- Осторожнее, Магдалена, я не сдержусь! – это было то немногое, что успел выкрикнуть осмысленно фон Мюзель, окончательно проваливаясь в пучину экстаза.

– Не волнуйся, я позаботилась о себе, – эта реплика ещё чётко долетела до его сознания, затопленного наслаждением, она была похожа на донесение бортинженера о том, что корабль избежал серьёзных повреждений, а потом надолго стало очень тихо, только кровь океанским прибоем плескала в ушах и бурлила по всем жилам. – Отдыхай, я сейчас освобожу тебя, - и прежде, чем любовник смог пошевелиться, баронесса очень ловко сперва отцепила его тело от ремней, прижимавших к кровати, а затем взялась осторожно развязывать остальные путы.

Тот дождался, когда она закончит, озорным жестом стащил с глаз повязку и томно потянулся перед тем, как взметнуться на постели чтоб поймать красотку в объятия, а затем осторожно и яростно накрыть её шквалом жарких поцелуев. Та была слишком впечатлена столь искренней волной нежности, чтоб пожелать воспрепятствовать или вообще успеть хоть что-то ответить. С подобным поведением среди всего множества кавалеров, с которыми фон Вестфален имела дело, ей не приходилось сталкиваться.

- Ты лучше всех, Магдалена, - страстно шептал Райнхард. – Тебе могли это сказать и раньше, но я это точно знаю, не спрашивай, почему. Я могу сделать для тебя что-нибудь хорошее? - с этими словами он настойчиво заглянул ей в глаза, но она увидела в его очах только холодное спокойствие предзакатного неба.

Фон Вестфален внезапно оценила, что сейчас она является довольно хрупкой в руках молодого офицера рейха – а пронаблюдать работу его стальной мускулатуры у неё была возможность. От него веяло концентрированной мощью, как от водопада в горном ущелье в ясный день. Прежде ей не приходилось робеть в постели ни с одним мужчиной…

- Скажи мне, - осторожно произнесла она, взволнованно хлопая ресницами, - почему у тебя следы от хука справа на теле? Им около двух недель и явно остальные сошли уже. Ты ведь не подпускаешь к себе близко настолько настоящего противника?

Райнхард вовремя ощутил цепкие руки у себя на плечах и не стал прятать глаза, хотя и помедлил несколько мгновений.

- Бывает, что нервы сдают у всех, так что не стоит об этом, хорошо? Должно быть, я тоже бываю невыносим, что поделать.

- Это не твоя фраза, - жёстко произнесла баронесса, словно пилот, собирающийся взять грозовую тучу на таран. – Тебе её часто говорят, когда ты пытаешься быть собой, да?

- Не береди, - очаровательно улыбнулся молодой офицер. – Мне хорошо с тобой, поверь.

- Я знаю об этом не от тебя, - сейчас интонации леди были поистине царственными. – Так что можешь не продолжать его выгораживать.

- Так вот почему он не хотел тебя видеть, - Райнхард попытался рассмеяться, но не был уверен, что вышло удачно. – Что ж, твоё возмущение понятно, но другого человека у меня рядом нет и не предвидится, я должен как-то ладить с ним. И потом, кабы не Кирхайс, я бы уже раз так с десяток рухнул в Вальгаллу, и это нельзя сбрасывать со счетов.

- Сколько раз ты бы где бы и как – решать не тебе, это компетенция Господа, логично? – хотя голос баронессы снова стал бархатным, прежняя сила осталась в нём в полном объёме. – Какое отношение имеет к этому Кирхайс, который делает всё, чтоб рядом с тобой больше никого не предвиделось, однажды тебе тоже будет отлично видно, только пусть у тебя хватит разума принять это. Да, он страхует тебя по мере своего разумения – но для того, чтоб удерживать свои позиции. Это он без тебя пропадёт, а не ты без него.

- Что он тебе выболтал? – похолодел собеседник. – Похоже, ты сможешь и из камня выудить информаторий, раньше за Зигом такого не водилось.

- Он опознал одного подозрительного типа среди зрителей дуэли за виконтессу – тот так нервничал, что я решила запечатлеть его забавы ради. Так вот, этот кадр целил тебе в спину, когда ты отправился продолжить свой поединок с киллером. Зиг сломал ему руку, но упустил – позволь мне воздержаться от комментариев на этот раз, - ладони баронессы осторожно перебрались с плеч к волосам, чтобы осторожно заняться тихими ласками там. – Программа сняла маску с изображения, кроме того, у личного врача маркизы Бенемюнде как раз то время была сломана рука, это известно мне было ещё в ту зиму.

