должны уверять вас в этом; но удивительно, как вы, свободный, ни в чем не нуждающийся человек, и человек разумный и добрый, можете верить им и, следуя их ужасным советам, делать или допускать делать столько зла ради такого неисполнимого намерения, как остановка вечного движения человечества от зла к добру, от мрака к свету..."

(из письма Николаю II, 1902 г., полный текст тут - крайне рекомендую к прочтению! * vagabond_v)

Несколько поэтов. Достоевский.
Несколько царей. Орел двуглавый.
И - державная дорога - Невский...
Что нам делать с этой бывшей Славой?
Бывшей, павшей, обманувшей, сгнившей...
...Широка на Соловки дорога,
Где народ, свободе изменивший,
Ищет, в муках, Родину и Бога.

1949 г
(Георгий Иванов, 1894-1958. Умер в эмиграции, под Ниццей)
___________________________________________________
From chernischova

"...Странное существо - русский человек! В нем, как в решете, ничего не задерживается. В юности он жадно наполняет душу всем, что под руку попало, а после тридцати лет в нем остается какой-то серый хлам. Чтобы хорошо жить, по-человечески - надо же работать! Работать с любовью, с верой. А у нас не умеют этого.

Архитектор, выстроив два-три приличных дома, садится играть в карты, играет всю жизнь или же торчит за кулисами театра.
Доктор, если он имеет практику, перестает следить за наукой, ничего, кроме "Новостей терапии", не читает и в сорок лет серьезно убежден, что все болезни - простудного происхождения.
Я не встречал ни одного чиновника, который хоть немножко понимал бы значение своей работы: обыкновенно он сидит в столице или губернском городе, сочиняет бумаги и посылает их в Змиев и Сморгонь для исполнения. А кого эти бумаги лишат свободы движения в Змиеве и Сморгони, - об этом чиновник думает так же мало, как атеист о мучениях ада.
Сделав себе имя удачной защитой, адвокат уже перестает заботиться о защите правды, а защищает только право собственности, играет на скачках, ест устриц и изображает собой тонкого знатока всех искусств.
Актер, сыгравши сносно две-три роли, уже не учит больше ролей, а надевает цилиндр и думает, что он гений.

Вся Россия - страна каких-то жадных и ленивых людей: они ужасно много едят, пьют, любят спать днем и во сне храпят. Женятся они для порядка в доме, а любовниц заводят для престижа в обществе. Психология у них - собачья: бьют их - они тихонько повизгивают и прячутся по своим конурам, ласкают - они ложатся на спину, лапки кверху и виляют хвостиками..."

(А.П. Чехов, из переписки с М. Горьким)
___________________________________________________
From dimonace

"В России честный человек - что-то вроде трубочиста, которым няньки пугают маленьких детей"
(А.П. Чехов)
___________________________________________________
From zayac7777

"...Помню, лет пять тому назад мне пришлось с писателями Буниным и Федоровым приехать на один день на Иматру. Назад мы возвращались поздно ночью. Около одиннадцати часов поезд остановился на станции Антреа, и мы вышли закусить. Длинный стол был уставлен горячими кушаньями и холодными закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, холодный ростбиф, какая-то дичь, маленькие, очень вкусные биточки и тому подобное. Все это было необычайно чисто, аппетитно и нарядно. И тут же по краям стола возвышались горками маленькие тарелки, лежали грудами ножи и вилки и стояли корзиночки с хлебом.

Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну марку (тридцать семь копеек). Никакого надзора, никакого недоверия. Наши русские сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению старшего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой. Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому - словом, хорошо знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.
- Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов... Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово - чухонцы.
А другой подхватил, давясь от смеха:
- А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.
- Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!

И тем более приятно подтвердить, что в этой милой, широкой, полусвободной стране уже начинают понимать, что не вся Россия состоит из подрядчиков Мещовского уезда Калужской губернии..."

(А.И. Куприн, очерк "Немножко Финляндии", январь 1908 г.)
___________________________________________________
From sergyz

"Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу, - пьют и воруют!"
(М.Е. Салтыков-Щедрин, 1826-1889 гг.)

Часть 2 тут.





@темы: общество, литература, история, Трёп

09:03 

Свобода это рабство


Прочитал такую рецензию на книгу.

Александр Байгушев и «Хазарское рабство»

Рецензент, некий Александр Андрюшкин, приходит к выводу, что "суть дела ухвачена Байгушевым [в книге] совершенно верно: иудеи на протяжении всей их истории были носителями свободы".

Андрюшкин явно из тех, кому иудеи в штаны нагадили, поэтому свобода для него неприемлемая вещь. И он задается смелым вопросом и не менее смело отвечает на него (не могу не процитировать выдающееся открытие Андрюшкина).

