Сегодня ровно два месяца прошло. Восемь недель.
Моя психика отлично справилась с этим - с ее первым подобным... не то чтобы потрясением - ситуацией. С первой подобной ситуацией. Такое, говорят, не забываешь никогда. Как, например, не забываешь своего первого умершего пациента, первую реанимацию, первый вызов, первое... THY, где и крики, и хаос, и ужас.
В одной книге, автор, знающий, о чем твердит, сказал, что ты не запоминаешь всех тех, кому помог, с тобой навсегда остаются те, кому помочь ты не смог. Люди и ситуации, они никогда от тебя не уйдут, сколько других ты ни спасай. Обнадеживающе - это немного иначе, да.

Но то, что было в сентябре... Оно прошло - не бесследно, но я с этим справилась, не без чужой помощи, но смогла переработать эту тему. Прочувствовала на собственной шкуре, что уход от темы, ее игнорирование - не лучший вариант, и уж точно не лекарь, но... Я чувствую, что готова как-нибудь отправиться на какую-нибудь конюшню, чтобы провести время с живыми!! лошадьми.

Вспоминаю, как случайно недосовершила в тот день недокаминг-аут. Не то чтобы хоть кто-то удивился - для Кристине и Тони, услышавших это, кажется, это было и так само собой разумеющееся. Мы сидели в машине, пережидая время, когда полиция закончит свое навороченное 3D-сканирование места, игрались с телефонами и болтали хотя бы о чем-то, чтобы только отвлечься. И тут появилась она - самая прекрасная полицейская, которую я только видела в своей жизни. С огненно-рыжими волосами, собранными в высокий конский... ну, шит хвост, в кожаной куртке, узких джинсах и высоких сапогах. В свете многочисленных ламп наших и полицейских, включенных с тогда еще медленным наступлением темноты, у нее на груди горела светоотражающими буквами надпись "полиция" под болтающимся на цепочке удостоверением. Учитывая, что она вся такая потрясающая и бадассная, буквально квинтэссенция крутости и неотразимости, была в цивильном, но отдавала приказы и выслушивала отчеты от работающих в форме, разрезая хаос места происшествия вдоль и поперек несколько раз за то время, что я за ней молча наблюдала из кабины, она была не меньше, чем из КриПо, а то и вовсе из МордКомиссион. Никогда не встречала ребят оттуда, да и как - если - когда - мы имеем дело с полицией, на места приезжают обыкновенные в форме, машине с мигалками и нежеланием работать в принципе. Когда приезжает кто-то такой, как Она, значит, дело плохо и мне не до этого. Но тогда... Это была такая потрясающая возможность отвлечь хотя бы Кристине от происходящего - Тони выглядела собранной, немного скучающей и полностью поглощенной своим телефоном, а вот Кристине... Ей трудно дались те часы, что она должна была стоять спереди, у самой лошади, готовая подхватить на себя не то успокоение бедного животного, не то успокоение людей, что пытались успокоить лошадь, но... Она не из тех, кто спокойно переносит кровь и чужие крики, и это абсолютно нормально - люди, даже среди нас, не должны быть непробиваемыми скалами в любой из ситуаций, у всех нас есть свои сильные и слабые стороны, и вот нахождение в подобных ситуациях - одна такая из тех, с чем тогда пришлось конфронтировать этой невероятно смелой и сильной девушке. И мне хотелось ей помочь, поддержать. Я... я убедилась, что она стояла достаточно за машиной, чтобы не видеть... определенного, происходящего на дороге, в тот самый момент, когда у меня не получилось отвернуться и я решила, что хочу видеть каждую секунду происходящего, даже если после этот звук, и эта картинка еще долго будет стоять у меня перед глазами, и от нее не получится избавиться ни на тренировке, ни после. А это...

Я сказала, что познакомилась бы с такой девушкой, будь мы обе не при исполнении и, ну, я на порядок смелее, а она, возможно, гейскей. Кто знает. Это был обычный треп - я была в восторге от одного ее вида, как и всех остальные наши ребята, и мне казалось, что нужно об этом громко сказать.

Часа через три после этого мы закончили нашу работу, дождавшись, когда же полиция даст на это добро, собрали вещи и получили отбой, а вместе с ним и разрешение отправиться домой. Дэннис сказал "поскакали", и это была его уже очень многая по счету лошадиная шутка. Было позже восьми, когда мы оказались на станции, смогли переодеться в цивильную одежду, и я еще несколько минут мыла руки. Следующие полчаса мы провели в общем круге, говоря и говоря про пережитое, ели вкусный яичный пирог с ромом и даже были освобождены от необходимости убираться на станции, т.к. это была последняя среда сентября, но, кажется, когда переживаешь что-то такое, получаешь добро от командира, а еще... ну, те, кто не был с нами там, убрались и без нашего присутствия. За что им огромное спасибо, ибо мы были немного убитые.

@темы: Я из тех, у кого есть тараканы со своими тараканами, О наболевшем, Жизненное, FFF