Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Регистрация

Вестник "Распутная Вдова"

23:52 

allies of all: тур 2 "роскошь и нега"





II тур: «Роскошь и нега»






Название: Сладкое и соленое
Пейринг/Персонажи: Блэкволл/фем!Лавеллан, Блэкволл/Жозефина фоном
Категория: гет
Жанр: романс, PWP
Кинки: фудкинк, секс в публичном месте, анальный секс, юст
Рейтинг: NC-17
Размер: ~2700 слов
Примечание: AU

Жозефина уже ждала его, сидя на кровати. Улыбнувшись, она встала ему навстречу, Блэкволл сжал ее тонкую шею, привлек к себе, грубовато поцеловал. Он хорошо знал, как именно ей нравится. Это была далеко не первая их встреча.

— Как ты хочешь сегодня?

Все началось почти сразу, как Блэкволл волей судеб оказался в Инквизиции. Невинный поначалу флирт со временем перерос в изощренную любовную игру. Записки, прикосновения, поцелуи украдкой, торопливые объятия в беседке, тайные встречи в комнате Жозефины. Они наслаждались этой игрой, правила которой были хорошо известны им обоим.

— Вот так.

Жозефина подобрала юбки, встала на четвереньки и оперлась о высокую резную спинку кровати, выпятив роскошный округлый зад. Блэкволл знал, что она не позволяет своим любовникам иметь ее обычным способом, это сокровище хранилось нетронутым и предназначалось ее будущему мужу.

Блэкволл расстегнул штаны, достал напряженный член.

— Ты ведь знаешь, что наша леди Инквизитор влюблена в тебя? — томно спросила Жозефина.

«Леди» она лишь слегка выделила интонацией, в которой вряд ли кто-то бы заподозрил недовольство, но Блэкволл слишком долго прожил в Орлее, чтобы безошибочно не распознать скрытый смысл. Можно было только догадываться, как нелегко приходилось Жозефине с упрямой Элланой.

— … и она жалеет, что не согласилась тогда пойти с тобой. Она мне сама призналась.

Жозефина тихо застонала, когда Блэкволл привычно нанес немного специальной мази на аккуратное отверстие между смуглых ягодиц, дразняще проникая в него пальцами, чтобы хорошенько смазать.

Приходилось надеяться, лорд Отранто не слишком опытен в подобных забавах, иначе он быстро поймет, что его молодая жена любит и умеет принимать мужские пенисы в свой очаровательный зад.

Блэкволл не любил вспоминать историю своего знакомства с Элланой Лавеллан. По их негласной договоренности, это произошло возле Озера Лутий, что, строго говоря, было не совсем правдой. На самом деле это случилось в маленькой таверне к западу от лагеря.

В тот день Блэкволл здорово притомился, но дело того стоило — хоть немного проредить ряды бандитья, заполонившего многострадальные Внутренние земли. Рекруты, которых он набрал на Перекрестке, кажется, обрели уверенность в своих силах, — уже неплохо.

«Ты хороший солдат и умелый воин, можешь далеко пойти, если жажда денег и неумение держать свой хер в штанах не доведут тебя до беды», — частенько повторял человек, которого Блэкволл — тогда еще Том Ренье, — считал своим наставником.

Да, деньги и женщины были страстью Тома Ренье, но его больше нет. Блэкволл искренне стремился стать другим, старался изо всех сил, но некоторые вещи были просто сильнее его.

Эта придорожная таверна оказалась маленькой и убогой, со щелястой крышей, покосившимися ставнями. Запахи дешевой выпивки и не менее дешевой жратвы навечно въелись в потемневшие от времени стены. Блэкволл не собирался задерживаться здесь надолго. Все, что его интересовало — кружка эля и миска похлебки. Он рассчитывал засветло вернуться к Перекрестку и заночевать там — незачем тратить деньги на постой, а жители деревни, как ни крути, ему обязаны.

Ее он заприметил сразу. Эльфийка, миловидная и темноглазая. Рыжеватые, небрежно обкромсанные волосы она заправила за уши. Изящные линии клановой татуировки сплетались на скулах, расходясь к вискам.

Она сидела за столом в углу, в компании черноволосой коротко стриженой женщины с красивым жестким лицом и гнома со здоровенным, в половину его роста, арбалетом.

