А. Топычканов
Политическое пространство царских загородных резиденций второй половины XVII века

Автор «отталкивается от концепта политическое пространство сложившегося под влиянием работ М. Фуко, А. Лефевра и П. Бурдье». Мне все это не близко, но здесь много интересного о самих резиденциях.

Организация географического пространства

Географическое положение и ландшафт
Во второй половине XVII в. вокруг Москвы существовала развитая сеть царских резиденций. Формироваться она начала на рубеже XV - XVI вв. при Иване III и Василии III - на Переяславской Троицкой дороге появились резиденции в селе Тайнинском (рубеж столетий) и в Александровской слободе (1509 - 1513 гг.). При Василии появились и резиденции к югу от Москвы, на Москве-реке - в Коломенском, Воробьеве и Острове (на пути в Коломну). Иван Грозный продолжил благоустраивать резиденции отца.
Южные и, возможно, восточные загородные резиденции были разорены нашествиями Девлет-Гирея и Казы-Гирея в 1571 и 1591 гг. Вероятно поэтому Борис Годунов не стал развивать сеть резиденций последних Калитичей и создал новую сеть в своих вотчинах к западу от Москвы - в Хорошеве, Вяземах, Борисове под Можайском. В Смуту сети годуновских и более ранних резиденций были разрушены.
При Романовых начинает формироваться новая сеть резиденций. При Михаиле Федоровиче была восстановлена часть резиденций предыдущей династии и созданы новые (в вотчинах Романовых). Резиденции царя Михаила располагались к северо - востоку, востоку и югу от Москвы - в Тайнинском, Коломенском, Братошине, Воздвиженском, Покровском (ранее - Рубцово, вотчина старицы Марфы).
При Алексее Михайловиче сеть резиденций продолжала развиваться - были восстановлены резиденции в Воробьеве, Острове и Александровской слободе (превращена в монастырь), устроены новые в вотчинах Романовых - в Измайлове*, Степановском и др. и на дороге в Троице-Сергиев монастырь. С начала 50-х к традиционным северо-восточному, восточному и южному направлениям развития сети добавилось западное - была восстановлена годуновская резиденция в Хорошеве и устроена новая в Саввино-Сторожевском монастыре. В рамках западного направления возникла и одна из последних резиденций XVII в. - Воскресенское на Пресне царя Федора.
До середины XVII в. резиденции создавались в основном на возвышенностях над речной долиной, на «высоком и красном месте» (Коломенское, Воробьево, Хорошово и др.). Во второй половине столетия получает распространение второй вариант - в пойме реки, с частичным преобразованием ландшафта (Измайлово).

* Измайлово до 1652 г. было вотчиной Ивана Никитича Романова, дяди царя Михаила, после смерти последнего, наряду с другими его вотчинами, управлялось Хлебным приказом, а с 1663 г. - Тайным приказом, сделавшись одной из царских резиденций.

Зонирование резиденций
Основными элементами резиденций были Государев двор, сельское поселение, храм, площадь и др.
Официальная документация XVII в. не отделяла царскую резиденцию от сельского поселения, обозначая их общим термином дворцовое или государево село*. Долгое время такого разделения не существовало и фактически - усадебная и сельская зоны располагались бок о бок - за стенами Государева двора начиналось сельское поселение. Их единство олицетворяла церковь - общая для вотчинника-царя и его крестьян.
В третьей четверти XVII в. наметилась тенденция к разделению усадебной и сельской зон. С начала 50-х в загородных резиденциях начали появляться отдельные домовые церкви для царской семьи. В 1663 - 1664 гг. в Измайлове Государев двор и сельское поселение впервые были разделены - село было перенесено на другой берег р. Робки (Серебрянки), там же была выстроена сельская церковь. Однако приказная изба села (и видимо место сельского схода дворцовой волости) остались близ царской резиденции.
Позднее процесс разделения зон продолжал развиваться, однако к концу столетия был еще далек от завершения. Имели место и случаи движения вспять - в Преображенском, где царский дворец, сельское поселение и военная слобода были разделены территориально, Петр, после событий 1689 г., оставил старый Преображенский дворец и выстроил новый, рядом с военной слободой (видимо чувствуя себя в большей безопасности рядом с потешными).

Музей-заповедник Коломенское.
12 - место расположения дворца, 11 - церковь Казанской иконы Божьей матери, 13 - фундаменты Хлебного и Кормового дворцов, 9 - Сытный двор, 8 - Передние ворота с полковничьими палатами, 16 - Задние ворота, 3 - церковь св. Георгия, 4 - водовзводная башня.




* Села Тайного приказа.