Здесь мне бы хотелось отойти от хазарской темы и затронуть тему рабства. И попробую поставить «провокационный» и, на первый взгляд (но, по-моему, только на первый!), невозможный вопрос, а именно: таким ли уж бесспорно отрицательным должно быть отношение к рабовладельческому строю?
Здесь нужно рассмотреть две стороны: нравственную и экономическую. Что касается нравственного аспекта, то тут всё ясно: «рабство» это лишь уничижительный ярлык, такой же, как «шпионы», например. Всем ясно, что «шпионы» это плохо, но «разведка» это хорошо, и разведчики нужны. Точно так же, «рабство» это то, что у врагов, а у нас должно быть не рабство, но добрые, почти семейные отношения в рабочем коллективе.
Хозяин и работник не должны быть связаны какими-то нормами в отношении часов и размера оплаты труда. Если нужно, то работник должен потрудиться не восемь, а, допустим, двенадцать часов, а зарплату согласиться получить в уменьшенном размере. Такова может быть объективная необходимость, и нормальный работник это поймёт, а нормальный хозяин сможет объяснить. Это не рабство, это гибкость и дисциплина, если угодно, «командная работа», и именно таков должен быть нравственный образец труда в России. Да, кстати, и эффективность при этом повысится, и мы сможем конкурировать с любыми, даже и с самыми успешными производителями сегодняшнего мира…


А миф об экономической неэффективности рабства выдвинули римляне да германцы, которые, оказывается, просто не умели управлять людьми.

Правда непонятно тогда, почему успешные производители, с которыми конкурировать могут только рабы, находятся, как правило, именно там, где рабов нет, и, следовательно, эффективной экономики быть не может.

Но Андрюшкин логикой не заморачивается и приходит к такому фундаментальному выводу:

Сегодня наша культура должна сделать усилие и стряхнуть с себя иудейское наваждение. Погнать в шею всех этих талдычащих о «свободах». Великая заслуга Александра Байгушева в том, что он в очередной раз напомнил нам о пустопорожности неоиудейского плюрализма и о той катастрофе, к которой эта идеология приводит любое государство

В общем, нарисовывается характерный тренд в пропаганде. Еще недавно г-н Зорькин доказывал нам, что главной духовной скрепой России было крепостничество, а ныне уже, похоже, рабовладельческий строй - светлое будущее России.
Если экономическая ситуация ухудшится еще, вероятно, нас будут убеждать в преимуществах первобытнобщинного строя с его простыми радостями охоты и сбора ягод и трав на природе.

Характерно еще, что такие русофилы считают для русских нормальной такую участь, которую и злейшие враги им не уготовят.


@темы: 1984, литература, маразм, общество

15:01 

Интервью с Салтыковым-Щедриным


Михаил Салтыков-Щедрин: «Родина не там, где лучше, а там, где больнее»





Михаил Салтыков-Щедрин: «Родина не там, где лучше, а там, где больнее»


Портрет писателя М.Е. Салтыкова-Щедрина, 1879 год


Великий писатель — о российской власти, воровстве, об отношении к Отечеству и народу и о своих литературных задачах

<

2015-й год объявлен в России Годом литературы. «Русская планета» начинает новый проект — интервью со знаменитыми российскими писателями, творившими в разные времена. Ответами на вопросы будут цитаты из их произведений, писем и дневников. В этом богатейшем наследии можно найти ответы на те вопросы, которые волнуют и, может быть, даже мучают нас сегодня. Потому что каждый выдающийся писатель — наш современник. И потому что, как писал Николай Алексеевич Некрасов, «в любых обстоятельствах, во что бы то ни стало, но литература не должна ни на шаг отступать от своей главной цели — возвысить общество до идеала — идеала добра, света и истины». Все, у кого мы будем брать интервью, являются примерами такого служения обществу.


Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин — один из самых ярких сатириков в русской литературе. Его произведения, среди которых «Господа Головлевы», «История одного города», «Пошехонская старина», «Дикий помещик», «Медведь на воеводстве», «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», полны едкими наблюдениями за общественными нравами, беспощадным обличением чванства, пошлости и глупости. Они современны и сегодня.


— Михаил Евграфович, какова, на ваш взгляд, основная задача российской власти?


— Российская власть должна держать народ свой в состоянии постоянного изумления. Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит. Кроме того, для власти система очень проста: никогда ничего прямо не дозволять и никогда ничего прямо не запрещать.


— В последнее время мы наблюдаем как раз стремление законодателей запрещать множество вещей…


— Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. Не видим ли мы, что народы самые образованные наипаче почитают себя счастливыми в воскресные и праздничные дни, то есть тогда, когда начальники мнят себя от писания законов свободными?


— Скажите, воровство и коррупция у нас неискоренимы?


— Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать? Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях — пирог с казенной начинкою. Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд. Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют… Скажем, во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.


— Печально, но, кажется, вы правы. Но многие могут обвинить вас в русофобии…


— Сознательное отношение к действительности уже само по себе представляет высшую нравственность и высшую чистоту. Многие склонны путать понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».


— Вы не боитесь критиковать власть?


— Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пескари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пескари.


Михаил Салтыков-Щедрин: «Родина не там, где лучше, а там, где больнее»


— Законотворцы напридумывали сейчас множество, мягко выражаясь, странных, а грубо говоря, бессмысленных инициатив. Не отстают и чиновники, принимающие необдуманные решения…


— Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы (в идиоте злость или доброта — совершенно безразличные качества), а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит исключительно им одним. Но там, где простой идиот расшибает себе голову или наскакивает на рожон, идиот властный раздробляет пополам всевозможные рожны и совершает свои, так сказать, бессознательные злодеяния вполне беспрепятственно. Даже в самой бесплодности или очевидном вреде этих злодеяний он не почерпает никаких для себя поучений. Ему нет дела ни до каких результатов, потому что результаты эти выясняются не на нем (он слишком окаменел, чтобы на нем могло что-нибудь отражаться), а на чем-то ином, с чем у него не существует никакой органической связи. Если бы вследствие усиленной идиотской деятельности даже весь мир обратился в пустыню, то и этот результат не устрашил бы идиота. Кто знает, быть может, пустыня и представляет в его глазах именно ту обстановку, которая изображает собой идеал человеческого общежития?