Наемники, решил Блэкволл. Хотя что-то в этой троице его смущало. Уж очень разношерстной выглядела компания. Из-под плаща брюнетки виднелся отличный (и дорогой) окованный стальными пластинами доспех. Гном был одет в щеголеватый дублет, расстегнутый на волосатой груди, а наряд эльфийки состоял из потертых кожаных штанов, грубой домотканой рубахи и заплатанной куртки. Левую руку скрывала потертая войлочная перчатка. Правая, обветренная и загорелая, была испещрена мелкими белыми шрамами.

Эльфийка то и дело бросала в его сторону заинтересованные взгляды. На проститутку она не походила, но Блэкволл по своему опыту знал, что наемницы часто получают любовные предложения за некоторую плату и нередко принимают их. Особенно если партнер им понравится.

Доев отдающую подгнившими овощами похлебку, Блэкволл бросил пару монет кабатчику и направился к выходу. Эльфийка догнала его, когда он свернул на поросшую кустарником тропинку, ведущую к Перекрестку.

— Ты ведь Серый Страж? — с любопытством спросила она, щурясь на заходящее солнце, отчего ее рот скривился в забавной гримасе. Губы у нее были яркие и сочные.

— Да, — он улыбнулся ей.

Эльфийка замялась, и он отметил, какие у нее трогательные веснушки на переносице.

— Мое имя Блэкволл.

— Я Эллана, — она бросила взгляд на таверну, где, по всей видимости, остались ее спутники. — Эллана Лавеллан. Слушай, Серый Страж Блэкволл, как насчет выпить и обсудить одно дельце?

Понятно, хочет сначала развести на выпивку. Жаль, но на это у него нет времени. Лучше сразу перейти к делу.

— Три золотых.

Это была немалая сумма, но Блэкволлу очень хотелось, чтобы Эллана согласилась. При взгляде на ее округлые, несмотря на худобу, бедра и угадывающуюся под дешевыми тряпками грудь у него закипала кровь.

— Три золотых?

Лицо у нее вытянулось.

— Четыре, — быстро предложил Блэкволл, мысленно прикидывая, что будет делать, если отдаст ей все свои деньги. — Комнату возьмем здесь, в таверне?

Плевать, что это клоповник, ему не терпелось разложить ее в койке.

Эллана вдруг густо покраснела, и до Блэкволла дошло, что происходит что-то не то.

— Ты хочешь заплатить мне за любовь?

Что ж, теперь его очередь краснеть.

— Прости. — Он закрыл лицо ладонью. — Нет, я понимаю, как это выглядело, но… прости. Я не хотел оскорбить тебя. Ты просто очень мне понравилась. Я, наверное, просто одичал в своих странствиях.

Эллана улыбнулась.

— Давай начнем сначала. Я — Эллана Лавеллан, но ты мог слышать обо мне, как о Вестнице.

Как называется ощущение жгучего, невыносимо терзающего тебя стыда? — подумал Блэкволл. Потому что это было оно, то самое чувство.

Жозефина уже вошла во вкус, постанывала, вскрикивала, старательно подмахивая задом в такт его толчкам. Ощутив, что уже готов, Блэкволл приласкал ее между ног, подгоняя. Когда они оба кончили, Жозефина выскользнула из его объятий и, тяжело дыша, жадно поцеловала его в губы.

— Создатель свидетель, Блэкволл, мне будет не хватать наших встреч после свадьбы.

Она одернула подол, целомудренно расправила складки на юбке, убрала выбившуюся из прически прядь.

— Подумай о том, что я сказала, — она мимоходом чмокнула Блэкволла в щеку, направляясь к двери. — Ты правда ей очень нравишься.

В этом-то и была вся проблема. Ему тоже очень нравилась Эллана. Настолько, что он сознавал это как нечто большее, нежели привычное желание затащить в постель приглянувшуюся ему женщину.

На днях Эллана пыталась объясниться с ним на стене Скайхолда. Блэкволл тогда пробормотал что-то невнятное и позорно сбежал. Он не мог объяснить причину своего поведения. Ни ей, ни Жозефине. Грехи Тома Ренье висели на нем тяжким грузом.

Блэкволл выждал ранее условленные несколько минут и тоже отправился восвояси. До свадьбы оставалось каких-то несколько месяцев, и леди Монтилье нужно было тщательно заботиться о своей репутации.