Храм
В царских резиденциях встречались три типа храмов - соборная, домовая и сельская церкви. Все три типа одновременно имелись только в Коломенском и Измайлове. В Коломенском функции собора выполняла церковь Вознесения Господня, домовым храмом была церковь Казанской иконы Богородицы, сельским - деревянная церковь Георгия Победоносца. В Измайлове аналогичные функции выполняли соответственно Покровский собор, церковь Иосафа, царевича Индийского и церковь Рождества Христова. В большинстве резиденций имелись лишь домовой и сельский или только сельский храмы. В резиденциях где домовых церквей не было могли ставиться полотняные домовые церкви - атласные или тафтяные шатры, соответствовавшие конкретному посвящению и разбивавшиеся на земле или устанавливавшиеся над срубом.
Система посещения храмов царской семьей зависела от места пребывания и обстоятельств, в Коломенском литургию, малую вечерню, всенощную обычно выстаивали в домовой Казанской церкви, в теплое время (с мая по сентябрь) на литургию ходили в храм Вознесения, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи шли в соответствующую церковь в Дьякове. Сельский храм Георгия Победоносца государь посетил лишь однажды - при освящении.
Местное сельское население традиционно использовало сельские церкви для разного рода общинных нужд - сельских и волостных сходов и т. п.

Площадь
Перед Государевым двором в резиденциях находилась площадь, имевшая важное административное и торговое значение. Так, в Коломенском на площади перед Передними воротами двора располагались церковь Вознесения - главный храм резиденции и церковно-административный центр дворцовой волости и церковь Георгия Победоносца - место сельского и волостного сходов. Здесь же находились приказная изба - административный центр волости и полковничьи палаты (где сидели стрелецкие головы / полковники). Площадь была местом сбора челобитчиков, обслуживавшихся, в качестве площадных подьячих, местными стрельцами, земскими дьячками и духовенством церкви Вознесения. Здесь же видимо функционировал сельский торг или ярмарка. На площади объявляли указы, наказывали провинившихся крестьян и т. п.

Государев двор
Государевы дворы по своей внутренней организации делились на два типа. В дворах первого типа хозяйственная и жилая части не разделялись, располагаясь в рамках одного пространства. Жилые помещения (хоромы или «государевы избушки») в подобных усадьбах могли вообще отсутствовать - для проживания царского семейства использовались временно установленные шатры. Из числа хозяйственных построек в обязательном порядке присутствовали конюшня, погреб или ледник и амбар. (Небольшие) дворы этого типа имелись в сельцах Балабаново, Новоселки, Соколово, Княжчина, Кудрявцево и селе Степановском. Во второй половине XVII в. число их уменьшается, большинство резиденций в это время принадлежали уже ко второму типу.
Государевы дворы второго типа имели более сложную внутреннюю организацию. Они включали хоромы, боярские и приказные «избушки» (обычно Большого дворца или Тайного приказа), были окружены оградой с воротами, караульнями, палатами и навесами для охраны. В задней части таких дворов находились хозяйственные помещения Сытного, Кормового и Хлебного дворцов (поварни, ледники, кладовые, угольные палаты и др.), Дровяной двор, Запасной двор, конюшни, навесы. Рядом с двором, как правило, имелись сады и рощи, где могли располагаться мыленки. Дворы этого типа имелись в Коломенском, Измайлове, Воробьеве, Преображенском, Алексеевском и, возможно, в Пахрине.
Хозяйственные постройки в резиденциях второго типа выносились на периферию или даже за пределы двора и нередко отделялись от жилой зоны. Так, в Измайлове хозяйственная половина была отделена от дворцовой стеной, в Коломенском Сытный, Хлебный и Кормовой дворы были отнесены от дворца и имели отдельные въезды, а в 1685 г. два последних отделены от дворца «городьбой».