Михаил Салтыков-Щедрин: «Родина не там, где лучше, а там, где больнее»


— Что такое для вас Родина?


— Родина не там, где лучше, а там, где больнее. Отечество — тот таинственный, но живой организм, очертания которого ты не можешь для себя отчетливо определить, но которого прикосновение к себе непрерывно чувствуешь, ибо ты связан с этим организмом непрерывной пуповиной.


— А народ?


— Что касается до моего отношения к народу, то мне кажется, что в слове «народ» надо отличать два понятия: народ исторический и народ, представляющий собою идею демократизма. Первому, выносящему на своих плечах Бородавкиных, Бурчеевых (градоначальники, персонажи романа «История одного города». — РП) и т.п., я действительно сочувствовать не могу. Второму я всегда сочувствовал, и все мои сочинения полны этим сочувствием.


Михаил Салтыков-Щедрин: «Родина не там, где лучше, а там, где больнее»


— Какие люди, по-вашему, наиболее опасны для общества?


— Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен к судьбам родной страны, к судьбам ближнего, ко всему, кроме судеб пущенного им в оборот алтына.


— Что двигало вами, когда вы писали свои самые знаменитые произведения?


— Я, благодаря моему создателю, мог каждое свое сочинение объяснить, против чего они направлены, и доказать, что они именно направлены против тех проявлений произвола и дикости, которые каждому честному человеку претят. Изображая жизнь, находящуюся под игом безумия, я рассчитывал на возбуждение в читателе горького чувства, а отнюдь не веселонравия.


— Каково ваше главное пожелание читателям?


— Воспевайте в себе идеалы будущего; ибо это своего рода солнечные лучи, без оживотворяющего действия которых земной шар превратился бы в камень.


(В материале использованы цитаты из произведений и публицистических заметок Михаила Салтыкова-Щедрина.)


Михаил Салтыков-Щедрин: «Родина не там, где лучше, а там, где больнее»




@темы: общество, литература

13:11 

Классика - бессмертна!

Передовые газет были ужасны – лживые, кровожадные, заносчивые. Весь мир за пределами Германии изображался дегенеративным, глупым, коварным. Выходило, что миру ничего другого не остается, как быть завоеванным Германией. Обе газеты, что я купил, были когда-то уважаемыми изданиями с хорошей репутацией. Теперь изменилось не только содержание. Изменился и стиль. Он стал совершенно невозможным.

Я принялся наблюдать за человеком, сидящим рядом со мной. Он ел, пил и с удовольствием поглощал содержание газет. Многие в пивной тоже читали газеты, и никто не проявлял ни малейших признаков отвращения. Это была их ежедневная духовная пища, привычная, как пиво.


Эрих Мария Ремарк "Ночь в Лиссабoне"


@темы: без комментариев, литература

07:49 

451 по Фаренгейту: редчайшую библиотеку АвтоВАЗа сожгли

Оригинал взят у philologist в 451 по Фаренгейту: редчайшую библиотеку АвтоВАЗа сожгли
Когда-нибудь это должно было произойти. Ощущение неизбежности давно тяготило. Не хватало лишь смельчака, отважившегося сделать это первым и устроить расправу над книгами. По исторической традиции ожидалось сожжение. Не исключалась и перспектива свалки. В любом случае было ясно, что вот-вот начнется закрытие библиотек с уничтожением фондов, без передачи в другие книгохранилища.



Симптоматично, что самым смелым в стране стал АвтоВАЗ. Распоряжение о закрытии библиотеки с фондом хранения в 600 000 единиц прозвучало, на всякий случай, тихим шепотом без оформления на бумаге. Кроме Центральной библиотеки АвтоВАЗа погибли еще две: при НТЦ и при корпоративном университете.

Зная о карательной акции, за фонды вступилась Центральная городская библиотека Тольятти, умолявшая отдать книги им. Руководству завода было направлено официальное письмо с предложением о передаче всех единиц хранения. Но городскую библиотеку ответом не удостоили.


Также спасением фондов были готовы заняться сотрудники уничтоженного библиотечного подразделения завода. Они начали откладывать наиболее ценные книги, чтобы после официального разрешения администрации, спрятать их дома. Но библиотекарей уволили прежде. А книги вывезли на свалку и по разным данным… сожгли.

На официальный запрос из пресс-службы завода ответ последовал: «В связи с изменением организационной структуры ОАО «АвтоВАЗ», а также возможностью для сотрудников завода при производственной необходимости доступа к информационным ресурсам в сети интернет, в компании было принято решение о закрытии данных библиотек».

Что интересного мы потеряли?

Создали Центральную библиотеку АвтоВАЗа, когда завода не было и его лишь достраивали, в 1969 году. Распоряжение подписал сам Виктор Поляков, первый директор. Кроме патентной литературы, справочников, учебников, в фондах содержалась технологическая документация производства, авторские изобретения, ставшие историческими книги по автомобилестроению и машиностроению, книги по экономике предприятия, периодика всех прожитых заводом десятилетий. И был специальный отдел с отчетами о командировках наших инженеров, где содержались не только рассказы о загранице, но и предложения по модернизации и перевооружению предприятия на основе увиденного за рубежом и переосмысленного уже здесь.