***

Званый вечер в поместье де Гислен был в самом разгаре. Хозяйка приема, высокая, темнокожая и прелестная, дала знак, что пришло время для новой перемены блюд. На правах почетных гостей Инквизиция первой получила принесенные кушанья.

— Вы, шемы, слишком много внимания уделяете еде, — задумчиво сказала Эллана Лавеллан, глядя, как Блэкволл неторопливо поглощает свою порцию.

Сама она тоскливо ковырялась в тарелке, разваливая искусно созданную поваром композицию из нарезанных ломтей оленины, винного соуса и гарнира из жареных лисичек. Блэкволл не раз наблюдал, как она ест. Обычно это происходило так: Эллана присаживалась за стол и торопливо съедала первое, что попадалось ей на глаза. Это если она вообще находила время поесть за столом, чаще ограничиваясь куском хлеба или фруктами, которые уносила с собой, чтобы сжевать на ходу.

— Это очень вкусно. И безупречно приготовлено, смотри, какой яркий цвет. Его очень трудно добиться, оленина — коварное мясо.

Блэкволл поддел мясо двузубой вилкой, демонстрируя его Эллане.

— У нас в клане мы жарим оленину на костре, — сказала Эллана. — На вертеле. А потом едим руками. Она серая и жесткая, не знаю, что там сложного и чем там восхищаться.

— Расскажи, что еще вы едите в клане?

Эллана задумалась.

— Дичь, — наконец сказала она. — Мед. Ягоды. Кислое молоко галл. Вяленое мясо. Иногда сушеные кишки.

— Что?

— Сушеные кишки, — повторила Эллана без тени улыбки. — Иногда во время долгого перехода у нас заканчиваются запасы. Но у каждого в клане есть с собой сушеные галльи кишки, их размачивают в воде, затем вьючной галле пускают немного крови и заливают ее в кишку. Которую жарят и едят.

Сидящая рядом Сэра издала булькающий звук, словно ее тошнило.

— И как, очень говняно на вкус? — спросила она.

Эллана нахмурилась.

— Это пища. Она дает силы.

— Пища-дрища, — Сэра фыркнула. — Зато понятно, почему ты такая худющая.

Эллана взглянула на Блэкволла, пожала плечами и недоуменно улыбнулась.

— Знаешь, у меня есть идея, — неожиданно для себя самого сказал Блэкволл.— Как ты отнесешься к небольшой прогулке по Вал Руайо?

***

Распорядитель в золоченой, на пол-лица маске, бросил на них быстрый взгляд и, узнав, поклонился.

— Приветствую вас в «Маска дю Лион», господа. Ваш столик готов. Прошу вас, следуйте за мной.

Эллана подняла брови и, очень удачно имитируя манеру Жозефины, спросила:

— Напомни, мы тебе много платим?

— Вроде того. — Блэкволл усмехнулся. В прежние времена он мог оставить здесь свое нынешнее недельное жалованье просто за ужином, но Эллане об этом знать было не обязательно. — Недостающую сумму я выиграл в карты у Каллена.

Распорядитель уверенно вел их через ярко освещенный зал, мимо полированных столов и стульев красного дерева, обитых бордовым бархатом, мимо зеркал, минуя жарко растопленный камин и трио музыкантов, — к противоположному концу зала, где за бархатными занавесями скрывалась небольшая, но уютная ниша. В нише находился стол, накрытый расшитой льняной скатертью и диван цвета топленого масла с беспорядочно разбросанными по нему подушками.

— Прошу вас, — распорядитель с поклоном придержал портьеру.

— Спорю на что угодно, галльи кишки здесь не подают, — сказала Эллана, когда он ушел, и пощупала диван. — Мягкий.

— Не подают, — согласился Блэкволл, в который раз спросив себя, не обезумел ли он, притащив ее в заведение, которое когда-то любил Том Ренье. Совсем в голове помутилось, что ли.

Но Эллана выглядела такой довольной, что он отогнал неприятные мысли.

— Значит, сюда вы, шемы, приходите набивать животы. Поглощать всю эту странно пахнущую и странно выглядящую еду.

Появился подавальщик с увесистым подносом, проворно расставил накрытые крышками блюда, разлил по бокалам вино и исчез.