Измайлово в 1680-х годах



Царские дворцы
Царские хоромы во второй половине XVII в. были построены почти во всех резиденциях где останавливалась царская семья - Коломенском, Измайлове, Алексеевском, Воробьеве, Преображенском, Тайнинском и пр. В Братошине и Покровском возможно сохранялись дворцы построенные при Михаиле Федоровиче. Не было хором только на станах по дороге в Троице-Сергиев монастырь - у Больших Мытищ, у Талиц и в Воздвиженском (сгорели в 1682 г. и не восстанавливались).
Размер и планировка царских хором существенно различались, часть из них представляла собой небольшие домики на 3-5 жилых комнат, в делопроизводстве иногда именовавшиеся «государевыми избушками». В Коломенском, Измайлове, Воробьеве, Преображенском, Алексеевском и др. имелись более масштабные постройки.
Дворец делился на мужскую и женскую половины, отдельные хоромы / терема предназначались царю и царице. В Коломенском дворце позади царских хором располагался терем царевичей, а позади царицыных - три терема старших и младших царевен (что отражало положение царевичей и царевен в семье).
Терема традиционно имели не менее трех этажей - подклет, использовавшийся для хозяйственных нужд, второй этаж с теплыми жилыми помещениями и третий - с холодными летними. Они делились также на переднюю и заднюю половины, имевшие отдельные входы - переднее (красное) и заднее (постельное) крыльцо, с соответствующими, передними и задними, сенями. Красное крыльцо использовалось для парадного выхода государя, кратких аудиенций, принятия подношений и т. п., постельное (именовавшееся так потому, что с него отдавал распоряжения постельничий, отвечавший за царский быт) - для хозяйственных нужд (с него могли также объявлять об опале чинам государева двора).
Внутренняя планировка также была традиционной - комнаты, сени, чуланы и т. д. Назначение конкретных помещений внутри дворцов (например, Коломенского) неизвестно, вероятно оно не было жестко закреплено и могло меняться в зависимости от пожеланий государя и членов его семьи.
На чертеже Коломенского дворца 60-х гг. указаны сени передние, сени, передняя, первая, вторая, третья и четвертая комнаты и т. д. По аналогии с Кремлевским дворцом можно предположить, что в передних сенях чины государева двора ожидали выхода государя, здесь объявлялись государевы указы. В переднюю комнату входили думные чины и ближние люди, а в первую допускались ближние бояре. В столовой проходили аудиенции (в т. ч. дипломатические), устраивалось кушанье с раздачей именинных пирогов и жалованьем вином. На переднем крыльце собирались стольники, стряпчие, дворяне, полковники, дьяки и другие приказные и служилые чины и т. д.
Во дворцах имелось отопление - в Коломенском, например, дворец отапливался изразцовыми печами, при этом комнаты мужской половины обогревались «проводными трубами» идущими от печей стоявших в подклете, а комнаты женской половины - печами топившимися непосредственно на жилом этаже (вероятно для поддержания более высокой температуры в женских помещениях).
Внешнее и внутреннее оформление дворцов и «избушек» до середины XVII в. оставалось скромным. Со второй половины 60-х годов они начинают обильно украшаться - резным декором, росписями, цветными тканями, металлическими изделиями. Наиболее сложный декор имел дворец в Коломенском.
В отсутствии государя и царской семьи дворцы стояли почти пустыми - мебелью и прочими вещами их наполняли непосредственно перед приездом хозяев. Так, в помещениях Измайловского дворца по описи марта 1687 г., имелись лишь иконы в красном углу, занавеси на окнах, сукно на полу и стенах (стены и полы дворцов обивались сукном), лавки и, местами, столы.
В начале нового сезона или непосредственно перед приездом царской семьи во дворцах производили мелкий ремонт, обновляли обивку стен и пр.

Макет дворца в Коломенском



I - государевы хоромы, II - хоромы царевича, III - хоромы царицы, IV - хоромы старших царевен, V и VI - хоромы младших царевен, VII - служебные постройки, VIII — Казанская церковь



Царские шатры
В усадьбах где дворцов не имелось для государя разбивались шатры. Иногда шатры устанавливались и в резиденциях с дворцами - возможно летом они были удобней для проживания. Помимо этого богато украшенные парадные шатры использовались для разнообразных церемоний. Значительное количество шатров хранилось в Казенном приказе, где их изготовлением и ремонтом занимались особые шатерные мастера. Перевозкой и установкой шатров занимались, под руководством шатерничих, тяглецы Барашской слободы.

Рощи, сады, огороды и пруды
В загородных резиденциях имелись заповедные рощи, имевшие как утилитарное (охота, сбор ягод и т. п.), так и эстетическое значение. Рощи, в большинстве случаев, видимо не высаживались специально, а сохранялись как огороженные островки леса.
Сады и огороды использовались прежде всего в практических целях - для получения овощей и фруктов на царский обиход и пр. Цветы и растения шли в Аптекарский приказ на изготовление лекарств. В 60-70-х годах в Измайлове были устроены декоративные «прохладные» Виноградный и Просянский сады, предназначенные для отдыха и прогулок. В Виноградном саду были сделаны «писанные красками» солнечные часы, расписные «потешные» терема и «перспективы» - размещавшиеся на стенах, решетках, столбах и пр. иллюзорные элементы.
В садах и огородах могли устанавливаться «чердаки» - летние неотапливаемые постройки, выполнявшие функцию беседки (в виде шатра на столбах или деревянные, с окнами).
В усадьбах имелись также многочисленные пруды, запруды, колодцы и т. п. Они также сочетали утилитарную (использовались для разведения рыбы, устройства мельниц, полива садов и огородов, водопоя скота, пожаротушения и пр.) и эстетическую функцию. На прудах нередко устраивались искусственные острова.
В Коломенском был устроен водопровод, аналогичная «водовзводная» система проектировалась и в Измайлове (либо так и не была создана, либо функционировала недолго).