Расправа над книгами обескураживает, даже когда к этому готов. Почему-то до последнего хочется верить, что вокруг не варвары, что в XXI так не бывает и любые книги передаются на хранение, даже если они специфические и нужны не всем.

Но на свалку… с последующим сожжением… по устному распоряжению иностранцев, временно получивших контракт на работу в чужой стране, руками наших, рожденных там, где к книге особое отношение… Давно у нас подобного не происходило.

Так выглядит современный вандализм.

http://amsrus.ru/2014/11/14/451-po-farengejtu-redchajshuyu-biblioteku-avtovaza-sozhgli/






@темы: беспредел, литература

19:29 

Карта странствий Одиссея

Оригинал взят у philologist в Карта странствий Одиссея
В Интернете появилась карта странствий Одиссея по Средиземному морю. Мифический рассказ о возвращении Одиссея на Итаку после падения Трои, воспетый Гомером, теперь можно зримо представить по интерактивной карте. Увлекательную карту создала американская компания, занимающаяся разработкой геоинформационных систем ESRI.



Путь от берега Трои до острова Итака мог занять всего несколько недель, но в пути Улисса ожидало множество приключений и препятствий. Поэтому путешествие продлилось десять лет.



Создатели карты отметили четырнадцать ключевых пунктов путешествия Одиссея, снабдив их лаконичными комментариями. Теперь читатели могут увидеть, где именно лежали острова волшебницы Цирцеи, Гелиоса, циклопов и лотофагов, места, населенные сиренами, или пролив Сциллы и Харибды.

http://krupaspb.ru/piterbook/business/?ym=&arc=0&nn=1788&np=1





@темы: история, литература

09:54 

Драйзер - враг детей

Омская публичная библиотека имени Пушкина отказалась выдавать несовершеннолетним сочинения американского писателя Теодора Драйзера из-за «возрастных ограничений». Об этом сообщает 3 февраля «ОмскИнформ».

Руководство библиотеки подчеркнуло, что сотрудники, отказавшиеся выдать детям книги, действовали строго по инструкции. При этом в библиотеке сослались как на федеральный закон, так и на рекомендации Российской библиотечной ассоциации, а также местные приказы.


Помнится, еще в 2010 году я спорил с людьми, требовавшими убрать рассказ В.Л.Дурова "Наша Жучка" из школьной программы для 3го класса по причине неимоверного вреда рассказа для детской психики. При этом борцы с Дуровым даже не знали, кто такой этот Дуров.
Тогда они казались мне кучкой невежественных сумасшедших.
Прошло 4 года и безумие стало государственной политикой.


@темы: политика, общество, маразм, литература, беспредел

16:34 

Гесиод о России

"Дети с отцами, с детьми их отцы сговориться не смогут.
Чуждыми станут товарищ товарищу, гостю - хозяин,
Больше не будет меж братьев любви, как бывало когда-то.
Старых родителей скоро совсем почитать перестанут,
Будут их яро и зло поносить нечестивые дети
Тяжкою бранью, не зная возмездья богов; не захочет
Больше никто доставать пропитанья родителям старым.
Правду заменит кулак. Города попадут разграблению.
И не возбудит ни в ком уважения ни клятв охранитель,
Ни справедливый, ни добрый. Скорей наглецу и злодею
Станет почет создаваться. Где сила, там будет и право.
Стыд пропадет. Человеку хорошему люди худые
Лживыми станут вредить показаниями, ложно клянясь.
Следом за каждым из смертных бесчестных пойдет неотвязно
Зависть злорадная и злоязычная, с ликом ужасным.
Скоро с широкодорожной земли на Олимп многоглавый,
Крепко плащом белоснежным закутав прекрасное тело,
К вечным богам вознесутся тогда, отлетевши от смертных.
Совесть и Стыд. Лишь одни жесточайшие, тяжкие беды
Людям останутся в жизни. От зла избавленья не будет"

Гесиод "Труды и дни"

Я, конечно, понимаю, что

Еккл.1:10 Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.
10 Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас.
11 Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.


но все равно как-то удручает.


@темы: общество, литература

14:46 

Куда приводят дороги из желтого кирпича

Наткнулся на замечательную сказку от Алексея Березина.

— Значит, пугало? Говорящее пугало?.. И оно предложило вам пойти вместе с ним к волшебнику Гудвину? — уточнил психиатр.

Элли покачала головой.

— Да нет же! — сказала она. — Я же вам объясняю: это была волшебница. Волшебница прилетела и сказала, что я должна пойти по дорожке из желтых кирпичей. А пугало я встретила по дороге. И кстати, не «оно», а «он». Пугало мужского рода.

Психиатр сдержал ухмылку.

— Знаю таких, видел, — сказал он. — И пугало висело… висел… На шесте? Посреди огорода?

— Да.

— Как же оно… Простите, как же он смог ходить, если вместо ног у него был шест?

Элли вздохнула.

— Послушайте, я объясняла вам сто раз! — сказала она. — У него были ноги. Это было чучело в виде человека, с руками и ногами. Что-то вроде тряпичной куклы, набитой соломой. А лицо было нарисовано красками, и вместо глаз — пара пуговиц! Я говорю вам, а вы совсем меня не слушаете! Я ведь уже сто раз рассказывала про него!

