Поняла, что упустила единственный тщательно сохраняемый черновик — с пост-Купалы, — восстановила легким движением, и зачарованно уставилась на цифру 42 в скобочках. Восемь лет потерь! Щемящая сладость — пытаться понять, о чём эти штрихи, наброски, невылупившиеся драконы... Отправляю в тот же пост, что уже хранит 7 years unsorted — теперь их 9.

Вчерашний день провели социально: нужные мелочи в строительном, потом Апрашка (мои друзья такие друзья! В половину второго написать, что встречу, запланированную на три, они решили перенести на полчаса раньше, и телепортируйтесь как хотите). В итоге, когда мы подъехали, их уже и след простыл; но хотя бы договорились на опт для нас. А мы добыли нужных кальянных приспособ, сделали Сане в машину висюльку в стиле memento mori с формулировкой "это же лучше ёлочки", искоренили дефицит носков в доме, нашли отличную местную кафешку с среднеазиатской кухней — жарко, сытно, вкусно.

Подкинули Чудовище к метро, а сами — ждать открытия дверей Оперы: у нас вип-места на Theodor Bastard.
Как я ррррычала и материлась, что затянула с закупкой билетов — и входных в продаже просто не было. Но, следует признать, свои достоинства у балкона с нумерованными диванчиками есть. Обычно я на исполнителей смотрю из первого ряда, и это эмоции, детали, значимые мелочи, звук из мониторов, прикосновения, общение; с последнего ряда доминирующей высоты — это шоу, единое пространство, танец света, идеальное звучание. TB были идеально настроены (и ещё у них дивные фоновые мультики).

Кот, приноровившись к звуковому давлению (впрочем, утверждает, что после первых песен понизили и стало лучше; задрали снова после бонус-выхода, это я и сама услышала), расслабился и начал уплывать, уткнувшись носом мне в шею; и тут в тишине завился голос Вевы: "Баю-баюшки-баю..." Текст, надо сказать, достаточно устрашающий, чтобы мы оба шустренько собрались в одну реальность.
А мои любимые композиции звучали одна за другой, и только север "Кукушки" и "Umbraya Erze" не может с концертным ускорением развернуться во всю свою безбрежную мощь; но остальные выигрывают от своей живой реальности.
Очень насыщенная, яркая программа, представляющая весь широчайший спектр того, что такое world music в воплощении TB: трансовые танцевальные, пронзительные шаманские, сложные лирические, жёсткие электрические мелодии сменяли одна другую, накатывали волна за волной.

На завершившей основную часть композиции "Белое", когда со сцены ушли почти все музыканты, оставив только клавишника, неизменный вокал и Фёдора с машинкой, я ощутила вдруг, насколько их юбилейное "Белое" родственно альбому "Нигредо" Калугина. Сложная классическая гитара и жёсткая экспериментальная электроника, как две стороны одной лестницы во внутреннюю бездну; две такие разные формы выражения отчётливо одного пути. Об опасности которого Сергей и Яна говорят, с поправкой на личности, тоже одинаково.

Спустились за сетлистом, но автографы собирать не стали — перед уходом со сцены Фёдор предупредил, что они очень устали и выйдут через полчаса, если вообще, для тех, кому ну очень уж нужно. Имея прошлоконцертный лист, исписанный добрыми пожеланиями, я решила не мучить сверх необходимого людей, которые и так выложились по полной в этом, шестнадцатом за тур, концерте.

Приехали домой, где разобрали обновки и засели знакомиться со сложной музыкальной историей, которая привела нас в итоге туда, где мы были: Betray My Secrets, первые и второй альбомы Shiva in Exile, и потом задумчивое "Так, я начинаю слышать слова..."
Чудесная ночь показала, что всё в порядке, что, скинув тормоза сиюминутной проблематики гнездования, мы два совершенно счастливых кошачьих.

@музыка: Sonic Librarian - Firefly Mist

@настроение: та чиста вода

@темы: фонотека, реальность, концерт/театр/выставка, the elven lover, a piece of cake, @местное