Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

...и о разном

↓ ↑ ⇑
Записи с темой: ссср (список заголовков)
20:52 

История одного человека

Вообще, я тут хотел в качестве иллюстрации к одному диалогу найти одно стихотворение; стихотворение я нашел, но кроме него нашел и еще одно. Про незнаменитого человека, однако же оставившего в истории этой страны свой след.

Мишакова Ольга Петровна, 1906 года рождения. С двадцатых годов - в образовании (ну, в политическом - с восемнадцати лет в Козельском уездном отделе политического просвещения, потом - учитель начальной школы). В 1931-ом она заканчивает МГУ, с 36-го - аспирант, МНС, преподаватель в МИТХТ (правда, марксизма-ленинизма). С тридцать шестого - завотделом в комсомольской структуре. С тридцать седьмого - член партии. С тридцать восьмого - инструктор Отдела пропаганды и агитации ЦК ВЛКСМ. Товарищ Мишакова, короче говоря, сделала карьеру.

В сентябре этого самого тридцать седьмого (хороший был год, наваристый), Мишакова приезжает в Чувашию на конференцию комсомола. Послушав выступления, она разгоняет конференцию, семь человек просто вышвырнули, тридцать шесть человек лишились мандатов. Косарев - генсек ВЛКСМ - пришел в ярость, распоряжения эти отменил. Косарев... Родился в Москве в 1903-ем. С девяти лет впахивал на заводе. С двадцатого года занимается организацией молодежи, создатель Спартака и, кажется, человек по-своему убежденный - по крайней мере, заниматься "поиском врагов в космомоле" он не желал и не занимался, рапортуя постоянно, что "в космомоле врагов нет". Так или иначе, как уже было сказано, Косарев пришел в ярость, в марте 38-го всех выгнанных Мишаковой восстановили в комсомоле, а саму Мишакову "перевели на другую работу".

Переведенная на другую работу Мишакова... черт ее знает. То ли обиделась, то ли была убежденной, то ли увидела возможность нового карьерного роста. Она накатала донос лично секретарю ЦК ВКП(б) товарищу Сталину. Тот внял.

В ноябре 38-го по ее заявлению (доносу) на Пленуме ВЛКСМ поснимали весь секретариат, начиная с самого Косарева. 22 ноября Косарева сняли, 28-го арестовали. Требовал "создания честной, авторитетной комиссии, которая без предвзятости проверит все материалы и сделает объективные выводы", словно не знал, в какой стране живет и вообще отрицал социалистическую законность. Но, конечно, бдительные органы его разоблачили, и, по обвинению в антисоветской и террористической деятельности, 23 февраля 1939 года расстреляли к чертовой матери. По тому же делу расстреляли еще по крайней мере двух секретарей, а дальше... ну, все знают, что творилось с советским образом бытия в конце тридцатых, чего это комсомолу быть исключением.

Но да вернемся к Мишаковой. Вообще, есть упорное мнение, что все "дело Мишаковой" было именно что с самого начала направлено на Косарева и его людей, что это все была часть кампании по разгрому комсомола (а чего комсомол должен был быть исключением?), а Косарев громить комсомол не хотел. Он действительно не хотел, он утверждал, что "дело Мишаковой" высосано из пальца и на Пленуме, и во время следствия. Справедливости ради, не будем представлять Косарева и его команду ангелами, ангелов там уже не было, но он был из чертей поприличней многих. А Мишакова хотела громить, и, став после разгрома ЦК Косарева секретарем (не генеральным, генеральным был Михайлов) сама, начала громить - ради этого, надо сказать, пошли на нарушение устава. К 38-ому году у Мишаковой был всего год партийного стажа.