Хозяйственные и промышленные постройки
Хозяйственные постройки имелись во всех резиденциях, минимальный набор состоял из конюшни, амбара и погреба. В больших усадьбах хозяйственная инфраструктура была более развитой и включала Запасной двор (в Измайлове на 1687 г. 4 амбара, 4 житницы, 2 погреба с вином, пивом, медом и квасом и пр.), помещения Сытного, Кормового и Хлебного дворцов и т. д.
В некоторых усадьбах имелись промышленные предприятия. Промышленное строительство достигло пика при хозяйственном Алексее Михайловиче и наиболее широкий размах имело в Измайловской и Домодедовской дворцовых волостях и дворцовом селе Павловском. В Измайлове был построен стекольный завод, а в 1665 - 1668 гг. большой кирпичный (в Строкино). После смерти царя Алексея большую часть его сомнительных хозяйственных проектов прикрыли (включая Строкинский кирпичный завод). Вновь промышленная деятельность в усадьбах активизировалась в самом конце века - в Преображенском были устроены лесопилка, верфь (1695 - 1696) и Хамовный двор (1696 - 1697).

Измайлово и Преображенское во второй половине XVII в.



Социальное измерение политического пространства
В царских резиденциях были в той или иной мере представлены все социальные группы тогдашнего русского общества - от царской семьи до иноземцев и ссыльных.

Царская семья
Царская семья состояла из царя, царицы, царевичей и царевен, социальные роли которых были жестко закреплены. В 80-х - первой половине 90-х гг. XVII в. структура царской семьи максимально усложнилась - одновременно имелось два царя - соправителя (Иван и Петр Алексеевичи), 4 царицы - Наталья Кирилловна (вдова Алексея Михайловича), Марфа Матвеевна (вдова Федора), Прасковья и Евдокия Федоровны (супруги Ивана и Петра), 2 «старших» и 7 «младших» царевен (дочери царей Михаила и Алексея соответственно).
При Алексее, Федоре и Софье передвижения всех членов царской семьи документально не фиксировались. Разряды фиксировали только выезды царя и лиц сопровождавших цариц, царевичей и царевен, однако не перечисляли самих членов царской семьи и не указывали сроков их пребывания с государем. Сохранившиеся книги записей посещения и расхода питья дают представление о посещении членами царской семьи измайловской резиденции в 1689 - 1699 гг.
Петр, основной резиденцией которого было Преображенское, бывал здесь и в 80-е годы. В 1689 - 1699 гг. он, как правило, приезжал в Измайлово либо один, либо «со всем своим государским домом» и пробыл здесь (по неполным данным) не менее 120 дней. С начала 90-х Петр стал появляться в Измайлове реже, поскольку часто отлучался из Москвы (а в 1697 - 1698 гг. вообще отсутствовал в стране).
Иван Алексеевич между 1689 - 1696 гг. посетил (опять же, по неполным данным, фактически он видимо бывал здесь чаще) Измайлово не менее 6 раз - трижды вместе с Петром и трижды с супругой Прасковьей Федоровной. Последняя, уже после смерти мужа (1696 г.), обосновалась в Измайлове на постоянной основе (с 1702 г., когда для нее был специально перестроен старый Измайловский дворец).
Основными посетителями Измайлова в 1689 - 1699 гг. были «младшие» царевны - дочери царицы Марии Евдокия, Марфа, Екатерина, Мария, Феодосия и Наталья - дочь Натальи Кирилловны. Последняя чаще всего приезжала в Измайлово одна, с супругой одного из царей или с царевичем Алексеем Петровичем. С другими сестрами Наталья почти не общалась, исключением была лишь царевна Мария, дважды посещавшая Измайлово вместе с Натальей. Мария видимо поддерживала дружеские отношения и с царицами. Прочие дочери царя Алексея от первого брака держались особняком и старались не появляться в Измайлове когда здесь были царицы или царевна Наталья.

Царское сопровождение
Государя в загородных поездках сопровождали чины его двора, дворцовые слуги и охрана - стрельцы и солдаты. Общее число чинов двора (от бояр до жильцов) могло превышать полторы сотни. В качестве охраны государя сопровождали стремянные стрельцы, иногда усиливаемые стрельцами / солдатами других частей - всего, как правило, не более 400 - 500 чел.
Многочисленная группа дворцовых слуг включала различных мастеровых, сторожей, истопников, певчих и крестовых дьяков, представителей Кормового, Хлебного и Сытного дворцов и т. д. Царицы и царевны сопровождались боярынями, постельницами, крестовыми дьяками и т. д.
На территории резиденции вся эта толпа размещалась следующим образом - придворные слуги (постельные истопники и сторожа, боярыни и пр.) дневали и ночевали во дворце или поблизости от царского шатра. Приказные люди (Большого дворца, Тайного приказа, хозяйственных дворцов и мастерских палат) размещались в приказных избушках или шатрах на территории Государева двора или рядом с ним. Ближние люди чаще всего ночевали в палатках близ Государева двора (начиная с Федора в некоторых случаях и в индивидуальных помещениях на территории Государева двора и даже дворца). Стольники, стряпчие, жильцы, подрынды - в шатрах, на сельском гумне, возможно и на крестьянских дворах. Стрелецкие полковники / головы - в полковничьих палатах или шатрах, стрельцы, певчие дьяки и челобитчики - в стрелецких избушках, стрельцы охранявшие Государев двор - у ворот, под навесами или прямо на улице.