— Так ты заранее все устроил? — наконец поняла Эллана. — Но… боюсь, ты не понимаешь. Я не привыкла к вашей еде. И зачем так много? — Она обвела взглядом стол. — Как вообще можно это все съесть?

— Это не для того, чтобы все это съесть. Это чтобы ты могла все попробовать.

К своему удивлению Блэкволл понял, что волнуется. Чтобы стряхнуть неловкость, он пододвинул Эллане продолговатую дощечку с выложенными на ней закусками. Подцепил вилкой золотистый кусочек.

— Это жареный гребешок. Со сливками и капелькой зеленой горчицы.

Эллана послушно открыла рот. Сосредоточенно прожевала и виновато улыбнулась.

— Это странно. Похоже на незрелый лесной орех.

Щучья икра со сметаной и прокопченный бычий костный мозг в сухарях заставили ее удивленно поморщиться.

— Попробуй вот это, — Блэкволл выбрал для Элланы кусочек свеклы, карамелизированной в винном уксусе.

Эллана внимательно оглядела темно-бордовый глянцевый ломтик. Эта закуска ей понравилась больше. Затем настал черед запеченной в ежевичном соусе груши с голубым сыром, который Эллана долго и с сомнением обнюхивала, сказав, что такое в клане у них обычно выбрасывают, пока не завелись червячки, но потом все же не без опаски попробовала.

Луковый конфитюр на чесночных гренках привел ее в восторг, и она с хрустом сжевала золотистую, сочащуюся маслом палочку. Но более всего по вкусу ей пришлась тонко наструганная вяленая особым образом ветчина, с тонкой и нежной каймой сала, которую подали с молодым сыром, мелко нарезанной зеленью и свежим перцем. Эллана съела все до последней крошки.

— Можно мне еще?

Глаза у нее блестели. Она отпила вина из бокала.

— Если захочешь, закажем. Но у тебя впереди еще длинный список.

Он поднял крышку первого блюда. Черная треска, обернутая в омлет, с гарниром из огурца и горошка. У Блэкволла самого потекли слюнки, когда он представил, как тает во рту нежная маслянистая мякоть. Эллана осторожно ковырнула кусочек рыбы, сунула его в рот.

— Я никогда не пробовала ничего подобного. Не могу понять, нравится ли мне.

— Ты раньше не ела рыбу?

Она покачала головой и убрала со лба выбившуюся прядь.

— Ела. Но не такую.

Она съела еще немного, задумчиво щурясь, точно прислушиваясь к своим ощущениям, затем отставила в сторону. Блэкволл поднял крышку над очередным блюдом. В нос ударил аромат жареного мяса — на тарелке лежали глянцево-розовые, толсто нарезанные ломти утки в янтарной подливе.

— Пряная утиная грудка в медово-апельсиновой глазури и пюре из сладкого картофеля. Это одно из лучших блюд в «Маска дю Лион». Смотри, как сияет мясо, как равномерно оно прожарено. — Блэкволл перевернул кусок утки, показывая, что с обратной стороны он точно такой же.

— Откуда ты так хорошо в этом всем разбираешься? Я думала, Серые Стражи живут очень скромно.

— Я не всегда был Серым Стражем, моя леди.

Да ты и сейчас им не являешься, с издевкой произнес у него в голове голос Тома Ренье.

— Мне нравится, — призналась Эллана, попробовав. — Кажется, я начинаю понимать, почему шемы так любят есть. Мне хочется все это целиком.

— Ну, если и есть блюдо вкуснее, чем утка, — Блэкволл жестом уличного фокусника снял крышку с еще одного блюда. — То это каре ягненка. С грудинкой и копченым инжиром. Что скажешь?

Он отрезал кусок восхитительно пахнущего жареного мяса на косточке и предложил его Эллане. Блэкволл испытывал странное возбуждение, глядя, как она ест. Как осторожно откусывает от горячей сочной мякоти, как прикрывает глаза, когда пытается разобрать новые для нее вкусы.

Эллана повернулась к нему, щеки у нее порозовели.

— Я почти не пила, но чувствую себя пьяной. Почему так?

Потому что ты не привыкла к вкусной пище, подумал Блэкволл, а вслух сказал:

— Потому что еда может быть удовольствием. Я это и хотел тебе показать.

