Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

...и о разном

03:28 

О капитуляции Японии

На самом деле, мало что веселит меня настолько, насколько веселит русская манера осудить "запад" за непризнание русских заслуг, после чего изложить версию, в которой имеют значения только действия русских же. Вот например, капитуляция Японии - все в России знают, что атомные бомбардировки были не нужны, поскольку, естественно, "победа над милитаристской Японией, союзницей нацистской Германии, была в основном обеспечена разгромом миллионной Квантунской армии советскими войсками." Это я, если что, РИА цитирую.

То есть вот следите за руками.
Полный разгром флота - не, ничего, никак.
Возможность стирать с карты Японии города - да пожалуйста, глупые янки.
Высадка на территории Японии (Окинава), а не колоний - да пусть идут, мы их закопаем.
Но стоило Советам разгромить Квантунскую армию, армию, задачей которой было бить китайцев (не самое, скажем прямо, уважаемое занятие в милитаристской Японии) - нет, это и есть то, что привело к победе над милитаристской Японией.

Вообще, когда речь заходит о капитуляции Японии, мы все склонны совершать одну большую ошибку. Мы говорим, что была некая "Япония", которая то ли была готова капитулировать, то ли не была, и рассуждаем, что ее заставило капитулировать. Это, мягко говоря, не так.
В Японии была масса народу, имевшая по вопросу капитуляции Мнение, и, в общем-то, никто не мог сказать, кто должен, а кто не должен того мнения иметь. Эти замечательные люди были объединены в организацию "Высший совет по управлению войной" (ну, так эта организация называлась с 1944, когда на самом деле уже многое стало ясно) - Saikō sensō shidō kaigi. В эту организацию входили - премьер, министр иностранных дел, министр флота, министр войны (ну, на самом деле, это было армейское министерство), начштаба армии и начштаба флота. Император, _естественно_, не входил в состав Совета, а приходил туда смотреть на этих людей и ужасаться в сплошном фейспалме. Вообще, насколько можно судить, к концу войны это было основным занятием Хирохито.

Если собрать в одной комнате шесть разных властных японцев, они разобьются на четыре партии, и еще двое будут ждать воли Императора. Правда, в случае лета 1945 года все уже было кристально понятно, и партий было всего три.
Была партия безоговорочной капитуляции, или, чтобы не говорить таких неприятных японскому уху слов, "принятия требований Постдамской конференции". Ее основной мордой был Сигэнори Того, министр иностранных дел, бывший министр колоний, бывший Министр Великой Азии (двадцать лет тюрьмы на Токийском трибунале). Кореец, между прочим. Сигэнори Того считал, что надо капитулировать на тех условиях, на которых предлагают, и старался договориться с СССР, но совершенно безуспешно; кстати, результаты миссий Того и Коноэ (которые пытались как-то договориться с русскими) показывают, что вторжение русских в Манчжурию для японцев никакой неожиданностью не было. При этом, конечно, Того утверждал, что Тихоокеанская война - зло и "не надо так" еще в 41-ом, так что его позиция новой не была.
Намного интереснее была позиция адмирала Мицумасы Ёная, флотского министра. Флот к тому моменту свою войну проиграл вдребезги, это всем было понятно, и вообще-то Ёнай выступал за капитуляцию; но не на условиях Постдама, а на каких-нибудь поприличнее, что ли. Если поприличнее не получится - "ну тогда я не знаю", но вообще-то, говорил он, это - обеспечить условия поприличнее - работа МинИнДел, вот пусть они и работают!
Наконец, была и армейская позиция. Она же "не отступать и не сдаваться". Ее основными устами был министр армии Корэтика Анами, генерал, гвардеец, упоротый монархист и истинный самурай. Его позиция сводилась к тому, что "пусть они приходят, они умоются кровью на японской земле". Потеря Манчжурии и Кореи смутили бы его не сильнее, чем потеря Окинавы или Мидуэя - единственной потерянной землей, после которой он бы признал, что война проиграна, для него, похоже, был кабинет Императора. С трупом самого Корэтики Анами на пороге, и горой убитых им американских десантников.

