Чтобы Изюмка не скучал, Гномыч ему из моркови, репы и капустных кочерыжек целый игрушечный зве­ринец сделал. Изюмке очень нравились эти игрушки. Но иногда он забывался и ни с того ни с сего прини­мался их грызть. Смотришь, а он уже съел все игруш­ки без остатка. Приходилось Гном Гномычу снова ма­стерить зверюшек.
Он вырезал их из сухих кукурузных початков. Они оказались не такими вкусными, как прежние, поэто­му Изюмка их совсем не ел.
Не пожелал он пообедать и куклой из кукурузной кочерыжки в платье из початковой чешуи и с волоса­ми из кукурузных усов. Наоборот, он так полюбил эту свою новую куклу, что не мог уснуть без неё. Имя он ей дал: Куку-куколка. На его языке это означало: « кукурузная куколка ».
Так же, как, например, можно было бы для крат-1 кости говорить вместо «кукурузная палочка» и «кукурузная мука» — «куку-палочка» или «куку-мука». Днём Изюмка сидел в своей тёплой печурке, играл ! куклой, приговаривал:
— Не чавкай, когда ешь, Куку! Вытри носик, Ку-су-куколка!
И тогда Гномыч мог спокойно заниматься делами ю хозяйству.
Но Изюмке очень быстро надоело играть с Куку-ку-«олкой, и он опять начал приставать с Гномычу:
— Поиграй со мной!
А Гномыч как раз был занят: подошва у ботинка оторвалась, он её и пришивал.
— Если я сейчас не пришью подошву к ботинку, завтра мне и во двор не в чем будет выйти! Ты пока здин поиграй со своей куколкой.
Но Изюмка обиделся на Гномыча и швырнул Куку аа пол.
Прошло немного времени, вдруг в дверь кто-то постучал. Оказалось, это пришёл Филя, по фамилии Зайчик, младший сын из большого семейства Зайчи­ков. Ростом он был с Изюмку, только уши у него от­росли намного длиннее.
А пришёл Филя попросить взаймы свечку, потому что в доме у них выключили свет.
Гномик принялся искать свечку в деревянном ящике, а Зайчик Филя стал шевелить ушами, чтобы рассмешить Изюмку. Но тот не хотел вылезать из своего подпечка и что-то там всё время сердито хрю­кал.
И вдруг Филя Зайчик заметил Куку-куколку, кото­рая валялась на полу.
— Ой, какая хорошая куколка! Давай, Изюмка, по­играем с тобой в куклы?
— Не трогай её! — завизжал Изюмка и сразу вы­скочил из подпечка. Схватил куклу, прижал к груди,
зло хрюкнул: — Это моя кукла! Не дам я тебе играть с Куку-куколкой!
— Что я её, съем? — обиделся Зайчик. — Да у ме­ня у самого, если хочешь знать, целый заячий полк есть. Из капустных кочерыжек. Я и то их не грызу! Ты таких зайцев и не видал. А то подумаешь! «Моя, моя»!..
Тем временем Гномыч отыскал свечку, дал её Филе.
— Спасибо, — вежливо сказал Филя Зайчик. — Ну я поскакал, а то у меня там всё заячье семейство в темноте сидит.
Филя убежал, Гномыч вернулся к своим делам. Не­много погодя ковыляет к нему Изюмка и жалобно так ноет:
— Ск-у-у-учно мне!
— Почему же? Играй с куколкой. Теперь у тебя никто её просить не будет.
— А как с ней играть? Я уже покормил её и спать уложил.
— Жаль. Мне с тобой в куклы играть некогда. Бо­тинок чинить надо. Вот был бы здесь Филя, он-то уж обязательно какую-нибудь игру придумал. Их, зайчат, вон сколько. Они много всяких игр знают. Изюмка долго думал, потом тоже согласился:
— Да, жалко, что нет Фили.
— Верно, жалко, — подтвердил Гномыч. — У него бы нашлось время с тобой поиграть.
И когда через несколько дней Филя принёс назад свечку, Гномыч сказал зайчонку:
— Поиграй, Филя, с Изюмкой!
Филя обрадовался приглашению. Ведь его братцы съели весь Филин заячий полк, сделанный из капуст­ных кочерыжек.
Забрались они вместе с Изюмкой в подпечек и за­теяли там игру: будто их Куку-куколка заболела и нужно срочно вызывать к ней доктора.

Сначала Филя был за доктора. Потом Изюмка наки­нул на плечи вместо халата белое полотенце и сам стал доктором. Позднее это же полотенце снова сделалось ха­латом, только теперь уже — на парикмахере. Поочерёд­но стригли куклу — то Филя, то Изюмка. От этого у Куку-куколки волосы становились всё короче и короче, пока она совсем без волос не осталась.
Пришлось ей новые волосы приклеивать — из ку­курузных усов.
Потом Изюмка вместе с Филей песенку ей пели. Колыбельную.
Словом, такая у них хорошая игра получилась, что Филя и домой идти позабыл. Ладно, старый Грач на­помнил, постучал в окошко клювом:
— Эй, Филя, слышал я мимолётом: ругают тебя до­ма, что ты до сих пор где-то ещё бродишь!
Филя испугался: чего доброго, и без ужина оста­нешься — и поскакал стремглав домой. А Изюмка — в слёзы.
— Почему Филя убежал? Я ещё хотел с ним иг­рать.
Уговаривал его Гномыч и так и этак — ревёт нера­зумный поросёнок, Филю к себе требует. В конце кон­цов надоело Гномычу уговаривать.
— Вот скажу Филе, — пригрозил он, — чтобы он больше никогда не приходил к тебе играть.
Тут Изюмка сразу перестал плакать.