Мастера и строительные артели
Разрастание сети резиденций и хозяйственная активность Алексея Михайловича способствовали росту числа разнообразных специалистов работавших в царских усадьбах. Среди них было немало иноземцев, так, в измайловских садах во второй половине 60-х годов работало в общей сложности 6 иностранцев - аптекарь, занимавшийся устройством аптечного огорода и 5 садовников, устраивавших местные сады.
Основные строительные работы на территориях резиденций выполняли наемные строительные артели - каменщики из Костромы и Каргополя, плотники из Москвы, Тамбова, Каргополя и др., московские и верхневолжские иконописцы и т. д. Большинство артелей насчитывали от нескольких до нескольких десятков мастеров, однако при реализации больших проектов могли быть много больше. Так, летом 1666 г. в Измайлове на строительстве садов, плотин, кирпичного завода и проч. работало 660 плотников из Тамбова и 770 плотников и каменщиков из Каргополя.
Большинство артелей подряжалось на один сезон и на один объект и работало с Пасхи до сентября - октября. Внутренние работы могли продолжаться и круглогодично. Внутри артелей существовала специализация, при строительстве крупных объектов (Коломенский дворец и др.) разные виды работ распределялись между специализированными артелями - плотниками, резчиками по дереву, живописцами и т. д. Инструментами артели обеспечивал заказчик, но высококвалифицированные мастера работали со своим инструментом.
Во второй половине XVII в. во всех крупных усадьбах (Коломенском, Измайлове, Алексеевском и др.) были устроены слободы мастеровых людей, занимавшихся мелким ремонтом резиденций.
Дворцовые крестьяне к строительным работам почти не привлекались, лишь иногда занимаясь заготовкой леса для них.

Крестьяне
На 1678 г. в дворцовых волостях Подмосковья имелось 6 776 дворов и примерно 23 720 крестьян (по Водарскому, цифра расчетная). В Коломенской волости на 1674/75 - 1676/77 гг. имелось 256 дворов с 789 крестьянами (3,1 души на двор).
Тайный приказ в подчиненных ему волостях (Измайловской и Домодедовской) активно занимался формированием населения, переводя сюда «добрых» крестьян из дворцовых сел Костромского, Алатырского и других уездов. В селах Большого дворца подобная практика неизвестна. Переселенцы, впрочем, активно разбегались (чему способствовала и особая тяжесть повинностей в означенных волостях, бывших главными центрами хозяйственных увлечений царя Алексея) - из перевезенных в Измайлово в 1662/63 - 1675/76 гг. 664 крестьянских семей к 1675/76 г. осталось 183 двора, а 481 двор был в бегах (всего же по Измайлову в бегах числилось 693 крестьянских и 7 бобыльских семей). Бежали в основном в южные уезды, иногда обратно в родные края.
Крестьяне несли ряд повинностей, в т. ч. и на территории Государева двора - подводную, набивали ледники льдом, расчищали снег, собирали травы, грибы, ягоды и т. д. Часть повинностей, впрочем, могла перепоручаться работникам нанимаемым крестьянским миром.

***
Социальная стратификация совпадала с пространственной структурой резиденций и выражалась в размещении на ее территории и возможности передвижения по ней.
Царская семья размещалась во дворце или шатрах на территории Государева двора и могла свободно перемещаться по всей территории резиденции. Внутренние помещения дворца / шатер были доступны для чрезвычайно ограниченного круга ближних людей, руководителей дворцовых ведомств и дворцовых слуг. Из числа последних ночевать на территории Государев двора и даже дворца могли дворцовые слуги, постельничий, спальники и некоторые ближние люди.
Думные и московские чины, приказные люди, городовые дворяне, стрельцы и солдаты в основном жили вокруг Государева двора, размещаясь в своих шатрах, избушках, на гумне, на крестьянских дворах или прямо на улице. При определенных условиях все перечисленные допускались на Государев двор, а также в «публичное» пространство дворца (сени, передняя и первая комнаты, сени перед столовой палатой, столовая палата).
Мастера, тяглецы дворцовых слобод и дворцовые крестьяне допускались на Государев двор для выполнения различных работ.
Широкий круг лиц мог войти на Государев двор и в публичное пространство дворца только для подачи челобитных и подношений государю.
Иностранные дипломаты из христианских государств приглашались на Государев двор и во дворец, представители мусульманских участвовали только в аудиенциях в посольских шатрах близ усадеб.