С тихим стоном она откинулась на спинку дивана, расстегнула две нижние пуговицы жиппона. При виде гладкой беззащитной плоти у Блэкволла потемнело в глазах. Вновь вставший член заныл, сдавленный плотной тканью штанов.

— Я так наелась, что, кажется, сейчас лопну. Потрогай, какой тугой.

Смеясь, она подобралась поближе, поймала его ладонь и прижала к своему животу, теплому и нежному. Глаза у нее затуманились.

— Еще десерт, моя леди, — хрипло пробормотал Блэкволл, радуясь, что полы гамбезона надежно прикрывают эрекцию.

Эллана заглянула в стеклянную вазочку, наполненную воздушной молочно-белой массой с утопающими в ней золотистыми дольками персика.

— Что это?

— Взбитые сливки с соленой карамелью, поджаренной ореховой крошкой и персиками, вымоченными в бурбоне.

Эллана жадно облизала ложечку. Потом зачерпнула еще и положила в рот, тихо постанывая. Словно сейчас кончит, подумал Блэкволл, пытаясь перестать смотреть на ее пылающие губы.

— Должно быть, такое едят боги, — благоговейно прошептала она. — Попробуй. Я заметила, что ты ни к чему не притронулся.

Теперь уже он послушно открыл рот. Где-то снаружи играла музыка, но в их маленьком убежище натянутой струной звенела тишина. Время замерло. Сливочная сладость таяла на языке. Они кормили друг друга сливками, потом шоколадным муссом с кисло-сладкими кусочками клубничного и ежевичного желе. Потом Блэкволл слизнул капельку шоколада с ее нижней губы и уже не смог остановиться.

Блэкволл опустился на колени, уже с трудом соображая, что делает, словно в горячке стянул штаны с Элланиных бедер. Он водил языком по ее наружным губам, пухлым и сладким, мокрым от ее соков, посасывал клитор, как леденец, обхватывая его губами и сдавливая. На вкус она была как подсоленная карамель, нежная и бархатистая. Эллана извивалась в его руках, всхлипывала, сдавленно вскрикивала, терзая его волосы.

Он уже не мог больше сдерживаться. Подхватил Эллану под ягодицы, усадил к себе на колени, приспустил собственные штаны. Она была тесная, но такая скользкая, что Блэкволл вошел в нее без тени усилия, едва успев поймать губами ее стон.

— Ты понимаешь, что кто-то может нас застукать?

Эллана тихо ахнула, упираясь ладонями Блэкволлу в грудь. Она оглянулась на занавеси, отделяющие их от зала.

— Пускай, плевать.

Блэкволл нетерпеливо подбросил ее бедрами, задавая ритм. Эллана принялась скакать на нем, умудряясь при этом сжимать мошонку ладонью, чем окончательно сводила с ума.

— Я еще ни разу не делала этого с шемом, — нашептывала она. — И это так чудесно. Мне так нравится.

Блэкволл ощутил, как она замирает и вздрагивает, сознавая, что и сам уже на подходе. Изливаясь, он обхватил ее за талию и крепко прижал к себе, судорожно выдыхая ей в плечо.

Отдышавшись, Эллана сползла с его колен и распласталась на диване. На ее раскрасневшемся лице было написано блаженство. Блэкволл наклонился и поцеловал ее в приоткрытые губы.

Раздались шаркающие, словно нарочито громкие шаги, занавеси распахнулись, Блэкволл с Элланой едва успели принять приличные позы, прикрывшись скатертью.

— Вам все понравилось, желаете что-нибудь еще? — осведомился подавальщик.

Чтобы ты ушел погулять еще на полчасика, подумал Блэкволл.

— О да, благодарю, все было замечательно. — Он повернулся к Эллане. — Желаешь что-нибудь еще, моя леди?

— Да, — она широко улыбнулась. — Вот это все что на столе заверните нам с собой, пожалуйста. А, и что у вас еще есть из сладкого?





Название: Incaensor
Пейринг/Персонажи: Архонт Радонис/Кальперния
Категория: гет
Жанр: романс
Кинки: беременность, UST
Рейтинг: PG-13
Размер: 844 слова
Примечание: AU

— Госпожа Кальперния?.. Госпожа Кальперния, простите.

