Вот смотрю я попутно Waterboyy, чтоб мозги не напрягать. Ладно, изначально мне хотелось увидеть Эрта в главной роли, вот и тыкаюсь в середнячковый слешик. Звёзд с неба не ждала изначально, а под стояние у плиты за сковородкой с котлетами ничего так идёт.

С одной стороны, откровенный слеш у упрямого капитана и навязанного ему соседа по комнате. Ну вот совсем откровенный с первого эпизода, настолько, что "блин, чуваки, так сладко всё, что я в вас не верю". Зато там уже в первом эпизоде пловцы в одних плавках, красивые, мускулистые, но не перекачанные тела, в общем, доставляет сериал по-своему.
С другой - у ботана-Фа, кажется, вполне определённые чувства к пацанке-Пан. И вот это, когда он смотрит украдкой на стащенную фотку (но чья фотография зрителю не показывают), когда у него равнодушно-угрюмое лицо, пока он пытается устроить Пан хеппиэнд с её юной возлюбленной, когда позволяет Пан себя мучить, но когда в определённый момент проявляет твёрдость, и ты вдруг, слегка прифигев, понимаешь: "Фа, да ты ж мужик!". Причём оно такое редкое, почти не заметное, но, заметив, сидишь и думаешь: "ДА!".
Пока мой ОТП. Гет в этом лакорне вообще радует, кстати. И линия Ван-Мин славная, но Ван обняшили, конечно.
Из слеша хорошего пока Карн как вторая половинка Тира. И у них с Тиром сцены реально горячие. Ну и Апо, но он какой-то нарочно-славный, что ли, прямо аккурат под Вая.

И...
В романах Мосян Тунсю как раз это "неявное" и нравится. То, что делает её истории и персонажей настоящими, сложными, интересными.

"Магистр", к примеру.
То, что прямым текстом - то не так интересно, не так цепляет. Вот в романе и в Дунхуа родители Цзян Чэна, из любовь она такая, по действиям понимаешь, по тому, что они делают, как это показано. В дораме это не так, там нам прямо разжёёёёёёёёёёёёёвывают, как Цзян Фэнмянь и Юй Цзыюань умирали, и как она к нему тянулась, как за руку его брала, как самоубивалась. И воспринимается совершенно не так, как истерика из-за сломанной шпильки, подаренной мужем, которую как подарок она ниже плинтуса опустила поначалу или признания Цзыдянем Цзян Фэнмяня своим хозяином (к удивлению самого Цзян Фэнмяня).
В это же время, Вэнь Жулю в дораме (и тут действительно респект сценаристам и режиссёру): мимика чаучау, эмоций около нуля, но вот смотришь на его реакцию и на попытку сжечь золотое ядро Вэй Усяня, и на гибель Пурпурной Паучихи с супругом, и на взбрыки Вэнь Чжао, и ловишь себя на: "ДА!", то самое "да", когда тебе интересно наблюдать и строить свои догадки о мыслях, поведении, реакции персонажа, находить подтверждения. В дораме Вэнь Жулю получился интересным.
И то же в "Зелени". Зелень она вся из этого.

"Небожители"
Остановилась (застряла, ладно, со скрипом я эту летопись бунта юньаньского читаю, 78 глава, кажется) на моменте, где Се Лянь в народ пошёл во время противостояния столицы и беженцев Юньаня.
И там есть момент, когда после того, как Се Лянь явил себя простому народу, к нему хлынула толпа людей, но, когда все они разошлись, его взгляд зацепился за цветок, истоптанный, почти потерявший свой аромат и лепестки. И вот это вот ощущение мучительно-сладкого "ДА!". Не сказано, кто принёс, но кто ещё мог, кроме Хуа Чэна? Принёс, оставил, но не побеспокоил. Может, конечно, просто не протолкнулся, оттеснили, но, зная Хуа Чэна, мог же подождать и пробиться.

"Система"
Да тот же Лю Цингэ, с этим шэневским веером, с учеником, которого он таки завёл после гибели Шэнь Цинцю.


@темы: лакорны, дорамы, Система, Tian Guan Ci Fu, Mo Dao Zu Shi, BL