— Не нужно так нервничать, — сказал доктор. — Я просто пытаюсь уяснить картину максимально подробно…

— Я и так вам все рассказала! — зло отозвалась Элли. — Что вам еще, книжку с картинками написать, чтобы вы поверили? Я устала говорить одно и то же.

— Моя милая леди, — мягко сказал психиатр. — Мы с вами оба заинтересованы в том, чтобы ваша история оказалась правдой. Вам ведь не хочется провести в клинике остаток жизни, нет?.. И мне этого не хочется. Вы молодая, симпатичная девушка. Вам нужно жить полной жизнью, а не киснуть…

— В психушке? — закончила за него Элли. — Тогда чего вы меня не выпустите, а? Я повторяю вам одно и то же уже целую неделю! А до вас — доктору Мюнцу, а до него — доктору Хантермейеру. И никто мне не верит! Никто!

В глазах у нее заблестело, рот скривился от сдерживаемых рыданий.

— Ну, ну, моя дорогая! — психиатр успокаивающе похлопал девушку по плечу. — Не надо, не надо… Я вам верю. Именно поэтому и хочу услышать всю историю как можно подробнее. Вы потрясающе детально все описываете.

Элли недоверчиво уставилась на него.

— Правда?.. Вы мне верите?

— Конечно, — кивнул психиатр. — Просто попытайтесь понять… Вы отсутствовали дома семь недель. Семь недель! И вот вы возвращаетесь, и рассказываете о некой чудесной стране, в которой вы, будто бы, побывали. Само собой, большинство в нее не поверят. А вы сами поверили бы?

Элли пожала плечами.

— И все-таки я вам верю, — продолжил доктор. — Ваша история удивительная, но не такая уж невероятная. Не против, если мы к ней вернемся, нет?.. Вот, возьмите салфетку.

Элли вытерла глаза и всхлипнула.

— Итак, вы познакомились с пугалом, — сказал доктор. — Пугало, набитое соломой. И он хотел…

— Получить мозги, — сказала Элли. — Страшила очень мечтал о мозгах. Постоянно о них говорил. «Когда у меня будут мозги, я придумаю что-нибудь замечательное, чтобы всем было хорошо», говорил он.

— Очень доброе пугало, — заметил психиатр.

Элли кивнула.

— Хорошие намерения, но совершенно безмозглый, — добавила она. — Увы.

— И вы с ним отправились в путь, и встретили…

— Дровосека. Железного Дровосека.

— Ему нужно было сердце?

Элли кивнула.

— Настоящее человеческое сердце?

Элли замялась.

— Звучит жутковато, да?.. Как будто он хотел убить кого-нибудь и вынуть у него сердце. Вы не подумайте, нет… Он не хотел... Я не знаю. Наверное, он хотел, чтобы у него было свое собственное сердце. У него было… как вы это называете? Когда чувствуешь себя ущербным?..

— Комплекс неполноценности?

— Да, да. У них у всех, если подумать, был такой комплекс. И у Страшилы, и у Льва тоже.

Доктор заглянул в свой блокнот.

— Льва вы встретили последним, — сказал он. — Я видел львов в зоопарке, но чтобы встретить вот так вот, на дороге… Страшно было?

Элли кивнула.

— Да, он ужасно испугался, — сказала она. — Спрятался за камни и сначала не хотел выходить. Мы его с трудом уговорили.

— Лев — спрятался от вас? — уточнил психиатр. — И вы уговорили его выйти?

— Нас было четверо, а он один, — объяснила Элли.

— Хрупкая девушка, пугало, железный человек и маленький песик, — сказал доктор.

Элли пожала плечами.

—Кто угодно мог испугаться.

Доктор хмыкнул.

— Это верно. И Лев отправился вместе с вашей компанией?..

— Гудвин мог дать ему храбрость, — сказала Элли. — Мы так думали.

— То есть, это была не уверенность, а просто предположение? Что волшебник дает все эти вещи — сердца, храбрость, мозги?..

Элли поджала губы и уставилась в пол. Не дождавшись ответа, психиатр продолжил:

— Это было ваше предположение, верно?

Элли едва заметно кивнула.

— И Гудвин…

— Оказался мошенником, — тихо закончила Элли. — Никакой он был не волшебник, а просто надутый самодовольный индюк. Не было у него никакой храбрости.

Доктор перелистнул страницу блокнота.

— Тем не менее, он смог что-то предложить вашим друзьям, не так ли?

Элли промолчала.

— Не хотите об этом говорить?

Элли покачала головой.

— Это тяжело, я понимаю, — сказал доктор. — Самое неприятное воспоминание, верно?..

Он подождал ответа, но не дождался.

— Вам нужно избавиться от этих переживаний, — сказал он. — Не нужно держать их в себе. Я понимаю, такие события — не совсем то, чего ожидаешь от волшебной страны…

— Вы не понимаете! — воскликнула Элли. — Это же хуже, чем убийство!

— Но они не умерли, — заметил доктор.

— Лучше бы умерли, — мрачно отозвалась Элли. — Дровосек… Я думала, он такой милый. Хоть и без сердца. А он…

— Согласился работать на Гудвина, не так ли? — сказал психиатр. — Начальник полиции?

Элли кивнула.

— Сволочь, — прошептала она. — Бессердечная сволочь.

— А Лев…

Элли отмахнулась.

— Надо было сразу понять, что трус навсегда останется трусом, — сказала она.