Громила она двенадцать лет. В 1948 она становится инспектором ЦК, и, кажется, это вершина ее карьеры. В пятидесятом ее снимают с поста инспектора, а в 1956-ом Комитет партийного контроля вышвыривает ее из партии.
Между прочим! Мишакову вышвырнули 28 июня 1956 года. А с апреля 1956 года членом Комитета партийного контроля при ЦК КПСС, сразу после курсов переподготовки, становится... Пикина Валентина Федоровна, 1908 года рождения, в 1939 году осужденная на 8 лет лишения свободы по делу Косарева ("делу Мишаковой"). Восемь лет в августе сорок первого превратились в десять лет и три года поселения, так что вышла Пикина только в 54-ом (сидела соответственно с 38-го по 51-ый). Ну а в 56-ом, после известного доклада Хрущева, Пикина оказалась в органе, принимавшем решения, кого оставлять в партии, а кого - нет. Во как колода тасуется.

Так вот, Мишакову поганою метлою погнали из партии, причем именно за разгром комсомола. По сравнению с шестнадцатью годами лагерей и поселения, конечно, не очень-то сурово, но уж как уж есть.
Мишаковой, впрочем, хватило. Мишакова отказалась обращать внимание на этот неудобный факт и каждый день повадилась ходить на бывшее рабочее место. У нее отобрали пропуск - она продолжила ходить и стояла под дверью. Ее мужа перевели в Рязань - Мишакова каждое утро в четыре утра садилась на электричку и продолжала стоять под дверью. В итоге Мишакова оказалась в психушке.

А стихотворение, которое я перечитал, принадлежит перу Александра Аронова и называется "Баллада о сволочи".

@темы: Пересказ википедии, СССР

01:14 

...на самом деле, сравнивая массовые культуры СССР и западного мира, надо понимать одну простую вещь.
В 1973 году Юрий Визбор выдает "Милая моя" (это та, которая "Солнышко лесное").
В том же году Владимир Высоцкий выдает "Песню Белого Кролика" и, если угодно, "Диалог у телевизора" ("Ой, Вась, смотри, какие клоуны!").
И это - лучшее, что было у советского слушателя.

В 1969 году Дэвид Боуи выдает "Space Oddity".

Давайте не углубляться в вопросы души, вложенной в песни, значения их для вечности, вписанности в культурный контекст и все такое.
Просто прослушайте все четыре композиции и посмотрите, какая из них сделана профессиональнее и технически качественнее.

@темы: СССР, крупнейший геополитический клиффхангер

11:07 

Многоконтурная система оборота денег

09:33 

Для вникания в суть имперской бюрократии

"Бедный мотель! Кровать приезжему здесь давало Управление гостиниц и высотных домов, кормил его трест вокзальных ресторанов, автомобиль ему чинил Главмосавтотранс, заправлял Главнефтеснаб. Каждое ведомство держало своего директора, у каждого директора был свой зам, свои бухгалтеры, кадровики, завхозы. Скажем, простыни выдавала кастелянша гостиницы, скатерти — кладовщица ресторана. Нельзя ли поручить все одной из них? Нельзя: другое ведомство. Ресторан держал двух разнорабочих, чтобы быстрее разгружать машины с продуктами. Но разве нельзя на это время (на полчаса в день) позвать рабочих с автостанции? Нельзя: другое ведомство. За ночь в мотель приезжало пять-шесть туристов, я номер им выписывал дежурный администратор, а талон на обслуживание автомобиля — дежурный диспетчер...

***

Глупость происходящего видна издалека. Ее и видели те, кому видеть надлежит. Помню, в конце 1963 года я пошел в Мосгорфинуправление. Хотел, что называется, раскрыть финансистам глаза, а оказалось, все они знают, все понимают и даже проверяли специально деятельность мотелей. Изучили «объем работы» дармоедов, и зарплату их, и размещение: надо ведь было где-то всех посадить! «Кроме того,— писали в своих выводах фининспекторы,— в гостинице на Варшавском шоссе используется не по назначению номер под кабинет заведующего, в связи с чем потери в год составляют 936 рублей».

Все было ясно. Все разжевано. Даже и выводы все были сделаны. То, чего обычно добивается фельетонист, известно было наперед: о чем тут еще писать? Да и мелькали в печати упоминания о бедном мотеле,— я посчитал, что этого достаточно. Так сказать, самоуспокоился.

