Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Skrytyi Polzovatel

15:32 

День 4. О поездке в Коману, портрете и обеде.

Продолжаю запоздалый отчет о весенней поездке 2017. После Энисалы было заселение в столь нелюбимый народом «Элизеу», прогулка по старому Бухаресту. И я не утерпела, съездила в полюбившийся осенью парк Извор и пешком прошлась до исторического центра города по улицам Франчеза и Липскани, как делала это осенью. Времени прошло мало, и мне снова кажется, что я и не уезжала вовсе.
В «Элизеу» я заселилась прямо напротив того окна, где мы жили с Аней и Верой. Снова в сумке лежал вышитый портрет. Погода портиться не собиралась, окна можно было не закрывать, так было тепло, и несмотря на близость ж.д. вокзала в сирени щелкал на все лады соловей. Вот она прелесть весны-кругом все распускается, цветет сирень, розы, листья молодые и даже не пыльные, а в ветровке не жарко.


Про сам портрет. Это был очередной мой заказ. Как и прошлые. Всего портретов было пять.))) Из них три мои, один у Вука. И три из них в Москве, а два теперь в Румынии, в монастырях. Такая вот математическая задача. Причем, все они вышивались по различным схемам и довольно сильно отличаются по цветам и «рисунку» схемы. А два из них копируют изображение оригинала-т.е. там видны и рукава кафтана… Никто не знает, последний ли «последний» портрет… Скорее всего да. Но пока вернусь в прошлое. В 2012 году мы отвезли первый портрет в Снагов. Я замирала от страха, что его не возьмут по каким-то неведомым причинам. Но его взяли и поставили на пол, возле музейного стенда. Я конечно желала бы места повыше, но что делать… Портрет стал экспонатом. Тогда же появилась идея сделать портрет и для Команы. А вот я приехала в Коману с портретом, и не могу сказать, что я не волновалась.
Вообще, румынские монахи здорово отличаются от российских. Они больше похожи на тех, кто пришел в монастырь поработать, продолжая жить в миру. Я была и на Соловках и на Валдае… там тоже все работают, но как-то иначе… уйдя в себя, опустив глаза долу. Монахов запрещали фотографировать, заговаривать с ними… Тут верно играет свою роль и менталитет. Только у румын я видела смеющихся святых и Богородицу на крестьянских иконах 15-16 века. Христа на кресте с довольным выражением лица. Психология живописца понятна-улыбающийся святой-добрее и терпимее к грехам людей. Но вот для меня это странно.
Создание последней же вышивки шло с мучительным трудом и совсем при других обстоятельствах, чем первый. Когда она была выполнена, то оказалось, что из Донецка нет возможности переправить картину в Москву. Автобусы пустили буквально за неделю до моего отъезда. А мне нужно было постирать холст, высушить и оформить его в рамку! Срочно! И это все было, как страшный сон-успею-не успею. Багетных мастерских, которые берут срочные заказы(3 дня) и сами делают-не так много, причем, чтобы было все в доступном расстоянии от меня и график работы позволял забрать работу. И вот всё сложилось!
Портрет не помещался ни в один пакет целиком. И нести его было очень неудобно, чтобы не ударить и не поцарапать рамку. Рано утром я стояла на остановке маршрутных такси до аэропорта и маялась от неизвестности. Какой прием ждет меня и портрет. Могло быть всё, что угодно. После тех раскопок.
Теперь для меня разрушенные фундаменты и стены прежних построек после Тыргшора(монастырь Турну) стали вещью привычной, но тогда в 2015 я не была к этому готова. И вела себя соответственно. Безобразно. О моих нескольких поездках на команские раскопки можно было бы написать отдельный пост, тем более, что у археологической истории появился недавно финал. А в 2015 году я слышала слова батюшки Михаила о памятнике Владу на месте бывшей церкви (Ира переводила, как он оправдывался перед профессором ), но в 2016году на памятник не было и намека. Я тогда была на территории монастыря одна и, увидев батюшку, лишь мрачно ему кивнула и поздоровалась по-русски. Тот покладисто откликнулся: «Господь благословит!», но разговаривать с ним, и что-либо спрашивать у меня не было желания, как и в 2015 году. Всё было понятно и так. Даже скромную табличку с изображением Влада сняли с ворот монастыря. Исчез и плакатик с гипотезой профессора Резачевичи о возможном захоронении. А что я хотела? Ремонт закончен. Костницу из черепов солдат 1 Мировой войны они соорудили, хоть и не с первого раза. Какой еще основатель монастыря? Я была очень сердита. Если бы я не слышала всяких обещаний(про тот же памятник), но я их слышала! Но после(уже в Москве) рассудила так. Настоятели меняются, а монастырь остается. И основатель его все равно Влад. И в монастыре должно быть его хорошее изображение. Потому что то изображение, которое я видела внутри главного здания, не выдерживало никакой критики.


И вот я еду в Коману.
Человек на сиденье рядом просто извелся, пытаясь понять, но не решаясь спросить, ЧТО за картина у меня в пакете.)) Так его беспокоил кусок рамки под прозрачным пакетом, как и то, что я иностранка. Потому что я уточнила у водителя на своем примитивном английском, когда садилась, доеду ли до монастыря.