— Если честно, мне не совсем понятен этот момент. В Изумрудном городе разве есть интернет?.. Я думал, это волшебная страна.

Элли кивнула.

— 3G неплохо ловит, — сказала она. — Хотя цены за трафик ужасные.

— И Лев теперь…

— Ага. Пишет в интернете всякие гадости про тех, кому не нравится волшебник.

— Вам не кажется, что это немножко… М-м… Невероятно? Удивительно?.. Лев, сидящий в интернете?

Элли презрительно фыркнула.

— В интернете любой дурак — лев. И любой трус — храбрец.

Доктор улыбнулся.

— Тут вы, пожалуй, правы. Хорошо. Ну, а ваш первый приятель? Пугало?..

— Страшила.

— Да, да. Как вы относитесь к тому, что волшебник предложил Страшиле?

Элли помолчала.

— Мне его жаль, — сказала она. — Бедный дурачок, он даже не понимает, что делает.

— По-моему, у него теперь хотя бы есть шанс изменить что-то к лучшему. Разве нет?

Элли бросила на доктора взгляд.

— Доктор, — сказала она. — Вы всерьез думаете, что если позволить соломенному чучелу без мозгов придумывать новые законы для целой страны, у него есть шанс сделать жизнь лучше?.. Там же люди живут. И им приходится подчиняться этим законам!

Она замолчала. Доктор некоторое время сидел молча, поглаживая пальцами подбородок, потом закрыл блокнот.

— Знаете, на сегодня хватит, — мягко сказал он. — Давайте на этом закончим. Я вызову миссис Джонс, и она проводит вас в палату.

Элли молча кивнула.

Когда медсестра увела девушку, доктор некоторое время посидел в тишине, потом открыл блокнот на чистом листе и принялся писать.

Открылась дверь.

— Беспокоюсь за девочку, — сказала миссис Джонс, входя в кабинет. — Выглядит подавленной.

Доктор кивнул.

— Знаете, — сказал он, — я ей почти верю. У нее такая детальная, до мелочей проработанная история… Даже не верится, что это плод больного воображения.

Медсестра вскинула бровь.

— Но вы ведь не допускаете, что…

— Конечно, нет, — отмахнулся доктор. — Что за чепуха. Страна, в которой полицейские не имеют сердца, а законы пишут чучела без мозгов?.. Нонсенс.

— Бедная девочка, — покачала головой миссис Джонс. — Бедная девочка. Где же ее носило столько времени?..

Чучела без мозгов, которые пишут законы, мне отчего-то очень и очень знакомы...


@темы: юмор, политика, литература

21:12 

Александр Пелевин. 24.07.1915

Мой товарищ лежит у развалин стены, и лицо его стало другим.
Наши глотки разодраны и сожжены, в наших лёгких отравленный дым.
Вот пришло это время, пора умирать, мы дожили до этого дня.
Вы сегодня убили его и убили меня.

Я кусаю платок окровавленным ртом, я ногтями сдираю покров.
Как у вас там, германцев, в легенде о том корабле из ногтей мертвецов,
Что придёт на последнюю битву по льду из обители вечного сна
В ночь расплаты, когда океаны промёрзнут до дна.

Я хочу, чтобы враг слышал собственный вой и удар моего сапога,
Я мечтаю о том, чтобы мёртвой рукой дотянуться до шеи врага.
Ваши бомбы, винтовки и ваши штыки не помогут вам взять Осовец,
Мы ещё не узнали, кто здесь настоящий мертвец.

Мой товарищ встает, я встаю рядом с ним, мы стоим на сгоревших ногах.
Я стреляю сквозь едкий отравленный дым, мне понравилось видеть ваш страх.
Мне награда теперь — не кресты на груди, а на ваших могилах кресты,
Мне приятно смотреть, как у вас перекошены рты.

Кисло–сладкая кровь наполняет мой рот, но мой голос — огонь батарей.
Я покинул теперь человеческий род, я уже не из рода людей.
Я легенда, я шепот Лесного Царя, я покойник, идущий вперёд,
Я дракон из пещеры, я призрачный дух из болот.

И теперь вы хотите вернуться домой, вас пугает ходячий мертвец.
Вы боитесь меня, потому что со мной Мать–Россия и Ужас–Отец.
Вы бежите по выжженной вами земле, как бежали когда–то по льду,
Вы отправитесь в ад, я поймаю вас даже в аду,

И в аду я сожгу ваши души дотла, чтобы снова увидеть ваш страх.
К вашим фрау вернутся лишь ваши тела в крепко сбитых немецких гробах.
Я сильнее вас всех, и поэтому вы не дождётесь моих похорон.
Вот я мёртв — и костлявой рукой досылаю патрон.

отсюда


@темы: литература

19:25 

Безумье сильных требует надзора

Оригинал взят у kolyaka в Гамлет
Люди, которые сегодня заняты поиском вражеских происков в детской литературе являются либо
а) психически ненормальными,
б) вполне нормальными циниками и лицемерами.
Вот эти люди типа а) и типа б) добились недавно отмены выставки детской литературы в Доме Творчества Юных в Петербурге в Аничковом Дворце.
Почему они не пристают допустим к телевизору. Где вражеские происки на каждом канале. В виде сплошного насилия, разлагающей морали и порой даже откровенного порно. Доступ к телевизионному пульту есть у каждого ребенка в каждом доме. Доступа к датским книгам нет практически ни у кого, кроме проявляющих любопытство детей и родителей.
Пинать детскую, особенно датскую книгу проще и безопасней. Зато пиару целая куча.
Вот датская книга про датского Гамлета, которая вызвала гнев депутата с рыжими ресничками. Я ее уже видел на одной из книжных ярмарок. Датчане регулярно показывают свои детские книги на ярмарке. Порой спорные, порой яркие, но всегда неожиданные и дающие толчок к познанию нашего огромного мира.