А недавно снова поехал на Минское шоссе. Что изменилось за этот срок? Изменилось вот что: в конце августа открылся летний кемпинг, принадлежащий «Интуристу». Еще одно ведомство обосновалось на том же пятачке, и отсюда следует, что к бывшим здесь директорам (а они все на месте) прибавился еще один, и опять у него свои бухгалтеры, кастелянши, завхозы и прочее."

@темы: 40К способов, СССР, Цитаты

19:06 

Теория

05:26 

Социализм, и откуда он есть пошел.

18:51 

05:54 

О советском образовании

08:05 

Вчерашнему дню посвящается

Знаете, почему я не люблю Советского Союза? Потому что я злой и память у меня хорошая.
Потому что никто пока не научился заставить меня забыть, как в 1990-ом, еще до всякого Гайдара (кем был Гайдар в 90-ом?), в столице нашей родины, были огромные очереди за хлебом и молоком. Мне тогда было три года, это уже вполне здравая голова, и эти очереди удивляли меня.
Потому что я читал газетные подшивки обр. 60-ые, обр. 70-ые, обр. 80-ые, и никто не убедит меня, что экономика, описанная в "Трубе" - хорошая экономика, а страна, в которой происходит "Ноль по поведению" - безопасная страна. Потому что я помню, помню про национальные выступления в республиках (это сейчас вольно нам говорить, что никто в СССР не хотел развала СССР). Потому что я очень хорошо помню, что метод "незнание - это счастье" был принят советской властью на вооружение, и сейчас многие искренне считают, что в СССР не было терактов. Да были теракты. И метро московское взрывали еще в СССР. И угоны самолетов были. И расстрелы на привокзальных площадях. Просто кто об этом помнит?
Потому, что люди, которым удавалось выехать за рубеж, возвращались оттуда с чемоданами барахла. И это барахло было, скажем так, не сувениры.
Потому что длинная и зеленая пахнет колбасой.
Потому что "Уважаемый собака Рейган! Мы прочли в газете, что двадцать процентов американцев недоедают. Просим то, что они недоедают, присылать к нам в Тулу." (И еще я помню, кстати, что уважаемые западные собаки - присылали.)
Я молчу обо всем, что связано с моими чисто эстетическими противоречиями с СССР, там, типа репортажей с суда над Бродским или Новочеркасским расстрелом, это все неважно сейчас. Я о том, что Советский Союз, как государство без стратификации граждан, уверенной поступью идущее к коммунизму, не удалось. И я буду в этом уверен, пока мне не докажут, причем именно не докажут, а не скажут, что все, что я описал там выше - мне причудилось. Что мне причудились очереди в 90-ом за товарами первой необходимости. Что мне причудилось, что я носил финский свитер, а моей мачехе все расписывали, как ей с этим свитером повезло.