И вот передо мной печально-известная выбеленная стена монастыря, звонница, крытая черепицей над воротами, разровненная площадка с посаженной травкой. Всё это под ослепительно ярким южным утренним небом, и непривычная тишина. И отсутствие людей. Честно говоря, мне было страшновато. Если Михаила в монастыре нет, мне будет очень сложно объяснить монахам, чего я хочу. Хотя я заготовила текст(пояснительную записку) на листе бумаги и там же несколько распечатанных фотографий, не надеясь на свои способности. А незадолго до поездки я напросилась к нему во «френды» в фейсбуке. И вот сейчас снова я чувствовала дикую неловкость, как в Снагове в 2012 году, когда мы возили портрет туда. Но тогда нас было трое, а сейчас я одна. Нагруженная кладью, словно я с вокзала и приехала «навечно поселиться». А если мне откажут и не возьмут портрет??? Маловероятно, но а вдруг. Страшно. Тогда я оставлю его в церкви. И пусть разбираются, как хотят. В предыдущие мои визиты к новоприбывшим посетителям хоть кто-то да выходил. Я постояла немного. На улице не было ни души. Зашла в церковь. Какой-то пожилой дядька в рясе рассказывал туристам о достопримечательностях монастыря. Нет, мне этого не надо-их достопримечательностей. И пока оставлять портрет было нельзя. Медленно обошла церковь кругом, заглянула в ящичек с надписью Морти и поставила свечу. Да уж. Приехала.


Больше ни о чем подумать не успела. С крыльца мне навстречу сбежал наш знакомый батюшка-Михаил. Какая удача! Я поздоровалась и постаралась вспомнить, что в школе по английскому все ж имела пятерку.
-Не могли бы Вы уделить мне немного времени? Я…
-Я Вас знаю, Вы приезжали в прошлом году!
Такого я не ожидала. Засияв, как прожектор, я совсем не в тему выдала:
-А у Вас есть страничка в фейсбуке!
-Да!(это было скромно, но с таким удовольствием сказано).
-А я у Вас в друзьях.
Он кивнул и заулыбался. Я вытащила бумажку с «речью». О том, как мы приезжали сюда в 2012 и в последующие годы, о подаренном портрете в Снагов, который стоит там на полу. Он прочитал, кивнул.
-И я хочу подарить такой же портрет Вашему монастырю.
(Я вытащила картину из пакета и протянула. Эффект был потрясающий. Я уже видела это в Снагове. Когда тамошний отец Вараксий срочно искал хоть кого-нибудь, чтобы поделиться нахлынувшими эмоциями. Тут было нечто схожее. Он схватил картину и заоглядывался по сторонам. Недалеко от церкви он увидел пожилого монаха, разговаривающего с рабочими, и окликнул его, быстро поясняя ситуацию. Потом Михаил поманил меня за собой в здание. Я там была уже пару раз и как-то замялась-миссия-то была выполнена. Но меня позвал и его пожилой коллега, и я снова оказалась в их покоях. Вначале мы прошли в комнату на 1 этаже. И я рассказала историю создания вышивки. Начиная с оригинального портрета из Амбраса, мол как плохо, что нельзя выкупить картину. И затем, рассказав о нескольких вышитых Светой портретах. И о том, что Света живет в Донецке, а присланные картины пахли гарью. Михаил все понял. «Это где идет война?» Я кивнула. Потом смущаясь, но зная, что это возможно попросить, спросила:
-Вы не могли бы записать её в постоянный список поминовения «О здравии»?
Михаил утвердительно кивнул и велел своему спутнику(которому переводил мои слова на румынский) записать её имя на бумаге. Потом сказал: «Я забыл Ваше имя.»(В фейсбуке у меня никнейм). Я сказала. И тоже попала в список.

Потом не в силах сдержать желание похвастаться, достала свою вышивку, которая путешествовала со мной, свернутая в трубочку(«на удачу»), но строго сказала, разворачивая полотно, что ЭТО МОЁ, для меня! Чтобы он не подумал, что и это тоже для монастыря! Странная первая реакция, Ира сделала то же-перевернула и посмотрела изнанку.) Мол не машинная ли это работа. НЕТ! Ручная. И снова последовал шквал возгласов восторга.

Я достала распечатанную фотографию Светы и спросила-не может ли Михаил, раз такое дело, написать ей несколько слов лично, а я перешлю. Он старательно написал письмо по-английски и для пущей важности поставил монастырскую печать с изображением Николая Чудотворца. (Содержание этого довольно пространного письма все заинтересованные люди читали, я его скан не привожу.)
Потом мы поднялись на 2 этаж. В уже знакомую мне Тронную залу. Михаил огляделся, пристраивая картину на стену. Я спросила разрешения сделать снимок, он кивнул. Я щелкнула пару раз фотоаппаратом. Оба монаха были ужасно довольны.