Кальперния открыла глаза. Кажется, она придремнула. Баня всегда ее расслабляла, и пока рабыни умащали ее тело ароматным маслом и массировали ступни, она просто наслаждалась покоем. По ночам Кальперния спала плохо, большой живот не давал ей принять удобную позу, а малыш то и дело принимался пинаться, вконец ее измучив.

— Архонт Радонис хочет вас видеть.

Кальперния кивнула прислужницам, чтобы они помогли ей встать. До родов оставалось немногим больше месяца, и двигаться становилось все труднее. Она охнула, придерживая руками живот.

Служанки одели ее — в невесомую шелковую тунику, прозрачным облаком окутавшую потяжелевшее тело и отороченную мехом накидку. Обули в мягкие сандалии из искусно выделанной кожи. Капелька пряных духов на ложбинку между грудей, — и она готова к встрече с Радонисом.

Покинув купальню, Кальперния спустилась по каменным ступеням. Во дворце архонта ей были выделены покои, занимавшие часть южного крыла. Просторная светлая спальня, отделанная мрамором и бронзой, роскошная кровать с периной из лебяжьего пуха. К спальне прилегала комната для младенца, которую уже снабдили всем необходимым.

В ожидании архонта, Кальперния устроилась на кушетке, ей тут же подали скамеечку для ног, а одна из прислужниц встала сзади и начала размеренно водить черепаховым гребнем по волосам.

Раздались шаги. Рабыни отошли в сторону и согнулись в поклоне.

— Оставьте нас наедине, — приказал Радонис.

Кальперния проследила за тем, как последний из слуг покидает комнату, затем подняла глаза на архонта.

В ту ночь, когда убийцы, посланные архонтом, поймали ее, слабую и опустошенную после сражения в Арборской глуши, у нее был единственный шанс сохранить себе жизнь. И она им воспользовалась.

Радонис неторопливо пересек комнату, взял со столика гребень.

— Позволишь?

Кальперния откинулась на изголовье кушетки, зная, что ее волосы рассыпались волнистым покрывалом почти до пола.

Какое-то время Радонис молча причесывал ее, и Кальперния кожей ощущала повисшее напряжение. Словно воздух, замерший перед грозой.

Отложив гребень, Радонис встал перед Кальпернией, опустился на одно колено и приник к ее животу, вслушиваясь в биение крохотного сердца. Он делал это изо дня в день, и каждый раз в его взгляде она видела восхищение. Раздвинув полы накидки, Радонис прижался губами к ее животу, целуя его сквозь тонкую шелковую ткань.

Тяжело дыша, Кальперния подчинилась его рукам, когда он стянул с ее плеч тунику, оголив торс, нежно сжал налитые, как спелые плоды, груди. Обхватил ртом набухший, сочащийся молоком сосок, болезненно отозвавшийся на прикосновение. Это ее отрезвило. Выпрямившись, Кальперния хлестнула Радониса ладонью по лицу, с удовольствием отметив, что перстень с изумрудом рассек уголок рта.

— Прости. — Радонис легко поцеловал ее в плечо. — Я распоряжусь прислать тебе подарок за свою дерзость.

Это правда. На подарки он не скупился. Кальперния инстинктивно коснулась ошейника — больше никакого железа, больно впивающегося в кожу при каждом движении — только тончайшая цепь из замысловато сплетенных звеньев, с молочными вкраплениями жемчужин.

Вот эту мозаику из стекла и камней, ее собственный портрет, Кальперния получила после того, как оставила три кровоточащие царапины на смуглом, хищном лице архонта. Изящный туалетный столик кедрового дерева на витых ножках — когда больно укусила его за нижнюю губу. Массивный золотой браслет в форме змеи с изумрудными глазами — когда ударила его коленом в пах, чтобы охладить его похоть.

Первая встреча с архонтом осталась в ее памяти отголоском леденящего душу ужаса. Кальперния стояла перед ним в ошейнике, иссушающем магическую силу, беспомощная и униженная. С высоты своего кресла Радонис смотрел на нее, побежденную и жалкую, с брезгливым, скучающим равнодушием. Кальперния начала было говорить с ним, но архонт уже отвлекся, сделав знак, чтобы ее увели. Тогда она шагнула вперед и стащила с себя мантию, грязную, заскорузлую от влаги, провонявшую потом и лошадьми, с мрачным удовлетворением увидев изумление в голубых глазах архонта.

