(Спойлеры больше не прячу, но на всякий случай предупреждаю, что они есть.)

В последнем интервью наконец-то определились, что неремейк – это всё-таки продолжение. И что зря ругались на название «Pathologic 2»: вторая часть и есть. (Подтверждая тем, что начинается аккурат с конца предыдущей.)

Я как-то не придала значения: да, давно ясно, что это уже далеко не тот бесхитростный перенос старого поезда на новые рельсы (лишь более современные в плане технических возможностей), который задумывался изначально. Но что именно – уже неважно. «Ещё одна постановка», вот и всё.

Но бессознательно меня вштырило. Настолько, что вернулись любимые линчеподобные сны по мотивам с незабываемым послевкусием. И уже наутро думалось...
...Не зря же Гаруспику потребовалось неоднократно пройти по подземным тонеллям (и, главное, прожить судьбу Города), прежде чем суметь увидеть их кровеносными сосудами?
...Что, если Закона и Неизбежности больше нет на сцене потому, что актёры поняли, что УЖЕ живут при победившем социализме в невозможной несуществующей Утопии?
...Каково главным героям продолжать встречать Властей в неожиданных местах?
...Что, если облик Марка не может не меняться вместе с обликом Театра и Города?
...Не бесконечными повторениями ли одних и тех же ошибок вызвано раскаяние Оюна?
...И правда ведь концовки воспринимаются иначе, если они – не первая и вторая, а пятая и шестая?

А особенно любопытно, получается, сдвинулась перспектива (не)настоящести.
Персонажи осознали себя куклами – но тут же прекратили выдавать фразы вроде «из меня набивка лезет»! Стали болеть и умирать куда реалистичнее. Начали как будто вспоминать всё больше и больше о своей жизни...
Какой-то прям экзистенциализм просится: чем реальнее себя считаешь, тем сильнее в этом ошибаешься. А чем охотнее принимаешь происходящее как игру, а себя – как актёра, тем более настоящим и значимым всё становится. Тем явственнее наполняется смыслом. И, конечно, даже смерть уже не страшна.

«Вот как меня с эспумизана прёт» (с)

@темы: Мысли вслух Мор. Утопия Игры