DSC05286b_cover


DSC05287_новый размер

DSC05288_новый размер

DSC05289_новый размер

DSC05290_новый размер

DSC05291_новый размер

DSC05292_новый размер

DSC05293_новый размер

DSC05294_новый размер

DSC05295_новый размер

DSC05296_новый размер

DSC05297_новый размер

DSC05298_новый размер

DSC05299_новый размер

DSC05300_новый размер

DSC05301_новый размер

DSC05302_новый размер

DSC05303_новый размер

DSC05304_новый размер

DSC05305_новый размер

DSC05306_новый размер

DSC05307_новый размер

DSC05308_новый размер

DSC05309_новый размер

DSC05310_новый размер

DSC05311_новый размер

DSC05312_новый размер

DSC05313_новый размер

DSC05314_новый размер

DSC05315_новый размер





@темы: литература, маразм

17:30 

Айн Рэнд как теоретик российского права

– Вы действительно считаете, что мы хотим, чтобы эти законы выполнялись? – продолжил доктор Феррис. – Мы хотим, чтобы их нарушали. Вам следует уяснить, что перед вами не команда бойскаутов, и тогда вы поймете, что наш век – не век красивых жестов. Сейчас время силы и власти. Вы вели осторожную игру, но мы знаем настоящий трюк, и вам надо научиться ему. Невозможно управлять невинными людьми. Единственная власть, которую имеет любое правительство, – это право применения жестоких мер по отношению к уголовникам. Что ж, когда уголовников не хватает, их создают. Столько вещей объявляется криминальными, что становится невозможно жить, не нарушая законов. Кому нужно государство с законопослушными гражданами? Что оно кому-нибудь даст? Но достаточно издать законы, которые невозможно выполнять, претворять в жизнь, объективно трактовать, – и вы создаете государство нарушителей законов и наживаетесь на вине. Вот какая система, мистер Реардэн, вот какая игра, и если вы ее поняли, с вами будет намного легче иметь дело

Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»


Последние законы выглядят именно так, словно наши власти решили воплотить идеи доктора в нашу реальную жизнь.


@темы: литература, общество

22:11 

Совершенно верно

Каждый раз когда начинается паника про то што никогда такой хуйни еще не бывало, я открываю Щедрина и в очередной раз убеждаюсь, что как сто лет назад было, так и еще сто лет будет:

"Спорить было бесполезно, ибо в Прокопе все чувства и мысли прорывались как-то случайно. Сегодня он негодует на немцев и пропагандирует мысль о необходимости свергнуть немецкое иго; завтра он же будет говорить: чудесный генерал! одно слово, немец! и даже станет советовать: хоть бы у немцев министра финансов на подержание взяли - по крайности, тот аккуратно бы нас обремизил!"


Или еще не менее великолепное из Щедрина:

"Итак, во имя «общей пользы»! Воспрянемте, тетенька, и будемте лгать! Господи, благослови!
Прежде всего установим исходный пункт: основы потрясены. Повторяю: это будет ложь несомненная, но она необходима для прикрытия всех остальных лжей. Она огорошит общество и сделает его способным принимать небылицы за правду, действительность накарканную за действительность реальную. А это для нас — самое важное.
Что


@темы: литература, общество

15:35 

Удачный эксперимент

В сообществе [info]za_lib_ru появилась интересная заметка о том, как писатель-фантаст Святослав Логинов обратился к своим читателям с просьбой оплаты своих произведений. Подробности и реквизиты для оплаты (если кому понадобится) тут и тут.

Результаты (особенно с учетом того, что было выложено всего 4 рассказа) вполне оптимистичные - вот что пишет Логинов:

Как и обещал, отчитываюсь в полученных средствах :)
Всего за десять дней получен 251 перевод. В основном переводы шли в первые два дня, так что я даже испугался, что стану миллионером. Получено чуть больше 130 тысяч рублей (с учётом валюты, которая пересчитывалась по курсу).


Таким образом, вполне реально писателю напрямую собрать средства, чтобы посвятить себя писательскому труду.


@темы: копирайт, литература

17:26 

О'Генри о России

21:23 

Рассудите, кто прав

Тут у меня вышел спор относительно рассказа В.Л.Дурова "Наша Жучка". Сам рассказ небольшой и я его спрятал в спойлере.

Владимир Дуров
Добавлено: 24 августа 2007
Просмотров: 3697

Наша Жучка

Когда я был маленький, я учился в военной гимназии. Там, кроме всяких наук, учили нас ещё стрелять, маршировать, отдавать честь, брать на караул — всё равно как солдат. У нас была своя собака Жучка. Мы её очень любили, играли с ней и кормили её остатками от казенного обеда.