Система управления царскими резиденциями
Государь, являвшийся основным источником власти, отдавал распоряжения в устной форме, лично или через ближних людей. При необходимости они облекались в письменную форму посредством вызываемых «в Верх» дьяков и подьячих. Собственноручно составлять и редактировать разного рода распорядительные документы начал только Алексей Михайлович, к концу правления, впрочем, оставивший это занятие (позднее к подобной практике вернулся Петр).
Царицы и царевны могли отдавать письменные распоряжения, однако обычно от имени государя или царевича, а с 80-х годов уже и от собственного.
Боярская дума во время государевых походов в загородные резиденции делилась на две части - небольшая группа думных чинов отправлялась вместе с государем, большая же часть оставалась в Москве. Из числа последних назначалась надворная комиссия, ведавшая столицей и текущими делами в отсутствие государя (однако большую часть решений принимавшая только после доклада царю). Сопровождавшие государя думные чины (походная комиссия) также не сидели без дела, занимаясь видимо рассмотрением подаваемых государю челобитных. При необходимости в загородных резиденциях проводились полноценные заседания Боярской думы и в поход вызывались оставшиеся в Москве думные чины.
Для решения тех или иных вопросов могли формироваться специальные боярские комиссии, в загородных резиденциях чаще всего сыскные и судебные. Так, в 1662 г. в Коломенском работала сыскная комиссия расследовавшая обстоятельства Медного бунта, в 1698 г. в Преображенском велось следствие по делу о стрелецком восстании и т. д.
Дворцовые села вместе с резиденциями находились в ведении приказа Большого Дворца, в 1663 - 1676 гг. часть из них ведалась приказом Тайных дел. Большой дворец решал основную часть вопросов связанных с функционированием резиденций и царскими выездами. Так, продовольствием их обеспечивали подчиненные приказу дворцы - Сытный (отвечал за производство, хранение и расходование питья и воска), Кормовой и Хлебный (хранение съестных припасов, приготовление пищи и столовая посуда), приходом - расходом строительных материалов ведала Купецкая палата приказа*, к обеспечению выездов привлекались тяглецы дворцовых слобод - Барашской (несли шатерную службу - перевозили и устанавливали царские шатры и походные церкви), Огородной («по вся столы за кушаньем стряпают») и др.
Царицына и Царская (Постельный приказ) мастерские палаты отвечали за изготовление, хранение и перевозку одежды и постельного белья.
Разрядный приказ обеспечивал царский выезд служилыми людьми - стольниками, стряпчими, жильцами, подрындами. Общее число их определялось царем (в зависимости от пожеланий или характера службы), персональный состав - приказом, явка контролировалась постельничим, проводившим смотр явившихся (и имевшим право освобождать их от службы).
Посольский приказ, в случае приема зарубежных дипломатов в загородных резиденциях, обеспечивал (с помощью других приказов) организацию необходимого дипломатического церемониала и проч. В 80-х годах, при В.В. Голицыне, он участвовал и в организации строительных работ (в Измайлове и др.), финансируя их за счет подчиненных приказу четвертей.
Приказные дьяки и подьячие сопровождали (используя ямщиков ямских слобод) царскую семью во время загородных походов для оперативного решения необходимых вопросов. Приказы постоянно посылавшие своих людей в загородные походы устраивали в резиденциях свои помещения. Так, в Измайлове у Большого дворца имелись две палаты с тремя столами и четырьмя чуланами для хранения документов, в Алексеевском на Государевом дворе собственные избушки были у Тайного приказа и Царской и Царицыной мастерской палат и т. п.
Дворцовые села управлялись приказчиками, назначаемыми Большим дворцом обычно из служащих Кормового, Сытного и Хлебного дворцов. При переходе части сел в ведение Тайного приказа приказчиками в них были назначены царские сокольники из Потешной палаты и стремянные и задворные конюхи из Конюшенного приказа (возглавляемого двоюродным братом и близким другом царя Алексея А. И. Матюшкиным), лично известные государю. При Алексее Михайловиче существовала также практика назначения в дворцовые волости двух приказчиков, один из которых обычно возглавлял отдельное село в составе волости и подчинялся другому.
Приказчики, помимо обязанностей по управлению хозяйством и сбора податей, имели определенные судебные права в отношении населения волостей и отвечали за ремонт, охрану и обеспечение резиденций.
Отдельные хозяйственные задачи на территории волостей могли поручаться другим должностным лицам, чаще всего стрелецким головам. Так, в Измайловской волости при царе Алексее почти все хозяйственные предприятия оказались подчинены стрелецким головам, наделенным даже территориальной компетенцией, а за приказчиком остались только функции общей координации их деятельности и вопросы использования крестьянского труда.
Управлять волостью приказчику помогал аппарат приказной избы (подьячие, целовальники, подключник, сторожа и др.). В Измайловской волости на 1676 г. его численность доходила до 70 чел., к концу века, на фоне сокращения хозяйственной активности, уменьшившись до 40 чел. Подьячих в приказных избах имелось не менее двух, один вероятно ведал денежными, а другой судными и розыскными делами.
В дворцовых селах имелось выборное самоуправление, во главе со старостой, избираемым обычно на год или два. Земское делопроизводство вел земской дьячок, выборный или наемный. Разнообразные местные вопросы самоуправление решало либо самостоятельно (местные сборы и расходы и т. д.), либо во взаимодействии с приказчиком (раскладка оброка, обработка десятинной пашни (при наличии), дозоры земель и т. д.).