Без одежды беременность была уже заметна: налитые груди с темно-розовыми сосками, ясно очерченный круглый живот с торчащим пупком.

В наступившей тишине Кальперния бросила архонту в лицо, что носит ребенка Старшего, плоть от плоти Проводника Хора Тишины, земное воплощение Думата. Что этот ребенок изменит будущее их страны.

Собственно, она уже ничем не рисковала, терять ей было нечего. Шум в зале стих, теперь архонт слушал ее. Кальперния поведала ему, что избрана стать Сосудом, который вернет в мир силу Древнего бога, вернет ее Империи Тевинтер.

Когда Радонис покинул спальню, — с тем, чтобы прийти завтра, и на следующий день, и на тот, что придет за ним; снова и снова, пока не получит желаемое, — Кальперния встала, подошла к зеркалу.

Серебристая поверхность показала ей цветущую светловолосую женщину в длинном полупрозрачном одеянии, просторные складки которого не в силах были скрыть огромный живот. Влечение к Радонису становилось все сильнее. Может, пора уступить ему? Он красивый мужчина и сможет доставить ей удовольствие. Она понемногу околдовывает его, с каждым днем осторожно, исподволь, и наступит момент, когда он выполнит любое ее желание.

Конечно, она солгала, Старший не был отцом ее ребенку, да и не мог им быть. Но солгала лишь отчасти. Ее ребенок станет величайшим магом со дня сотворения Тевинтера. Кальперния коснулась цепи на шее, — его магия не действовала на нее, как не действовала на ее малыша, — она могла снять ошейник в любой момент, но пока предпочитала не торопить события.

Кальперния зажмурилась, чтобы прогнать слезы. Она скучала по Самсону, очень скучала, не зная даже, жив ли он. Услышав ее грустные мысли, ребенок тревожно завозился в утробе. Кальперния нежно погладила живот и заворковала, успокаивая свое дитя.





Название: Вместе веселей
Пейринг/Персонажи: Изабела/Фенрис/Мариан Хоук
Категория: гет
Форма: арт
Кинки: трисом
Рейтинг: R







Название: Любительница волчат
Пейринг/Персонажи: Солас/Митал/Абелас
Категория: гет
Форма: арт
Кинки: трисом, анальные пробки, animal play
Рейтинг: R
Предупреждение: Митал была еще та затейница.











@темы: персонаж: Фенрис персонаж: Солас персонаж: Лавеллан персонаж: Кальперния персонаж: Инквизитор персонаж: Изабелла персонаж: Жозефина персонаж: Блэкволл персонаж: Абелас отношения: гет нет_покоя_грешникам кинк: юст кинк: публичный_секс кинк: грудь кинк: беременность кинк: treesome alliesofall Dragon Age: Inquisition AU персонаж: Флемет персонаж: Хоук

Комментарии
2018-03-26 в 12:11 

Cладкое и соленое
Командочка, а вот это жестоко было. И где, скажите на милость, теперь искать лисички в марте?)))
Было очень вкусно, но перечитывать не буду - во избежание)
Спасибо за работу!

2018-03-26 в 12:43 

Оба арта оч понравились) Теплые тона прямо моя слабость, ужасно люблю арты в золотистом свечении!
Но арт с Митал мой фаворит в этом туре, ааа :lol::five: та еще затейница, действительно. Может, поэтому они в каноне до нас дошли такими печально-отстраненными? тысячелетний ПТСР? :lol:
И поэтому Солас так и не дал!
Божички, спасибо))

2018-03-26 в 13:18 

"Вместе веселей" рисовка просто потрясающая, все цвета, линии, бесподобно!:red:

2018-03-26 в 14:57 

Сладкое и соленое – ближе к концу прочтения у меня самой, кажется, развился фудкинк, настолько чудесно описана сцена в «Маска дю Лионе». Блэкволл, конечно, без проколов и косяков обойтись не может, но его прямота обезоруживает.

Incaensor – Кальперния замечательная :heart: Интересный ход, я уже предвкушаю деяния, которые сотрясут Тевинтер в недалеком будущем.

Арты классные, особенно понравился трисом с элвен, этот лукавый изгиб губ у Митал :heart:

2018-03-26 в 22:04 

Incaensor
В начале фика я очень переживала за Кальпернию: как же так, такая свободолюбивая и гордая героиня и вдруг - беременная, босая, в ошейнике у архонта.
Но в финале Кальперния показала своё истинное лицо :up:
Спасибо, очень понравилось! :heart:

Арты тоже очень понравились. Изабела и Митал прямо ах!