Позиция Анами была, надо сказать, исключительно сильной. Япония реально могла бы умыть кровью и американцев, и советы, и вообще всех. После такого сопротивления - так называемая "операция Кетцугё", "если они хотят прийти - пусть-ка умоются кровью на Кюсю!", конечно, от Японии осталась бы выжженная земля с потерей большей части населения и примерно 90% всех построек, как это уже продемонстрировали на Окинаве. Анами это совершенно явно не волновало. Его не волновали даже атомные бомбежки - в конце концов, сказал он после Хиросимы, у американцев не может быть много этих штук.

Поэтому решение принимать условия союзников и капитулировать на условиях Постдамской конференции принадлежит отнюдь не некоей "Японии". Оно принадлежит лично императору Хирохито; и, на самом деле, советский разгром Квантунской армии сыграл тут самую последнюю очередь. Хирохито, насколько можно судить, был, мягко говоря, неглуп, он прекрасно все понимал, он прекрасно понимал, чем для Японии кончится высадка в ней вражеского десанта. "Глотая слезы", сказал он 10 августа, "я даю свою санкцию на подписание мира на условиях, предложенных Союзниками". Напомню, что до конца Манчжурской операции оставалось еще двадцать дней - она закончилась второго сентября.
Да, атомные бомбардировки уже были, и, конечно, именно они дали повод Хирохито так сказать. Разгром Квантунской Армии? ничего, у нас осталась Япония (и вы быстро как-то разделались с Квантунской армией)! Конвенционные бомбардировки? видали и не такое! Атомные бомбы были тем новым, и тем исключительным, что позволило Хирохито оправдать исключительные меры. Капитуляцию вместо сопротивления до последнего японца.

Нельзя сказать, чтобы это всех устроило. 14 августа 1945 года японская армия попыталась совершить государственный переворот, чтобы не позволить Хирохито объявить о своем решении Японии. Так называемый Кюдзё дзикэн, "Инцидент в Императорском дворце", когда офицеры императорской гвардии попытались взять императора под арест, не допустить его речи.
На их пути встал... Корэтика Анами. Он получил приказ Императора. Он мог быть с ним не согласен, это не имеет никакого значения, "как японский солдат я должен повиноваться приказу Императора". Заговорщики провалились. 15 августа 1945 года речь Хирохито о капитуляции была оттранслирована по всей Японии. Солдаты Квантунской армии - той самой, разгром которой якобы привел к капитуляции Японии - начали сдаваться в плен. Что бы было, если бы японские гвардейцы преуспели в попытке воспрепятствовать донесению приказа Императора до солдат Квантунской армии? Мы не знаем.

Акт о капитуляции Японии, впрочем, был подписан только 2 сентября 1945 года на борту американского линкора "Миссури". От Японии его подписали новый министр иностранных дел Мамору Сигэмицу и генерал Ёсидзиро Умэдзу. Поскольку ни одной причины останавливаться у советских войск не было, битва за Манчжурию длилась еще три недели после фактической капитуляции противника - и единственной ее целью, конечно, было оказаться с несколько более выигрышными картами после формальной капитуляции Японии.

Корэтика Анами до этого не дожил. Он совершил самоубийство 14 августа, после провала путча, который не поддержал, и оставил записку: "Я - своей смертью - приношу свои искренние извинения императору за великое преступление".
Что он имел в виду под великим преступлением - проигрыш войны или попытку его подчиненных ослушаться приказа императора, или, может быть, капитуляцию - сейчас неизвестно.

@темы: история Пересказ википедии

URL
Комментарии
2016-08-07 в 03:56 

адмирала Мицумасы Ёная

Вы почти-почти встретились с ним в КЗ.

2016-08-07 в 04:08 

Ну что поделать, у нас был японец в своем коллективе!

URL
2016-08-07 в 04:09 

fearitha, вот если бы не было - прислали бы тогда еще каперанга и дипломата Ёнаи.

 [?]:
  
:
  
  

 

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100