* Поставками и в палате и в дворцах ведали купчины из числа тяглецов московских дворцовых слобод - Барашской, Басманной, Гончарной, Котельной, Напрудной, Огородной, Садовой, Таганской и Красного села.

Коммуникации в повседневной жизни резиденций

Время посещения резиденций
Календарь посещений резиденций царской семьей хорошо известен только для Измайлова (благодаря сохранившимся источникам). Усадебный период здесь начинался в мае и заканчивался 19 ноября (день памяти св. Иосафа, царевича Индийского, видимо храмовый праздник этой резиденции). Пик посещений приходился на июнь-июль. С середины 90-х годов усадьбу начали посещать и зимой - в декабре-феврале. В марте-апреле сюда почти не ездили - из-за половодья на Москве-реке и ее притоках.
В усадьбах праздновались престольные праздники их церквей, освящения церквей и их приделов, именины членов царской семьи (со второй половины века обычно в определенных усадьбах - царя Федора в Воробьеве, Ивана Алексеевича, Натальи Кирилловны и др. - в Коломенском и т. д.), с начала 90-х и дни рождения (Петра, затем царевича Алексея).

Царское шествие
Царский поход начинался с моления в кремлевских соборах. После выхода из Успенского собора к государевой руке подходили члены боярской комиссии остававшейся ведать Москву. До первого стана, за Земляным валом, царский поезд сопровождали все думные (кроме членов надворной комиссии) и московские чины (как походные, так и остающиеся в Москве).
Во главе поезда шли стремянные стрельцы, за ними крестовый «возок» (повозки с богослужебными принадлежностями) с духовенством, певчими и крестовыми дьяками, далее постельный «возок» с постельничим и жильцами, затем конюхи с лошадьми, далее государь с ближними и думными чинами. Впереди государя шли стряпчие и жильцы с одним из дворовых воевод, сзади - стольники с другими дворовыми воеводами. За ними - царица(ы) и царевны и в хвосте - московские? дворяне с еще одним дворовым воеводой (царский поезд ноября 1682 г.).
Помимо крестового и постельного поезд мог включать запасной и оружейный «возки» (в «возках» могло быть до 30 повозок).
За организацию поезда отвечали профильные приказы - Большой дворец, Царская и Царицына мастерские палаты формировали крестовый и постельный возки, Конюшенный приказ готовил лошадей, Разряд вызывал в поход думных людей и московских чинов.
Традиционный церемониал походов сохранялся при дворе Федора и Ивана Алексеевичей, однако Петр им тяготился и после смерти Ивана Алексеевича в 1696 г. от него отказался.

Подношения и пожалования
Подношения играли важную роль в придворном церемониале, во время нахождения государя в усадьбе ему нередко подносили разнообразные ценности и он в ответ жаловал подносившего в эквивалентном размере. Еще чаще государь жаловал подданных без каких-либо подношений - деньгами, именинными пирогами и пр. Наиболее распространенной в усадьбах формой пожалования было жалованье питьем - водкой, вином, медом, пивом. Оно имело важное символическое значение - государь «чествовал» пожалованного, оказывая ему милость (при этом сам пить был не обязан), а тот, в свою очередь, утверждая или восстанавливая свою «честь», одновременно признавал над собою власть государя и обязывался верно ему служить.
Случаев жалованья вином со стороны женской части царской семьи до начала 80-х не выявлено - от имени цариц и царевен людей жаловал государь. Однако позднее они также активно использовали эту форму пожалования, так, в 1697 г., за время пребывания в Измайлове царицы Прасковьи Федоровны (19 мая - 2 июня) было израсходовано ведро водки, 2 ведра вина, 210 ведер пива, 46 ведер вареного и 23 ведра ставленого меда (ок. 3462 литров).

Рассмотрение челобитных
В загородные резиденции стекалась масса челобитчиков. Челобитные писались в Москве или на месте, иногда били челом и в устной форме. Челобитные подавались боярам, приказным судьям, в редких случаях, самому государю и рассматривались либо в соответствующих приказах, либо группой бояр (походной комиссией) сопровождавших государя.