- Какого чёрта всё теперь известно, я же принял меры… - растерянно пробормотал молодой контр-адмирал рейха, уставившись в никуда остановившимся взглядом. – Так вот какой кофе Кирхайс поднялся варить в такую рань… опять упрашивал меня не рисковать. Ломать руку – ну что за неосторожность, он мог укол с ядом заработать сразу… Я бы просто колени расстрелял, хоть свидетель был бы.


- Он любит бить и заламывать руки, так? – без всяких эмоций поинтересовалась баронесса. – Потому это отражается на его манере вести дела.

- Ты это тоже знаешь не от меня, да? – блеснул стальной молнией в глазах будущий фон Лоэнграмм. – Сама или сведения от ещё кого?

- Я цела, - очаровательно улыбнулась Магдалена, просияв. – Ты же видел, повреждений нет.

- Уже хорошо, - по-прежнему сурово, но с заметным умиротворением произнёс молодой мужчина, и прижал свою даму к себе покрепче на несколько мгновений. – Так что тебе ещё известно о нашем деле с дуэлью?

- Аннерозе тогда не просила ни о чём кайзера, вопреки ожиданиям нас всех. И есть основания полагать, что именно врач Сюзанны причастен к утечке сведений о её планах касаемо попыток разделаться с тобой, - дама была явно не из тех, кто отводит глаза кокетства ради, и сейчас рубины в её роскошных серьгах блеснули в тихом свете альковных бра словно алые пятна свежей крови…

- Что мне со всем этим делать? – озадачился юноша. – Позволь, ты что, сама общалась с этим человеком?

- Верно. Он обычный скучный трус, коих полно среди жителей Одина. Так что однажды может постучаться просителем и к тебе. Иначе бы он не стал распространять слухи о том, что ты нравишься его хозяйке.

Некоторое время ушло у Райнхарда на обдумывание услышанного. Затем он неспешно вздохнул.

- Я кое-что вспомнил, - ровным тоном произнёс он. – Когда ты рассказывала о деле виконтессы, ты довольно сочно описала «мерзавца Херксхеймера». Этот тип пытался тобой овладеть?

Баронесса хотела что-то сказать, но у неё не получилось, и только задрожавшие губы и ресницы слишком хорошо выдали её истинные чувства.

- Давай не будем об этом, хорошо? – почти жалобно попросила она наконец. – Дело давнее, и я совсем не хочу бередить это всё.

- Или считаешь, что я снова ввяжусь куда не следует, так? – с холодной усмешкой поинтересовался Райнхард, а затем снова приветливо улыбнулся. – Не нужно меня бояться, тем более, что я так и не сделал ещё ничего для тебя, - одной рукой он неторопливо дотянулся до бухты алого капронового шнура, что валялся на постели в ногах у почивающих. - Почему у этих шибари цвет такой же, как ты носишь обычно в своей одежде?

- Ты уже сделал достаточно, согласившись на дуэль! – с заметной опаской выпалила Магдалена. – И ещё больше, когда принял вызов этого киллера, вместо того, чтоб просто сдать его властям как убийцу! – затем, овладев собой, она спокойно ответила. – Можешь считать, что это просто совпадение.

- Но дело не в этом, да? – приветливо улыбнулся собеседник. – Ты хочешь попробовать сама, но после стычек с разными самцами боишься доверять эту игру избраннику?

- Если б я тебе не доверяла, я бы не достала эту забаву, - с лёгкой грустью ответила леди.

- Тогда есть смысл тебя этим побаловать, верно? – прежде, чем перейти к делу, фон Мюзель наградил её долгим нежным поцелуем.


Во время правления регента Лоэнграмма Магдалена фон Вестфален уже была замужем за неким высокородным вельможей, имя которого сохранилось только в архивах рейха. Зато участь графа Херксхеймера оказалась весьма печальной. Всё его имущество было конфисковано в казну, а сам он был убит каким-то никому не известным бретёром, который случайно затеял с ним ссору прямо у ворот уже бывшего его дома. Впрочем, Райнхард отлично знал, что опознать будет некому, едва увидев его там.






@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, reinhard, ru_logh, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, Райнхард, литература, любовь, отношения, проза