Но я задерживаться не хотела и засобиралась. Михаил проводил меня до крыльца и сообщил:
М.-В час дня у нас обед. Вы пока немного погуляйте и приходите обедать.
Я- Но у меня автобус в 13.20.
М.-Вот пообедаете и поедете.
Это не подлежало обсуждению. Потом он довел меня до ворот, и мы раскланялись до часу дня. Буквально.
Я спустилась к реке. Я выполнила то, что задумала, и мне больше ничего не хотелось(например идти к источнику). На реке были построены специальные помосты, выдвинутые до её середины, с лавочками. Было странное блаженное оцепенение- устроившись на лавке, положив подбородок и локти на перила, смотреть на быстрое течение неглубокой речушки-дно было хорошо видно в прозрачной воде, на самолеты в голубом небе, стройный ряд тополей вдоль дороги и за ними открывающийся простор болот, сменяющийся где-то далеко у горизонта яркими полями люцерны. И кругом была полная тишина. Нигде ни звука, кроме пересвиста птиц и шелеста листьев. Солнце грело еще по-весеннему, не припекая. И так можно было бы просидеть много часов, не испытывая ни малейшего желания что-либо менять.



(Кресты давно не связаны с могилами. Их регулярно перемещают, чисто декоративно, они, как садовые фигуры у дачников-как всякие грибы и гномы. Мда уж.)



Костница-вид со стороны.)


Но идти было надо. Однажды я уже обедала в Комане. Я была с Ирой и кормил нас отец Георгий. С интересом наблюдая, как мы едим чорбу и пюре с обжаренными в луке помидорами.


Но сейчас я была одна. Про то, что меня позвали обедать, никто более не слышал. И как заявиться внутрь(я знала, где у них трапезная), если Михаил будет не на улице. Но меня увидел тот пожилой монах и пригласил следовать за собой. Собрались все насельники монастыря, последним пришел Михаил, и все стали дружно читать молитву перед трапезой. На столе уже стояли тарелки, чаши с чорбой, хлеб, выпечка, какая-то каша и блюда с подозрительной вяленой рыбой-похожей на вяленого леща, но много крупнее. Знакомый мне отец Георгий снова не сидел за столом, а в углу комнаты у двери(странная должность). Я, ужасно смущаясь и уткнувшись подбородком в шарф(опустив глаза долу) крестилась вместе со всеми. До того, как все сели, снова прозвучала история про портрет, про вышивальщицу с Донбасса. Михаил подал знак отцу Георгию, и тот побежал наверх и принес картину, для всеобщего обзора. Снова все заахали(я была готова провалиться от смущения). И наконец все сели обедать.
И вот я иду на остановку, меня провожают Михаил и пожилой монах, Михаил говорит, что хочет мне сделать подарок, я заверяю, что мне ничего не нужно, прошу разрешения их еще раз сфотографировать. И выхожу за ворота. Остановка рядом. Сижу в ожидании, как вдруг на дорогу выбегают мои провожающие с огромным пакетом. Очень довольные-успели! ) Михаил протягивает мне пакет-чего там только нет! Вино, варенье, соленья, ладан, открытки, освященное масло, кусочки мыла на травах- всё то, производством чего занимается их обитель. Пакет в пакете-ручки с трудом выдерживают! Я в тихом офигении… КАК мне это всё с собой возить-то!? Только начало поездки. А употребить нет возможности, это принадлежит не мне-я это все переслала в Донецк по возвращении.
Пожилой монах размашисто крестит меня на прощание, а Михаил мнется… Потом, после раздумий, крестит только мой лоб. Монахи снова кланяются и уходят.
Потом в переписке на фейсбуке я узнаю, что день памяти Влада монастырь отмечает 20 декабря, и проходит поминальная служба, на которой собираются жители деревни. И к этому дню у вышитой картины мою скромную рамку заменили на солидный оклад с паспарту, и торжественно ставили портрет в храме перед прихожанами. В свободное же от службы время, потрет висит в «тронной» зале. На стене.



Еще снимки в комментраии.

@темы: Румыния, Путешествия, Влад Цепеш Дракула

URL
Комментарии
2018-07-09 в 15:32 

Из моего архива-2013 год. Трапезная всё такая же.



Тронная зала

Библиотека


Не помню где шкаф этот. Но, шкаф красивый.)

Команские болота.

Дорога.

URL
2018-07-16 в 01:52 

в ящичек с надписью Морти
Если это не имя или что-то подобное, то Морц - мёртвые. Смущает отсутствие запятой под Т. Возможно не прав.
Влад Дракула Цепеш. Влад Дьявол Цепеш. Основал монастырь?) Иронично.

2018-07-16 в 14:13 

Влад Дракула Цепеш. Основал монастырь?) Иронично.
Но это действительно так. "Дракон"-не дьявол. Основал. И Бухарест тоже-в статусе города. И церкви строил.
Почти во всех церквях в Румынии запятой под буквой t нет. Но я порылась в фотографиях. ЕСТЬ! )) "Морци" тоже мило. Но это слово стали заменять на другое.




URL
 [?]:
  
:
  
  

 

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100