Дипломатические приемы
Для дипломатических приемов чаще всего использовались резиденции с развитой инфраструктурой - Коломенское и Измайлово, в остальных иностранные дипломаты бывали в основном для наблюдения за парадными выездами государя.
Дипломатический церемониал мало отличался от принятого в Кремле. В Коломенском прием посольства начинался с торжественного въезда дипломатов, за которым из окон царского терема наблюдала царская семья. Вдоль дороги от переправы через Москву-реку до Передних ворот и внутри Государева двора выстраивались стрельцы в парадной форме и московские чины. У Передних ворот делегация спешивалась и проходила во дворец. Приставы провожали послов в переднюю комнату, где они зачитывали государю подготовленную речь и передавали грамоты. Государь в ответ спрашивал о здоровье их правителя, жаловал к руке и принимал подарки. После официальной аудиенции послам иногда показывали дворец, а затем провожали в Москву. Вместо приглашения за царский стол им присылали блюда и устраивали пир по специальному церемониалу, знаменовавшему собой государев стол.
После устройства в Измайлове «прохладных» садов их также стали использовать для дипломатических целей - дипломатов здесь жаловали питьем, угощали сладостями и выгуливали, показывая им сады (а при Алексее Михайловиче еще и хозяйственные «заводы»), причем в этих прогулках со временем начала участвовать и женская часть царской семьи.

Военные смотры и потехи
Военные смотры обычно проводились у резиденций где имелись обширные открытые пространства, способные вместить многочисленные воинские формирования - в Коломенском (Курьяновская пойма на другой стороне реки), Воробьеве (Девичье поле в Хамовниках) и Семеновском.
Помимо военных смотров в загородных резиденциях устраивались смотры иноземцев, желавших поступить на русскую службу и разнообразные военные потехи - стрельбы из лука, огнестрельного оружия, пушек. Петр строил в загородных резиденциях целые потешные крепости - помимо известного Прешбурга в Преображенском, еще и в районе Коломенского - в Дьякове и у Кожухова.

Передвижение по территории резиденций
Для «прохлаждения» члены царской семьи совершали пешие прогулки по территории резиденций, посещая различные объекты на их территории. Характер посещений известен опять же на материалах Измайлова 90-х годов. Гуляли в основном в теплое время, с мая по август, чаще всего в июне-июле (228 из 417 зафиксированных посещений усадебных объектов). Чаще всего посещали Запасной двор (153 раза), Просянский и Виноградный сады (61 + 53), стекольный завод и др.
В конце века получили распространение лодочные прогулки. Впервые они упоминаются еще при Борисе Годунове, однако последующие государи этим видимо не интересовались. Вновь лодочные потехи начинают упоминаться в 80-е годы - они устраивались в основном для Петра Алексеевича и позднее усугубились пресловутым ботиком и проч.

Музыка, театр и декламации
Значительное место в повседневной жизни двора занимало церковное пение, сопровождавшее не только богослужения, но и пиры, шествия и пр. Отдельные произведения могли исполняться и специально - в передних сенях, столовой палате и пр. Исполнителями церковных песнопений были в основном государевы певчие дьяки (иногда приглашались и иные певческие коллективы со стороны). В 70-80-х годах их репертуар расширился за счет партесных концертов, музыкального переложения стихов и проч., хотя религиозная тематика по-прежнему преобладала.
Алексей Михайлович был любителем инструментальной музыки и потешные музыканты (иностранные и русские) регулярно развлекали его (и его наследников) игрой на переносных органах, трубах, флейтах, кларнетах, скрипках и т. д. - во дворцах и во время прогулок в садах и рощах резиденций.
С 1672 г. в загородных резиденциях начинают выступать поэты (Симеон Полоцкий, Карион Истомин, Софроний Лихуд) с декламациями собственных сомнительных произведений.
В 1672 - 1676 годах при дворе функционировал придворный театр, представления которого устраивались в Кремле и Преображенском. В Преображенском для театра в 1672 г. было построено специальное здание - за пределами Государева двора.

Символическое измерение политического пространства

Нормативный статус загородных резиденций
Соборное уложение 1649 г. ввело нормы защищающие «честь Государева двора» даже в отсутствии государя. Устанавливались наказания за бесчестье словом, драку, ношение и использование огнестрельного или холодного оружия и т. д. Помимо этого существовали видимо и другие ограничения - все посетители Государева двора должны были спешиваться не доезжая до него, запрещалось проводить через двор лошадей, пропускать торговых людей с товарами, простых людей и иноземцев, проносить оружие и т. д.

Функциональное назначение загородных резиденций
Каждая резиденция обладала собственными индивидуальными чертами, заключавшимися в неповторимом сочетании природного ландшафта и архитектурного ансамбля, истории и традициях самой усадьбы, ее роли в придворном и дипломатическом церемониале и т. д.
Коломенское, Покровское, Измайлово (с 80-х годов) в большей степени предназначались для тихого семейного отдыха. Для более активного отдыха предназначались Воробьево, Преображенское, Воскресенское, Семеновское. Хозяйственное значение имели Измайлово (при Алексее Михайловиче), Павловское и Пахрино.

@темы: история, СТ, конспект, early modern Russia, книги