2018-03-27 в 16:16 

imirel, очень приятно, что понравилось, спасибо:love:

Oriental_Lady, вам спасибо:dance2:

Estelior_, он прекрасный, да). Спасибо

Doriane_Brain, Блэкволл, конечно, без проколов и косяков обойтись не может, но его прямота обезоруживает.
Любимая черта у него)). Спасибо вам от всех нас :love:

Aivika Olivin, спасибо, что порадовали нас).

2018-03-27 в 21:39 

Солас/Митал/Абелас
это очень горячо)

Incaensor
эх, клева, только жаль, что бэбик не от Корефаныча)

2018-03-28 в 08:21 

Вместе веселей прям ащ-ащ :heart::heart::heart:

Сладкое и соленое - так заманчиво и со смаком описана еда, ух! И очень захотелось все эти блюда попробовать :eat2: а уж если рядом еще здоровый бородатый мужик окажется :smirk: повезло Лавелланке))))

2018-03-28 в 15:10 

Название: Сладкое и соленое
Читала не как кинк, а как кулинарный флафф. :laugh: Слюнки текли, и я пыталась сообразить, как лучше замариновать утку. Спасибо!

Название: Любительница волчат
Вот это было прям ащ-ащ-ащ!

2018-03-31 в 05:26 

Тексты прочитать ещё не успела, но зашла сказать, что арт с Митал просто убил! Шикарно!
Всегда было интересно, почему статуи Митал скрывают ее лицо, поэтому интерпретация со шлемом зашла просто неимоверно!

2018-03-31 в 23:20 

Achenne, спасибо:attr:
Да, эту идею тоже надо будет обкатать как-нибудь)

трепещет пять платочков, спасибо большое).
повезло Лавелланке))))

Автор тоже так думает:heart:


lysblanche, спасибо:love:
как лучше замариновать утку
ИМХО, из всего разнообразия маринадов с солью, перцем и чуточкой оливкового масла не сравнится ничто;-)


ноунейм, спасибо:rotate:

2018-04-02 в 16:03 

Сладкое и соленое Блэкволл знает толк в соблазнении! Как для себя старался :eyebrow: Написано очень здорово и кинково - суровый, но нежный мужик и офигенная еда :heart:
Incaensor Ооо, Кальперния здесь просто великолепна! :inlove: Интересно, пыталась ли она приручить Корифея?
Вместе веселей Какое задорное название :five: И арт прекрасный!
Любительница волчат Бгг, дааа, многое о Соласе становится ясно :lol: Но Митал здесь просто отпад! :heart:

2018-04-04 в 15:56 

Наконец-то дошла до текстов... и аааааа! Я же на работе! Шейм!

Сладкое и солёное
Какое оно невероятно горячее! Какие описания блюд! И, кажется, я начинаю понимать очарование Тома Ренье! Автор, берите сразу все платочки! Хотя нет... один я себе оставлю, чтобы обмахиваться :inlove::inlove::inlove:

Incaensor
Деловая Кальперния деловая. Архонта ждёт замечательный облом! И это меня почему-то очень радует.

Спасибо! Очень понравилась выкладка! :heart:

2018-04-07 в 03:19 

Любительница волчат
О-о, это нечто! Очень кинково, очень горячо! Улыбочка из-под шлема добила - сразу понятно, что веселье только начинается =) :hlop:

Сладкое и соленое
Вся вторая половина истории - сплошной оргазм! Пробуждение чувтвенности Лавелланки - миссия выполнена :goodgirl:

2018-04-10 в 20:15 

Сладкое и соленое
Это так вкусно и сочногосподибоже
*тоскливо заваривает дош*
Блекволл в очень непривычном образе, надо будет к нему приложиться как следует в следующем прохождении :smirk:

Incaensor
Это... Странно, но кинково. Интересно кинк на беременность преподнесен. Однозначно зашло

Ваши арты - просто космос. Артерам двойную порцию сирдец!
Митал, которую элвенглори заслужило :rolleyes:

 [?]:
  
:
  
  

 

E-mail: info@diary.ru
Rambler's Top100