И вдруг у нашего надзирателя, у «дядьки», появилась своя собака, тоже Жучка. Жизнь нашей Жучки сразу переменилась: «дядька» заботился только о своей Жучке, а нашу бил и мучил. Однажды он плеснул на неё кипятком. Собака с визгом бросилась бежать, а потом мы увидели: у нашей Жучки на боку и на спине облезла шерсть и даже кожа! Мы страшно разозлились на «дядьку». Собрались в укромном уголке коридора и стали придумывать, как отомстить ему.

— Надо его проучить, — говорили ребята.

— Надо вот что... надо убить его Жучку!

— Правильно! Утопить!

— А где утопить? Лучше камнем убить!

— Нет, лучше повесить!

— Правильно! Повесить! Повесить!

«Суд» совещался недолго. Приговор был принят единогласно: смертная казнь через повешение.

— Постойте, а кто будет вешать?

Все молчали. Никому не хотелось быть палачом.

— Давайте жребий тянуть! — предложил кто-то.

— Давайте!

В гимназическую фуражку были положены записки. Я почему-то был уверен, что мне достанется пустая, и с лёгким сердцем сунул руку в фуражку. Достал записку, развернул и прочитал: «Повесить». Мне стало неприятно. Я позавидовал товарищам, которым достались пустые записки, но всё же пошёл за «дядькиной» Жучкой. Собака доверчиво виляла хвостом. Кто-то из наших сказал:

— Ишь гладкая! А у нашей весь бок облезлый.

Я накинул Жучке на шею веревку и повел в сарай. Жучка весело бежала, натягивая верёвку и оглядываясь. В сарае было темно. Дрожащими пальцами я нащупал над головой толстую поперечную балку; потом размахнулся, перекинул верёвку через балку и стал тянуть.

Вдруг я услыхал хрипенье. Собака хрипела и дергалась. Я задрожал, зубы у меня защёлкали, как от холода, руки сразу стали слабые... Я выпустил верёвку, и собака тяжело упала на землю.

Я почувствовал страх, жалость и любовь к собаке. Что делать? Она, наверно, задыхается сейчас в предсмертных мучениях! Надо скорее добить её, чтобы не мучилась. Я нашарил камень и размахнулся. Камень ударился обо что-то мягкое. Я не выдержал, заплакал и бросился вон из сарая. Убитая собака осталась там... В ту ночь я плохо спал. Всё время мне мерещилась Жучка, всё время в ушах слышалось её предсмертное хрипенье. Наконец настало утро. Разбитый, с головной болью, я кое-как поднялся, оделся и пошёл на занятия.

И вдруг на плацу, где мы всегда маршировали, я увидел чудо. Что такое? Я остановился и протёр глаза. Собака, убитая мною накануне, стояла, как всегда, около нашего «дядьки» и помахивала хвостом. Завидев меня, она как ни в чём не бывало подбежала и с ласковым повизгиванием стала тереться у ног.

Как же так? Я её вешал, а она не помнит зла и ещё ласкается ко мне! Слёзы выступили у меня на глазах. Я нагнулся к собаке и стал её обнимать и целовать в косматую морду. Я понял: там, в сарае, я угодил камнем в глину, а Жучка осталась жива.

Вот с тех пор я и полюбил животных. А потом, когда вырос, стал воспитывать зверей и учить их, то есть дрессировать. Только я их учил не палкой, а лаской, и они меня тоже любили и слушались.
http://www.peskar.net.ru/index_a.php?id_sst=958&&id_sec=68&&id_cat=31
У нас книга с этим рассказом есть (или была) дома и я его читал, емнип, когда мне было 7 или 8 лет. И помню, что мне было очень жалко собачку и я радовался, когда все обошлось. Короче, рассказ мне очень нравился в детстве.

И вот, оказалось, что этот рассказ помещен в учебник ЛИТЕРАТУРНОЕ ЧТЕНИЕ.3КЛАСС.

Но, непонятно мне почему, этот рассказ вызвал шок у неких архангельских родителей. Тут: http://www.zpg29.ru/index.php?id=1199#jf0ab6913a выхватили кусок рассказа с повешением собаки и описывают,что некий школьный психолог была шокирована тем, что дети, якобы, запомнили только сцены насилия (а для чего нужны учителя и психологи тогда? Только, чтобы быть шокированными? Или все же, чтобы правильно донести до детей мысль рассказа?)

Причем некоторые моменты по ссылке - чистый анекдот. Цитирую:
"Итак, в учебнике для третьеклашек есть рассказ некоего В.Л. Дурова (красноречивая фамилия, а может, говорящая)... Любопытно, а есть ли у автора Дурова... дети-школьники и испытывали ли они этот «шедевр» на них?"
Автор статейки, некий Дима Рамазанов, сам того не замечая, расписался в своем потрясающем невежестве. Неужто сложно было хотя бы погуглить, чтобы узнать, кто такой В.Л.Дуров и что он давно уже умер?

В сообществе ЖЖ "Образование" эту статейку перепостили: http://community.livejournal.com/obrazovanie_ru/59623.html Я там попытался поспорить, что ничего страшного в этом рассказе нет, но оппоненты просто истерически кричали, что злобные фурсенки воспитывают из наших детей живодеров, и ничего слушать не хотели.

Вот я и хочу узнать мнение моих читателей, прав ли я, считая, что этот рассказ на самом деле положительный и не вредный для детей? Повторюсь, лично я вынес об этом рассказе из детства самые хорошие воспоминания, что все кончилось хорошо, собачка не умерла и мальчик исправился.


@темы: литература, образование

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100