И я не люблю за это ВОСР. Потому что она четко продемонстрировала - великие социалистические революции как заканчивались террором и продолжались бездарностью в восемнадцатом веке, так и заканчиваются/продолжаются в двадцатом. Потому что она дискредитировала левую идею по крайней мере на век, и всякому, кто сейчас захочет продвигать левые лозунги - а я за левый уклон в политике, так и запишите - придется как-то отмежевываться от результатов ВОСР. Придется как-то объяснять, почему на этот раз "это" сработает.
Придется как-то объяснять, что СССР не был левой страной. Я не уверен, что СССР можно назвать тоталитарным государством (я бы поостерегся, я бы вообще поостерегся использовать в серьезном разговоре этот ярлык), но СССР был подчеркнуто консервативным государством. И его нынешний электорат - это консерваторы, причем ультраконсерваторы. Потому что основные признаки, по которым ностальгируют по Союзу - это державность и народность, а это, мягко говоря, не левые точки для ностальгии; левые согласны мириться с державностью и народностью, если уж без них ну совсем никак не добиться левых успехов (на этом-то левых испокон веку и ловили - на готовности ради работоспособности поступиться принципами).
Придется как-то объяснять, что по-настоящему левая образовательная политика не может строиться на государственном диктате. Хрен ее знает, как она должна строиться, но на государственном утверждении одной программы она строится не может.
Придется как-то объяснять, что левая политика должна начинаться с отмены любой цензуры. Любой. Сколь угодно благодетельствующей. Сколь угодно жизненно необходимой, дабы вырвать печать из рук противников нашего уклада.
Придется как-то объяснять, что разрешение гомосексуальных браков, отказ от государственной оценки исторических реалий, свобода любого творчества (даже если это, извините, Pussy Riot) - это все пункты левой программы.
Придется как-то объяснять, что левая политика не может опираться на силовые структуры.
Придется как-то объяснять, что для левой политики даже США слишком централизованы. Возможно. Хотя они из лучших.
Придется как-то объяснять, что социальная справедливость - это как-то немножко больше, чем "взять все, отдать все государству, и пусть оно всем все распределяет, оно ж никого не обидит". Потому что так социальная справедливость не получается. И это даже не когда у инженера, который умеет делать ракеты и перекрывать Енисей, есть выделенная государством квартира (не своя), машина "Жигули" и каждый день завтрак, обед и ужин. И дача. Нет. Социальная справедливость - это когда он _живет_ на госдачах типа Барвихи, на него работает государственный гараж с представительскими автомобилями и именно его обслуживают спецстоловые.
Придется как-то объяснять, что левая политика - подчеркнуто идеалистична, в противоположность столь же подчеркнутому реализму правых.
А когда будут говорить, что без всего вышеуказанного не может существовать государство, что все государства во все времена (нужное вставить), и что если ввести эту утопическую программу, то государства не будет, а будут зоны оккупации соседей; что отпустить идеологию - это отдать идеологию врагам, а это - самоубийство... ну что ж, тогда надо говорить, что левое государство существует ровно настолько, насколько оно может поддерживать эту программу, и с левой точки зрения, любое государство, эту программу поддержать не способное - failed state по определению, а failed state не жалко. Что с левой точки зрения, государство и его аппарат - любой аппарат! - это зло и вред. Что слова об охлократии, тупом народе и вреде демократических и либеральных (да, левые - это либералы, представляете?), были сказаны еще в восемнадцатом веке правыми во Франции, а на русской почве были доведены до некоего логического совершенства неким Уваровым. И это, в принципе, не то чтобы принципиально плохо (хотя нам, левым, которые все это объясняют, не нравится - иначе мы бы не были левыми!), но это не левая политика. Это правая политика. И она всегда заканчивается именно вот этим классическим правым государством. С цензурой, идеологическим диктатом, социальным (и автоматом - экономическим) неравенством, клановостью в политике и системными кризисами.
И потом придется объяснять это не только своим противникам, и не только электорату, но и своим сторонникам. Которые придут в левое движение, потому что Союз был великой державой.
И потом придется объяснять, почему это все - сработает. Потому что СССР естественным путем пришел от таких вот объяснений, через революционный террор, и потом еще террор в тридцатые (когда в том числе и объяснятелей подвинули, если кто не помнит), к классическому правому государству. Которое и облажалось в 1991-ом, было в состоянии неустойчивого равновесия до 1993-го, столкнулось с неготовностью к реформам среди администрации, растеряло кредит доверия реформам у населения, вошло в период реставрации и окончательного ремонта гильотины к 2000-му, и вышедшее в режим нормального правого, даже ультраправого государства к 2014-ому, со всеми прелестями вроде империалистического передела сфер влияния, усиления идеологического государственного аппарата, централизации власти, культом силы государства (а равно представляющих его, государство, личностей) и прочая, прочая, прочая. Многие считают, что это - хорошо.
До сих пор левая программа в России не работала. Но, на мой вкус, до сих пор никто и не пытался.

@темы: Политика, Левая идея, СССР

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100