Продолжаю ползать по обзорам, отзывам и прочим обсуждениям "Волшебников", очешуеваю помаленьку с этих человеков.
Одновременно народ пишет про картонных персонажей (хотя клише тут в голове у зрителей, а не режиссёра-сценаристов), в то же время задаётся невинными вопросами типа "Why was XXX so nice to YYY?" -- где под "so nice" подразумевается, что, когда YYY звонит XXX в истерике и с мольбой о помощи, XXX приезжает, помогает почистить гостиную от шести недоеденных трупов и соглашается заблокировать воспоминания YYY, глупой, но невинной жертвы, о том, как эти самые кровь-кишки образовались (там ещё изнасилование прилагается).
С учётом того, что никакого полицейского расследования не будет, то ХХХ а) ничем не рискует б) может сделать то, о чём попрошено.

Так вот моя внутренняя проблема в том, что три человека выдают нормальную психологическую раскладку по персонажу (да и человеку вообще), которая коротко сводится к тому, что mean, cold and culculating не равно straight-up evil, и такого злейшему врагу не пожелаешь, не то что человеку, с которым у тебя и вражды-то особой нет (ты его успешно использовал и выкинул — это у него с тобой вражда может быть, но не наоборот). А нестройный хор примерно в десять голосов убеждает, что ненене, такого быть не может. Мне даже не то чтобы интересно, поставили ли они себя на место обоих участников ситуации. Меня самую малость удручает факт, что люди, которые вот так думают, ходят примерно по тем же улицам, что и я.

..."Волшебники" вообще отличаются очень, очень качественной и правдоподобной психологией героев. По крайней мере, спектр реакций и эмоций у персонажей явно шире, чем у значительного числа зрителей.

@музыка: Theatre of Tragedy -- The New Man

@настроение: футурамическое

@темы: 射殺せ 神鎗, кинотека